Новости раздела

Кто сорвал реставрацию вывезенной из Татарстана мечети XIX века под Вологдой

По словам реставраторов, стройка встала из-за нехватки денег, а чиновники из Казани уверяют: средства шли по договору

Кто сорвал реставрацию вывезенной из Татарстана мечети XIX века под Вологдой
Фото: facebook.com

Вологодский Реставрационный центр Александра Попова накануне остановил работы по воссозданию старинной деревянной мечети, вывезенной для восстановления из Рыбно-Слободского района. Причина — тотальная нехватка финансирования, о чем Попов написал в открытом письме на своей странице в Facebook. Сначала воссоздание мусульманского храма конца XIX века оценили в 20 млн рублей, и уже тогда реставраторы называли сумму «нереальной», а позднее смету еще урезали. Реальная стоимость реставрации, по мнению вологодских мастеров, составляет порядка 49 млн рублей. Как выяснило «Реальное время», вскоре после публикации письма с реставраторами председатель Комитета ОКН по РТ Иван Гущин связался с Поповым лично, предложив его команде сесть за стол переговоров 6 февраля.

«Причина простая — у меня на счету закончились средства»

Реставрация уникального памятника деревянного зодчества 1879 года постройки — деревянной мечети в селе Большая Елга Рыбно-Слободского района — началась в начале 2019 года. Проект реставрации был заказан Минкультом РТ еще в 2017-м, сейчас его курирует Комитет по охране объектов культурного наследия по РТ. В январе 2019-го подрядчик — Реставрационный центр Александра Попова из вологодского города Кириллов — разобрал и вывез здание в свою мастерскую по частям.

Демонтаж и «эвакуация» прошли без последствий, в течение года 10 кузнецов, плотников и столяров работали над восстановлением постройки. Буквально пару недель назад, 18 января, глава Комитета ОКН Иван Гущин приезжал в Вологду проконтролировать ход работ и анонсировал сдачу объекта еще до конца года.

Однако 3 февраля в Сети появилось открытое письмо реставратора Алексея Попова, в котором он сообщил о приостановке работ по реставрации и мечети, и Михаило-Архангельской церкви 1757 года постройки из села Архангельские Кляри Камско-Устьинского района РТ, за восстановление которой мастера Попова также взялись в 2019-м.

Буквально пару недель назад, 18 января, глава Комитета ОКН Иван Гущин приезжал в Вологду проконтролировать ход работ и анонсировав сдачу объекта еще до конца года

— Причина простая — у меня на сегодня на счету закончились средства, нечем платить заработную плату сотрудникам, не на что закупать недостающие материалы, нечем платить налоги. <…> Мы работаем на памятниках архитектуры по расценкам 84 года с коэффициентом 2012 года — в эти расценки уложиться никто не может, ни я, ни коллеги, работающие в этой отрасли. <…> Естественно, я в течении 2019 года пытался решить эту проблему, однако чиновники предпочитают не говорить об этом вслух. <…> В январе 2020 года приезжали татарские СМИ, сделали репортаж и показали видео о достижениях реставрации в нашем центре в Кириллове, но о проблемах не сказали ни слова, — заявил Попов.

Далее автор приходит к выводу, «что реставрационные работы — это всего лишь фон для пиара и междоусобной карьерной борьбы чиновников, но, по сути, деревянное наследие Татарстана им абсолютно не интересно».

«Я называл порядок цифр — 40 млн на каждый объект»

Договор на реставрацию мечети был заключен конце декабря 2018 года между Реставрационным центром Александра Попова и ДУМ РТ. Стоимость работ, прописанная в контракте — 20 млн рублей. Аналогичный договор на восстановление Михаило-Архангельской церкви РПЦ и Александр Попов подписали в 2019 году, смета составила 15 млн рублей. Сначала вологжане взялись за мечеть, ее планировали закончить в декабре 2019 года. Работы более чем на 50% оплачивает ДУМ РТ на средства жертвователей и меценатов, бюджетные средства на проведение реставрационных работ не были предусмотрены.

В беседе с «Реальным временем» Александр Попов рассказал, что сумма в договоре изначально была слишком мала, поскольку в последний раз тарифная сетка на подобного рода работы индексировалась федеральным Минкультом в 2012 году. Но после прохождения экспертизы, инициированной властями республики, смета была урезана еще больше, а итоговый ее вариант он получил на руки уже после подписания договора.

Договор на реставрацию мечети был заключен конце декабря 2018 года между Реставрационным центром Александра Попова и ДУМ РТ. Фото okn.tatarstan.ru

— Я посчитал в ценах 2012 года, отдал [комитету]. Меня попросили пройти экспертизу, отдали на экспертизу. Я сейчас не помню, как по мечети шло, но по церкви еще и срезали [смету]. Обычно тот, кто проводит экспертизу, присылает свои замечания наподобие: «данная расценка применена некорректно, исправить». И эксперт и сметчик до чего-то договариваются. Здесь же мне просто прислали срезанную сумму, то есть я должен был просто исправить смету на эту сумму, что они вычеркнули, я не знал. И итоговую смету я получил только после того, как был подписан договор, — утверждает Попов.

По словам реставратора, получив на руки всю документацию, он был удивлен: часть работ просто была «выброшена» из сметы вместе с числовыми значениями — отсутствовали графа «перевозка разобранной конструкции», командировочные расходы.

— Конечно, я говорил, что этой суммы недостаточно. Я понимал и называл порядок цифр, тогда точно сказать было нельзя, поскольку мы еще не начали работы, но это сумма 40 миллионов плюс-минус на каждый объект, — напомнил реставратор. — Как минимум вдвое должно быть дороже. По точной стоимости церкви пока говорить не могу, так как мы еще как следует не начали ее делать. А по мечети я посчитал смету, представляю себе полностью объем работ — 49 млн рублей. Эту смету я отправил в комитет к Ивану Гущину.

В качестве примера некорректного составления сметы для татарстанских памятников деревянного зодчества Попов приводит конструкторские работы в музее-заповеднике «Кижи», на восстановление деревянной Преображенской церкви которого Минкульт выделил порядка 450 млн руб. При этом физический объем «Кижей» составляет три тысячи кубических метров, а физический объем мечети села Большая Елга — 2 тысячи кубометров, церкви Архангельских Клярей — еще 1,5 тысячи. То есть их совокупный объем превышает объем «Кижей», сложность работ на всех объектах — 4 балла, а общий бюджет реставрации ниже более чем в 10 раз.

В итоге на сегодняшний день по договору реставрации мечети центру поступило порядка 11 млн рублей, по договору о восстановлении церкви — около 5 млн рублей

Согласно условиям договоров, в качестве предоплаты по каждому из объектов Реставрационный центр Александра Попова получил по 30% предоплаты. Далее каждый месяц реставраторы «закрывают процентовку», то есть отчитываются о проделанной работе в процентах готовности проекта, и получают очередной транш согласно выполненной работе, за минусом 30% от этого транша. В итоге на сегодняшний день по договору реставрации мечети центру поступило порядка 11 млн рублей, по договору о восстановлении церкви — около 5 млн рублей.

— Я проработал год, получил около 16 млн, я перевез и мечеть и церковь, заготовил материалы и на то, и на другое, и уже сделал объем работ. Но в убыток себе — порядка 9 млн. Средства, которые переводят, не покрывают стоимость работ. Я иду в долговую яму. Весь этот год я пытался пробить вопрос о том, что мы не укладываемся в эти суммы, — подчеркивает Александр Попов.

По словам мастера, он долгое время приглашал представителей казанского комитета в Вологду оценить объемы работ и лично убедиться в том, что средств недостаточно. А когда в начале этого года Иван Гущин прибыл в центр реставрации, то, по словам Попова, сообщил лишь, что вопрос необходимо решать на уровне высшего руководства республики.

— Но ведь год прошел — второй пошел. Ладно бы это было месяц-два. Перед Новым годом я попросил перевести мне деньги ровно на то, чтобы раздать зарплаты сотрудникам. Мне перевели их. Я расплатился, но начался новый год. Я понимаю, что следующую зарплату мне платить нечем. Я безумно не хотел писать эти письма, но выхода не было. Пришел сегодня утром и понял, что надо написать. Мое письмо отказались публиковать СМИ, и я разместил на Facebook. У меня небольшой Facebook, и я не ожидал такой реакции: мне стали звонить из Москвы, из Лондона… Тут же Гущин мне позвонил, говорит: «Приезжай на совещание». Договорились в четверг. Год вопрос не решался и вдруг все это начинает двигаться… Я в шоке, — поделился реставратор.

Александр Попов, по словам Ивана Гущина, хочет изменить целый ряд условий договора — не только сумму контракта, но и срок сдачи объекта, так как мастер уже не успел сдать его до оговоренной даты. Фото Рината Назметдинова

Иван Гущин: неожиданностью стало требование увеличить смету в два раза

В республиканском Комитете по охране объектов культурного наследия «Реальному времени» сообщили, что глава ведомства Иван Гущин в курсе ситуации и знает о необходимости дополнительного финансирования проектов. Однако в комитете напомнили, что в договоре подряда на выполнение реставрационных работ по мечети их сумма была оценена в 20 млн рублей.

Александр Попов, по словам Ивана Гущина, хочет изменить целый ряд условий договора: не только сумму контракта, но и срок сдачи объекта, так как мастер уже не успел сдать его до оговоренной даты, то есть до декабря 2019 года. А новая смета, предоставленная реставраторами в комитет, составляет уже 49 млн рублей, и двукратное увеличение этой суммы как раз и стало неожиданностью для специалистов. При этом, по словам главы ведомства, и договор, и сметная документация были заранее согласованы с Александром Поповым.

— В конце декабря 2019 Александр Попов проинформировал комитет о проблемах с финансированием у его организации. Поэтому в январе руководством Комитета РТ по охране культурного наследия был осуществлен выезд в Кириллов с целью определения фактического выполнения работ. По результатам поездки выяснилось, что сегодня имеет место необходимость проведения дополнительных видов работ, которые возникли по ходу проведения реставрации на объекте. 30 января по просьбе комитета реставратор прислал новые сметные расчеты и объявил, что сметная стоимость работ теперь составляет 49 млн рублей. Договорные обязательства Александр Попов хочет изменить, в том числе и по срокам, — подчеркнул Иван Гущин.

В пресс-службе Комитета по охране объектов культурного наследия «Реальному времени» подтвердили, что встреча руководителя ведомства с реставратором назначена на четверг, 6 февраля. На совещании Иван Гущин вместе с Александром Поповым еще раз рассмотрят проект и сметные расчеты.

Реставрация мечети на сегодняшний день завершена более чем на 50%

Что сейчас происходит в Кириллове?

Работой над воссозданием мечети и церкви из Татарстана в течение последнего года, по словам Александра Попова, были заняты 10 специалистов: техники, архитекторы, кузнецы, столяры, плотники, мастера «слюденицы» — мозаичных окон из слюды, в XIX — начале XX веков заменявшей стекло.

Реставрация мечети на сегодняшний день завершена более, чем на 50%. Собрана срубовая конструкция двухэтажной мечети длиной 25 метров, шириной 9 метров и высотой практически 7 метров. Мастера только приступили к воссозданию стропильной конструкции, проделаны столярные работы: оконные и дверные рамы, проемы, «черный» пол в перекрытиях между первым этажом и подклетом. Практически завершено воссоздание кованых элементов. Реставраторам предстоит восстановить минарет, осуществить строительство фундамента, привезти мечеть в родное село и установить на прежнее место. На втором объекте, в Михаило-Архангельской церкви проведены столярные работы, на проекте до вчерашнего дня работали кузнецы и мастера по слюденицам.

— Что будет дальше? Смотря сколько все это пролежит в таком состоянии, может и сгнить, — констатировал реставратор, отвечая на вопрос «Реального времени» о последствиях «заморозки» стройки. — Мы не должны останавливаться ни на минуту. Мне нужно, чтобы объемы, которые мы делаем, закрывались по нормальным расценкам В этом году у вас юбилей, 100-летие ТАССР, я обещал, что, если все будет нормально идти, до конца года поставлю мечеть на место, и это еще возможно.

Ольга Голыжбина, фото facebook.com
ОбществоКультура Татарстан

Новости партнеров

комментарии 14

комментарии

  • Анонимно 04 фев
    Ну тут либо смета на реконструкцию была не верная, либо средства тратились не по назначению
    Ответить
  • Анонимно 04 фев
    Хо-хо бедный бедный Александр Владимирович Попов. Я знаком с ситуацией. Напели ему на словах, наобещали с три короба, что смету дополнят в процессе, деньги найдут, а тот и поверил. В итоге остался с кабальным договором один на один, да и винить то теперь некого,сам по сути виноват
    Ответить
  • Анонимно 04 фев
    Иногда люди переоценивают свои возможности и ресурсы, так и получилось тут. Ну и не хватка финансирования, хотя про финансирование надо было думать изначально на стадии расчетов и смет. Да и приступать к работе только после того когда будет понятно какое будет финансирование
    Ответить
    Анонимно 04 фев
    Откуда такие поверхностный суждения? У Попова опыт работы больше 35 лет. Неужели вы думайте, что такой опытный архитектор мог просчитаться на 29 миллионов?
    Ответить
  • Анонимно 04 фев
    Жесть какая
    Ответить
  • Анонимно 04 фев
    Вот здесь, уже в конце мая Попов говорил о несоответствии сметы реальным предстоящим затратам - https://sntat.ru/news/society/06-06-2019/mezhdunarodnyy-tsentr-restavratsii-v-derevushke-tatarstana-na-shest-domov-restavrator-popov-ob-idealnoy-starine-5647823 Подзаг "Жемчужина прошлого в настоящем". Так что эта проблема не вдруг образовалась - на днях или в течение месяца, она изначально была и, к счастью для Попова, есть следы в прессе.
    Ответить
  • Анонимно 04 фев
    каждый по-своему хитрит. что попов, что гущин.
    Ответить
  • Анонимно 04 фев
    Какое отношение к Исламу имеют люди с фамилиями Гущин и Попов?
    Ответить
    Анонимно 05 фев
    Ну и пусть гниёт, пока вы найдете реставраторов с правильными фамилиями. Среди удащливых поищите - у них правильные фамилии. Они довольно успешно воссоздают феодальные эпохи прошлого.
    Ответить
  • Анонимно 04 фев
    Автору спасибо за то, что подняла эту проблему! Надеемся, дело сдвинется с мертвой точки.
    Ответить
  • Анонимно 04 фев
    Вот теперь очень интересно как этот чудесный разговор пройдет у Попова с Гущиным. как бы на архитектора не ополчился весь наш госаппарат за то, что решился придать ситуацию огласке, за такое обычно карают жестко, чтобы неповадно было. сил и терпения Попову
    Ответить
  • Анонимно 06 фев
    Сам готовил проектную смету, всё подсчитал, подписал с ДУМ РТ договор, увез на тысячу километров мечеть, а теперь оттуда диктует свои условия: моя работа стоит не 20 млн рублей, а в 2,5 раза больше! Это как называется? ШАНТАЖ! Ни за что не поверю, чтобы такой опытный человек, как Попов, не знал, как заключаются подобные договоры. "Великий реставратор" решил: республика богатая, нефтяная, никуда не денутся,заплатят!
    Ответить
  • Анонимно 06 фев
    Мы ведь с вами не дураки и прекрасно понимаем сколько стоит например реальное строительство подобного деревянного здания в тех же размерах. За двадцать миллионов можно построить как минимум четыре, а при экономии средств двадцать аналогичных сооружений. В чем фишка таких реставраций? Да в том, что они используют различные сметы для отмывания и отката средств. Деньги были давно проедены. Я так понимаю по фото реставрации как таковой не проводилось, это элементарный ремонт деревянного здания с заменой сгнивших бревен. Потом покрасят простой краской и через год придется вновь проводить очередной ремонт уже за меньшие средства. Всех участников сделки надо просто вывести на чистую воду и посадить, чтобы меньше воровали в дальнейшем.
    Ответить
    Анонимно 06 фев
    Гущин включил запоздалые механизмы работы с негативными отзывами чтоль?
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии