Новости раздела

«Дональд абыйга рэхмэт»: как Трамп проиграл политическую войну с Ираном

«Для США конфликт с Тегераном — это начало их ухода с Ближнего Востока»

На минувшей неделе разгоревшийся конфликт Ирана и США после убийства генерала Касема Сулеймани и ответного удара Исламской Республики вошел в тлеющую фазу. Российский иранист Исмагил Гибадуллин в интервью корреспонденту «Реального времени» рассказал, кем был погибший генерал и является ли «ответкой» ракетный удар Тегерана по американским базам. По мнению эксперта, теперь иранское общество консолидировалось, а американский президент Дональд Трамп, за которым стоят бенефициары из Израиля, приблизил свой политический конец.

«Сулеймани мог бы стать следующим президентом»

— Исмагил, расскажите для начала, кто такой Касем Сулеймани? Что известно из биографии этой фигуры?

— Если говорить и писать точнее, его имя — Гасем Солеймани. Он был высокопоставленным генералом Корпуса стражей Исламской революции, руководителем его элитного подразделения «Кудс», которое координирует все военные операции Ирана за рубежом. Это представитель поколения Исламской революции, он был участником и даже организатором антишахских демонстраций в своем родном Кермане — в одном из древнейших городов Ирана. Хотя сам он выходец из деревни, кстати говоря, лур по национальности. Это такой полукочевой народ в Иране, который говорит на особом языке, похожем одновременно на более древний среднеперсидский язык и курдские диалекты. Луры считаются воинственными, их очень много среди мучеников и ветеранов Ирано-иракской войны (1980—1988), они занимают высокие посты в КСИР. Бывший руководитель КСИР Мохсен Резаи — тоже лур.

Сулеймани был одним из лучших представителей своего поколения. После победы революции вступил в КСИР, прошел горнило Ирано-иракской войны, в свои двадцать с небольшим, без всякого военного образования, командовал дивизией на фронтах войны. Он участвовал во всех крупных операциях, большинство его боевых товарищей погибли. Это было для него большой болью. У очень многих инвалидов Ирано-иракской войны имеется комплекс вины перед своими погибшими соратниками, и у Сулеймани он тоже был. Он переживал, что не ушел с фронта мучеником. После войны он занимался борьбой с бандформированиями на восточной границе Ирана, где орудовали контрабандисты, шел наркотрафик, проживают племена белуджей и наблюдается сильное влияние Афганистана. В 2000-е годы он возглавил «Кудс», потому что основные задачи КСИР за рубежом на тот момент были сосредоточены в Афганистане, а никто не имел такого опыта взаимодействия с афганцами, как Сулеймани. Потом был Ирак, затем Сирия, и везде Сулеймани блестяще решал задачи, поставленные перед ним руководством Ирана. Он руководил «гибридной войной» против американцев и саляфитов-джихадистов, которые, по сути, были одним из орудий США в регионе.

Фото khamenei.ir
Он был символом того, что сегодня называют Осью сопротивления на Ближнем Востоке, живой легендой и загадкой, героем эпического масштаба

— То есть он самим КСИРом не командовал, как пишут некоторые СМИ?

— Нет, КСИРом он не командовал. Просто у подразделения «Кудс» имеется особый статус внутри КСИР. Корпус — это очень большая и разветвленная организация, которая работает на территории Ирана, это не обязательно военные. У них большой аппарат, который занимается самой широкой деятельностью — от разработки стратегических вооружений и охраны правопорядка до экономической, образовательной и культурной деятельности. «Кудс» — это его элитная часть, которая работает за рубежом, имеет более серьезные задачи. Поэтому вес руководителя этой структуры, особенно такого талантливого и яркого, каким был Сулеймани, очень высок. Несомненно, он был более значимым и приближенным к Рахбару лицом, чем руководитель КСИР. Тем более в условиях такой жесткой изоляции и санкционного режима, под которым оказался Иран, очень важны люди, имеющие связи с политическими элитами других стран, которые могут в том числе помогать обходить санкции. Кроме того, Сулеймани в какой-то момент стал достаточно публичным, а потому крайне популярным человеком, что вообще странно для представителя его профессии. Он был символом того, что сегодня называют Осью сопротивления на Ближнем Востоке, живой легендой и загадкой, героем эпического масштаба.

— Парадоксальная ситуация: одни преподносят его как героя и отважного борца с террористами, другие — как убийцу и садиста?

— Сейчас звучит много антииранской пропаганды. В мусульманском сообществе особенно громко слышны голоса радикальной части саляфитов, которые выражают точку зрения некоторых арабских стран, транслируют все эти мифы о злобных «рафидитах», возрождении Персидской державы, стремлении персов подмять под себя другие народы. Шииты в этом контексте преподносятся вообще как немусульмане и даже враги ислама. Не секрет, что представители этих кругов обрадовались убийству Сулеймани. Даже в российских соцсетях нашлось немало таких. Кое-кто даже написал по-татарски: «Дональд абыйга рэхмэт» («Спасибо дядюшке Дональду», — пер. ред.). Сулеймани был легендарным генералом, теоретиком и практиком «асимметричной войны». Такие, как он, создают современную реальность на Ближнем Востоке, они раздвигают горизонты, продуктивно сочетая «мягкую» и «жесткую силу». Сулеймани был одним из тех, кто сумел превратить мобилизацию шиитских масс в исламском мире в мощную силу антиглобалистской и антиамериканистской направленности.

— Действительно ли он рассматривался как преемник Роухани, чуть ли не второе лицо в стране? Какое место он занимал в иерархии власти Ирана?

— У Сулеймани были высочайшие рейтинги, он был вторым по популярности после самого Рахбара. Возможно, он мог бы стать следующим президентом. На него могли делать ставку в КСИР. Ирану сегодня нужен сильный президент, лояльный Рахбару, который сможет вдохнуть новую жизнь в идеалы Исламской революции. В 2005 году страна тоже устала от бестолковой и беззубой политики Хатами, на эту роль прочили Ахмадинежада, но он потом, уже на втором сроке, выкинул коленце и всех очень сильно разочаровал. После этого в руководстве страны серьезно задумались, а нужен ли вообще стране сильный президент с высоким рейтингом и популистской харизмой, если это ведет к таким эксцессам? Поэтому, я думаю, не все хотели бы видеть Сулеймани на посту президента. Его вообще видели вне политики, даже над политикой. Он был архетипическим образом того самоотверженного и кристально чистого поколения революционеров, которое не пошло в политику, а пошло погибать на войну. Таким символом Сулеймани останется и дальше.

Фото khamenei.ir
У Сулеймани были высочайшие рейтинги, он был вторым по популярности после самого Рахбара. Возможно, он мог бы стать следующим президентом

«Реальная месть за убийство будет отсрочена»

— Что Сулеймани делал в Багдаде? Правда ли, что в его рядах были «кроты», которые сливали американцам информацию о передвижениях генерала?

— Я не особо изучал этот вопрос. Сулеймани вообще часто бывал в Ираке. В 2007 году американцы уже пытались поймать его в Ираке, но он исчез у них прямо под носом. Разумеется, в последующем его присутствие было частью ирано-иракского сотрудничества по борьбе с ИГИЛ (запрещена на территории РФ), он организовывал иракских шиитов в ополчение, тот самый «Хашд аш-Шаби», который атаковал американское посольство в декабре. Он координировал целый ряд прокси-групп, которые формировались из шиитских добровольцев со всех концов исламского мира — от Афганистана и Пакистана до Ливана. Благодаря этой коалиции удалось разгромить игиловцев. Я думаю, конечно же, не обошлось без «кротов». Американцы ведут активную работу по вербовке иранцев, в том числе военных и ксировцев. Мне кажется, что проследить передвижения Сулеймани было несложно. Некоторые мои коллеги-иранисты даже писали в соцсетях, что видели его в гостиницах в Ираке, и у них даже была возможность познакомиться с ним, то есть он особо не скрывался ни от кого.

— Чем он был так неудобен Вашингтону?

— Сложно сказать, что послужило непосредственным поводом к его убийству. Тут нельзя исключать и возможность банальной ошибки. Может быть, хотели ударить по «Хашд аш-Шаби», а попали в самого Сулеймани. Почему нет? Вашингтон мог исходить из каких-то соображений, которые нам неизвестны. Это мог быть подарок Израилю, и я лично почему-то склоняюсь именно к этой версии. Сулеймани за последние годы пережил уже десятки покушений, и практически все они были организованы израильскими спецслужбами, если верить заявлениям иранской стороны. Осенью на него организовали покушение в очередной раз. Рахбар тогда в своем обращении к КСИР призвал их готовиться к новым серьезным вызовам и говорил о начале нового этапа в противостоянии империализму. Возможно, уже тогда все и началось. О реальных причинах мы вряд ли скоро узнаем. Заявление Трампа о том, что устранение Сулеймани было связано с угрозой американским дипломатам — это детский лепет, в который не поверили даже сенаторы.

— Можно ли назвать иранский ракетный удар по базе Айн аль-Асад и аэропорту Эрбиля симметричным ответом?

— С точки зрения ситуации, в которой оказался Иран, — это лучшее, что можно было сделать. Ответ получился действительно симметричный и соответствующий заявленной цели — самооборона. Они нанесли удар на территории той же страны, где был убит Сулеймани, по тем базам, с которых вылетали американские военные вертолеты, причем именно точечные удары с целью уничтожения техники. Они согласовали это с Ираком, хотя это, возможно, и привело к минимизации американских потерь. Предварительно они обратились в Совбез ООН. Все было сделано правильно. Но я не думаю, что это была месть за Сулеймани. Скорее всего, реальная месть, предполагающая уничтожение самого заказчика убийства (в соответствии с шариатским принципом кисас, если о нем можно говорить в условиях войны), будет отсрочена и, возможно, надолго. Иранцы точно не будут подставляться и делать громких заявлений, чтобы не повторить ошибок с фетвой о Салмане Рушди, которая вызвала шум в 1980-е.

Фото Planet Labs Inc. / Middlebury Institute of International Studies at Monterey / wikipedia.org
Они нанесли удар на территории той же страны, где был убит Сулеймани, по тем базам, с которых вылетали американские военные вертолеты, причем именно точечные удары с целью уничтожения техники

— 80 убитых американских солдат — это реальный факт или преподнесение желаемого за действительное. Где эти погибшие военнослужащие?

— Ну мы можем только гадать об этом. Иран заявил о 80 убитых и около 200 раненых. Косвенные сведения о двухстах с лишним американских солдатах из Ирака в израильском госпитале могут свидетельствовать о том, что и 80 убитых — вполне реальная цифра. Скрыть количество погибших — это не так уж и трудно. Мы об этом хорошо знаем по советскому вторжению в Афганистан. Думаю, для иранцев — это не принципиальный вопрос. Им надо было дать достаточно хлесткий и смелый симметричный ответ, который не навлечет на них гнева мирового сообщества. Они его дали. А месть пока подождет.

— Будет ли Тегеран дальше бомбить американские базы?

— Это будет зависеть от самих США. Вообще, прецедент получился блестящий. Ничего подобного ни одна страна себе долгое время позволить не могла. А тут еще и реакции со стороны США практически никакой не последовало. Это важный психологический перелом. Значит Акела не так уж и силен.

«Такого оживления Тегеран не испытывал со времен революции и Ирано-иракской войны»

— Пишут, что убийство генерала сплотило иранцев против США. Правда ли, что до инцидента в Иране происходили митинги оппозиции?

— Да, смерть Сулеймани сделала его сакральным героем, объединив иранцев. Такого оживления Иран не испытывал со времен революции 1978—1979 годов и Ирано-иракской войны. Только на похороны Имама Хомейни в 1989 году пришло столько же людей. С Сулеймани прощались миллионы по всему Ирану. Два политических лагеря — консерваторы и реформаторы — забыли о своих разногласиях, солидаризировавшись друг с другом. Один мой иранский коллега на днях в своем комментарии назвал этот процесс «повторным рождением иранской нации». Это очень сильно отличается от той атмосферы встревоженности и недоверия президенту, которая сложилась в США. Что касается митингов оппозиции, то это не совсем так. В ноябре Иран столкнулся с беспрецедентной атакой со стороны нескольких нелегальных групп оппозиционной и сепаратистской направленности, которые получали оружие из-за рубежа и деятельность которых координировалась из других стран. Они действовали в наиболее уязвимых точках страны, где контроль был более слабым, уже имелось недовольство среди населения и была возможность нагнетания стихийного протеста. Эта угроза была блестяще нейтрализована при участии пресловутого КСИР. Я думаю, именно неудача с попыткой организации массового оппозиционного движения, в которую американцы, судя по всему, вбухали огромные деньги, и могла заставить их пойти на это обострение.

— Исмагил, каковы могут быть последствия для Ирана и США?

— Я думаю, для США — это начало их ухода с Ближнего Востока. Это произойдет не при Трампе, но это произойдет. Они все меньше хотят и могут нести издержки своего присутствия в этом регионе. Для Ирана — это выход на новый уровень позиционирования себя в качестве региональной державы. Это серьезная заявка. С этим американцы ничего поделать не могут, поэтому они будут дальше затягивать удавку в виде экономических санкций. Об этом Трамп не без садистского удовольствия заявил на своей пресс-конференции. Иран будет искать все новые способы обхода санкций. Надежных союзников в этом вопросе у него нет. На Китай и Россию он положиться не может. Ему придется более плотно заниматься экономикой, рассчитывая только на себя. Массовое сплочение иранцев вокруг символа Сулеймани показало, что для них есть вещи поважнее экономики и потерпеть они еще могут.

Фото Tasnim News Agency
Только на похороны Имама Хомейни в 1989 году пришло столько же людей. С Сулеймани прощались миллионы по всему Ирану

— Отдельные эксперты отмечают, что в конфликте заинтересован Израиль. Нужна ли Тель-Авиву война под боком? Еврейское государство ведь тоже попадет «под замес».

— Израиль не хочет попасть «под замес», поэтому он и пытается переложить свои задачи на США, действуя через незадачливого Трампа, а Трамп пытается переложить груз ответственности и издержек на своих союзников и сателлитов. Вот и получается, что из-за узких интересов одного небольшого ближневосточного государства под их дудку фактически пляшут все страны, составляющие «цвет» мирового сообщества, создавая видимость какого-то проамериканского и антииранского консенсуса. В реальности Израилю не удастся вечно перекидывать этот груз на других, в какой-то момент они останутся один на один с регионом, который смотрит на них явно не с любовью и имеет большой багаж неприятных воспоминаний.

— Почему исламский мир как-то неоднозначно отреагировал на ситуацию? Из-за шиитского фактора Ирана?

— Исламский мир отреагировал неоднозначно. Враги Ирана попытались использовать шиитский фактор и настроить суннитов против Ирана. В авангарде этого безумия оказались, как всегда, ваххабиты. В Турции с такой позицией официально выступил представитель джамаата Исмаил-Ага — Джуббели Ахмет, скандальная личность с весьма сомнительной медийной репутацией. Но за ним стоит достаточно многочисленный джамаат ультраконсервативной направленности, своего рода турецкий «Талибан», который не только заставляет своих последователей носить чалму и шаровары, но и мечтает о возрождении Османской империи, не забывая при этом поддерживать контакты с Великобританией. Все вменяемые силы в мусульманском мире в той или иной мере солидаризировались с Ираном, пусть и не всегда искренне. Америка слишком непопулярна в этих странах, чтобы рядовые верующие заняли в этом конфликте сторону Вашингтона.

— Невнятная позиция у России и международного сообщества — ООН. Почему все отделываются пространными формулировками?

— Все занимают выжидательную позицию, прощупывают ситуацию. Это нормально. Было бы хуже, если бы все выступили с жесткими и однозначными заявлениями. Так начинаются мировые войны. Но следует заметить, что неопределенности в мировой политике становится все больше. Все больше ситуаций, требующих политического лицемерия, двойных стандартов и т. д. Некоторые видят в этой эскалации признаки очередного изменения политического ландшафта в мире и пытаются понять, как им действовать дальше. Англосаксонский мир достаточно быстро дал понять, что готов быть с США до конца. Другие страны не столь однозначны. Россия с хитрым прищуром присматривается.

«Трамп теперь точно стал уходящей фигурой американской политики»

— Также утверждают, что этим конфликтом Трамп хочет заработать себе политические очки в преддверии президентских выборов и на фоне импичмента. Нужен ли американцам такой президент?

— Трамп теперь точно стал уходящей фигурой американской политики. Его, скорее всего, ждет поражение на выборах или даже импичмент. Возможно, он и хотел набрать политические очки. Хотя в целом рано судить. Может быть, он придумал что-то вроде нового 11 сентября для Америки? Я думаю, у него есть большой соблазн воспользоваться рецептом Буша. Чтобы сплотить американцев, ему нужна будет какая-то трагедия.

Фото Fars News Agency
Я, честно говоря, к этому вообще серьезно не отнесся. Это была риторическая фигура в речи одного из выступавших на похоронах Сулеймани. Он предложил всем иранцам скинуться по доллару

— А в Иране заявили, что готовы заплатить 80 млн долларов за убийство Трампа. Нашлись ли охотники за головой Дональда?

— Я, честно говоря, к этому вообще серьезно не отнесся. Это была риторическая фигура в речи одного из выступавших на похоронах Сулеймани. Он предложил всем иранцам скинуться по доллару. Никаких официальных заявлений по этому поводу никто не делал. Но это не значит, что Трампа не коснется возмездие. Желающих отомстить за Сулеймани будет много, а президентом он будет не вечно, хотя охрану ему обеспечат пожизненную, это точно. Самое смешное, что в эти дни одним из популярных запросов на русском языке в «Гугле» было «80 миллионов долларов — сколько в рублях?»

— Отношения Исламской Республики и Соединенных Штатов уже 40 лет переживают далеко не лучшие времена. Почему только сейчас возникла угроза «горячей» фазы?

— Эта угроза постоянно маячит над Ираном еще с 1978 года. Еще во время массовых демонстраций против шаха американцы имели план военного вторжения в Иран. С этой целью в Иран приезжал генерал Хайзер. Теряя своего главного союзника на Ближнем Востоке, своего жандарма, они были готовы принять участие в силовом подавлении революции. Но у власти тогда был демократ Картер, который не поддерживал «ястребов» из Пентагона. В 1980-е годы американцам не нужна была горячая фаза, потому что они действовали руками Саддама Хусейна. Сегодня такая угроза возникает по одной конкретной причине — в Овальном кабинете сидит безответственный политикан, возомнивший себя суперкоммерсантом от политики, мастером «жестких переговоров» и «игры на грани фола». Но это не делает его менее трусливым. Он безапелляционно заявляет о том, что готов ударить по памятникам иранской истории и культуры, используя оружие за 2 триллиона долларов. Он верит лишь в магию цифр, десятизначных счетов.

— Были ли за это время военные стычки между Тегераном и Вашингтоном?

— За последние 40 лет было большое количество инцидентов, которые можно охарактеризовать как военные стычки, — захваты в плен, пограничные инциденты с катерами, подбитые беспилотники, сбитый американцами пассажирский самолет «Иран Эйр» и так далее. В последние годы их стало заметно больше.

— Вы уже сказали про «гибридный» характер войны, в который вновь возвращаются стороны. Что будет предпринимать Вашингтон в этих условиях?

— Война уже давно идет по правилам «гибридных войн», исключающих массовую мобилизацию и даже психологическую вовлеченность населения в театр военных действий. Вашингтон продолжит свою прежнюю политику — комбинацию из торговых и экономических санкций, психологического давления и дискредитации, внешнеполитической изоляции, поддержки оппозиции и деструктивных сил. Пока США не удалось перенести основной театр действий на территорию Ирана. «Гибридная война» идет на обширном ареале — от Сирии и Ливана до Йемена и Афганистана. Иран — мощная региональная держава. Американцы будут использовать фактор усиления Ирана и роста его амбиций в регионе как повод для нагнетания антииранской истерии, запугивания своих сателлитов в регионе «иранской угрозой». Однако режимы, которые боятся этой «иранской угрозы», в структурном отношении достаточно слабые. Они боятся даже не столько Ирана, сколько Оси сопротивления и той массовой мобилизации населения, которую она с собой несет. Например, Саудия, Египет и многие другие боятся массовых исламских движений с харизматичными лидерами, которые иногда возникают неожиданно и сметают целые режимы, даже самые вооруженные до зубов, каким был Иран до 1979 года.

Тимур Рахматуллин
Справка

Исмагил Рустамович Гибадуллин — востоковед, историк, переводчик. Эксперт по Ирану, Ближнему Востоку.

  • Кандидат исторических наук.
  • Старший научный сотрудник Института истории им. Ш. Марджани АН РТ.
  • Член правления Всероссийской ассоциации молодых иранистов.
  • Родился в 1986 году. В 2008 году окончил исторический факультет КГУ.
  • Автор свыше 30 научных публикаций, в том числе монографий.
  • Главный редактор сайта о современной мусульманской культуре «Исламосфера»

ОбществоВласть
комментарии 11

комментарии

  • Анонимно 13 янв
    Иранист или иранофил?
    Ответить
    Анонимно 13 янв
    Персовед
    Ответить
    Анонимно 13 янв
    Да, он явно топит за Иран.
    Ответить
    Анонимно 13 янв
    а за кого надо топить?
    Ответить
    Анонимно 13 янв
    Кто придумал такой странный и нелепый заголовок?
    Ответить
    Анонимно 13 янв
    А мне понравилось название. Из-за него я зашла на эту статью.
    Ответить
    Анонимно 13 янв
    меня тоже зацепил заголовок. не чешите там где не чешется
    Ответить
  • Анонимно 13 янв
    Интересно все складывается. Что будет дальше?
    Ответить
  • Анонимно 13 янв
    А в это время в Иране идут антиправительственные митинги из-за сбитого пассажирского самолёта. Такая вот консолидация общества
    Ответить
  • Анонимно 13 янв
    Вообще США не должны влезать в континент наш
    Ответить
  • Анонимно 13 янв
    Блогер Александр Роджерс сообщал о 22 погибших американцах с отсылкой на местные источники в Ираке. Странно, что американцы не дали доступа на свои базы журналистам сразу после удара по ним, только спустя несколько дней CNN показало репортаж с этих объектов. В любом случае пощёчина звонкая, на весь мир.
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Новости партнеров