Новости раздела

«Президент Финляндии в годы Второй мировой предлагал США оккупировать его страну»

Сепаратный мир, инициативы американцев и второй фронт в 1943 году: взгляд финского историка

«Президент Финляндии в годы Второй мировой предлагал США оккупировать его страну»
Фото: scandinews.fi (Премьер-министр Ристо Рюти выступает на радио 18.08.1940)

Исследование, проведенное в финском Университете Оулу, показало, что в 1943 году президент Финляндии Ристо Рюти и премьер-министр Эдвин Линкомиес вели переговоры с официальными представителями США о высадке западных союзников в Норвегии и дальнейшей оккупации северной Финляндии. Работа под названием «Проблема финского сепаратного мира, инициативы США и второй фронт в 1943 году» была написана доцентом истории международных отношений и информационных сетей Университета Оулу Генри Ойнас-Кукконеном и опубликована в журнале исторических и археологических исследований «Фаравид». В своем труде автор основывался на документах Государственного департамента США и Совета командующих обороной, а также на мемуарах Ристо Рюти, увидевших свет в 2012 году. Согласно исследованию, предложение финской стороны основывалось на идее, что оккупация северной части Финляндию помешала бы Советскому Союзу захватить страну и, таким образом, обеспечила бы сохранение независимости государства. В то же время это способствовало бы выходу Финляндии из Второй мировой войны. Публикуем перевод этой статьи с сокращениями.

Введение

В книге «Дипломатические отношения США и Финляндии», опубликованной посольством США в 1999 году, говорится, что ближе к концу 1943 года Соединенные Штаты стремились к выводу финских войск из войны. Американцы пытались заставить финнов перейти на другую сторону после того, как США вступили во Вторую мировую войну в 1941 году. Например, дипломатические представители США в Хельсинки и агенты американских спецслужб, такие как фотожурналист Тереза Бонни, обращались к финнам в 1942 и 1944 годах, чтобы оказать на них давление. Однако в мемуарах президента Финляндии Ристо Рюти (1889—1956), опубликованных в 2012 году, утверждается, что от официальных лиц США была получена секретная информация, указывающая на то, что Финляндии не следует заключать сепаратное мирное соглашение с Советским Союзом осенью 1943 года. В этой статье анализируется и объясняется это несоответствие и то, как оно было связано с усилиями союзных войск до высадки в Нормандии.

Финляндия является маленькой страной, которая во время Второй мировой войны была единственной республиканской демократией западного типа в северо-восточной Европе. Она не была оккупирована, но серьезно пострадала после русско-финской зимней войны 1939—1940 гг. Финны хотели восстановить территорию страны, которая была утрачена во время Зимней войны.

Когда Германия оккупировала Данию и Норвегию в апреле 1940 года, Финляндия была окружена коммунистическим Советским Союзом и нацистской Германией, и ей пришлось вести дипломатические переговоры с этими двумя диктатурами. Она боялась Советского Союза из-за угрозы утраты независимости.

Немцы, которые также контролировали финские морские пути, представлялись более необходимым Финляндии ресурсом. Они пообещали защитить финнов от Советского Союза и предоставить вооружения, в которых нуждалась Финляндия. В ноябре 1940 года в Берлине министр иностранных дел СССР Вячеслав Молотов потребовал, чтобы канцлер Германии Адольф Гитлер разрешил Советскому Союзу вести войну против Финляндии, как это было первоначально согласовано в договоре о ненападении между Германией и Советским Союзом, известном как пакт Молотова — Риббентропа от 23 августа 1939 года. Это было представлено как окончательное решение финского вопроса путем поглощения Финляндии и включения ее в советскую сферу влияния.

Поскольку Гитлер не согласился, Молотов сделал совершенно правильный вывод, что Германия планирует войну против Советского Союза. Финляндия была готова присоединиться к следующей войне, когда Германия начала против Советского Союза операцию «Барбаросса» и немецкие войска прошли из северной Норвегии через северную Финляндию, чтобы напасть на Советский Союз в Арктике. Немцы использовали территорию Финляндии и хотели покончить с игривым нейтралитетом финнов. Фактически финны уже планировали начать собственное наступление и вступили в войну в течение десяти дней после начала наступления Германии. Советский Союз бомбил 18 финских городов и аэродромов 25 июня 1941 года.

Для финнов война, объявленная против Советского Союза, рассматривалась как их собственная и отдельная реваншистская «война-продолжение» 1941—1944 годов. Интересно, что Финляндия была единственной демократической страной на немецкой стороне, хотя в демократической стране было общее отвращение по отношению к нацистской идеологии. Хотя Финляндия не подписала официальный пакт с Германией и не хотела расширять военные усилия дальше, чем было первоначально согласовано с немцами, последние называли все претензии на «отдельную финскую войну» ложными и предательскими. Союзные державы также не приняли понятие отдельной войны и считали Финляндию германским сателлитом.

30 июля 1941 года Соединенное королевство провело воздушный налет с авианосца HMS Furious на финский город Петсамо (Петченга), а также на немецкие и финские торговые суда в его гавани Лиинахамари. В итоге 25 ноября 1941 года Финляндия присоединилась к Антикоминтерновскому пакту, и британцы объявили войну Финляндии аккурат в день 24-й годовщины ее независимости 6 декабря 1941 года.

Обе страны вели войну, хотя военных действий больше не было. Сталин сказал британцам, что финский вопрос будет решен силой; Советский Союз получит контроль над Петсамо из Финляндии, а после войны Финляндия будет связана военным союзом в течение 20 лет, что позволит Советской армии действовать с финских баз. На следующий день после того, как британцы объявили войну Финляндии, японцы напали на Перл-Харбор. Германия объявила войну США 11 декабря 1941 года. Когда США присоединились ко Второй мировой войне, они не объявили войну Финляндии, но призвали ее прекратить сотрудничество с Германией и заключить сепаратное мирное соглашение с Советским Союзом.

Немецкие и финских официальные лица в середине лета 1941 года. Фото arms-expo.ru

14 декабря 1942 года посол США в Финляндии Х. Ф. Артур Шенфельд (1889—1952) провел переговоры с президентом Финляндии Рюти, не достигнув соглашения. Однако американцы сказали шведам, что они должны определить, где стоят Советы, и оказать давление на Финляндию, чтобы заключить сепаратное мирное соглашение. Министерство иностранных дел Швеции подозревало, что инструментом США для достижения цели с финнами станет угроза разрыва дипломатических отношений с Финляндией.

Вместо этого президент Рюти предупредил Запад о советском «рукопожатии прокаженного» и возложил надежду на американцев, которые, как он верил, в итоге выиграют войну и будут определять будущие условия мира. Финляндия возлагала свои надежды на Запад, особенно на США и их экономическую мощь, политический идеализм и учет интересов малых наций.

Угасание дипломатической инициативы США

В январе 1943 года поверенный в делах в Хельсинки Роберт М. Макклинток (1909—1976) заявил в письме госсекретарю США Корделлу Халлу (1871—1955), что отрицательная фаза американской дипломатии в Финляндии «быстро приближается к своему концу». Так как, по мнению МакКлинтока, США дают финнам «лишь отрицательное утешение и повторяют, что они сами должны найти свое спасение», что, в свою очередь, может быть воспринято финской стороной как проявление «безответственной дружбы». Это приведет к озлоблению финнов, и они будут склонны полагаться на истощение советских войск до поражения немцев. Он считает, что необходимы позитивные и более существенные меры.

По его оценкам, кроме продовольственной помощи, самой эффективной мерой было бы, если бы какой-то очень высокопоставленный человек из правительства США прямо сказал главнокомандующему сил обороны Финляндии фельдмаршалу Карлу Густаву Эмилю Маннергейму (1867—1951), что Атлантическая хартия также применима и к Финляндии. В январе 1943 года Маннергейм спросил у представителей разведки США, находящихся в посольстве США в Стокгольме, получит ли Финляндия продовольственную помощь, если будет достигнуто сепаратное мирное соглашение с Советским Союзом. 21 января 1943 года Макклинток призвал президента Финляндии Ристо Рюти присоединиться к союзным силам. Рюти сказал ему, что Германия проиграет войну, но он надеется, что советские войска будут истощены до того, как это произойдет. Макклинток дал Рюти копии Атлантической хартии и Декларации Организации объединенных наций, которые, по его личному мнению, могли бы стать полезной формулой для Финляндии.

Кроме того, оппозиционная группа финского Сейма, которая сотрудничала с управлением стратегических служб (УСС) американского разведывательного управления, находящегося в Стокгольме, также выступала за заключение сепаратного мира с Советским Союзом. Так как УСС в начале 1943 года обещало Финляндии помощь США, если та заключит сепаратное мирное соглашение с Советским Союзом. Журналист и по совместительству агент УСС Альбин Джонсон во время поездки в Хельсинки намекнул послу Финляндии в Швеции Г.А. Грипенбергу (1890—1975), что его путешествие было связано с высадкой союзников в северной Норвегии. В Хельсинки он раздавал разные обещания, хотя и не имел официальных полномочий на ведение переговоров с представителями финского правительства.

В марте 1943 года по дипломатическим каналам начались переговоры между США и Советским Союзом относительно ситуации вокруг Финляндии. Послу США в Советском Союзе адмиралу Уильяму Стэндли (1872—1963 гг.) было поручено выслушать мнение СССР, который в лице министра иностранных дел Молотова, в свою очередь, просил США дать оценку желанию финнов выйти из войны. Посол Стэндли ответил, что США еще до конца не оценили позицию нового финского правительства и предложили свои услуги в качестве ограниченного посредника, который лишь обеспечит контакт двух сторон. Несмотря на то, что вопрос выхода Финляндии из войны был важным для союзников, США посчитали, что условия, выдвинутые Советским Союзом, не будут приняты финской стороной, и прекратили дальнейшие действия в этом направлении, дав понять Советскому Союзу, что отношение правительства Финляндии к этому вопросу не было оценено. Кроме того, США сообщили Советскому Союзу, что выдвинутые ими условия приведут к еще большему сближению Финляндии и Германии.

Финские позиции в районе Рукаярви, 1943 год. Фото waralbum.ru

Немцы знали о финско-американских контактах, были в ярости по этому поводу и начали оказывать давление на финское правительство, чтобы финны немедленно прекратили эти переговоры. 26 марта 1943 года министр иностранных дел Финляндии Хенрик Рамсей (1886—1951) отправился в Германию и заявил министру иностранных дел Рейха Йоахиму фон Риббентропу, что Финляндия хочет действовать открыто в своих устремлениях. Действия финнов были расценены как измена, и, по мнению Риббентропа, в сложившихся обстоятельствах Германия имеет право действовать против Финляндии по своему усмотрению. Чтобы подчеркнуть эту точку зрения, Германия в мае 1943 года сократила поставки продовольствия в Финляндию.

Посол Макклинток предложил госсекретарю Халлу дать Финляндии «еще один шанс». Это предложение «доброй услуги» США было расценено Маннергеймом как возобновление игры в кошки-мышки, а президент Рюти заявил Макклинтоку, что находится в ситуации, в которой «американцы предложили нам только слова, а немцы дали нам хлеб».

В конце концов Халл направил Макклинтоку четкое указание избегать каких-либо действий, которые могли бы привести к вмешательству США в «финскую проблему». Дипломатическая инициатива США завершилась тем, что прогресс не был достигнут, однако в это же время активизировались действия на лиссабонском направлении.

Из переговоров Похьянпало — Кеннана

В своих мемуарах президент Рюти пишет, что между правительствами Финляндии и США были проведены сверхсекретные переговоры и что в это время к госсекретарю США Халлу был найден путь через представительство в Лиссабоне.

У временного поверенного в делах Финляндии в Лиссабоне Таави Похьянпало (1909—1986 гг.) был американский коллега по гольфу, советник посольства США Джордж Ф. Кеннан (1904—2005 гг.), с которым он познакомился в Берлине. Кеннан был американским экспертом по Советскому Союзу. Весной 1943 года они долго обсуждали международную ситуацию. Кеннан заявил, что понимает проблему сепаратного мира между Финляндией и Советским Союзом. Он посоветовал финнам продолжить отношения с США и подождать. Похьянпало сообщил в Хельсинки, что Кеннан убедил его, что «для него будет дан знак». В июне 1943 года Похьянпало совершил поездку в Хельсинки, чтобы встретиться с президентом Рюти, и после возвращения в Лиссабон возобновил контакты с Кеннаном. Похьянпало заявил, что у него есть специальные инструкции, которые были известны только президенту Рюти и премьер-министру Финляндии Эдвину Линкомиесу (1894—1963). Они считали, что немцам известны коды финских дипломатических шифров, поэтому придавали большое значение передаче устных сообщений. Похьянпало выступил с предложением.

Кеннан счел предложение Финляндии подходящим и решил, что его следует направить в США. Вскоре после разговора с Похьянпало он посетил Вашингтон. Перед своим возвращением в Лиссабон Лой Хендерсон (1892—1986 гг.) из европейского отдела Госдепартамента подчеркнул, что Кеннану необходимо сказать Похьянпало, что требуется официальное разрешение правительства Финляндии, прежде чем США предпримут какие-либо шаги в отношении этого дела. Кеннан также получил список вопросов, которые нужно задать финнам.

Переговоры Похьянпало — Кеннана были также связаны с другими обсуждениями, проведенными в Лиссабоне. У Таави Похьянпало был еще один старый друг, военный атташе США, подполковник Роберт А. Сольберг, сотрудник Отдела специальных операций УСС. Он убедил Похьянпало, что США высадятся в Норвегии в нескольких местах, и посоветовал Финляндии продолжить отношения с США.

Президент Финляндии Ристо Рюти во время посещения Рюти одной из зенитных батарей ПВО Хельсинки. Фото waralbum.ru

По словам президента Рюти, американцы несколько раз объясняли Похьянпало, что они планируют послевоенную Европу, в которой Финляндия находится в «северной группе» стран, в которую также входят Англия, скандинавские страны и Голландия, поскольку все они обладают сходным уровнем развития, менталитетом и образом мышления. Эти страны северной группы укрепили бы Европу против большевизма и нацизма.

Президент Рюти писал о переговорах между Похьянпало и Сольбергом следующее: «Впервые я услышал официальное заявление США о том, что Финляндия не должна заключать сепаратный мир [соглашение] с Россией, потому что это не отвечает интересам союзников».

Сольберг посоветовал финнам сохранять свою армию сильной и развивать отношения с США, потому что союзники высадятся в северной Норвегии. По мнению Сольберга, самой большой опасностью для Финляндии и США будет советско-германское сближение. Финский премьер-министр Линкомиес скептически отнесся к намерениям американцев и полагал, что их список вопросов был просто мошенничеством.

В январе 1943 года на конференции в Касабланке союзниками было принято решение о вторжении во Францию в следующем году. В июле 1943 года был составлен план операции «Оверлорд» по вторжению в Нормандию. Вскоре начались подоперации крупной обманной операции «Кокарда». Подоперация «Тиндалл», проводимая шотландским командованием в Эдинбурге до ноября 1943 года, была направлена на увеличение угрозы высадки союзников в Ставангере, Норвегия. Контролируемые утечки информации использовались в качестве средства обмана. Возможно, именно этим объясняется скептицизм премьер-министра Линкомиеса.

В начале августа 1943 года военный кабинет Финляндии решил вступить в контакт с США. Президент Рюти считал, что США не оставят Финляндию для завоевания Советами, так как в это время считалось, что отношения между США и СССР ухудшаются.

7 августа 1943 года министр иностранных дел Финляндии Рамсей поручил послу Финляндии в Швеции Грипенбергу связаться с министром США Хершеллом Джонсоном (1894—1966) в Стокгольме и подтвердить, что Похьянпало действительно получил свои приказы из Хельсинки и что предложение Финляндии может быть принято как официальное.

Госсекретарь США представляет финское предложение начальнику штаба

1 сентября 1943 года Госсекретарь США Корделл Халл отправил начальнику штаба США главнокомандующему армии и адмиралу флота США Уильяму Д. Лихи (1875—1959) секретное сообщение, где извещал его о том, что планирует поделиться информацией из надежных источников. Халлу было поручено подтвердить полномочия Похьянпало, что и было сделано через посла Финляндии в Стокгольме Грипенберга.

Халл разъяснил адмиралу Лихи, что, по мнению финского дипломата, правительство США допустило ошибку, полагая, что правительство Финляндии не желает вносить свою лепту в дело освобождения Европы. Ситуация с Финляндией была довольно простой: она почти полностью зависела от немецких поставок продовольствия и поэтому опасалась «немедленного наказания» за демонстрацию любой политической независимости. Тем не менее финны увидели возможность для того, чтобы поменять сторону на северо-восточном театре боевых действий.

В марте 1943 года Финляндия заключила торговое соглашение с Германией, которое гарантировало поставки продовольствия до следующего урожая. Этих запасов должно было хватить до августа или начала сентября 1943 года, по этой причине Финляндия сделала свое предложение именно в этот период.

Маршал Карл Густав Маннергейм, президент Ристо Рюти и немецкий представитель при Генеральном штабе финской армии генерал пехоты Вальдемар Эрфурт. Фото waralbum.ru

Американцев интересовало то, как Финляндия планирует освободится от немецких войск, которые находятся на ее территории. Из бесед Кеннана с Похьянпало следовало, что Финляндия готова «отрезать» немецкие войска на севере Финляндии и не дать им возможности усилиться за счет подкрепления из Германии, а также вернуться на родину через всю страну. Аналогичная ситуация складывалась в северной Норвегии и Швеции, и финны хотели следовать этой модели.

Кроме того, американцев интересовало, будет ли Финляндия сражаться против США, если американцы высадятся на севере Норвегии. Госсекретарь Халл был убежден, что лучшим решением политических проблем будет высадка американского или даже британского десанта в Финляндии. Так как это будет способствовать выведению немецких войск из страны, потому что в противном случае подтвердятся опасения финнов о невозможности получения продовольствия извне и о том, что страна останется во власти немцев.

В США складывалось ощущение, что финны надеются на некое соглашение с ООН, которое вступило бы в силу, если бы северная Норвегия была освобождена от немцев американцами. По мнению Халла, финны ожидали, что американская высадка также послужит страховкой от угрозы ввода советских войск в Финляндию. В обмен на отсечение немцев Финляндия, как известно, желала получить «некоторые удовлетворительные гарантии того, что такой шаг не будет означать ее окончательного уничтожения как нации», и Финляндия определенно хотела получить от США гарантии своей независимости от Советского Союза.

Суть предложения Финляндии сводилась к тому, что ее северные территории будут оккупированы американским или британским десантом после их высадки в северной Норвегии. Это будет способствовать выводу отрезанных немецких войск из страны, а также послужит гарантией сохранения независимости Финляндии от Советского Союза и обеспечит ее выход из войны.

Анализируя предложение Финляндии, Халл рассматривал его в более широком скандинавском аспекте и вместо политических последствий сосредоточился на военной стороне дела и на интересах союзников. Во-первых, он опасался, что высадка американцев может послужить поводом для Советского Союза начать операции на территории Финляндии. Во-вторых, высадка в северной Норвегии могла изменить нейтралитет Швеции в отношении союзных войск.

Прежде чем углубиться в политические последствия предложения Финляндии, в своем письме к Объединенному комитету начальников штабов Халл спросил, имеет ли финское предложение «существенный военный интерес в связи с ведением войны».

Оценка плюсов и минусов предложения Финляндии

Письмо Халла, адресованное адмиралу Лихи, было передано в Объединенный комитет по стратегическим исследованиям, где и занялись его оценкой. В первую очередь предложение Финляндии означало вывод из этой страны семи немецких дивизий, или 150 тыс. солдат, которые впоследствии могли быть использованы на других фронтах. Это могло бы привести к усилению немецких войск в атлантическом направлении и серьезно повредить планам союзников, которые они вынашивали по поводу открытия второго фронта и высадки в Нормандии.

По оценкам Объединенного комитета, могло быть два сценария. Первый — положительный, при котором после вывода немецких войск из Финляндии советские войска, воевавшие с финнами, останутся за пределами Финляндии. Второй сценарий — отрицательный, при котором Советский Союз приступит к оккупации Финляндии, что приведет к уменьшению сил союзников.

Маршал Маннергейм и президент Рюти инспектируют финские войска в городе Энсо. Фото waralbum.ru

Не имея четкого представления относительно намерений Советского Союза, Комитет пришел к выводу, что США должны отклонить предложение Финляндии о возможной высадке союзных войск в северной Норвегии. Так как «с военной точки зрения было бы нецелесообразным» использование англо-американских войск с двойной целью: выведения немецких войск из Финляндии и страхования от советского вторжения. Кроме того, финны сообщали американцам, что они могут самостоятельно изгнать немцев из страны.

Однако существовал и другой секретный документ под названием «Российские намерения в Северной Норвегии и Северной Финляндии», согласно которому, США были в курсе планов Советского Союза относительно Финляндии. В этом документе говорилось, что Советский Союз рассматривает «Северный океан [северную часть Атлантического океана и Северный Ледовитый океан]» как свой собственный заповедник, и тому есть несколько причин. Военная причина заключалась в том, что Советы «желали овладеть Петсамо, что дало бы им большую глубину в направлении Запада для прикрытия их военно-морской базы в Кила-Инлет». Поэтому если бы немцы вышли из северной Финляндии, Советы почти наверняка заняли бы Петсамо, так как при этом получили бы дополнительные природные ресурсы в виде никелевых рудников, расположенных в районе Петсамо, значительный интерес к которым проявляли англичане. Кроме того, Советы уже сообщили союзникам, что они вновь оккупируют Ханго, где у них была база после Зимней войны. Наконец, Советы, несомненно, попытаются обеспечить общий контроль над политикой Финляндии под прикрытием пакта о взаимопомощи, который Финляндия будет вынуждена подписать.

Учитывая вышеперечисленные обстоятельства, военный атташе США в Лиссабоне Сольберг убедил поверенного в делах Финляндии Похьянпало в том, что на данном этапе сепаратный мир между Финляндией и Советским Союзом не будет служить интересам союзных войск в долгосрочной перспективе. Финны были сбиты с толку, потому что эта точка зрения не соответствовала заявлениям Госдепартамента США, которые они получили от поверенного в делах Макклинтока.

Некоторые члены финского правительства пытались связаться с Советами через неназванный «канал» в Стокгольме, но министр иностранных дел Рамсей решил отказаться от такого подхода. Позже президент Рюти объяснил позицию страны, заявив, что существует секретный канал, открытый для американцев, который не был известен официальной системе дипломатии.

Эта ситуация послужила основанием для принятия финнами программы из четырех пунктов:

  1. Финляндия не должна нервничать и спешить заключить сепаратное мирное соглашение с Советским Союзом;
  2. финская армия должна быть в хорошей форме;
  3. Финляндия не должна нервничать, даже если США разрывают дипломатические отношения;
  4. в начале сентября финны должны быть готовы принять решение о том, будут ли американские войска высаживаться в северной Норвегии или Финляндии.

«Будущее финнов в их собственных руках»

Официальный ответ госсекретаря США Халла, направленный финскому связному Похьянпало был таким:

«Американское правительство по принципиальным соображениям не может вести переговоры с правительством Финляндии по вопросу сотрудничества Финляндии с Германией, ответственность за которое должна по-прежнему возлагаться на правительство Финляндии».

Было ясно, что США не собираются помогать Финляндии в этом вопросе. США не собирались помогать Финляндии, которая была врагом их главного союзника, Советского Союза. Также было ясное понимание того, что Советский Союз оккупирует Петсамо на севере Финляндии и получит политический контроль над страной, и, следовательно, оперативная высадка, которая столкнется со многими проблемами материально-технического обеспечения, не может привести к соответствующей постоянной выгоде. Намерения Советов и тот факт, что они не хотели заключать мир с Финляндией в то время, были совершенно ясны для Объединенного комитета штабов.

На самом деле госсекретарь США Халл уже знал точку зрения Советов. За несколько дней до написания этого письма он получил сообщение от министра США в Швеции Гершеля Джонсона, который срочно сообщил, что первый секретарь советского представительства в Стокгольме Константин Виноградов, «следящий за Финляндией», трижды подчеркивал, что советское правительство не заинтересовано в мире с Финляндией. Он сказал: «Мы не верим, что финны хотят мира. В любом случае нам это не интересно». Он также заявил: «Возможно, мы рассмотрим предложения Финляндии, когда они окажутся под белым флагом на фронте». Молотов заявил послу США Стэндли, что нынешнему финскому правительству не имеет смысла сближаться с Советским Союзом. В то же время американские дипломаты были убеждены, что финны не сдадутся, «поскольку считают, что безоговорочная капитуляция будет означать их национальное истребление», и будут сражаться как можно дольше. Советский союзник был важнее американцам, чем финская проблема: финнам сказали, что они сами по себе.

Генри Ойнас-Кукконен, перевод с английского Булата Ногманова
ОбществоИстория
комментарии 1

комментарии

  • Анонимно 31 май
    Страшное время 20 век - время Библейских диктаторов, стремящихся установить свою власть над всем Земным шаром.
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии