Новости раздела

«Государств, имеющих потенциал для создания ядерного оружия, сейчас достаточно»

50 лет Договору о нераспространении ядерного оружия

«Государств, имеющих потенциал для создания ядерного оружия, сейчас достаточно» Фото: vpk-news.ru

Сегодня исполняется 50 лет с момента ратификации Советским Союзом Договора о нераспространении ядерного оружия, ранее подписанного США и Великобританией, а в скором времени и многими другими странами. О том, почему этот документ при всех его плюсах породил некоторые проблемы и как эти проблемы решить, в интервью «Реальному времени» рассуждает заместитель директора Института США и Канады РАН, член совета по внешней и оборонной политике Павел Золотарев.

«За неядерными державами закреплено право на развитие мирного атома — чтобы стимулировать их присутствие в договоре»

— Павел Семенович, как оценить действие Договора о нераспространении ядерного оружия за эти 50 лет?

— Несомненно, договору можно дать положительную оценку — он действительно остановил процесс распространения ядерного оружия. Достаточно вспомнить, кто начинал разработку ядерного оружия. Это были не только СССР и США, но и ЮАР, и ряд европейских государств. И усилиями «ядерной пятерки» государств удалось выработать договор такого рода. В принципе, тех механизмов, которые были выработаны в период холодной войны и которые отражены в этом договоре, оказалось достаточно, чтобы сохранять количество ядерных государств в пределах этой пятерки до окончания холодной войны.

К сожалению, после ее окончания мы получили еще три государства-обладателей ядерного оружия, хотя официально они таковыми не признаны. Это Индия, Пакистан и КНДР.

Я бы хотел подчеркнуть основные моменты договора, которые сохраняют свою ценность. Это прежде всего обязательства неядерных государств никогда и ни от кого не принимать ядерное оружие, не принимать помощь в его изготовлении, не принимать и не передавать ядерные материалы, которые могут быть использованы для создания ядерного оружия. А ядерные государства, в свою очередь, взяли на себя обязательства вести переговоры по предотвращению гонки ядерных вооружений и по их сокращению.

Однако в этом договоре закреплено право выхода из него и, самое главное, за неядерными державами закреплено право на развитие мирного атома (чтобы стимулировать их присутствие в договоре). Кроме того, зафиксированы обязательства государств, владеющих ядерными технологиями, в том числе ядерным оружием, помогать безъядерным государствам в развитии атомной энергетики. И тут мы видим пример КНДР, которая когда-то подписала договор, воспользовалась правом получать ядерные технологии и в определенный момент, накопив потенциал для создания ядерного оружия, вышла из договора. Этот выход продемонстрировал недостаток договора.

Из положительных моментов следует выделить еще то, что договор предусматривает проведение каждые 5 лет конференции, которая позволяла бы оценить, что хорошо и что плохо с его исполнением, а уже через 25 лет принимать решение, следует ли его сохранить. В середине 90-х необходимость сохранения договора была подтверждена. Предыдущая же конференция завершилась неудачно — эффективность договора была признана отрицательной, и сейчас очень серьезно поднимается вопрос о его судьбе. Ее будут обсуждать в следующем 2020 году. Хотя большинство государств, конечно, склоняется к тому, что договор нужно сохранять, в то же время выявляются его серьезные недостатки, над которыми нужно работать.

Фото twitter.com
Договору можно дать положительную оценку — он действительно остановил процесс распространения ядерного оружия. Достаточно вспомнить, кто начинал разработку ядерного оружия. Это были не только СССР и США, но и ЮАР, и ряд европейских государств. И усилиями «ядерной пятерки» государств удалось выработать договор такого рода

Какие это недостатки? Тут я бы выделил поведение государств, обладающих ядерным оружием и превосходящих другие государства в военной мощи. Если такие государства не останавливаются перед применением военной силы в отношении слабых государств, они тем самым мотивируют стремление последних к обладанию ядерным оружием. Поэтому и задумываются многие государства если не над разработкой ядерного оружия, то, по крайней мере, над необходимостью осуществить технологический рывок, чтобы получить весь научно-технический потенциал для того, чтобы быть способными в короткий срок разработать такое оружие, испытать его и стать ядерными государством.

— Понятно, что речь идет о США, но я бы хотел начать с Израиля, который, как известно, всегда действует очень жестко, применяя военную силу.

— Израиль — это особый случай, они все-таки не сознаются в обладании ядерным оружием. Но у них есть мотивация для описанного вами поведения: Израиль окружен арабскими странами, и некоторые из них не скрывают намерения уничтожить еврейское государство. Поэтому оно и не подписывает договор о нераспространении ядерного оружия. Да, Израиль пользуется еще и покровительством Соединенных Штатов и их обязательствами по обеспечению безопасности этой страны, но в Израиле не уверены, что американцы готовы за них воевать. Поэтому максимум, на что там могут рассчитывать — это на лояльность США к статусу Израиля как неприсоединившегося к договору государства.

«Ким Чен Ын использует политику ядерного шантажа для получения экономической помощи»

— О чем говорит пример Индии и Пакистана, не подписавших договор и получивших ядерное оружие уже в 90-х?

— Индия и Пакистан считают, что несправедливо лишать другие государства права на обладание ядерным оружием. Индия в этом отношении смотрит прежде всего на Китай — как известно, у этих стран очень серьезные противоречия. При этом КНР — официально признанное ядерное государство, и в такой ситуации Индия сочла, что ей тоже необходимо иметь ядерное оружие, поэтому она и не подписала этот договор. А дальше логическая цепочка уже в отношениях Индия — Пакистан: у последнего, как и у Китая, давние противоречия с Индией.

Ядерные разработки эти страны вели параллельно, а так как и разведки обеих стран работали очень хорошо, то после испытаний в Индии Пакистан (по слухам, получивший ядерные технологии от Китая) сумел испытать и свое ядерное оружие. Ну а потом к этим странам добавилась КНДР. У которой, правда, была своя мотивация.

Мотивация КНДР к обладанию ядерным оружием не была связана с США?

— Нет, тут ни США, ни Россия ни при чем. К обладанию ядерным оружием Северную Корею толкали ее региональные проблемы, проблемы с соседями. А вот если мы возьмем Ливию и Иран, которые постоянно испытывали и испытывают давление и угрозы со стороны США (а можно вспомнить и Ирак, куда американцы вторглись под предлогом того, что Хусейн разрабатывал оружие массового уничтожения), то логично, что многие страны задумываются над тем, чтобы себя обезопасить, и используют при этом фактор ядерного сдерживания.

И та же КНДР, создав весьма примитивное ядерное оружие, уже достаточно много сделала: получилось, что даже отдаленная по времени угроза от КНДР для США — это уже фактор для ядерного сдерживания в отношении Северной Кореи. Все это уже заставляет задуматься руководство США, что мы и видим по его действиям в отношении КНДР.

Фото bbc.com
Для Северной Кореи важно получать определенную экономическую помощь. Проблемы экономического развития, уровня жизни в КНДР достаточно серьезные, и именно для получения экономической помощи Ким Чен Ын использует политику ядерного шантажа

— Очевидны ли, на ваш взгляд, меры, которые устроили бы КНДР, чтобы страна вновь присоединилась к ДНЯО или, может быть, отказалась от его производства?

— Такие меры есть. Во-первых, достаточно создать у главы Северной Кореи Ким Чен Ына понимание, что никто не собирается осуществлять в его стране государственный переворот, чтобы поменять действующий режим. Достаточно создать понимание, что у лидера КНДР есть возможность развивать свой режим и трансформировать его в сторону нормального (и такие попытки у Ким Чен Ына есть) без внешнего вмешательства. А со стороны КНДР требуется не превышать уровень военной активности по отношению к территории Южной Кореи, чтобы не было открытых угроз со стороны США.

Во-вторых, для Северной Кореи важно получать определенную экономическую помощь. Проблемы экономического развития, уровня жизни в КНДР достаточно серьезные, и именно для получения экономической помощи Ким Чен Ын использует политику ядерного шантажа.

Видите ли вы сдвиги после личных встреч Трампа и Ким Чен Ына?

— Как бы президента Трампа ни ругали со всех сторон, но в отношениях с Северной Кореей он совершил определенный прорыв. Спокойствия в этих отношениях стало больше.

«Иран может подойти к порогу создания ядерного оружия, но переходить его не будет. Разве только в самом крайнем случае»

— Теперь поговорим об Иране. В какой степени для России опасно обладание этой страной ядерным оружием?

— От России тут мало что зависит. В свое время наша страна предприняла достаточно усилий, чтобы были подписаны совместные соглашения по Ирану, в том числе и те договоры, из которых вышли США. В этом вопросе требуются усилия прежде всего европейских государств, раз США вышли из этого соглашения. Усилия эти должны заключаться в том, чтобы выработать решения, при которых Иран не ощущал бы трудностей в связи с экономическими санкциями.

Что касается ядерной программы Ирана, то понятно, что у руководства этой страны есть стремление, есть мотивация к обладанию ядерным оружием, потому что рядом есть Израиль с ядерным оружием (хотя тот и не сознается в этом) и Пакистан. Но в Иране прекрасно понимают, чем это им грозит.

Для России же гораздо серьезнее проблема уже имеющего ядерное оружие Пакистана. Понимаете, степень угрозы от обладания ядерным оружием в данном случае зависит от уровня развития исламского экстремизма. Не случайно недавно в выступлении бывшего министра обороны США Джеймса Мэттиса прозвучало мнение об угрозе именно со стороны Пакистана, где на данный момент развиты различные течения ислама.

Конечно, это не говорит о том, что Россия должна мягко относиться к перспективе появления ядерного оружия в Иране, но Иран, хотя уже и обладает высоким уровнем научно-технического потенциала для того, чтобы разработать ядерное оружие (там хорошие ракетные технологии, есть специалисты в ядерной сфере), он может продвигаться только к совершенствованию этого потенциала и вряд ли будет приступать непосредственно к производству ядерного оружия. Иран может подойти к порогу создания ядерного оружия, но переходить его не будет. Хотя тут многое будет зависеть от политической ситуации. Но перейти этот порог в Иране могут только в самом крайнем случае. Тем не менее, чтобы дело не дошло до крайнего случая, не нужно создавать для этого условий.

Фото dw.com
Что касается ядерной программы Ирана, то понятно, что у руководства этой страны есть стремление, есть мотивация к обладанию ядерным оружием, потому что рядом есть Израиль с ядерным оружием (хотя тот и не сознается в этом) и Пакистан. Но в Иране прекрасно понимают, чем это им грозит

О каком крайнем случае речь?

— Это прежде всего нестабильность в регионе, связанная с частыми угрозами от той или иной страны в адрес Ирана, прежде всего с угрозами со стороны США. Если от США не будет идти угрозы, связанной с возможным военным конфликтом и военными действиями, то, думаю, Иран не будет переходить к созданию ядерного оружия.

Кстати, государств, имеющих потенциал для создания ядерного оружия, сейчас достаточно — прежде всего тут следует выделить Японию, у которой для этого есть всё.

Скажите, Трампу действительно проблемно договориться с Ираном? Процесс переговоров, который привел бы к отказу Ирана от создания ядерного оружия, действительно был бы долгим?

— Не думаю, что он был бы долгим. Если Трампу не нравятся ранее подписанные международные соглашения по ядерной программе Ирана, то тогда нужно постараться создать какие-то новые соглашения, и это реально. Неприятие Трампом ряда документов связано только с тем, что они были подписаны администрацией Барака Обамы, а все, что было подписано ею, Трамп резко отрицает. Поэтому если что-то в договорах поменять и обозначить, что это документ, разработанный с участием администрации Трампа, то вполне возможно его подписать в обновленном виде и вернуться к созданию нормальных условий для развития Ираном мирной ядерной энергетики без угроз перехода к созданию ядерного оружия.

«Возможность появления на черном рынке высокообогащенного урана или оружейного плутония близка к нулю»

Как вы относитесь к предположениям о существовании черного рынка ядерных материалов? Насколько все это серьезно?

— Я был бы осторожен с оценками по этому вопросу, потому что меры, которые были предприняты в этой связи по экспортному контролю и предотвращению незаконного оборота ядерных материалов, были очень серьезными. В этой работе активно участвовали и Россия, и США. И в этой связи возможность появления на рынке высокообогащенного урана или оружейного плутония практически близка к нулю.

Другое дело, что есть какое-то количество высокообогащенного урана, которое могло куда-то попасть в более ранние годы. Если неизвестно, где он находится, если он будет сосредоточен в одном месте, то тут можно смастерить одно-два ядерных устройства, и это может вызывать тревогу.

Фото vestikavkaza.ru
МАГАТЭ действительно работает успешно, и просто нужно создавать условия для ее работы. Если же какое-то государство препятствует работе МАГАТЭ на своей территории, то, наверное, мировое сообщество вправе применять к нему какие-то коллективные санкции

— А способна ли МАГАТЭ помешать передаче террористам технологий и ядерных материалов из, скажем, того же Пакистана?

— МАГАТЭ действительно работает успешно, и просто нужно создавать условия для ее работы. Если же какое-то государство препятствует работе МАГАТЭ на своей территории, то, наверное, мировое сообщество вправе применять к нему какие-то коллективные санкции. Тем не менее оно все равно должно создавать условия для работы МАГАТЭ. Кроме того, если анализ хода выполнения ДНЯО приведет к тому, что нужно еще что-то усовершенствовать и дать МАГАТЭ полномочия, то в ближайшие годы в этом направлении может быть предложено еще что-то.

Сергей Кочнев
Справка

Павел Золотарев — заместитель директора Института США и Канады РАН, президент межрегионального общественного «Фонда поддержки военной реформы», член Совета по внешней и оборонной политике (СВОП). Генерал-майор запаса. Автор 19 изобретений и десятков публикаций.

ОбществоВластьИстория
комментарии 1

комментарии

  • Анонимно 24 ноя
    Очень интересно.
    В проблеме есть и философская составляющая - ответственность учёных за создания новых видов массового уничтожения людей.

    Кстати, атомный проект СССР начинался в Казани в 1942 году с создания знаменитой лаборатории №2 под руководством И.В.Курчатова.
    По приказу верховного главнокомандующего в Казань даже был привезён весь запас урана.
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Новости партнеров