Новости раздела

Как семейная ссора привела уже к четырем банкротствам, появлению второго «МЭЛТа» и «гибели» первого

Как семейная ссора привела уже к четырем банкротствам, появлению второго «МЭЛТа» и «гибели» первого
Фото: Irecommend.ru

В отношении гендиректора некогда успешного компьютерного ретейлера «МЭЛТа» Евгения Самарского введена реструктуризация долгов. Процедура банкротства инициирована по требованию одного из совладельцев компании Альмира Ханеева. Как выяснила газета «Реальное время», за последний год семейные ссоры и конлифкты внутри расколовшегося «МЭЛТа» привели уже к трем банкротствам: Альмир Ханеев обанкротил экс-супругу, «МЭЛТ» обанкротил самого Альмира Ханеева и оказался банкротом сам.

Гендиректора «МЭЛТа» признали банкротом — по иску совладельца компании Альмира Ханеева

4 сентября гендиректора когда-то известной компании «МЭЛТ» Евгения Самарского фактически признали банкротом. Арбитражный суд РТ посчитал обоснованными претензии ООО «МЭЛТ» в лице бывшего партнера Самарского Альмира Ханеева в размере 12,8 млн рублей, включив последнюю сумму в третью очередь реестра требований кредиторов Евгения Анатольевича Самарского. Уже 9 сентября 2020 года Самарский был внесен в Единый федеральный реестр сведений о банкротстве. В отношении должника судом была введена процедура реструктуризации под руководством арбитражного управляющего Адели Хабиби за вознаграждение в 25 тыс. рублей. Формальным образом, то есть по суду и юридически, Самарского могут признать банкротом 3 марта 2021 года после соответствующего рассмотрения дела, на эту дату назначено судебное заседание. Адель Хабиби не успела оперативно ответить на запрос газеты «Реальное время».

Истец ООО «МЭЛТ» (ИНН 1655014581), который банкротит Самарского, — сам банкротится с начала 2020 года и считается недействующим предприятием. При этом существует другой ООО «МЭЛТ», зарегистрированный по том адресу на Бутлерова, 23 в Казани. Оба «МЭЛТа» возглавляет Самарский, и обоими владеют на паритетных началах Альмир Ханеев и Руслан Баязитов, пути которых давно разошлись.

За последний год были введены процедуры реструктуризации долгов (процедуры банкротства) также в отношении экс-супруги Альмира Ханеева и самого Альмира Ханеева. Но чтобы понять, как и зачем «МЭЛТ» размножился путем почкования и в чем причины этой лавины банкротств, придется вспомнить целый нарыв проблем и конфликтов соучредителей одного из старейших компьютерных брендов РТ, который вскрылся в 2016 году, когда «МЭЛТ» отказался от розничных магазинов (на их место пришла сеть «Теххаус»), решив работать только на корпоративных клиентов.

4 сентября гендиректора когда-то известной компании «МЭЛТ» Евгения Самарского фактически признали банкротом. Арбитражный суд РТ посчитал обоснованными претензии ООО «МЭЛТ» в лице бывшего партнера Самарского Альмира Ханеева. Фото Максима Платонова

Как сначала поссорились супруги Ханеевы из-за доли в «МЭЛТе»

Спусковым крючком стала публичная и судебная ссора экс-супругов Альмира и Элины Ханеевых в 2013—2015 годах. Ханеев требовал признать брак с Элиной Ханеевой (Служаевой), с которой развелся еще в 2012 году, недействительным с самого начала, и даже добился успеха в первой инстанции. Сделать он это решил после того, как Элина подала иск о разделе имущества в 2013 году, отсудив у экс-супруга недвижимое имущество на 52 млн рублей, а также 22,9% доли в уставном капитале ООО «МЭЛТ» и по ¼ доли в уставном капитале ООО «МЭЛТ-интернет», ООО «МЭЛТ-Поволжье», ООО «Сальвадор» и ООО «МЭЛТ-Закамье».

Правда войти в состав ООО ей не удалось. Альмир Ханеев доказывал в суде, что Элина вышла замуж за совладельца компьютерной фирмы в 2001 году, «позабыв» расторгнуть предыдущий брак с Юрием Павловым, заключенный еще в 1992 году. Суд пошел ему навстречу, что позволило Альмиру Ханееву оспорить права экс-супруги на 22,9%, и с 2016 года уставный капитал «МЭЛТа» был вновь поделен с Баязитовым поровну (50% на 50%). По первому уставу, впрочем, большая часть доли УК, 70%, принадлежала Баязитову, 30% — была у Ханеева. Лишь в декабре 2001 года Ханеев с Баязитовым стали паритетными партнерами — поругавшись между собой лишь через полтора десятилетия.

Когда финансовые дела у компании пошли под откос

Сама компания — оригинальный «МЭЛТ» с ИНН 1655014581, который ныне в предбанкротном состоянии, — долгие годы была финансово успешна. Оборот компании достигал рекордных 1 млрд рублей в 2011-м и в 2012-м годах, и даже после обрушения выручки в 2013 году до 318,2 млн рублей компания смогла увеличить свой оборот до 808 млн рублей. По данным газеты «Реальное время», «МЭЛТ» занимал лидирующие позиции в рейтинге регионального госзаказа, набрав в последний свой удачный год — 2014-й — заказов на 19 млн рублей. Основными заказчиками тогда еще единого и неделимого «МЭЛТа», закупившими у фирмы компьютерную технику, были ОАО «Сетевая компания» и ОАО «Генерирующая компания», а также «Татинвестгражданпроект» и «Казэнерго».

Но затем ее дела пошли под откос, и к 2017 году выручка упала до 58,2 млн рублей, а в 2018 году компания фактически перестала работать, показав оборот в 9 тыс. рублей. Тревожный звонок прозвучал в 2016 году, когда долгие годы прибыльный «МЭЛТ» (рекордная прибыль была в 2014 году — 31,8 млн) показал убыток в 41,8 млн рублей, из минуса более предприятие не выбиралось. Причем не сказать, чтобы дело было в большой кредиторской задолженности. Как раз в годы расцвета, по-видимому, для обеспечения высоких оборотов, компания забиралась в кредиты до 200 млн рублей. К началу же 2020 года на ней висел долг лишь в 36,5 млн.

Компания «МЭЛТ» долгие годы была финансово успешна. Фото crn.ru

Как появление второго «МЭЛТа» ударило по бизнесу первого

Что интересно, еще 54,2 млн рублей кредитных долгов лежит на другой компании «МЭЛТ» с ИНН 1655297298. Фирма эта действующая, правда, показавшая в прошлом году нулевые финансовые результаты. Основано «второе» ООО «МЭЛТ» было в июле 2014 года. Впоследствии Элина Ханеева уверяла, что таким образом ее бывший супруг «решил подстраховаться на случай неблагоприятного исхода дела»: «клонировал» оригинальное ООО «МЭЛТ» (с ИНН 1655014581) с тем же размером уставного капитала (100 тыс. рублей) и тем же гендиректором Евгением Самарским якобы для «неких маневров с активами старого».

Любопытно, но оборот «второго» «МЭЛТа» в 2015 году составил 428,5 млн рублей — для сравнения у «оригинального» «МЭЛТа» как раз тогда резко снизилась выручка: с 808 млн рублей в 2014 году до 398,2 млн рублей в 2015 году. Это и стало поворотным моментом: обороты двух компаний снижались затем ежегодно, упав одновременно до нуля в 2019 году.

На одного Альмира Ханеева зарегистрировано также ООО «МЭЛТ-Шупашкар», чебоксарская компания, которую ныне возглавляет та самая новая супруга Анна Ханеева (ранее носившая фамилию Давлетшина, она же бывший адвокат на бракоразводном процессе с Элиной Ханеевой). Но и эта компания после убытка в 3 млн рублей с 2017 года перестала вести какую-либо операционную или финансовую деятельность. Отметим тут, что к тому моменту компания накопила долгов на миллион рублей, в отношении нее было возбуждено исполнительное производство, а с мая 2018 года директорский пост в ней покинул все тот же Евгений Самарский. После чего руководство перешло к нынешней супруге Альмира Ханеева Анне Ханеевой. Руслан Баязитов, к слову, очень вовремя вышел из состава учредителей «Шупашкара» — еще в конце 2016-го — начале 2017 года.

После того как директорский пост в ООО «МЭЛТ-Шупашкар» покинул Евгений Самарский, руководство перешло к нынешней супруге Альмира Ханеева Анне Ханеевой. Фото facebook.com

Несмотря на публичные конфликты с участием ОМОН Баязитов с Ханеевым по-прежнему совладельцы

Сам конфликт соучредителей Баязитова и Ханеева вышел на публичный уровень (или скорее обострился) в начале 2016 года, когда Евгений Самарский, назначенный гендиректором с подачи Руслана Баязитова, отказался подчиняться Альмиру Ханееву (по словам последнего), и отчитываться о движении финансовых средств компании. Ханеев обвинил Баязитова в попытке «преднамеренного банкротства», а атаку сотрудников ОМОНа на офис «МЭЛТа» — «рейдерским захватом». Тогда Баязитов, собственник здания, где юридически находились обе компании с названием «МЭЛТ» — перестал пускать в офисы Ханеева. Его новая супруга считала ребрендинг магазинов «МЭЛТ» на «Теххаус» выводом средств Ханеева из компании.

По словам Ханеева, Самарский «за его спиной» заключил соглашение с его бывшей супругой Элиной и выплатил ей из чистой прибыли МЭЛТа в ноябре 2015 года 150 тысяч рублей, которые он собирался вернуть по суду обратно. Здесь по сути начинается точка отсчета конфликта уже между Ханеевым и Самарским, который привел к банкротству последнего. Баязитов же свой конфликт с Ханеевым подтвердил тогда публично, заявив, что «если бы мы могли разделиться, давно бы разделились». Но что интересно, и сейчас у обеих компаний с названием «МЭЛТ» юридически два соучредителя: Баязитов и Ханеев.

Новая супруга Ханеева считала ребрендинг магазинов «МЭЛТ» на «Теххаус» выводом средств Ханеева из компании. Фото it-th.ru

Однако сам компьютерный бизнес, похоже, «ушел» от Ханеева

Ряд наблюдателей тогда предположили, что Баязитов в итоге постепенно переводил компьютерный бизнес на другую свою компанию с похожими интересами. Действительно, сейчас, помимо вышеперечисленных «обреченных», у него есть еще четыре компании. Одна — почти одноименная, ООО «МЭЛТ-Интернет» (в 2016 году Ханеев вышел из уставного капитала), у которой пока дела, впрочем, идут не сказать, чтобы удачно. Оборот компании упал с 2015 года в два раза: в 2017—2018 годах он превышал 30 млн рублей, в 2019 году выручка составила 27,2 млн рублей. Но уже второй год подряд предприятие показывает убытки (минус 1,7 млн рублей в 2019-м).

Более успешно ООО «Энергозащита» с оборотом в 400 млн рублей на 2019 год и чистой прибылью в 26,7 млн рублей (но и долгов на нем висит под 200 млн рублей). Именно «Энергозащита» могла перехватить денежные потоки «МЭЛТа», тем более она была учреждена лишь осенью 2013 года. Характерно, что большая часть контрактов «Энергозащите» в 2015—2016 годы доставались от тех же ОАО «Генерирующая компания» и ОАО «Сетевая компания», которые еще годом ранее закупались у «оригинального» «МЭЛТа». Кроме того, прибыльна еще одна баязитовская компания ООО «ЭлКей» — при обороте в 34 млн рублей компания вышла в плюс в прошлом году на 2,3 млн. Четвертая его компания, ООО «Сальвадор», не так удачно ведет свою деятельность, показав в 2018 году убыток в 1,1 млн рублей и прибыль в 107 тыс. рублей в прошлом году.

За что гендиректора «МЭЛТа» атаковал в 2017 году Следком

Евгений Самарский, пару лет побыв на этом фоне кем-то вроде заложника чужих войн и ссор, стал самостоятельным лицом конфликта в 2017 году, когда Следком РТ заподозрил его в неуплате налогов на 18 млн рублей. При этом общий размер недоимки компьютерной империи с учетом пеней составил свыше 40 млн рублей. Следователи тогда говорили, что в сговоре с главбухом компании нынешний и прошлый руководители компании на протяжении трех лет вносили искаженные сведения в налоговые декларации. А именно: с июля 2012 года (года развода Ханеева со своей первой женой) по декабрь 2014 года (года основания «второго» «МЭЛТа») руководитель «МЭЛТа» «по предварительному сговору с главным бухгалтером Гульнарой Купчихиной путем внесения заведомо недостоверных сведений в налоговые декларации» уклонился от уплаты налога на добавленную стоимость (НДС) в 18,2 млн рублей и налога на прибыль организаций в 65 тыс. рублей».

Впрочем, общая сумма подлежащих уплате налогов за три финансовых года составила 51,4 млн рублей. По мнению Следкома, виноват был в этом и прежний гендиректор, скончавшийся в 2012 году Михаил Елистратов. Справедливости ради, Самарский с Купчихиной вроде бы тогда же решили погасить всю недоимку компании, причем выплаты на 20 млн рублей начали еще до возбуждения уголовного дела, как выяснила газета «Реальное время». При этом силовики уверяли, что история с налоговой недоимкой напрямую с «маски-шоу» 2016 года и бракоразводным процессом Ханеевых не связана.

Евгений Самарский, пару лет побыв на этом фоне кем-то вроде заложника чужих войн и ссор, стал самостоятельным лицом конфликта в 2017 году. Фото crn.ru

Как семейная ссора сначала привела к банкротству супругу

В марте того же 2017 года уже в бракоразводном конфликте Ханеевых случился свой неожиданный «поворот винта», когда Элина Ханеева подала заявление в Верхнеуслонское МРСО СУ СКР, по которому было возбуждено уголовное дело о подделке документов и о даче заведомо ложных показаний в суде относительно обстоятельств заключения брака между Павловым и Служаевой. В рамках дела была проведена почерковедческая экспертиза, показавшая, что подпись «невесты» Служаевой при регистрации ее брака с Петровым была подделана.

В результате фигурантами нового дела стали бывшая секретарь совета местного самоуправления Нина Выборнова, Галина Петрова, фигурировавшая в качестве свидетельницы в документах о заключении брака, и Юрий Павлов, дело которого вскоре было выделено в отдельное производство. Год спустя, правда, уголовное преследование в отношении Выборновой и Петровой было прекращено, так как следствие пришло к выводу, что ложные показания на суде, в результате которых Элина Ханеева лишилась статуса законной жены Альмира Ханеева, Выборнова и Петрова дали «в целях своей защиты от возможного уголовного преследования за внесение в 1992 году ложных сведений в официальные документы», то есть «фактически воспользовались своим правом не свидетельствовать против самих себя», которое дает гражданам статья 51 Конституции РФ. А уголовное дело о подделке документов было прекращено по нереабилитирующим основаниям — в связи с истечением срока давности.

Однако к лету 2018 года Альмиру Ханееву судебные пристав уже наложили запрет на выезд — из-за того, что тот не платил алименты сыновьям Элины ни добровольно, как она сообщала тогда «Реальному времени», ни по исполнительным листам: «Он вообще сложный человек и со всеми судится. С бывшим партнером по бизнесу делит компании «МЭЛТ», — заявляла она именно так — во множественном числе. Осенью того же года Альмир Ханеев потребовал через суд признать экс-супругу банкротом — из-за суммы в 5 млн рублей. В январе Арбитражный суд РТ удовлетворил его требование, признав Элины Ханееву несостоятельной, и возбудив производство по делу о банкротстве, то есть процедуру реструктуризации долгов, включив сумму в 5 млн рублей в состав третьей очереди реестра требований кредиторов Элины Ханеевой. 2 сентября 2020 года суд продлил срок реализации ее имущества еще на 5 месяцев.

К лету 2018 года Альмиру Ханееву судебные пристав наложили запрет на выезд из-за того, что тот не платил алименты. Фото facebook.com

Банкротство самого Альмира Ханеева

Всего через 5 месяцев, 20 мая 2019 года, в атаку на своего соучредителя Ханеева пошел первый «МЭЛТ», обвинив его в незаконном обогащении на 7,5 млн рублей за пользование чужими средствами по договору займа от 12.02.2014, потребовав признать его банкротом. Что и было сделано Арбитражным судом РТ в августе 2019 года. Сумма в 7,5 млн рублей была включена в третью очередь реестра требований кредиторов Ханеева, а в отношении его самого запущена процедура реструктуризации.

Вишенкой на торте стало заявление Элины Ханеевой о включении ее в октябре 2019 года в реестр требований кредиторов экс-супруга Альмира Ханеева на издевательскую сумму в 10 тысяч рублей. Его экс-партнер Руслан Баязитов также попросил суд включить его в реестр требований кредиторов Альмира Ханеева в декабре 2019 года. Прямо сейчас, впрочем, стороны оспаривают друг у друга, кто чей банкрот, и в отношении каких именно лиц суду следует принять обеспечительные меры. Так, по заявлению Анны Ханеевой, нынешней супруги экс-владельца «МЭЛТа», обеспечительные меры в отношении Альмира Ханеева отменены, но «МЭЛТ» пытается в судах опротестовать эту отмену. В настоящее время, по сообщению финансового управляющего Альмира Ханеева Владимира Белова, от должника поступил проект плана реструктуризации долгов.

Сергей Афанасьев
БизнесРозничная торговля Татарстан

Новости партнеров

комментарии 8

комментарии

  • Анонимно 16 сен
    Я в МЭЛТе первые 2 компьютера собрал. Хорошая была компания, расстроился когда она закрылась
    Ответить
    Анонимно 16 сен
    Самый дорогой магазин так то
    Ответить
    Анонимно 16 сен
    ничто не вечно
    Ответить
  • Анонимно 16 сен
    Сложная судьба компании и всех кто с ней связан
    Ответить
    Анонимно 16 сен
    Это точно
    Ответить
  • Анонимно 16 сен
    Нельзя работать в бизнесе в семейном кругу
    Ответить
    Анонимно 16 сен
    И с друзьями тоже. Иначе ни бизнеса ни дружбы
    Ответить
    Анонимно 16 сен
    это неизбежный конец любого семейного бизнеса. У нас рядом с домом парковка была, огромная, два брата держали. Так ее через пять лет разделили пополам, стало две парковки)))
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии