Новости раздела

«Айгуль, смотри, Неман! — сказал белорус с гордостью. Жаль, что он не видел Камы…»

Уехавшая на ПМЖ в Европу челнинка — о ностальгии по архитектуре, природе и о людях Татарстана

«Айгуль, смотри, Неман! — сказал белорус с гордостью. Жаль, что он не видел Камы…»
Фото: wikipedia.org

Наша соотечественница из Набережных Челнов Айгуль Михневич 14 лет назад покинула Россию, выйдя замуж за известного белорусского предпринимателя, а ныне кипрского политика Ивана Михневича. В своей авторской колонке, написанной специально для «Реального времени», она рассказывает о своих чувствах по приезду на малую родину и гордости за родные места.

Еле сдерживаюсь, чтобы не расцеловать родную землю

На столике в кафе аэропорта Бегишево стынет облепиховый чай, который я пью только в России.

Прилетела всего на 2 дня, чтобы встретиться с одноклассниками. Жду рейса на Москву. Всего 2 дня на Родине, и миллионы мыслей в голове, которые я спешу записать.

20 лет назад мы закончили школу.

Вот уже 14 лет я живу за границей. Сначала Беларусь, потом Кипр.

Большой жизненный опыт, множество стран, тысячи людей перед глазами. Города, музеи, мировые концертные площадки, рестораны от самых дешевых до самых дорогих, большая общественная деятельность, бессчетное количество прочитанных книг, созданный мной любимый интеллектуальный клуб и, конечно, семья — самый главный подарок от Бога.

2 дня интенсивных встреч с разными людьми: родственники, друзья, одногруппники из колледжа, одноклассники.

В эту поездку в полной мере ощутила, что такое ностальгия.

Я приехала одна в город, из которого уехала навсегда ровно 14 лет назад так же в полном одиночестве.

В 0.40 самолет подлетал к моему родному автограду. Впервые увидела, какой он сверху. Это было маленькое чудо.

Вот Нижнекамская ГЭС, дамба, шлюзы, а вон там элеваторная гора! Как красив мой город, укрытый белым, чистым снегом! Широкие проспекты, яркое освещение. Слышу, как бьется сердце.

11 лет я не была в заснеженных Набережных Челнах. Последние 2 раза приезжала только летом, а перед этим долгая пауза.

И вот сегодня я спускаюсь с трапа самолета. Еле сдерживаюсь, чтобы не расцеловать родную землю и не пуститься в пляс от восторга. Иду к аэропорту, слышу волшебный хруст снега под ногами.

Стою под балконом своей квартиры на маленьком пятачке, столь дорогом моему сердцу…

Меня встречает водитель из отеля.

Хочется поговорить с кем-нибудь. Глаза человека за рулем показались очень добрыми. Аккуратно начинаю беседу.

— Вы знаете, я сейчас живу на Кипре и ужасно боюсь ваших гололедов. Отвыкла от заснеженных дорог.

— Не волнуйтесь, я буду вести машину осторожно, — отвечает он с улыбкой.

Мы едем и говорим о жизни. Он рассказывает о себе.

— Если вы верующий человек, вам обязательно надо приехать на Кипр! Там очень много святынь, постоянно происходят чудеса.

Я даю ему свою визитку.

— Соберетесь в наши края — звоните. Расскажу, что и как, где лучше остановиться, что посмотреть.

Мы подъезжаем к району, где я выросла.

Признаюсь, в эту поездку я думала не заезжать в родной двор, но сердце екнуло. Не удержалась.

— Простите, Павел, а можно мы заедем на секунду в 32-й?

— Конечно! Показывайте дорогу.

Вот мой комплекс, а вот и дом, в котором я выросла.

— Сейчас направо в арку, а потом налево, пожалуйста.

Мы едем по спящему двору, забитому машинами. Я всматриваюсь в каждый уголочек этого небольшого пространства.

— Если хотите, выйдите ненадолго, — говорит мне водитель.

И я выхожу. Стою под балконом своей квартиры на маленьком пятачке, столь дорогом моему сердцу, жадно вдыхаю теплый морозный воздух. Все вокруг спит. Двор освещен фонарями и сиянием белого зимнего ковра. Я подхожу к газону, беру в руки немного прохладного снега, растираю его в руках. Он тает очень быстро.

Сажусь в машину, и мы едем дальше, к отелю.

Стандартные девяти- и пятиэтажные дома… Когда-то давно мне хотелось бежать от них

Мой номер на 4-м этаже. Вид из окна просто фантастический!

Несмотря на усталость, долго смотрю на широкий проспект Мира, дома, автостоянку под окном. Вооон в том доме живет одна из сестер моей матери. А вот в этом — человек, которого я когда-то очень любила. В этом парке мы гуляли с друзьями. За теми домами — органный зал. Я была на паре концертов, влюбилась в музыку Баха.

Стандартные девяти- и пятиэтажные дома… Когда-то давно мне хотелось бежать от них. Они казались скучными, безликими, однотонными. От них рябило в глазах. Я мечтала о старых городах с разнообразными архитектурными стилями. Душа тянулась к красоте.

Особенно после первой поездки в Казань, куда я вырвалась на несколько дней в 18 лет, несмотря на то, что мать категорически заявила: «Уедешь — можешь не возвращаться домой». На улице Баумана подруги смотрели на меня и смеялись. Я была похожа на наркоманку, ошалевшую от внешнего великолепия столицы Татарстана. Прыгала от восторга, не в силах выразить эмоции, охватившие неискушенную душу. Мечтала уехать из Челнов. Думала перебраться в Казань, но тогда не хватило смелости и чего-то еще.

Я ездила в любимую Елабугу в двадцати километрах от родного города, чтобы отдохнуть от суеты обыденной жизни и зарядиться духом старого купеческого городка. Там я была особенно счастлива. Там я мечтала о прекрасном будущем.

Но вот сегодня, спустя 14 лет после переезда из России, я смотрю в окно на эти самые стандартные, однотонные, безликие дома… И сердце переполняется какой-то невыразимой тоской. Я мысленно глажу эти здания. Они мне родные. Среди них прошло мое детство, юность, молодость. Здесь я мечтала и влюблялась; здесь я училась и познавала жизнь; страдала и радовалась, летая между небом и землей. В этих домах жили мои родственники, друзья, знакомые, одноклассники. После пятизвездочных отелей, полетов бизнес-классом, шикарных ресторанов и прочих атрибутов «красивой жизни» мне вдруг отчаянно захотелось побывать у кого-нибудь в гостях, хотя бы в самой маленькой простой челнинской квартирке.

Все мои встречи происходят в отелях, где я останавливаюсь, или в ресторанах. Так удобнее. Мне не хочется никого напрягать.

Я слишком эмоциональна

Наступает день встречи выпускников. Конечно, я долго готовилась к этому событию. Одеваюсь, волнуюсь. Во время учебы в школе, кажется, мы были не слишком дружны. Я всегда чувствовала себя отщепенцем в некотором смысле. Меня даже нет на общей фотографии класса. Какими они стали? Как мы посмотрим друг на друга? О чем будем говорить? Мы все повзрослели, изменились. Почти у всех есть дети. Я единственная из класса уехала за границу на постоянное место жительства. Мне есть что рассказать, чем поделиться. За 20 лет была проделана огромная работа над собой. Нет больше той маленькой, неуверенной в себе девочки, бравировавшей во внешних проявлениях и ужасно запуганной внутри. Я стала другая. И они тоже.

Приезжаю в школу на такси. Сердце замирает. Поднимаюсь на крыльцо, встречаю с радостью одну из наших девочек. Совсем не изменилась. Все такая же красивая, скромная, добрая… Мы заходим внутрь.

Когда-то это здание было огромным, а сейчас оно кажется маленьким, компактным. Слышу комментарии наших девочек. Они испытывают те же чувства.

Несколько фотографий в холле с одноклассницами, регистрация, а потом я иду гулять по этажам. Начинаю с крыла, где училась в младших классах. Поднимаюсь на третий. Дохожу до кабинета, где провела 3 первых года. Еле сдерживаю слезы. Все те же картины на стенах, все те же широкие подоконники. Вот здесь раньше был кабинет музыки. Там я впервые услышала любимую мелодию всей жизни — «Утро» из сюиты «Пер Гюнт» Эдварда Грига. Каждый год под эту музыку мне выносят торт в день рождения.

Пока иду по коридорам, чувствую, как меня начинают переполнять чувства, воспоминания. Я уже почти плачу. Ноги подкашиваются, сердце бешено бьется в груди. Не знаю, почему так. Я слишком эмоциональна.

Мы идем в актовый зал, где каждый год встречают выпускников концертом, подготовленным учениками школы. Какой он, оказывается, маленький, а раньше казался огромным…

Сажусь в первом ряду. Начался концерт.

— Катя, ты представляешь, они подготовили великолепный костюмированный татарский танцевальный номер! — рассказывала я потом близкой подруге.

— Айгуль, думаю, ты единственная, кто так восторженно воспринял это. Для здешних людей татарская музыка и танцы — обыденность, а для тебя уже родная экзотика, — смеется она.

После концерта мы с девочками идем на экскурсию по школе. Лишь недавно в ней начался капитальный ремонт. Почти все осталось таким же, каким оно было в «наше» время, 20 лет назад… И для нас это особенно ценно!

Несколько общих фотографий на разных этажах и в одном из классов.

— Айгуль, ты всегда сидела за первой партой! — сказали девочки, когда я вошла в кабинет и стала искать, где присесть.

— Нет, на математике я сидела в другом месте, так как Мустафа меня выгнал, — ответила я со смехом, вспомнив эпизод из школьной жизни.

Мы тогда были детьми. Много всего было пережито вместе. На разных предметах мы сидели в разных местах. Но все запомнили, что я сидела именно за первой партой. Впрочем, чаще всего так оно и было.

Собралось чуть меньше половины класса. Приехали в основном те, кто живут в Казани и других городах. Челнинских почему-то было всего несколько человек. Одного из наших ребят, к сожалению, уже нет в живых. Этот здоровый высокий крепкий парень умер 15 лет назад. Внезапная остановка сердца. Бывает и так…

После школы мы поехали в ресторан вместе с классным руководителем. Вспоминали школьные годы, рассказывали о жизни настоящей.

Было очень приятно видеть и слышать одноклассниц. Из парней был один Мустафа. Все они красивые, умные, успешные. Да, я горжусь тем, что училась с такими замечательными людьми. С каждым я познакомилась заново. Было здорово!

Надо уехать за тысячи верст, чтобы оценить настоящую татарскую кухню

Два дня в родном городе. Встречи в ресторанах, где я ищу татарские блюда в меню и возмущаюсь тем, что их там очень мало.

— Айгуль, татарская кухня у нас в домах, а в рестораны мы ходим, чтобы поесть чего-то другого, — говорят мне подруги.

— А что делать туристам, которые приезжают и хотят попробовать местный колорит?

Конечно, я всегда нахожу любимые треугольнички, суп с домашней лапшой, кыстыбый, чак-чак и прочее. Но все же меня удручает, что в Челнах этого мало. Люди не ценят того, что имеют. Они пресыщены этим. Им хочется чего-то другого. Пиццу, суши, гамбургеров…

Надо уехать за тысячи верст, чтобы полюбить и оценить в полной мере, какая все-таки великолепная настоящая татарская кухня!

После всего написанного кто-нибудь обязательно задаст вполне резонный вопрос:

— Если ты так любишь Родину, почему не вернешься в Россию?

Говорят, хорошо там, где нас нет.

Я из тех людей, которым хорошо везде, где мы есть.

Я была по-своему счастлива в Челнах, но была вынуждена уехать по причинам, о которых, возможно, когда-нибудь расскажу отдельно. Дело не только в муже, которого я встретила в интернете.

Всей душой я полюбила Беларусь, а потом и на Кипре нашла себя.

Мне всегда есть чем заняться. Я умею получать удовольствие от жизни даже в самых стесненных условиях. Легко завожу знакомства и быстро нахожу компанию для общения и реализации интересных проектов, когда они возникают.

Я люблю свою Родину, скучаю по ней. Она великолепна!

По пути в аэропорт смотрела на город и думала:

Здесь нет ничего особенного, чем можно было бы привлечь туристов.

Главное богатство — природа и прекрасные люди!

Летом я взяла в аренду автомобиль и ездила на нем по округе. По одному только Боровецкому лесу каталась 4 часа. Нигде в Европе я не видела такой дикой, первозданной красоты, такой мощи и буйства стихии. Кама — удивительная река, с непередаваемой энергией.

Однажды знакомый белорус повез нас к родственникам в Гродно.

— Айгуль, смотри, Неман! — сказал он с гордостью.

Жаль, что он не видел Камы… Вряд ли стал бы так гордиться речушкой, напомнившей мне Мелекес, при всей моей любви к Беларуси.

Татарстан богат не только своими природными ресурсами, но, конечно, еще и историей. Очень много интересных мест, куда я с удовольствием езжу с детьми.

Набережные Челны — уникальный город, построенный всего за 30—40 лет. В нем удобно жить, работать, растить детей.

Елабуга, Булгары — мои любимые маленькие исторические памятники, куда хочется возвращаться снова и снова.

Казань — столица с богатейшей историей. Каждый раз останавливаюсь в отеле с видом на Кремль. Люблю смотреть на него утром в рассветных лучах и в ночном освещении.

Да, я люблю свою Родину, скучаю по ней. Она великолепна!

Айгуль Михневич, фото предоставлены автором
ОбществоИсторияКультура Татарстан
комментарии 11

комментарии

  • Анонимно 12 фев
    На встречу выпускников такие программы организовывают в школе? У нас такого не было
    Ответить
  • Анонимно 12 фев
    На встречу выпускников только женский коллектив пришел ))) Или мальчиков было мало у вас в классе?
    Ответить
  • Анонимно 12 фев
    Айгуль, а где ваши родители? Они не в Челнах живут?
    Ответить
  • Анонимно 12 фев
    Чын кунелдан язган… молодец.
    Ответить
  • Анонимно 12 фев
    "После пятизвездочных отелей, полетов бизнес-классом, шикарных ресторанов и прочих атрибутов «красивой жизни» мне вдруг отчаянно захотелось побывать у кого-нибудь в гостях, хотя бы в самой маленькой простой челнинской квартирке." - вся суть этого опуса.
    Ответить
  • Анонимно 12 фев
    Как выглядит сама Айгуль?
    Ответить
  • Анонимно 12 фев
    Ой, такая крутая
    Ответить
  • Анонимно 12 фев
    А встречу одноклассников организовали из за приезда вашего приезда?
    Ответить
  • Анонимно 12 фев
    Чего-то уже было такое, давайте что-нибудь поинтереснее.
    Ответить
  • Анонимно 12 фев
    Такая крутая-прекрутая из бизнес-класса, а встреча в столовке с эчпочмаками. Почему не на Кипре в своем ресторане? Да, кстати, пару снимков со своей Кипрской виллы не помешали бы, чтобы развеять смутные сомнения.
    Ответить
  • Анонимно 17 фев
    Спасибо, Айгуль, за статью. Приятно читать столько тёплых слов о родине, и вообще сейчас все друг друга грязью поливают - делятся содержимом. На этом фоне приятно читать что то теплое, искреннее, видно, что наполняет человека.
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии