Новости раздела

«Мне показалось, что меня в космос отбирают, а не в пожарную охрану»

Пожарный Рустам Ибатуллин — о профессиональных суевериях, преодолении страха, одевании за 20 секунд и 25-килограммовой экипировке

«Мне показалось, что меня в космос отбирают, а не в пожарную охрану»
Фото: предоставлено Рустамом Ибатуллиным

18 июля отмечается День создания органов государственного пожарного надзора в России. «Реальное время» решило поговорить с пожарным-спасателем из небольшого города в Татарстане. В интервью нашему изданию Рустам Ибатуллин рассказал про суеверия и дал советы, как уберечь себя от огня в частном доме и на даче, а еще — что делать, если вы проснулись в дыму.

«Когда выпьем, то всякие песни героические про пожарных поем»

Нашему герою 25 лет. Он работает пожарным с 20 лет, придя из армии. В свободное от работы время Рустам осваивает кузнечное дело.

— Вы как-то празднуете 18 июля — День создания органов государственного пожарного надзора в России?

— Наш профессиональный праздник отмечается 30 апреля — День пожарной охраны России. А день создания органов пожнадзора мы не особо празднуем. Вот 30 апреля каждый год мы отмечаем.

— А как? Кто-то в фонтанах купается, кто-то в баню ходит…

— Мы собираемся караулом и тихо-мирно отмечаем. Песни поем под гитару.

— Как вы пришли в профессию? Раньше ее было принято романтизировать…

— Вам героично рассказать или как есть?

— Как есть.

— На самом деле, я работаю в небольшом городке. И работы тут не так много. После армии с хорошим здоровьем идти в пожарную охрану — один из очень неплохих вариантов. Работа есть — и слава богу. После прихода из армии я сразу решил идти работать в пожарную охрану. После того, как я подал документы, меня отправили в учебный центр на 3 месяца.

После армии с хорошим здоровьем идти в пожарную охрану — один из очень неплохих вариантов. Работа есть — и слава богу

— Как семья отреагировала на ваш выбор профессии?

— Родители сказали: будь аккуратнее. В любом случае, это работа, на которой работают люди, которую нужно делать хорошо — не что-то сверхъестественное. Это работа, которую нужно делать хорошо.

— То есть вы не относитесь к своей работе как к геройству?

— Нет, конечно. Даже если и бывают такие ощущения, у нас в структуре не принято хвалиться. Мы просто приезжаем на объект, и руководитель по тушению пожара ставит перед нами задачи. То есть мы приезжаем на пожар своим звеном из 4-5 человек и просто как можно лучше выполняем поставленную задачу.

— Никакой романтизации образа пожарного у вас в среде нет?

— В карауле об этом говорить не принято — у нас все простые ребята. Но когда мы где-то отдыхаем и выпьем, то всякие песни героические про пожарных поем. Все бывает, все живые люди.

На одевание — 20 секунд

— Как проходит рядовой день пожарного? Вы уже говорили, что работаете сутки через трое. Опишите, как проходит ваш день, когда вы сутки — с 8 до 8 утра — на дежурстве.

— У нас военизированная структура. И рядовой день проходит строго по расписанию, если нет вызова на пожар. Занятия — как теоретические, так и практические, перерыв на обед, отработка планов и карточек. Есть план или карточка тушения пожара на подрайон выезда, в зависимости от масштаба объекта. Мы должны, приехав на объект (обычно это крупный промышленный объект), на местности знать планировку, где находятся ближайшие гидранты, водоемы, пути подъезда. По этому объекту мы должны знать все.

Когда подписываем контракт, в нем есть пункт о том, что мы обязуемся постоянно работать над повышением личной квалификации. И начальник караула, и помощники, и командиры относятся к этому очень ответственно, так что мы постоянно занимаемся и физической подготовкой, и теорией — мы в части даже пишем конспекты. Не как многие думают — приехали и легли. Такое бывает очень редко. Может быть, такое и встречается где-то в дальних деревнях, но не у нас.

— А если поступает вызов?

— Мы собираемся и выезжаем на пожар.

— С какой скоростью вы должны это сделать?

— На то, чтобы одеться и выехать, нам дается не больше минуты после тревоги. По нормативу мы должны одеться за 20 секунд.

Когда подписываем контракт, в нем есть пункт о том, что мы обязуемся постоянно работать над повышением личной квалификации. И начальник караула, и помощники, и командиры относятся к этому очень ответственно, так что мы постоянно занимаемся и физической подготовкой, и теорией

— А если вы на суточной смене с 8 утра до 8 утра, у вас есть возможность поспать?

— Да, согласно распорядку дня, у нас есть часы сна. Пожарный может позволить себе часов пять.

— В карты режетесь?

— Да, конечно. Но в основном — в нарды, шахматы. Но мы же не на деньги играем, а просто время скоротать. Время летит махом за этим делом.

«Если нас дергают — значит, что-то конкретное»

— Сколько примерно вызовов у вас бывает в месяц?

— У нас есть определенная специфика в работе. Мы не ездим в город, если там произошел пожар, с которым может справиться городская часть. У нас есть большой объект, который мы охраняем, и подрайон выезда. То есть у нас не так много вызовов. Но если нас дергают — значит, произошло что-то конкретное.

— В последнее время в Казани было много серьезных пожаров, когда горели нефтебаза, газораспределительная станция. У вас были вызовы, когда все настолько висело на волоске?

— Слава богу, на моей практике не было. Мы ездили на крупные пожары. Но в основном это были расселенные дома. Весь прошлогодний июнь мы чуть ли не каждый день ездили по таким двухэтажкам.

— Бывают ли курьезы в вашей работе?

— Да веселое сплошь и рядом — мы же работаем в мужском коллективе. Наша работа состоит в том, что мы находимся в части, работаем по распорядку дня. Но каждый испытывает ощущение постоянной готовности, постоянного ожидания. Где бы ты ни был, все время думаешь, как отступить отсюда и бежать туда (на пожар). Это морально постоянно давит. Поэтому мы бодро шутим, чтобы поднять друг другу настроение, подкалываем друг друга.

— А на обычной жизни это состояние вечной готовности тоже отражается? Или вы, приходя со смены, «переключаете кочан»?

— Это отражается на восприятии окружающего мира. Раньше, до работы пожарным, я никогда не обращал внимание, что костром где-то пахнет. А теперь идешь и вдруг чуешь — дым. Сразу начинаешь изучать, что горит, смотришь по сторонам, оцениваешь ситуацию.

Наша работа состоит в том, что мы находимся в части, работаем по распорядку дня. Но каждый испытывает ощущение постоянной готовности, постоянного ожидания. Где бы ты ни был, все время думаешь, как отступить отсюда и бежать туда

«Если деревянный бревенчатый дом схватится, то потушить его возможности не представляется»

— Почему так происходит, что некоторые пожары успешно тушат, а некоторые не успевают потушить? Дело в технике или чем-то другом?

— Проблема может заключаться в недостаточности сил и средств. Либо если безводный район и приходится организовывать дополнительный подвоз воды — это осложняет процесс тушения. Если ты взял воду из гидранта и непрерывно идет тушение, — это одна ситуация. Но если у тебя одна машина подает воду, а вторая и третья начинают ездить за водой километров за 7 от места пожара, там набирают воду, возвращаются и переливают воду, это сильно сказывается. Также большое значение имеет оперативность передачи сообщения. Чем раньше нас оповестят о возгорании — тем раньше мы приедем. Многое зависит и от типа постройки — кирпичный это дом или деревянный. Если деревянный бревенчатый дом схватится, то потушить его возможности не представляется. Если руководитель тушения пожара видит, что спасать уже нечего, приоритет отдается близлежащим постройкам. В такой ситуации несколько стволов идет на тушение, несколько — на защиту. Если есть еще, что спасти в постройке, то работа полностью идет туда, если нет угрозы распространения. Потому что в первую очередь проводится локализация, а не тушение пожара. Нужно сделать так, чтобы огонь не распространялся, а потом уже забить его водой.

— Выносили ли вы детей из горящего дома?

— Наши сотрудники нередко спасали людей, за что некоторых представляли к награде. На моей практике такого не было.

Когда я только пришел в пожарную охрану, то работал в карауле, ребята из которого ездили на место крушения «Булгарии». Вытаскивать людей выпало на их долю. Водолазы их к берегу подтаскивали, а поднимали-то уже пожарные-спасатели. Когда они выносили десятками детей, женщин, я потом думал: слава богу, что не попал на это. Это конкретная психологическая травма.

Ребята, работающие в городской части, чаще, чем наше подразделение, но все равно довольно редко выезжают на пожары с погибшими.

— С людьми все понятно. А за кошкой или собакой в горящую квартиру вы бы пошли?

— Если только хозяева попросят. И у нас есть такой пункт вызова, как «помощь населению». Если животное застряло, провалилось в колодец, не может слезть с дерева, то человек может позвонить и попросить помочь.

У нас снаряжение весит 25 кг — только баллон со сжатым воздухом 18 кг!

«По полу проползешь — больше шансов будет»

— Кто, по вашим наблюдениям, чаще всего устраивает пожары?

— Если говорить про промышленные объекты, то где-то — проводка не совсем новая, в каких-то случаях кто-то пренебрег техникой безопасности или бычок не потушил. Иногда мелкие вещи могут приводить к серьезным последствиям. Если говорить про пожар в квартире, то традиционная картина такая: напился, лег на диван с сигаретой, потому что влом вставать и идти куда-то курить. Он отрубился после третьей затяжки, сигарета протлела у него через весь матрас...

— Как можно себя обезопасить, если ты живешь в частном доме, на даче?

— Самое главное — не заниматься «кулибинством». Кто-то сварил себе печку из трубы — и еще трубы, которая торчит из первой. Так она греется просто докрасна. Если ее не обкладывать кирпичом, это может привести к печальным последствиям. Лучше обращаться к специалистам и устанавливать печки максимально пожаробезопасно. Печка должна быть обложена негорючим кирпичом, подушка под печку должна быть забетонирована, чтобы это были не деревянные балки. Сам очаг должен быть оббит либо нержавейкой, либо асбестом. Нужно максимально убирать все деревянное от топки. Опять же, правильный дымоход — это все важно.

— Если все же пожар случился, что стоит делать в первую очередь, а чего ни в коем случае не допускать?

— Это очень ситуативный вопрос — важно, где находится человек и что делает. Если пожар не угрожает жизни в данный момент, но вы не можете его потушить самостоятельно, нужно вызвать пожарных, собирать документы и уходить. Люди иногда не знают элементарных вещей — начинают паниковать, активно дышать. А угарного газа нужно-то два вдоха, чтобы отключиться. Так что лучше на пол упасть и ползти по полу, потому что вся гарь наверху. По полу проползешь — больше шансов будет. И рот лучше прикрыть любой тряпкой — в идеале смоченной водой. В целом нужно обладать самообладанием, чтобы все это вспомнить. Если ты просыпаешься, все в дыму, о чем будешь помнить? Такой спорный момент...

Каждый раз, входя в горящее здание, бывает страшно. Смелость — это не отсутствие страха, а способность его преодолеть

«Каждый раз, входя в горящее здание, бывает страшно»

— А страх вы испытываете?

— Каждый раз, входя в горящее здание, бывает страшно. Смелость — это не отсутствие страха, а способность его преодолеть.

— Как вы его преодолеваете?

— Мы поэтому и занимаемся в пожарной охране спортом, теорией. Если мы идем в задымленную зону, то делаем это в звене из трех человек. В звене самое необходимое — быть уверенными друг в друге. Поэтому мы обращаем очень серьезное внимание на физическую подготовку в карауле. Чтобы не было такого: кто-то от коллектива отрывается, отказывается подтягиваться или вообще заниматься. У нас такого нет. Если ты идешь в огонь, надо быть уверенным: тот, кто идет сзади, не убежит назад, тот, кто идет впереди — не упадет в обморок. Нужен контроль друг за другом.

— Среди ваших коллег, с которыми вы работали, есть погибшие или пострадавшие при тушении пожара?

— Слава богу, нет.

— Это как-то связано с хорошим оборудованием?

— Я бы не сказал, что оно у нас какое-то сверхъестественное. Есть хуже, есть лучше. Мы ездим на «КАМАЗах», в Казани — уже и на «Мерседесах». Но и нас техника не подводит, руководство следит за качеством проведения ТО.

«Если придешь на смену в новой форме — то пожаром обновишь»

— У вас есть профессиональные суеверия?

— Мы стараемся новую форму на сутки не надевать. Нужно соблюсти ритуал — сначала показаться в этой форме где-то — на каком-то построении, сборе. А не сразу прийти в новой форме и заступить на смену. Ее нужно обновить до этого. Если придешь в ней на смену — то пожаром обновишь. Так говорят.

В пожарной охране еще есть такое суеверие, что после выезда если помоешь машину, то поедешь на пожар еще раз. У нас такого нет. Мы на новый выезд должны ехать на чистой машине — сразу после приезда ее моем. Как это так, что ты приедешь на пожар на грязной машине?

Ботинки не принято перед сутками чистить. Мы в основном их чистим, когда сдаем смену, чтобы непосредственно перед сменой не начищать. Потому что чистишь — значит, готовишься к чему-то. Обувь-то чистят в основном перед свиданием. Так что почистишь — поедешь на вызов.

— Буквально сегодня смотрела с ребенком картинки в детской азбуке. На букву П там изображен пожарный, спускающийся на парашюте…

— Нет, такого не бывает. Скорее всего это шутка… Над детской психикой (смеется).

Может быть, я не исключаю, что где-то есть подразделения пожарных-десантников, но я себе такого не могу представить. У нас снаряжение весит 25 кг — только баллон со сжатым воздухом 18 кг! А в городских частях он весит 7 кг — с ним бегать одно удовольствие. Но у нас такая специфика, что такой использовать нельзя.

Когда я устраивался на работу, то проходил медкомиссию полтора месяца. Мне показалось, что меня в космос отбирают, а не пожарную охрану. Должна быть наивысшая категория годности — как у десантников, морских пехотинцев

«Эту цистерну они «выплевывают» за 4-5 минут. А дальше уезжают за водой»

— Что главное для пожарного?

— Физическая подготовка и умение брать ответственность за жизнь и здоровье окружающих на себя. Ну и важно Родину любить.

— Профессиональный век пожарного наверняка недолог?

— Это очень плавающий момент. У нас в подразделении есть как сотрудники, так и работники. То есть можно уйти из пожарных в работники в другое подразделение. Если в военизированном подразделении можно работать до 45 лет, то вольно по найму — до 65 лет.

В некоторых подразделениях, где работают по найму, есть автоцистерны объемом 2,3 тонны — им не позавидуешь. Эту цистерну они «выплевывают» за 4-5 минут. А дальше они уезжают за водой (если это безводный район). Представляете? Они приехали, 5 минут пополивали и уехали. Вот я когда не работал в пожарной охране, как и все, говорил: «Блин, пожарные опять без воды приехали. Да еще и пьяные по любому. Дырявые шланги тут свои раскидали». А на самом деле, там просто больше воды нет. Вот рассчитана цистерна на 2 тонны — они приехали, за 5 минут вылили эту воду. А там дом горит целый. И все их уже на вилы за это готовы поднять. И работают они до 65 лет, пока проходят медкомиссию. А сотрудники выходят на пенсию в 45 лет, потому что это военизированная структура. У пожарных считается год за полтора.

— Когда вы сможете выйти на пенсию?

— Мне сейчас 25. Я устроился на работу, когда мне было 20 лет. Я имею право выйти на пенсию через 20 лет такой работы, то есть в 40 — год армии тоже в зачет идет. Вообще, сотрудник пожарной охраны имеет право выйти на пенсию по достижению трудового двадцатилетнего стажа в 20 лет. Но можно работать и до 45 лет. Тут главное — пройти медкомиссию. Когда я устраивался на работу, то проходил медкомиссию полтора месяца. Мне показалось, что меня в космос отбирают, а не пожарную охрану. Должна быть наивысшая категория годности — как у десантников, морских пехотинцев. Будто рейнджеров набирают!

Кристина Иванова, фото: "Реальное время"
Общество Татарстан
комментарии 5

комментарии

  • Анонимно 18 июл
    Сложная работа, я бы не потянул...
    Ответить
  • Анонимно 18 июл
    Герои.
    Спасибо им за их работу.
    Ответить
  • Анонимно 18 июл
    Сильные люди! И физически и морально!
    Ответить
    Анонимно 18 июл
    Ну, туда слабых и не берут
    Ответить
  • Анонимно 18 июл
    Мои герои! Всегда рискуют своей жизнью ради других
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии