Новости раздела

Что посмотреть в Ново-Татарской слободе Казани

Гид по историческому району с воспоминаниями старожилов

Что посмотреть в Ново-Татарской слободе Казани
Фото: Василий Иванов / kazanfirst.ru

В августе главный архитектор Казани Ильсияр Тухватуллина представила концепцию комплексной реновации промзоны речного порта, в очередной раз вернув интерес к этой исторической и депрессивной территории города. Не только для туристов, но и для жителей Казани Ново-Татарская слобода — место неизвестное. Застроенное наполовину промышленными объектами, наполовину — бюджетным жильем. Корреспондент «Реального времени» публикует свой маршрут по НТС, расцветив его воспоминаниями старожилов, — они были записаны на фестивале Jadidfest в декабре прошлого года, посвященном 250-летию слободы.

Речной порт

Ново-Татарская слобода возникла в 1749 году. Тогда стараниями миссионера-архиерея Луки Канашевича на болотистые земли у Волги были переселены 100 татарских дворов. Подробно об этом рассказывает историк Радик Салихов.

Мы же напомним, что Новая слобода была местом промышленным изначально — здесь работали заводы и фабрики по производству мыла, кожи, тканей, а также множество мелких мастерских, лавок, дворов. Словом, то, что сейчас здесь расцвело мелкое производство, совсем не случайно. После революции, в эпоху индустриализации, огромные пространства заняли цеха Меховой фабрики, Точмаша. Однако сохранились и исторические здания, а главное — память.

Для многих символами нынешней слободы являются транспортные узлы, построенные в советскую эпоху — автовокзал и речной порт. Последний, неработающий и неудачно отремонтированный, — памятник советской архитектуры, его соавтор — создатель проекта театра оперы и балеты Исмагил Гайнутдинов.

Для многих символами нынешней слободы являются транспортные узлы, построенные в советскую эпоху — автовокзал и речной порт. Фото pastvu.com

Автовокзал в некотором смысле служит воротами в слободе — отсюда начинаются две его главные улицы — Гафури и Меховщиков (старожилы продолжают называть их Большой Ямашевской). Ранее были сплошь застроены деревянными и полукаменными домами.

«Яңа Бистә для меня родная земля, — пишет Нажия Гадельшина 1937 года рождения. — Здесь я родилась в доме на улице Большая Ямашевская, №60, кв. 3. Это одноэтажный дом с полуподвальным помещением. На основном этаже жили хозяева: Муслимовы, Сабитовы и другие, а внизу две семьи квартирантов, в том числе мы. Наша семья была большая — дедушка, бабушка, мама, папа и мы — 4 детей, еще 2 тети — папины сестры. В 1937 году арестовали дедушку как кулака и в декабре 1937 года по приговору тройки НКВД его расстреляли. Он реабилитирован в 1989 году. Сейчас он числится в списке захороненных репрессированных на Архангельском кладбище. Мой отец погиб в 1942 году в боях за Сталинград. Умерли все мои сестры от голода и болезни, остались мы с мамой вдвоем. В 1945 году я пошла в 1 класс семилетней женской школы №35. Обучение в школе было на татарском языке. Потом сделали школу средней, и мы были первыми выпускниками школы (1945—1955 гг.).

Школа жила активной жизнью, участвовали во всех общественных мероприятиях, учителя нас любили и видно жалели, мы ведь были детьми войны. Раньше в домах не было условий — туалет на улице, вода на колонке, печное отопление, огородов не было. Родители были на работе, работали по 12—14 часов, а мы, дети, занимались хозяйством. Во время войны в нашем доме жила и семья из блокадного Ленинграда, бабушка, мама (Лида) с дочкой (Ритой). На нашей улице в основном жили татары. Даже в одном доме, где жили русские, все разговаривали по-татарски. Все жили дружно.

Работали в основном на меховой фабрике и на заводе. Культурным центром в нашей слободе был клуб имени Калинина, где мы старались не пропускать ни один фильм. Был у нас один промтоварный магазин, один продуктовый, аптека, книжный магазин, керосин продавали, потому что мы готовили еду на керогазах. После школы я начала работать на швейной фабрике и училась на вечернем отделении КФЭИ, вышла замуж. В 1968 году мы с двумя детьми переехали в изолированную квартиру в Советском районе. Наши дома в Ново-Татарской слободе (в 80-е годы) уже снесли, и сейчас остались у меня только теплые воспоминания о доме и о наших дорогих соседях».

До революции здесь работала контора общества «Мазут», торговали они нефтепродуктами, в советское время разместилась нефтебаза. Фото Димы Канеки / domofoto.ru / CC-BY-NC-ND

Дом «Мазута» (ул. Меховщиков, 2)

Вероятно, старейший гражданский дом в Ново-Татарской слободе построен ориентировочно в 1840 году, до революции здесь работала контора общества «Мазут», торговали они нефтепродуктами, в советское время разместилась нефтебаза. Дом находится в плачевном состоянии, хоть и внесен в список ценных градоформирующих объектов. Раньше здесь кончался город, начинались луга с речкой Ичкой, гусями и утками.

Мечеть Иске Таш (ул. Мазита Гафури, 34, к.1)

Самая древняя мечеть слободы сейчас ожидает масштабная реконструкция, достойная ее истории. Здесь служили представили династии Амирхановых (самым видным его деятелем стал противоречивый и грозный публицист, писатель Фатих Амирхан). В махаллю мечети входит 1200 мусульман, 1170 мусульманок, 157 домовладельцев. В местном медресе преподавал Гаяз Исхаки.

«Я, Хисматуллина Флюра Ахметовна, приехала в Новую слободу в 1971 году невесткой, жила на Меховщиков, 8. Тогда жизнь в слободе бурлила. По обе стороны улиц стояли дома со своими дворами и воротами. Здесь жили мастера своего дела. Например, на Гафури была кәләвәче Марзия апа, собиратель утиля (имени не помню). На Меховщиков — Исмагил абый, он делал шапки, были те, кто держал коров и птиц. У этой махалли был домуправ Абдулла абый. Он жил во дворе мечети «Иске Таш», а в мечети работала школа искусств, на первом этаже — склад райисполкома. Я помню, как свекровь меня отправляла на Курбан-байрам разносить мясо и бульон. По пятницам старики нарядно одевались и шли в мечеть «Марджани», а бабушки их ждали и пекли разные вкусности».

Самая древняя мечеть слободы сейчас ожидает масштабная реконструкция, достойная ее истории. Фото old-kzn.ru

Дом Якуба Козлова (ул. Меховщиков, 78)

Закрытый сайдингом и по большей части скрытый от глаз дом прочно вошел в топонимику слободы. После революции здесь располагалась 40-я школа, потом автошкола, ну а до этого жил промышленник Козлов, меценат, на чьи деньги, в частности, жила Алая мечеть. К слову, известно, что на этой же улице во время Первой мировой жили польские татары с дивными фамилиями — Резвановичи, Хасановичи, Богдановичи.

«Мы жили в доме №74 по улице Ямашева, в последствии ее переименовали в Меховщиков, а еще ранее она называлась Большая Симбирская и Ямашевская, — пишет Халида Багаутдинова (в девичестве Апаканова). — Рядом, в соседнем доме 72, жили Исмагил-доктор и его семья. Дом был двухэтажный, внизу кирпичный, наверху деревянный, во дворе были деревянные небольшие постройки в виде сараев, был небольшой сад за деревянным забором. Жену Исмагил-доктора звали Гамбар апа, она была сестрой милосердия (это я вычитала из интернета). Гамбар апа (по-видимому, сокращенное имя) была очень приятной, милой и доброй женщиной — это, мне помнится, рассказывала еще моя бабушка. Сам Исмагил-доктор вначале был ветеринаром, затем стал врачом-терапевтом. Он был знатным врачом, к нему приходили на прием также многие знатные люди (и писатели, и сам Салих Сайдашев). Он принимал всех, кто обращался, при этом не брал ни копейки. Однажды один писатель даже завещал, чтобы после смерти заключение дал сам доктор.

Закрытый сайдингом и по большей части скрытый от глаз дом прочно вошел в топонимику слободы

Насколько я знаю, по рассказам моей бабушки Апакановой Саядат и тети Сании апа, у Исмагила-доктора и Гамбар апа было две дочери: старшая, Радифа апа, всю свою жизнь проработала врачом.

Я еще застала, она работала до пенсии в поликлинике завода «Точмаш». Вторая дочь — Зульфия апа — филолог, работала в педагогическом институте и институте культуры, была женщиной очень приятной внешности до глубокой старости, очень ухоженной. В совершенстве знала родной язык. Настолько интересно было ее слушать… Мне посчастливилось однажды с ней пообщаться. Она умерла сравнительно недавно.

По-моему (но это не точно) был еще и младший брат, который был на войне и пропал без вести, и она (Зульфия апа) в последствии отыскала его могилу (за рубежом). Зульфия апа по мужу Гизатуллина, муж ее — Булат Гизатуллин, бывший министр культуры Татарской АССР. Похоронена она рядом с мужем. А могилы Исмагила-доктора и Гамбар апа находится на кладбище, на Ново-Татарском, недалеко от могилы Габдуллы Тукая, аллея номер 4, могила всегда бывает ухожена.

В свою очередь, у Зульфия апа две дочери: одна в Казани, заведует отделением одной из больниц, училась когда-то в 40-й школе, вторая дочь проживает в Питере.

Слобода в 1930-е годы

А теперь про 40-ю школу. В момент, когда мы пошли учиться, эта была начальная школа №40, а ранее была семилетка. Когда мы учились, директором школы была Розалия Бареевна Александрова (уже много лет на заслуженном отдыхе), ей под 90 лет. В школе работал дружный коллектив учителей, почти не было текучки кадров. Каждый год, в конце учебного года, вся школа выезжала на экскурсию на теплоходе по Волге. Тогда было очень интересно. Само здание школы было небольшое, 2-этажное, деревянный туалет был во дворе. Впоследствии дом признали аварийным и запретили там учиться. Тогда говорили, что здание может разрушиться в любое время. Кстати, стоит до сих пор. После того как закрыли школу, там какое-то время была школа ДОСААФ, обучали и подготавливали ребят, в основном из деревень, к армейской службе. Какое-то время там тренер занимался с подростками картингом и т.д . В данный момент что там — не знаю.

Мне неизвестно, какого года эта постройка, но знаю, что в конце 19-го и начале 20-го века это здание принадлежало некому Якубу Козлову. В Ново-Татарской слободе (Яңа Бистә) его называли Кәҗә Якуп. По ранним воспоминаниям, он кожевенных дел мастер. Содержал он некоторое количество рабочих. В частности, на него работала одна наша соседка, Камария апа Садыкова, их дом находился между нашим домом (№74) и домом Якуба Козлова. В 1965 году дом этот снесли, поскольку он был ветхим. Им дали квартиру по улице Татарстан, 68».

Мечеть Урта Таш (ул. Кызыл Татарстан, 20)

Она же 11-я, она же «Ак мәчет», однако, как настаивают краеведы, называлась эта мечеть именно «Урта Таш», и это сейчас единственная недействующая историческая мечеть Казани. Здесь после революции располагался военный госпиталь, фабрично-заводское училище мехобъединения, а также 35-я татарская школа — удивительно, но некоторые люди, учившиеся там, не подозревают, что раньше это был молельный дом. Кроме того, на улице Эш Урам работало ее «Сеитовское» медресе.

Это сейчас единственная недействующая историческая мечеть Казани. Фото tatar-inform.ru

Улица Дулат-Али

Она же Куль урам, часть улицы рядом с железнодорожной линией, сохранивших слободской уклад за счет деревянных строений и общего настроения застывшей жизни. Отсюда видна Плетеневская слобода с Азимовской мечетью и бывшей пятой больницей на улице Шарифа Камала, по поводу которой у жителей есть свое мнение.

«По рассказам старых людей, которых давно уже нет на этом свете, на ее месте находилось кладбище, и говорят, что поэтому место было беспокойным, больные часто чувствовали какую-то тревожность по ночам, бредили и так далее, — говорит Халида Багаутдинова. — Больница находилась за железной дорогой. Дорогу постоянно заграждали длинные составы товарных поездов. Переход был через бетонный мост, который был снесен в начале нулевых или конце 90-х годов»

Медресе «Амирхания» (ул. Зайцева, 4)

«Бывшая улица Урал, также — одна из Поперечно-Симбирских улиц. Здесь располагалось женская часть медресе «Амирхания», — рассказывает историк Айрат Файзрахманов. — В советское время здесь работала школа для девушек, потом различные учреждения, а потом — одно из управляющих компаний. Здание находится в разрушенном виде и не является памятником архитектуры».

В советское время здесь работала школа для девушек, потом различные учреждения, а потом — одно из управляющих компаний

Алая мечеть (ул. М. Гафури, 67)

Изначально Низенькая Бухарская мечеть была построена в 1808 году одним из самых богатых купцов Казани Мусой Апанаевым. Служил здесь, в частности, младший брат основателя медресе «Мухаммадия» Галимджана Баруди — Салихзян Галеев. А медресе строил все тот же Козлов. Раньше, до «Точмаш», отсюда шла дорога на кладбище — именно тут несли в 1913-м тело Тукая. Сейчас проход закрыт. При этом территория, вписанная в прямоугольник между Алой и Белой мечетями, уже сейчас выглядит как индустриальный памятник — активностей в ней мало. В среде краеведов и архитекторов зреет идея превратить ее в арт-кластер, благо район находится как раз там, куда ведут улицы Фаткуллина и Ахтямова, которые могли бы соединить озеро Кабан и Волгу в единый маршрут.

«Во дворе дома Якуба Козлова с одной стороны находились хозяйственные постройки, где впоследствии жили трудящиеся, с другой стороны дома находился плодоносящий сад, — говорит Халида Багаутдинова. — Этот сад был ликвидирован в конце 60-х годов, и место стало принадлежать мехобъединению. Там рядом построили цех по переработке мехового сырья. Также были снесены некоторые рядом находившиеся жилые старые квартиры. Район превратился в чисто промышленный. В начале 80-х дома, в том числе и наш, входили в санитарно-защитную зону, где запрещалось проживать. После чего Казанское производственное меховое объединение выделило нам квартиры в экологически чистом районе Казани».

Изначально Низенькая Бухарская мечеть была построена в 1808 году одним из самых богатых купцов Казани Мусой Апанаевым
Радиф Кашапов
ОбществоИсторияКультура Татарстан Тухватуллина Ильсияр Мисхатовна

Новости партнеров

комментарии 7

комментарии

  • Анонимно 07 сен
    А когда ул. Фаткуллина до Кабана пробьют?
    Ответить
  • Анонимно 07 сен
    Эти статьи в школе надо читать детям
    Ответить
    Анонимно 07 сен
    В казани да, а в других районах надо уроки про свой район
    Ответить
  • Анонимно 07 сен
    Очень интересные воспоминания о повседневной жизни в Старо-Татарской слободе в "советское" время.
    Спасибо.
    Ответить
    Анонимно 07 сен
    Погуглите "Нурания апа Биктимирова: «Старо-Татарская слобода - жемчужина Казани, а озеро Кабан его зеркало» - это воспоминания старожила СТС, ныне покойной уже.
    Ответить
  • Анонимно 07 сен
    Речной порт такой древний оказывается
    Ответить
  • Анонимно 07 сен
    Нашу семью(папу,маму,брата и меня,8 лет) переселили с ул.Нариманова в Ново-Татарскую слободу,ул.Мазита Гафури,д.59.Там мы прожили до 1963 г.,пока не пересилили на ул.Красная Позиция.Жизнь наул.М.Гафури запомнилась постоянным запахом сырья меха из мехкомбината и постоянно сыпящейся из трубы мехкомбината черной сажи(зато на клочке земли во дворе прекрасно росли смородина и помидоры).Перед окнами ежедневно шла траурная процессия с оркестром в сторону Ново-Татарского кладбища,тогда дорога мимо военного завода была открыта.В 5-й гор. больнице,через ж.д. работали очень хорошие врачи:известный ЛОР-врач Яхонтов Г.(СДЕЛАЛ МНЕ 2-х стороннюю гайморотомию),там же без осложнений сделали мне аппендзктомию.Люди тогда были очень хорошие.
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии