Новости раздела

Таяние вечной мерзлоты: изменение климата может оказаться проблемой для арктической инфраструктуры России

Таяние вечной мерзлоты: изменение климата может оказаться проблемой для арктической инфраструктуры России
Фото: rferl.org

Одной из возможных причин экологической катастрофы в Норильске — масштабного и суперрезонансного разлива топлива из резервуара «Норникеля» — может быть оседание грунта из-за таяния вечной мерзлоты. Об этой версии публично говорят и в самом «Норникеле». В таком случае, эта авария может быть предвестником еще больших катастроф: как пишет Майк Экель в материале для Radio Free Europe, таяние вечной мерзлоты может нанести непоправимый урон всей российской инфраструктуре на арктической земле — от заводов до жилых домов.

Спустя всего несколько дней после того, как тысячи тонн дизельного топлива просочились из резервуара для хранения и превратили воды арктической реки в болезненно пурпурно-красную жидкость, горнодобывающий гигант, которому принадлежали резервуары, дал предварительное объяснение того, что произошло.

«Особое внимание уделяется анализу риска оседания почвы в условиях вечной мерзлоты под особо опасными структурами», — говорит крупная российская горнодобывающая компания «Норильский никель».

Несколько дней спустя один из руководителей «Норильского никеля» повторил эту оценку.

«Возможно, это была потеря целостности из-за оттаивания недр», — сказал Сергей Дьяченко государственному телеканалу «Россия-24» 4 июня.

А 5 июня Следственный комитет РФ распорядился провести «всестороннюю проверку нефтяных резервуаров по всей стране», чтобы предотвратить аналогичную ситуацию, касающуюся особо опасных конструкций, расположенных в местах, подверженных таянию вечной мерзлоты».

Тысячи тонн дизельного топлива просочились из резервуара для хранения и превратили воды арктической реки в болезненно пурпурно-красную жидкость. Фото rferl.org

По оценкам экологических групп, разлив, который оценивается примерно в 20 000 тонн, или 146 000 баррелей, является одним из крупнейших в России за всю историю.

И тот факт, что оттаивание вечной мерзлоты, по-видимому, привело к растрескиванию резервуара, может быть предвестником того, что может происходить с возрастающей частотой со стареющей промышленной арктической инфраструктурой России.

Отступающие ледяные шельфы

Изменение климата имеет определенные положительные стороны для России, где почти две трети страны, по оценкам, являются вечной мерзлотой — почвой, которая до недавнего времени никогда полностью не оттаивала даже в жаркое арктическое лето.

Удаление шельфовых ледников означает, что 24 000 километров арктического побережья страны более доступны для торговли. Судоходство может перемещаться из Восточной Азии в Европу в более короткие сроки. Фермеры и агропромышленные предприятия также смогут обрабатывать больше земли и подталкивать Россию к увеличению производства и экспорта продуктов питания.

Обратная сторона оттаивания Арктики очень существенна — и для окружающей среды потенциально катастрофическая.

Оттаивание вечной мерзлоты может привести к смещению или опусканию грунта. Это ставит под угрозу все: от резервуаров для хранения нефти до устаревших трубопроводов, фабрик и жилых зданий, спроектированных для стабильной, в основном замерзшей, земли, которой уже нет.

«Во времена глобального изменения климата эта проблема характерна для Арктического региона», — говорится в заявлении «Гринпис Россия» через несколько дней после того, как стал ясен масштаб разлива Норильска.

«Вечная мерзлота менялась на протяжении многих лет, и не только в России [но также] в Канаде [и] в скандинавских странах. Мало кто обращал на это внимание. И мало кто обсуждает это открыто. Трудно сказать, что именно произошло с разливом дизельного топлива. Но не когда дело доходит до промышленной инфраструктуры, такой как «газопроводы, нефтепроводы, фабрики и мастерские, — многие из этих объектов были построены в таких опасных зонах», — рассказал RFE Александр Федоров, заместитель директора Института вечной мерзлоты Мельникова в сибирском городе Якутске.

Чрезвычайные ситуации

Реакция Кремля подчеркнула масштабы инцидента, произошедшего недалеко от Норильска, сильно загрязненного промышленного города с населением 180 000 человек, расположенного примерно в 2 900 км к северо-востоку от Москвы.

Сотни инженеров и аварийный персонал были доставлены в регион, чтобы попытаться устранить утечку топлива и очистить окружающую среду. Нефтесохранительные боны были установлены на реке Амбарной, чтобы попытаться предотвратить утечку разлива в озеро вниз по течению, а затем в Карское море.

Но 9 июня разлив уже достиг озера, примерно в 20 километрах вниз по течению от Норильска, сообщил региональный губернатор государственному телевидению.

По оценкам главы российского экологического регулятора, ущерб может исчисляться сотнями миллиардов рублей. Ведется множество уголовных расследований, и четверо сотрудников подразделения, которые присматривали за топливными баками, были задержаны.

Еще одно свидетельство недовольства Кремля появилось 7 июня, когда президент Владимир Путин во время телеконференции открыто показал, что публично порицает руководство компании.

«Что произошло и почему органы власти узнали об этом только через два дня? Мы чего, все будем узнавать из социальных сетей что ли? У вас там все в порядке со здоровьем?» — сказал он.

Сотни инженеров и аварийный персонал были доставлены в регион, чтобы попытаться устранить утечку топлива и очистить окружающую среду. Фото rferl.org

Путин раскритиковал Владимира Потанина, президента холдинговой компании «Норильский никель», за то, что он не заменил топливный бак ранее. Потанин — один из самых богатых людей России, большая часть его состояния связана с большим и высокодоходным «Норильским никелем».

«Если бы своевременно поменяли, — пожурил Потанина Путин, — и ущерба не было бы экологического, и расходы такие не нужно было бы нести компании».

Советская экспертиза

В советское время централизованно инвестировались огромные суммы в создание сибирской и арктической инфраструктуры страны, строительство целых городов и поселков для поддержки важнейшей экономической деятельности, такой как добыча полезных ископаемых или разведка нефти и газа.

Распад Советского Союза привел к медленной гибели десятков таких моногородов, поскольку правительство прекратило субсидии, а жители искали работу в более устойчивых местах.

Но большая часть промышленной инфраструктуры осталась на месте: дороги, железнодорожные пути, телекоммуникации и линии электропередач, а также трубопроводная сеть, которая уступает по своей длине только трубопроводам в Соединенных Штатах.

Это проблема и для городов, где строители ставят десятки зданий, применяя опалубку, загнанную глубоко в вечную мерзлоту, — как способ удержать тепло, излучаемое зданием, и способствовать промерзанию землю во время холодных зим.

В настоящее время вечная мерзлота все равно тает, что в ближайшие годы может привести к серьезным структурным повреждениям на больших пространствах.

Например, в Якутске, городе с населением около 310 000 человек, более 1000 зданий считаются подверженными риску, так как оттаивание вечной мерзлоты ослабляет фундаменты или бетонные опоры, вбитые глубоко в землю, на которых стоят здания.

Таяние вечной мерзлоты — особая проблема в Норильском регионе, который прогревается быстрее, чем некоторые другие части российской Арктики. По данным правительства, в мае в регионе наблюдалась температура выше среднего.

«Ущерб и риски, связанные с оттаиванием вечной мерзлоты, безусловно, возрастут. Это то, чего мы ожидаем», — сказал Гвидо Гроссе, ученый из Института полярных и морских исследований Альфреда Вегенера в Бремерхафене, Германия.

Он также утверждал, что еще не ясно, можно ли винить исключительно оттаивание вечной мерзлоты в разливе в России или это был более широкий вопрос технического обслуживания объектов.

«Это не происходит внезапно, это занимает какое-то время — месяцы или годы, о которых мы говорим, — сказал он «Радио Свобода». — Если вы заботитесь о своей инфраструктуре и вы поддерживаете ее и проверяете, то важен надлежащий мониторинг».

Советские ученые были первопроходцами в арктической инженерии, но многие накопленные исследования и опыт со временем были потеряны, сказал Гросс.

«Часть знаний была потеряна через 20 и 30 лет после перестройки», — сказал он, имея в виду примерно полдесятилетия до распада Советского Союза в 1991 году. «Инфраструктура начала разрушаться, обслуживание объектов не могло продолжаться надлежащим образом».

Федоров из института Мельникова сказал, что подобные аварии часто происходят в результате небрежности или урезания бюджетов строителями, а они стремятся снизить расходы.

Фото rferl.org

«Путин давно знает об этих проблемах, но для местных руководителей и владельцев заводов все дело в деньгах — нужны большие деньги», чтобы модернизировать трубы, заводы и аналогичную инфраструктуру, сказал он.

«А многие люди не хотят тратить деньги», — сказал Федоров.

Copyright (c) 2019. RFE/RL, Inc. Reprinted with the permission of Radio Free Europe/Radio Liberty, 1201 Connecticut Ave NW, Ste 400, Washington DC 20036.

Майк Экель, старший корреспондент RFE/ RL из Праги. Перевела Анна Николаева
ОбществоИнфраструктураПромышленность
комментарии 5

комментарии

  • Анонимно 15 июн
    Перевод оставляет желать лучшего
    Ответить
  • Анонимно 15 июн
    Таяние мерзло ты не такое резкое и не такое обширное чтобы привести к такого рода разливам!
    Ответить
  • Анонимно 15 июн
    Оседание грунта... Так ведь при строительстве должны же расчеты проводить, а то, что у нас таяние идет говорят уже не первый год...
    Ответить
  • Анонимно 15 июн
    Фотка сделана в этом году? Ездили на Волгу, там рыба дохлая по берегу валяется
    Ответить
  • Анонимно 15 июн
    Меня волнует, какую природу мы оставим нашим детям
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии