Новости раздела

Дина Гарипова: «На премьере «Зулейхи» я должна была исполнить «Ай, былбылым». Но...»

Заслуженная артистка Татарстана — о своем саундтреке к «Зулейхе», двух новых альбомах и гимне к 100-летию ТАССР

Популярная певица Дина Гарипова рассказала в первой части своего интервью «Реальному времени», стоит ли ожидать от нее рэпа в татарском альбоме, как записывался саундтрек к сериалу «Зулейха открывает глаза», когда выйдет молодежный гимн о Татарстане в честь 100-летия ТАССР и как аранжировщик Светланы Лободы помогает Дине в записи нового русскоязычного альбома.

«Написала Чулпан Хаматовой, что мы готовим к выходу татарский альбом — может быть, пригодится что-то из него»

— Сегодня выйдет татарская народная песня «Ай, былбылым» в вашем исполнении, которая стала саундтреком к сериалу «Зулейха открывает глаза». На каких платформах ее можно будет услышать?

— Да везде — на Boom, Spotify, Yandex.Музыка, Google Play и многих других.

На iTunes, например, она доступна уже сейчас.

С премьерой песни все получилось очень быстро. Мы ждали, когда выйдет сериал «Зулейха открывает глаза» по роману Гузель Яхиной (изначально премьера была назначена на осень 2019 года, но в дальнейшем была перенесена. В итоге первая серия будет показана на телеканале «Россия 1» в понедельник, 13 апреля, — прим. ред.). Дат выхода сериала нам никто заранее не сообщал. У телевизионных каналов есть свойство держать в секрете окончательную дату выхода. Когда мы узнали, что премьера состоится уже в понедельник, всех экстренно подняли на уши и согласовали дату релиза 10 апреля.

— 20 марта в московском «Октябре» должен был пройти благотворительный показ и премьера пилотных серий «Зулейхи». В итоге мероприятие прошло в закрытом формате только для журналистов и демонстрировалось онлайн с участием создателей 8-серийного фильма. Насколько я слышала, вы должны были открывать эту презентацию?

Да, это должно было стать сюрпризом — на открытии мероприятия я должна была исполнить «Ай, былбылым». Заранее мы нигде не говорили, что в принципе участвуем в этом проекте. Мы рассчитывали, что именно 20 марта раскроется наш маленький секрет. Но по известным всем причинам премьера не состоялась, и у нас не получилось представить песню в таком формате.

— Как состоялось ваше приглашение для участия в экранизации «Зулейхи»?

— Чуть более года назад мы начали работу над моим альбомом татарских песен «ЭТНО». Для него мы готовили много различных композиций, в том числе и «Ай, былбылым». Примерно в это же время, весной прошлого года, я узнала о том, что снимается фильм по роману «Зулейха открывает глаза». И мой друг, замечательный художник Алексей Роуман, кстати, автор идеи и дизайна обложки «Ай, былбылым», рассказал мне, что в Татарстане ведутся съемки экранизации.

Я узнала, что в сериале снимается Чулпан Хаматова. А поскольку мы с ней были знакомы, я написала Чулпан, что мы готовим к выходу татарский альбом, и если для фильма будет требоваться какое-то национальное музыкальное сопровождение, то, может быть, пригодится что-то из моего. Потому что мы старались, сохранив татарские народные классические традиции, привнести новую и свежую струю. И я сразу выслала Чулпан демо-версии некоторых песен, чтобы они с режиссером их послушали. Потом со мной связался Егор Анашкин (режиссер «Зулейхи», — прим. ред.) и сказал, что им очень понравилась наша версия песни «Ай, былбылым». Он предложил попробовать взять ее на титры фильма. Для меня это, конечно, стало очень приятным сюрпризом.

Дальше мы довольно долго ждали, когда подготовка фильма дойдет до стадии работы над звуковым оформлением. Когда наконец дело дошло до нас, началась довольно обширная работа. Нам нужно было переделать «Ай, былбылым» из нашей версии в версию для титров, где есть определенный хронометраж, визуальное сопровождение, под которое тоже надо было точно попасть. И благодаря композитору Радику Салимову (он стал одним из авторов новой версии песни), студии JAM Records в Волгограде, где мы пишем наш татарский альбом, привлечению композитора, саунд-продюсера Дмитрия Агафонова, который также работает над моим русским альбомом, мы довели композицию «Ай, былбылым» до того состояния, как она начала звучать в титрах «Зулейхи». Мы знали, что у Димы Агафонова есть огромный опыт работы в кино, из последнего — он делал несколько песен для саундтрека фильма «Лед-2», и он очень хорошо делает именно саундтречные песни, поэтому обратились к нему.

— Эта версия «Ай, былбылым» значительно отличается от звучания, которое будет в вашем татарском альбоме?

— По настроению и стилистике — не очень сильно. Но в музыкальном плане будет отличаться. В версии для фильма мы переделали некоторые эпизоды песни, чтобы это подходило под картинку. Основа же осталась той же. Но ее чуть-чуть еще докрутили для фильма.

— А с Чулпан Хаматовой вы где познакомились, в Москве?

— Да, в Москве. Чулпан довольно часто привлекала меня на мероприятия, концерты, которые проводились для детей — подопечных фонда «Подари жизнь».

— Как состоялось ваше знакомство с романом «Зулейха открывает глаза»?

— Около года назад мне его посоветовала прочитать мама. А ей «Зулейху» прислала двоюродная сестра, очень посоветовала прочитать, сказав, что это очень яркое эмоциональное произведение, которое заставило переживать полный спектр эмоций вместе с главной героиней. Мама прочитала, сказала, что у нее бежали мурашки по телу и она давно такого не читала. Потом передала эту книжку мне.

Я с первых страниц поняла, что книга правильно написана и очень легко читается. Плюс мне было легко ее читать, потому что там используются некоторые татарские слова, которые понятны нам с детства. Есть какие-то интересные сравнения. Мне очень понравилось, как пишет Яхина — книга читается на одном дыхании.

— Вы тогда могли предположить, что будете участвовать в экранизации этого романа?

— Честно говоря, я не предполагала такого развития событий. Но так получилось, что довольно быстро я узнала о съемках фильма, связалась с Чулпан, чтобы предложить свое участие. Но до конца не верила, что у нас может получиться. Очень здорово, что все сложилось именно так.

Фото Романа Хасаева

«Мне говорили, что это похоже на этническую музыку типа Secret Garden»

— Песню «Ай, былбылым» пели многие известные татарские исполнители, и в основном она звучит если не танцевально, то с раскачкой. У вас же она практически колыбельная. Почему была выбрана такая стилистика?

— Это была моя инициатива. Изначально, когда я выбрала ее для своего татарского альбома, я задумывала ее как колыбельную. «Ай, былбылым» я впервые услышала как колыбельную, которую пела мне моя мама перед сном.

И с самого детства у меня остались ассоциации от этой композиции как от распевной, медленной песни. Уже спустя какое-то время я услышала ее в варианте, в котором ее чаще всего исполняют, — он подразумевает подвижные раскачивающиеся интонации. Но для меня она осталась колыбельной. И когда мы начали готовить альбом, я сразу поняла, что надо делать песню так, как я ее чувствую. Я очень благодарна, что Радик Салимов понял мою задумку и очень помог. Мы сидели и вместе придумывали, как это должно звучать. То есть он стал одним из авторов новой аранжировки, нашей оригинальной версии.

— Почему свой татарский альбом вы пишете в Волгограде, а не в Татарстане или в Москве, например?

— Нам показалось, что запись такого масштабного альбома в Москве — дорогое удовольствие, в плане не только финансовом, но и временном — постоянная гонка, и сложно собрать вместе нескольких людей на длительный период для какого-то масштабного проекта. И мы решили изучить альтернативные варианты. Я давно дружу с представителями компании JAM Records. То, что они находятся в Волгограде, — просто стечение обстоятельств. Если бы они были в любом другом городе, я бы поехала туда. Я знаю, как работают эти ребята. Дистанционно мы уже создавали совместные проекты, пару раз я приезжала к ним лично на запись песен. Я поняла, что у них очень хорошее оборудование, там работают профессионалы под руководством Сергея Витальевича Крыльцова.

Почему я не стала записываться в Татарстане, я тоже объясню. Я привлекла несколько человек из республики, как уже вышеупомянутый Радик Салимов или дочь известного татарского композитора Шамиля Харисовича Тимербулатова — Гульнара Тимербулатова. Мне хотелось, чтобы в татарской музыке в нашем альбоме «ЭТНО» появилось свежее дыхание. В Татарстане мы уже привыкли к тому, как звучат татарские песни. Мне же хотелось услышать, как татарскую музыку воспринимают люди, которые не росли в этой атмосфере и вообще не знают татарского языка.

Поэтому обратилась к ним, показала им несколько татарских народных песен, которые нравятся мне, показала, как они звучат сейчас. Мне говорили, что это похоже на этническую музыку типа Secret Garden, на что-то полетное, воздушное, таинственное. Так что приглашенные музыканты пытались привнести что-то свое, в чем был огромный плюс. Они смогли дать свежее дыхание нашей музыке. А мы, команда из Татарстана, в свою очередь, направляли их в нужное русло, чтобы не уйти слишком далеко, не потерять в этой музыке национальную идентичность.

«На татарском я разговариваю только дома, с бабушкой»

— Сейчас вы параллельно работаете сразу над двумя альбомами — татарским и русским. Давайте, начнем с «ЭТНО». Какова степень готовности этого альбома?

— Он готов процентов на 70. Работу над ним мы начали больше года назад. Надеюсь, он выйдет в свет до конца года. Конечно, если бы я могла ездить в студию, а не сидеть в самоизоляции, все было бы намного быстрее. Так что сроки выхода определенно сдвигаются. Конечно, в условиях самоизоляции мы работаем дистанционно. Из студии в Волгограде ребята присылают мне свои варианты аранжировок, я их прослушиваю, предлагаю свои правки — в таком ключе у нас идет работа. Но записывать голос пока возможности нет, потому что нет студии рядом (Дина в период изоляции приехала из Москвы жить к родителям в родной Зеленодольск, — прим. ред.).

— Насколько я понимаю, посыл вашего альбома «ЭТНО» грандиозен — рассказать историю татарского народа на основе музыкального материала?

— Да, это целое путешествие по истории татарской нации. Мы сидели в библиотеках, ходили к фольклористам (отдельное спасибо Геннадию Михайловичу Макарову), слушали старые татарские баиты, которые также использовали. Очень сильно нам помог и помогает, и, думаю у нас вообще в целом будет много интересного совместного, Государственный ансамбль песни и танца Республики Татарстан, вместе с которым уже успели представить песню «ЭТНО» в Казани. Его руководитель Юрий Жуков всегда готов дать совет, помочь.

Когда мы не могли найти песню для альбома, связанную со свадебной темой, Юрий Леонидович попросил своих коллег, легендарных людей — Венеру Хасановну Гараеву и Нияза Рафисовича Гараева сделать нам экскурс по фольклорным песням на эту тему, и вы не представляете, они целых два часа пели нам и рассказывали истории создания разных архивных песен. Это незабываемо, конечно. И я очень за это благодарна.

— Какой материал войдет в татарский альбом?

— Мы включим и татарские народные песни, и новые композиции, которые пишем вместе с Радиком Салимовым. Поскольку я не пишу стихи на татарском языке, нам помогает с текстами замечательная девушка Даниля Валиуллина, кстати, тоже из ГАПиТа. Некоторые тексты мы берем из творчества известных татарских поэтов — Мусы Джалиля, Габдуллы Тукая, Кул Гали. Мы копаем очень глубоко. Гульнара Тимербулатова написала для меня одну новую песню. Я тоже стараюсь принимать участие в написании песен. Что касается татарского альбома, то исключительно с музыкальной стороны — вместе с Радиком мы придумываем мелодии, гармонии.

— А у вас был консультант по правильному произношению?

— Да, это делает как раз Даниля Валиуллина, которая пишет татарские тексты. Когда у меня возникают вопросы, я отправляю ей материал, и она дает советы.

— Как у вас обстоят дела с владением татарским языком?

— Петь на татарском мне достаточно удобно, понятно, приятно. Разговариваю на татарском я только дома, с бабушкой. Но постоянной практики общения у меня нет. На татарском языке я все понимаю. Но если говорить о крупных интервью на татарском языке, то я вряд ли смогу полноценно литературно и красиво ответить. Но вообще татарский язык — мой родной. Я стараюсь его не забывать. И периодически стараюсь на нем разговаривать, чтобы он оставался на языке.

Фото предоставлено Диной Гариповой

«Критикующих «Узгереш жиле» можно понять»

— Всегда, когда речь заходит о татарской музыке, эксперты рассуждают, присутствует ли там «мон» (очень приблизительный перевод — «пение с душой», — прим. ред.). У вас в альбоме он будет ощущаться?

— Я думаю, что будет. У нас есть исторические песни, баиты, стихи Джалиля, Кул Гали. Это составляющая нашей истории. И наверное, это и есть мон. Люди, которые слушали мои первую татарскую песню «Кунел», которую я выпустила несколько лет назад, как раз на стихи Тукая, писали мне о том, что вот он мон — красивый язык, правильные слова.

Плюс для записи альбома мы используем старинные татарские инструменты. Есть и курай, на котором играет Радик, кыл-кубыз, где-то есть звучание баяна, которое мы необычно замиксовали и много другого интересного.

— Тот же фестиваль татарской песни «Узгереш жиле» критиковали за отсутствие «мона» и за то, что от татарских песен ничего не осталось. У вас такого не будет?

— Я стараюсь сохранить правильное звучание татарских инструментов. Но при этом я думаю, что критикующих «Узгереш жиле» можно понять. С другой стороны, мы должны понимать, что это естественный процесс изменения музыки. Сначала они будут немного перегибать, а потом все перейдет в нужное русло. Так происходит в любом процессе. Сначала немного пересолишь, поймешь, где твои ошибки, исправишь.

— Будет ли татарский альбом с его грандиозным замыслом востребован молодежью, поколением миллениалов?

— Именно поэтому мы обратились к людям, которые не знают татарскую музыку и пытаются привнести модности в песни, чтобы они звучали круто и эпохально. Какие-то песни я уже давала послушать племяннице, просто незнакомым людям. На одной из фотосессий в Москве мы включали фоном некоторые песни из альбома, и даже фотограф оборачивался и спрашивал, что это за колоритная музыка.

Мы вставляем в композиции такие биты, чтобы это качало. Мы хотим, чтобы это звучало как музыка сегодняшнего века, при этом, повторюсь, без потери национальной идентичности. Во многом для достижения этой цели мы пригласили к сотрудничеству саундпродюсеров, аранжировщиков из США. Мне было интересно, как они воспримут татарскую музыку. В то видение, которое они предложили, я сначала долго вникала. Но получилось очень необычно и интересно.

— Рэп в новом альбоме не прочитаете?

— Меня давно к этому склоняют (смеется). В некоторых песнях есть «арэнбишные» биты. Я думаю, должно получиться интересно. В любом случае, наш альбом найдет своего слушателя. А там уж как пойдет.

«Мы поняли, что сейчас выпускать альбом будет не совсем правильно»

— Как движется работа над вашим русскоязычным альбомом?

— Я очень надеялась выпустить его этой весной. Но из-за объявленного режима самоизоляции не успела записать некоторые вокальные моменты. Мы хотели привлечь хор в некоторые песни. Кроме того, мне нужно было какие-то песни дописать. И тут все это случилось, и мы поняли, что сейчас выпускать альбом будет не совсем правильно.

Пока я нахожусь в родительском доме в Зеленодольске, мне пошло это в плюс, я переслушала некоторые песни и поняла, что какие-то композиции надо доработать. Мы обратились к музыкантам в Москве — Андрею Коноплеву, Диме Агафонову, Егору Елесину, которые работают с Лободой, Нюшей, Лазаревым, другими топовыми артистами. Это очень крутые креативные ребята, вместе с которыми мы могли пропадать в студии буквально ночи напролет. Было и такое, что мы сидели в студии до утра, не вылезая.

Один сидит и начинает что-то наигрывать на гитаре, другой начинает набрасывать партию барабанов, я напеваю какую-то мелодию, и мы придумываем, что сделаем песню вот об этом. Так что у нас получается альбом с историями из жизни, которые будут близкими и понятными каждому. Каждый переживал какие-то расставания, влюбленности, перерождения в плане переосмысления проблем, становления. То есть мы пропустили все композиции нашего альбома через призму собственных переживаний. Ребята, с которыми мы писали альбом, рассказывали свои истории, делились друг с другом самым сокровенным и писали об этом песни.

— В альбом войдет полностью оригинальный материал?

— Да, абсолютно. Но, возможно, будет один из каверов — «Я прошу, хоть ненадолго» из «Семнадцати мгновений весны». Мне хотелось сделать песню, знакомую всем, но передать так, чтобы при этом она была понятна молодежи, детям, которые вряд ли слушают советские песни. Мы хотели привлечь к этой песне внимание, чтобы они закачали ее в свой плей-лист, чтобы эти песни продолжали жить в новом звучании. Мы поэкспериментировали, и, надеюсь, наш эксперимент понравится.

— Как будет называться ваш новый русскоязычный альбом?

— У него несколько пилотных названий. Пока я организовала себе маленькое рабочее место дома у родителей и начинаю доделывать некоторые песни. Кто знает, может, именно эти композиции дадут название альбому.

— Ваши поклонники могут ожидать, что в этом году у вас могут выйти сразу два альбома — русский и татарский?

— Я очень надеюсь, что так и получится. Русский альбом так точно выйдет в этом году. Он уже находится на стадии сведения. Буквально пару песен мы доделываем. Может быть, заменим несколько имеющихся композиций на новые, посмотрим и решим в ближайшее время. Этот альбом процентов на 85 готов.

«Очень хотела бы, чтобы молодежный гимн к 100-летию ТАССР получился танцевальным, масштабным, хлопковым»

— Еще одно заметное событие этого года — 100-летие ТАССР. Вы должны были представить новую песню, которая обещает стать молодежным гимном о Татарстане. Как продвигается этот проект?

— Я думаю, у нас все, даст Бог, получится. Для этой песни мы взяли стихи Мусы Джалиля, Габдуллы Тукая, используем самые красивые фразы, а для написания текста припева обратились к Валиуллиной, дали ей примерный смысл того, что должно получиться. При этом мы предварительно слушали гимны, которые играют на футболе, чтобы весь стадион мог припевать, подтанцовывать, чтобы это качало. Примерно на такой лад мы попросили написать Радика Салимова музыку для этой композиции. Мы отправили это в студию в Волгоград. Там даже попробовали добавить вставку рэпа. Так что мы уже продумали текст и мелодию.

Теперь осталось дождаться окончания карантина и записать композицию с друзьями-музыкантами. Я бы очень хотела, чтобы наша песня получилась танцевальной, масштабной, хлопковой, все ее пели, пританцовывали. Очень хотелось бы добиться такого результата.

Кристина Иванова
ОбществоКультура Татарстан
комментарии 18

комментарии

  • Анонимно 10 апр
    Молодчина Дина!

    Успехов.
    И гимн к 100-летию ТАССР выйдет, уверен, замечательный.
    Ответить
  • Анонимно 10 апр
    Диана гарипова таааак изменилась после победы в шоу, такая другая стала
    Ответить
    Анонимно 10 апр
    Не Диана а Дина
    Ответить
    Анонимно 10 апр
    На видео на огромном экране во время праздника Семьи и Любви было написано Дина - уменьшительно-ласкательное имя.
    Ответить
    Анонимно 10 апр
    это татарское имя Динэ
    Ответить
    Анонимно 10 апр
    Такое же татарское, как Резедэ, Венерэ,Розэ. Нет такого татарского имени и не было никогда.
    Ответить
    Анонимно 10 апр
    Дина Дурбин, актриса, наверно на том свете себе сразу ичиги попросила и калфак
    Ответить
    Анонимно 12 апр
    Почти все русские имена вообще латинские или греческие, у татар больше своих тюркских имен, а все заимствованные в 20 веке европейские имена это результат политики советской власти и обрусения
    Ответить
  • Анонимно 10 апр
    Почему ей дали заслуженную?
    Ответить
  • Анонимно 10 апр
    Вчера только видел рекламу этой картины. Хочу посмотреть, если не забуду
    Ответить
  • Анонимно 10 апр
    Молодец, не забывает национальную культуру. Это культурная зрелость.
    Ответить
  • Анонимно 10 апр
    А Диночка-то - теперь и Заслуженная артистка РФ. Причём ЗАСЛУЖЕННО!
    Ответить
  • Aziza Masimova 10 апр
    Вот уж кто поёт с мон . Переслушивала титры к Зулейхе уже раз сто . Просто на душу ложится голос Дины и ее исполнение . Удачи тебе Дина с выходом обоих альбомов и вообще будь счастлива . Ты замечательная !!!!
    Ответить
    Анонимно 10 апр
    Хватит везде мон мониторить. Поёт отлично, и все тут. А то специалистов по мону развелось. Как будто это халяль в виде песен, а все остальное харам
    Ответить
    Анонимно 16 апр
    не завидуйте)
    Ответить
  • Анонимно 23 апр
    Это башкирская народная песня. Агидель в Татарстане не течет даже
    Ответить
    Анонимно 25 апр
    В Башкирии много татарских деревень, помню раньше эту песню исполнял Ильгам Валиев.
    Ответить
  • Анонимно 25 апр
    Ильгам Валиев из Башкортостана, не удивительно, что исполнял. Филюс Кагиров. Салават Фатхетдинов, Айдар Галимов, Василя Фаттахова и многие другие выросли на башкирской культуре, на башкирских песнях.
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии