Новости раздела

Арбитр ФИФА Рафаэль Ильясов: «И все спрашивают: «Откуда взялись эти узбек, татарин и киргиз?»

О судействе на чемпионате мира — 2010, вувузелах, неформальном общении судей и рисках «накануне матча» от принимающей стороны

Арбитр ФИФА Рафаэль Ильясов: «И все спрашивают: «Откуда взялись эти узбек, татарин и киргиз?»
Фото: Рафаэль Ильясов (слева) с коллегами-судьями на трибунах ЧМ-2010

Преподаватель кафедры теории и методики футбола и хоккея Поволжской государственной академии физической культуры, спорта и туризма 47-летний Рафаэль Ильясов — личность уникальная. Он единственный в России футбольный судья, который обслуживал матчи чемпионата мира (в качестве помощника главного арбитра) на стадии полуфинала. На мундиале-2010 в Южной Африке татарин, родившийся и выросший в Узбекистане, в составе бригады Равшана Ирматова работал на пяти играх, включая матч открытия. Облетевший практически все Восточное полушарие, судивший матчи чемпионата мира, Кубка Азии, Азиатской Лиги чемпионов, клубного чемпионата мира и других крупнейших международных турниров, награжденный орденом «Дустлик», арбитр ФИФА в 2014 году вместе с семьей перебрался на свою историческую родину, принял российское гражданство, отсудил в сезоне 2016/17 игры Премьер-лиги и теперь делится своим бесценным опытом с бакалаврами и магистрами вуза. Беседа Ильясова с корреспондентом «Реального времени» продолжалась почти два часа, а могла продлиться еще как минимум столько же — «помешали» занятия.

К интервью Рафаэль Ильясов подготовился основательно. Прихватил с собой целый рюкзак с атрибутикой, памятными наградами, газетными вырезками, билетами и программками с матчей, в которых участвовал либо в роли лайнсмена либо посещал как зритель. Вот целая пачка бейджей, пластиковых карточек, которыми аккредитовали представителей судейского корпуса… Позолоченные памятные знаки ФИФА за работу на ЧМ-2010 и клубном ЧМ в Абу-Даби... Книга казахстанского журналиста Гения Тулегенова о чемпионате в Южной Африке… Билеты на решающие матчи первенства планеты… А кого только не увидишь на фотографиях, сделанных на поле и трибунах. Вот бригада Равшана Ирматова, включающая Ильясова, выводит на поле команды в первенстве Узбекистана. Впереди — капитан «Бунедкора» знаменитый Ривалдо. Вот перед началом игры Германия — Аргентина на ЧМ-2010 в центральном круге рядом с судейской бригадой юный, худенький и длинноволосый игрок под десятым номером, в котором не сразу узнаешь Лео Месси. Вот судьям жмет руки наставник «альбиселесте» бородатый и импозантный Диего Марадона, вот Ильясов вместе со знаменитыми коллегами Роберто Розетти, Массимо Бузаккой, Говардом Уэббом, Валентином Ивановым… Ну и главный экспонат — не совсем, скажем так, законно вынесенный с поля официальный мяч-участник четвертьфинальной встречи Германия — Аргентина… Неужели по нему проходились ноги Месси и Тевеса, он влетал в ворота после ударов Клозе и Томаса Мюллера? Ваш покорный слуга в ходе всего интервью буквально обнимал реликвию и не отказал себе в удовольствии попозировать вместе с красавцем «Джамбулани».

«На чем ты концентрируешься, когда выходишь на поле? На вувузелах или на том, как сидит на тебе форма?»

— Рафаэль Эдуардович, вы уже рассказывали в интервью, когда переехали в Казань, о работе на чемпионате мира в Южной Африке. Напомните, какие встречи обслуживала бригада, в которой вы работали судьей на линии.

— Матч открытия ЮАР — Мексика, в котором по моей подсказке главному арбитру был отменен гол мексиканцев (1:1), встречи Аргентины с Грецией (2:0), Англия-Алжир (0:0). Это на групповой стадии. На стадии плей-офф была игра Аргентина — Германия (0:4) — это 1/4 финала и, наконец, полуфинальная встреча Голландия — Уругвай (3:2). Всего пять матчей.

Матч Германия — Аргентина 4:0. Радость автора дубля немца Клозе. Справа — Рафаэль Ильясов
Напомню, системы VAR тогда не было, разделить ответственность было не с кем, единственное — главный судья и помощник могли посоветоваться по тому или иному эпизоду между собой

— На ЧМ-2010 в звуковом обрамлении игр ведущее место занимали вувузелы. Многих болельщиков это настолько раздражало, что они даже звук телетрансляций отключали. Вам, судьям, это не мешало работать?

— Отбор судей на крупнейшее в мире футбола, да и спорта вообще, событие идет на протяжении нескольких лет. Как только прозвучал финальный свисток «золотого» матча ЧМ-2006, началась работа по отбору судей на следующий мундиаль. Начался сбор подробной информации на каждого из кандидатов из группы примерно в 200 человек. Пошли приглашения на турниры. Детально анализировался менталитет каждого, как он выходит из трудной ситуации, его психологическая устойчивость. Психологически неустойчивый, сомневающийся, рефлексирующий человек не сможет в экстремальной ситуации, когда на его плечах лежит огромная ответственность, принять единственно верное решение.

Напомню, системы VAR тогда не было, разделить ответственность было не с кем, единственное — главный судья и помощник могли посоветоваться по тому или иному эпизоду между собой, телевизионный повтор, который позволил бы разобраться в ситуации, был недоступен. На стадии отсева, отбора судей психолог начинал с нами целенаправленно работать — мог позвонить, узнать настроение, самочувствие, следили даже, как мы, кандидаты, ведем себя в социальных сетях, какие фотографии там выкладываем.

— Как начинался для вас непосредственно сам чемпионат мира?

— Мы прилетели в ЮАР за две недели до открытия первенства. Все 120 судей, с обслуживающим персоналом (всего до 180 человек), жили на одной базе, где были созданы все условия для работы, теоретической и физической подготовки, отдыха, восстановления после игр, общения между собой. И нас планомерно, степ бай степ, подводили к самому турниру. И когда наша бригада вышла на матч открытия, то сами понимаете, какая была обстановка. Аншлаг на йоханнесбургском «Соккер Сити» (85 тыс. зрителей), масса официальных лиц, представители всех федераций, государственные деятели, VIP-персоны, легенда Африки Нельсон Мандела. Весь цвет судейского корпуса во главе с Хосе Гарсией.

Можете представить себе ответственность, что легла на нас? Да еще все спрашивают: «Откуда взялись эти узбек, татарин и киргиз?» (второй помощник Равшана Ирматова Баходыр Кочкаров представлял Кыргызстан, — прим. авт.). Если бы руководство судейского комитета ФИФА доверило такой матч известным в футбольном мире судьям, им бы даже какие-то ошибки могли простить. Но нет, они пошли на большой риск и назначили неизвестных или, вернее, известных только в Азии людей, фактически «ноунеймов».

Слева направо: Баходыр Кочкаров, Равшан Ирматов, Рафаэль Ильясов
Можете представить себе ответственность, что легла на нас? Да еще все спрашивают: «Откуда взялись эти узбек, татарин и киргиз?»

И, возвращаясь к вашему вопросу о вувузелах, — когда ты выходишь в такой обстановке, на чем ты концентрируешься? На дудках или на том, как ты выглядишь, как сидит на тебе форма, нет ли животика, как на тебя смотрят тысячи лиц, в том числе и взыскательные персоны? Ответ, думаю, вам ясен: если ты сконцентрирован только на игре, то никаким шумом и гулом тебя это не собьет.

Психолог с нами находился буквально до выхода на поле. Шутил, разряжал обстановку, помогал справиться с волнением. Мы вышли, только что прошло открытие чемпионата, напряжение в высшей точке. Окинули взглядом полные трибуны и стали думать только об игре. Для судьи важнейшее качество — умение отвлечься от внешних раздражителей.

«После того как Бузакка удалил вратаря хозяев, территорию базы начали патрулировать полицейские машины»

— Судя по тому, что вы почти до окончания чемпионата получали новые назначения на игры, вашей работой были довольны и никаких «разборов полетов» с вами не вели. А вообще, судьям указывали на ошибки публично или в индивидуальном порядке?

— Все судьи, как я уже сказал, жили на одной базе. После игр в разных городах слетались и по прошествии одного-двух игровых дней устраивали общий анализ принятых в матчах решений. Мы жили на закрытой территории, причем все судьи, даже те, кто после одного матча уже не получал назначений, оставались там до конца чемпионата. Об обстановке вам скажет один пример: после того как в матче второго тура в группе «А» Уругвай — ЮАР Массимо Бузакка удалил вратаря хозяев за фол последней надежды и африканцы крупно проиграли, территорию нашей базы стали патрулировать полицейские машины, а швейцарский рефери назначений больше не получал.

Что до «разбора полетов», то все собирались в огромном зале, включался большой экран, показывались в записи те или иные спорные, ключевые эпизоды из одного, другого матчей, делался акцент на нарушения, другие действия игроков. И когда показывали ролик с твоим участием, ты выходил и перед всеми объяснял, почему принял то или иное решение. Председательствовал глава судейского комитета ФИФА Хосе Гарсия, присутствовали все, включая инструкторов, психологов, массажистов — вся наша большая дружная интернациональная семья. И ты на этом обзоре моментов должен быть полностью сконцентрирован, не пропустить «свой» эпизод, все объяснить, доказать свою правоту. Начинается дискуссия, после которой никто никаких оценок не выносит, тем более никто тебя не ругает и не говорит, что «больше ты судить не будешь». Все в очень доброжелательной форме. И эта дружеская дискуссия помогает человеку, не дает ему замкнуться в себе, «поедать» себя. Наоборот, отстаивается тезис, что от ошибок никто, в том числе и самые великие и опытные, не застрахован. И, повторюсь, даже те, кто после одного-двух матчей больше на игры не назначался, жили вместе до самого окончания чемпионата. И все разговоры, что «выгнали Бузакку» или «выгнали Розетти» — ерунда.

Руководство анализировало работу судей, и если оно видело, что кто-либо делает систематические ошибки, то понимало, что человек не справляется с волнением, давлением трибун или еще чем-нибудь, и больше его не назначали. Но если у судьи ошибки кочуют из матча в матч, то возникает вопрос: а как он смог пройти отбор на ЧМ? Надо было до чемпионата хорошо себя зарекомендовать на минимум четырех турнирах, проводимых под эгидой ФИФА.

Второй слева — английский судья Говард Уэбб, крайний справа — Ильясов
Вместе проводили вечера, у нас там на базе было что-то вроде культурного центра. Нам и билеты на матчи давали, и мы вместе их посещали в качестве зрителей. Сошлись с Бузаккой, Уэббом, Розетти, Кашшаи…

«Неформальное общение между судьями приветствовалось»

— Неформальное общение между судьями было?

— Не только было, но и приветствовалось. Вместе проводили вечера, у нас там на базе было что-то вроде культурного центра. Нам и билеты на матчи давали, и мы вместе их посещали в качестве зрителей. Сошлись с Бузаккой, Уэббом, Розетти, Кашшаи…

— С 2020 года венгр Виктор Кашшаи возглавляет судейский департамент РФС…

— Оба его помощника хорошо говорили по-русски — они, как и я, 1973 или 1972 года рождения и еще успели выучить язык в школе. Я же еще застал Советский Союз. Сам Кашшаи по-русски говорил не очень, но объясниться мог. Мы много общались. Вообще, все было направлено на то, чтобы, вернувшись с матча, ты не запирался в номере и не замыкался. В этом культурном центре был бильярд, незанятые на обслуживании матчей смотрели футбольные трансляции. Играли в волейбол, шахматы.

— Спиртное?

— Наряду со шведским столом был стол, на котором всегда стояли пиво и вино. Крепких напитков не было. Употребляй, никто тебе слова не скажет. Но в 6.30 утра каждый день ты должен бодрый и свежий стоять на зарядке. Так что каждый для себя делал выводы и знал свою меру. И каждая бригада судей делала как бы презентации своей страны. Мы особо не подготовились заранее, но когда дошла до нас очередь, воспользовались интернетом, вывели фотографии Ташкента, Самарканда и других городов на экран, рассказали о достопримечательностях Узбекистана, подарили всем сувенирные тарелочки, угостили привезенными с собой орешками и сухофруктами. И так каждый вечер судьи представляли свою страну. Чилийцы, к примеру, здорово играли на гитарах и пели. Весело было и познавательно. Неформальная обстановка сплачивала коллектив. Вообще, приветствовались шутки и смех — если ты утром выходил на зарядку хмурый, психолог начинал тебя расспрашивать, что тебя беспокоит.

«Не хотелось бы вспоминать эпопею с получением гражданства»

— За то, что вы достойно представляли свою страну на чемпионате мира, вы были удостоены высшей государственной награды Узбекистана — ордена «Дустлик»…

— Сейчас как раз найду фотографию… (показывает, — прим. авт.) Вот президент страны Ислам Каримов награждает меня, жмет руку. Равшану Ирматову присвоили почетное звание «Гордость Узбекистана», а мне орден «Дустлик» (с узбекск. «дружба», — прим. ред.) за укрепление дружбы между народами. Таким орденом, кстати, награждены Вагит Алекперов и Алишер Усманов. Мы были приглашены к президенту и награждены в День Конституции республики.

— После переезда в 2014 году в Татарстан у вас были сложности с получением гражданства?

— Это долгая история. Мои папа, мама, бабушка, дедушка — все отсюда, я все детство приезжал в Казань на каникулы, и мы с супругой захотели вернуться на свою историческую родину. По приезду руководство футбольного клуба «Рубин» поддержало и помогло с документами, затем я сдал экзамен по русскому языку. Мы хотели здесь обосноваться не только ради себя, но и ради детей, чтобы приобщить их к татарской культуре, образованию, корням.

Ильясов, Ирматов, Валентин Иванов, Кочкаров — ЧМ-2010
Я приехал из другой страны, здесь растят своих судей, значит, я займу чье-то место. Мне к тому же к моменту переезда было уже 42, и я собирался идти по другой стезе

— Вы с бригадой Ирматова облетели десятки стран, причем самых экзотичных, мы об этом еще поговорим. Вы понимали, что, уезжая в Россию и принимая наше гражданство, вы лишитесь этих поездок, экзотики, турниров ФИФА? В Узбекистане вы были звездой. В России конкуренция среди судей очень большая, а вы так или иначе «чужак», да и репутация российских судей на международной арене, мягко говоря, не очень.

— Я все осознавал. Когда приехал в Россию, то обратился к хорошо знакомому мне Валентину Иванову с вопросом о моих перспективах. Он ответил, что вопрос этот очень сложный, что в России надо пройти все стадии, то есть разные уровни соревнований — от низших лиг до РПЛ. ФИФА написала письмо в мою поддержку в адрес департамента судейства РФС, чтобы не теряли судью такого уровня. Сначала я начал работать на матчах первенства РТ, а в сезоне 2016/17 судил от второй лиги до РПЛ, где провел 11 матчей, работал на играх Кубка России. Но, в принципе, я сомневался, надо ли мне заниматься в России судейской практикой. Я приехал из другой страны, здесь растят своих судей, значит, я займу чье-то место. Мне к тому же к моменту переезда было уже 42, и я собирался идти по другой стезе.

— Почему же все же решили продолжить и в России практику?

— Мне сказали: «Что, сдаешься? Тебе всего 42 года, а ты не можешь сдать нормативы?» Ребята из Ташкента прямо спросили: «Ты в России не можешь доказать то, что когда-то доказал нам?» И я решил пройти все опять и доказать, что могу. Начал опять приводить себя в физическую форму, готовиться к сдаче нормативов и вот, поработал даже в Премьер-лиге. Кстати, в первом же своем матче в РПЛ «Анжи» — «Терек», как и в стартовом матче ЧМ, по моей подсказке судья отменил гол (его забил «Анжи»).

«Думал: «Ну пробегаю с флажком еще 2—3 года, а дальше-то что?»

— На Кубке конфедераций вы были в Казани?

— Да. Приезжали работать Равшан, а также мои добрые знакомые судьи из Ирана и Саудовской Аравии. Я их встречал, показывал город, мы посетили Волжско-Камский заповедник, место слияния Волги и Камы. Мои друзья и бывшие коллеги остались в полном восторге.

— Существуют ли негласные предписания о правилах поведения арбитров перед матчем?

— Все мы, судьи, прекрасно понимаем, что приезжаем в ту или иную страну работать и должны исключить даже малейший риск, особенно накануне матча. Каждый раз организаторы предлагают интересную программу проведения свободного времени, но мы ограничиваемся обзорными экскурсиями и прогулками. Только один раз, когда приехали резервной бригадой в Дубай на клубный чемпионат мира, местная футбольная федерация уже после окончания турнира пригласила нас на джип-сафари, и мы покатались по дюнам. Сам Хосе Гарсия дал добро, потому что чемпионат уже завершился.

Фото Олега Тихонова
Приезжали работать Равшан, а также мои добрые знакомые судьи из Ирана и Саудовской Аравии. Я их встречал, показывал город, мы посетили Волжско-Камский заповедник, место слияния Волги и Камы. Мои друзья и бывшие коллеги остались в полном восторге

— А с возрастным цензом для арбитров какая, кстати, ситуация? Эти границы так часто менялись, еще и в разных странах по-разному, так что я, честно говоря, запутался.

— В 2014-м, после ЧМ в Бразилии, ФИФА отменила возрастной ценз. До этого в 45 лет ты заканчивал с судейством на международном уровне в качестве главного судьи или его ассистента. Теперь же при условии хороших физических кондиций и сдачи нормативов ты можешь продолжать карьеру. Но ответственность на тебя, если ты возрастной судья, ложится еще большая. Если ты не будешь успевать за игрой, то подведешь всю бригаду. Лично я, когда переехал в Казань, в 42 года уже чувствовал, что не обладаю необходимой стартовой скоростью. Да дело не в «физике» — я же смог нормально подготовиться к Премьер-лиге. Морально я уже хотел перейти на другую работу, возможно, административную. Потому что знал — ну пробегаю я с флажком еще 2—3 года. А дальше-то что?

В 2016-м был сбор российских судей в Смоленске. Судейский департамент тогда возглавлял Иванов. Собралась вся элита. Не думал раньше, что окажусь в одной компании с такими, например, как Безбородов. А тут бежим вместе, нормативы сдаем. Но все-таки тяжеловато. Одно дело бегать в 25 лет и совсем другое — в 43.

«Работа простым детским тренером меня не устраивала»

— С 2018 года вы преподаете в Поволжской академии. А где были трудоустроены до этого?

— Когда приехал, то устроился в детскую спортивную школу в Савиново. И в 2018-м в Казани проходил сбор судей, обслуживающих вторую лигу. Мне к этому времени уже посоветовали в связи с возрастом перейти в инспекторы. Но чтобы инспектировать первую, а тем более Премьер-лигу, надо тоже пройти определенное обучение, постажироваться. И для начала меня на этот сбор судей привлекли в качестве преподавателя, тем более что меня не просто знали по моей карьере, а еще и потому, что после переезда в Казань я обслуживал матчи первенства Татарстана. Этот сбор прошел удачно, а на него студентов академии 3 и 4 курсов привел Валерий Борисович Поканинов. Мы с ним заочно были знакомы, тем более в свое время он сам был футбольным арбитром.

Валерий Борисович рассказал, что руководство академии поставило задачу вычленить из кафедры кафедру теории и методики футбола и хоккея и предложило ему возглавить ее и предложил мне сотрудничество.

— Сразу согласились?

— Честно говоря, работа простым детским тренером меня не устраивала. Все-таки у меня богатый опыт судейства, который хотелось бы передать. Друзья (они у меня по всему миру) приглашали и в Америку, и в Австралию. Эти варианты были возможны — язык я знаю, тем более супруга работает преподавателем английского (преподает в КФУ). Мы уже всерьез начали задумываться о переезде за границу. Но предложение Валерия Борисовича показалось интересным и перспективным. Он направил мои мысли на то, чтобы я, имея высшее физкультурное образование, задумался о научной работе, а работа в Академии как раз позволит мне раскрыть собственный потенциал.

Фото Романа Хасаева
Я для студентов групп, специализирующихся на футболе, веду курс по организации матчей и вообще спортивных соревнований — турниров, чемпионатов. Дали мне и общий курс на факультете спорта — «Мини-футбол, футзал, теория и методика футбола»

«В Казани перешел «от кочевого образа жизни к оседлому»

— А что вы окончили?

— Узбекский государственный институт физической культуры и спорта. В 1991 году поступил, в 1995-м закончил, а в армии служил в спортивной роте. Там мне посчастливилось стать администратором нашей команды МХСК — это узбекский ЦСКА. После службы вернулся на работу в федерацию футбола Узбекистана (где в студенческие годы проходил учебную практику), а в 25 лет решил заняться судейством. Причем все решил случай — по службе как-то приехал на матч команд первой лиги республики, а там не хватало линейного судьи и мне пришлось взять в руки флажок и выполнить функции лайнсмена.

— Словом, вы решили перейти на работу в Поволжскую академию?

— Да. Валерий Борисович предложил начать с написания программы, раздел по судейству. Чувствовал большую ответственность, но и интерес, возможность получения нового опыта в одном из лучших и перспективных спортивных вузов России.

— Как дома отнеслись к новой работе?

— Жена поддержала, сказала, что необходимо переходить к новому этапу жизни, развиваться в другом направлении и передавать свой богатый опыт молодому поколению. Также напомнила, что одной из главных причин нашего переезда на историческую родину был мой переход от «кочевого образа жизни к оседлому», так как в Ташкенте дома практически не бывал — постоянные перелеты на большие расстояния, матчи, турниры, сборы.

— Как мобпредписание офицеру?

— Примерно так (смеется). Вот вам весело, а мне не всегда так было. Как-то прилетаю из Южной Кореи…

— Рафаэль Эдуардович, о ваших вояжах мы еще поговорим, давайте сначала завершим тему с академией.

— Я для студентов групп, специализирующихся на футболе, веду курс по организации матчей и вообще спортивных соревнований — турниров, чемпионатов. Дали мне и общий курс на факультете спорта — «Мини-футбол, футзал, теория и методика футбола». Это общие сведения о футболе — гимнастке ведь не надо знать специфику нашего вида спорта. Моя главная цель — пробудить у студентов нефутбольной специализации интерес к футболу.

Окончание следует

Александр Норден, фото предоставлены Рафаэлем Ильясовым
СпортФутбол Татарстан
комментарии 2

комментарии

  • Анонимно 21 май
    Александр Петрович! Шикарное интервью, ждем продолжения.
    Ответить
  • Анонимно 24 май
    Поддерживаю
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии