Новости раздела

«Ошибку поселка нефтяников уже не исправить»: начались публичные дебаты по Стратегии развития Казанки

«Защитники Казанки на Гаврилова» едва не сорвали первые общественные обсуждения плана благоустройства 68 км береговой линии, но все же были услышаны

«Ошибку поселка нефтяников уже не исправить»: начались публичные дебаты по Стратегии развития Казанки Фото: Максим Платонов

Вечером 8 ноября в Казани начались публичные обсуждения Стратегии развития Казанки. Первым вопросом, с которым разработчики стратегии, франко-питерское бюро Orchestra, обратились к горожанам, стала историческая, культурная идентичность реки. На открытую встречу помимо заинтересованной общественности пригласили краеведов, историков и членов Русского географического общества. Но как вскоре стало понятно, заявленная тема мало волнует казанцев. Мероприятие с более чем мирной повесткой чуть было не сорвано активистами объединения «защитников Казанки на Гаврилова» и местными жителями, недовольными точечной высотной застройкой в Ново-Савиновском районе. О поиске компромиссов, предложениях по эвакуации дебаркадеров в Адмиралтейскую слободу и создании станций орнитологов на Казанке — в материале «Реального времени».

«Мы понимаем, что в ходе разработки стратегии есть конфликтные точки, и будем их прорабатывать»

Несмотря на назначенное время (вечер пятницы), в небольшом и плохо освещенном зале на первом этаже ЦСК «Смена» еще за 20 минут до начала «слушаний» было не протолкнуться. Первый семинар образовательного цикла «Диалоги о реке» собрал аншлаг: помимо специально приглашенных спикеров-экспертов высказаться пришла большая группа активистов, уже не первый месяц сражающихся за сохранение зеленых зон и природных ландшафтов вдоль улицы Гаврилова, экологи, любители экстремальных водных развлечений и просто неравнодушные местные жители.

Образовательный цикл «Диалоги о реке» запустило франко-питерское бюро Orchestra, главный разработчик стратегии развития прибрежных территорий Казанки, работающее совместно с татарстанским Минстроем и мэрией Казани, разумеется, под кураторством команды Наталии Фишман-Бекмамбетовой. Серия состоит из четырех встреч горожан с экспертами, посвященных культуре, идентичности, экологии и инициативам самих казанцев. Параллельно старту публичных дискуссий запущен сайт kazanka.tatar, на котором казанцы могут оставлять свои идеи и предложения по развитию Казанки. Темой нынешней, первой встречи стал культурный код и историческая ценность прибрежных территорий.

— Мы видим, сегодня у нас есть группа защитников реки на Гаврилова, и мы рады тому, что приходят люди, у которых есть очень четкое видение и мнение по поводу прибрежных территорий. Наша основная функция в этом проекте — выстроить диалог между всеми сторонами. Развитие реки — сложный процесс. Мы понимаем, что в ходе разработки стратегии есть конфликтные точки, и будем обращать на них внимание, отдельно прорабатывать. Для нас важно, что сегодня — образовательное событие, и мы его больше посвятим культурной идентичности реки. По отдельным конфликтным территориям мы будем собирать отдельные семинары, — попыталась с самого начала направить разговор в нужное русло сооснователь архитектурного бюро Orchestra Екатерина Гольдберг.

«По отдельным конфликтным территориям мы будем собирать отдельные семинары», — попыталась с самого начала направить разговор в нужное русло Екатерина Гольдберг

Пока активисты разворачивали десятки плакатов с надписями «Нет стройке на Гаврилова» и пытались начать самостоятельно модерировать встречу, Гольдберг напомнила, что стратегия предполагает преобразование 3 тысяч га прибрежной территории, или 68 км береговой линии Казанки. Проект должен затронуть водный массив и прибрежные зоны — от исторического русла и Зилантова монастыря, через кремль, Казанский федеральный университет до Голубых озер, связав в единый историко-экологический маршрут основные исторические памятники и ценные природные территории.

План разработки прибрежных зон основной водной артерии города предполагает создание 12 новых парков (общей площадью порядка 2100 га) и порядка 60 км пешеходных и велосипедных маршрутов в черте Казани. Помимо этого, для горожан хотят организовать как минимум 25 точек доступа к воде с экопарковками и остановками общественного транспорта. Точные локации новых парков и функционал «спусков» пока неясен, и помимо уже озвученных общих параметров о стратегии толком пока не известно ничего.

О старте работ по разработке стратегии прибрежных территорий Казанки в границах города было объявлено еще в середине октября, а команда Orchestra в полном составе работает в городе с августа. До конца декабря 2019-го стратегия «в общих чертах» должна быть готова: сформулированы основные транспортные решения, определены границы 12 запланированных парковых зон и выбраны приоритетные территории благоустройства — не секрет, что полное перевоплощение прибрежных территорий Казанки займет десятилетия. Orchestra сдаст городу полноценное «видение развития реки» с учетом мнений и предложений всех заинтересованных сторон, а дальше уже город через конкурсные механизмы будет искать проектировщиков под конкретные, точечные проекты благоустройства.

О старте работ по разработке стратегии прибрежных территорий Казанки в границах города было объявлено еще в середине октября, а команда Orchestra в полном составе работает в городе с августа

Дебаркадеры на старом русле, станции орнитологов и казанский тюремный замок

Надо признать, несмотря на общую довольно «нервную» обстановку в зале «Смены», невероятными усилиями и под жесткой рукой Гольдберг первая часть общественных обсуждений прошла внятно, продуктивно и «по теме». Периодически в центральной части аудитории были слышны недовольные выкрики активистов, но главное слово осталось за приглашенными экспертами. Первым свои соображения на заявленную тему вызвался озвучить казанский писатель и краевед Алексей Клочков.

— Несмотря на то, что Казань во все времена была «вывернута» к Волге и Казанке «задним двором», заборами, огородами, промышленными предприятиями и той же железной дорогой, даже в этих ужасных условиях у города была связь с водой. Сегодня очень неплохая построена набережная, но тем не менее эта зона остается «зоной отчуждения», — обозначил он. — Если мы от Дворца земледельцев зайдем на набережную, нам придется пройти 1,5 километра от НКЦ до выхода в город. Набережная как бы автономна, и я не знаю, с чьей легкой руки появился «поселок нефтяников» с полуторакилометровым забором, в результате чего город был отсечен от реки в самом важном месте — практически под кремлевскими стенами…

Краевед подчеркнул, что прекрасно понимает — «ошибку проектировщиков» уже не исправить, но призвал разработчиков стратегии учесть неприятный опыт коллег и избавить город от подобных «зон отчуждения» в виде элитной застройки.

— У нас набережная уже скоро дотянется до 3-й транспортной дамбы, и занимать коттеджными поселками береговую линию, с моей точки зрения, преступление, — заявил Клочков.

Первым свои соображения на заявленную тему вызвался озвучить казанский писатель и краевед Алексей Клочков

Вторым тезисом эксперта стала необходимость реанимирования исторического русла Казанки — пятикилометровой береговой линии.

— Там, как говорится, все карты открыты — у Вертолетного завода площадка убрана, место расчищают. Под Зилантовой горой, по сути, только гаражи, склады и больше ничего! Если все это дело облагородить… Сегодня как раз был на совещании на площади Свободы (научно-методического совета при Комитете Татарстана по охране ОКН, — прим. ред.), там обсуждался вопрос старинных дебаркадеров, которые сохранились на Волге и представляют определенную историческую ценность. И почему бы не эвакуировать их в историческое ближнее устье вдоль Адмиралтейской слободы, как они стояли с 1957 года? А тут и кафешки, и развлекательные заведения, и, чем черт не шутит, прогулки по водной глади старой Казанки, — под запись Гольдберг выдвинул предложение краевед.

Создать новую точку притяжения для туристов и горожан, оздоровительные центры и парковые зоны «со шлейфом татарской национальной идентичности» на территории Зилантовой горы, Пороховой слободы и в районе мечети «Бишбалта» предложил ведущий научный сотрудник Института языка, литературы и искусства им. Г. Ибрагимова АН РТ Азат Ахунов. В свою очередь председатель Русского географического общества в Татарстане Дмитрий Шиллер озвучил идею создания в прибрежной зоне станций юных натуралистов.

— С детства нужно приучать человека заниматься исследовательской, научной деятельностью, да и в принципе просто трудиться. Именно на этих территориях создавать станции экологов, где наше казанское студенчество сможет сломать в себе стереотип, «пойти под воду» — первый шаг, благодаря которому мы сможем завести молодежь в большую, серьезную, интересную работу. Я считаю, что мы здесь столкнемся с огромным количеством объектов подводной археологии. Здесь огромное количество работы ихтиологам, орнитологам, я в этом уверен, — завершил эмоциональную речь Дмитрий Шиллер.

Дмитрий Шиллер озвучил идею создания в прибрежной зоне станций юных натуралистов

«Сколько сейчас лодочных станций на Казанке?» — с неожиданного вопроса в зал начал свой спич другой краевед — Илья Евлампиев. Общими усилиями аудитории в черте города насчитали три стоянки. Спикер поспешил напомнить, что, согласно данным спутниковых снимков, в 1967 году их насчитывалось порядка семи, включая спортивные базы заводов, где непрофессионалы могли заниматься парусным и гребным спортом.

— Казанка до недавнего времени давала возможность заниматься спортом. Возможности и сейчас есть, но это такие возможности, для которых надо прикладывать усилия и очень сильно захотеть. Но никакой маркетинг и реклама на это не направлены… К примеру, весь рынок заточен под то, чтобы вы приобрели автомобиль, а чтобы прийти на воду, вам нужно иметь мечту и противостоять всем факторам «против». Вопрос открытый: нужно ли создавать людям условия, чтобы их мечты реализовывались, или все-таки не стоит, — неуверенно оформил свою мысль спикер.

Дискурс о необходимости возрождения спортивной жизни на Казанке и ее берегах поддержали и другие участники встречи. За прокладку лыжных и велосипедных маршрутов, сопряженных с Казанкой, высказались казанский историк Айрат Файзрахманов и исследователь города, колумнист «Реального времени» Марк Шишкин. Последний замолвил словечко и за казанских рыбаков, которые в последние месяцы стали все активнее выдвигать предложения по обустройству специальных, оборудованных площадок для ловли рыбы в черте города, о чем подробнее также писало «Реальное время». Другую задачу перед разработчиками поставил руководитель татарстанского отделения Российского социально-экологического союза, биоинженер Сергей Мухачев.

— Есть одно уникальное место в Казани, которое до сих пор не разработано, — это казанский тюремный замок (сейчас — СИЗО-1 УФСИН РФ по РТ, — прим. ред.), с которого есть спуск вниз, к Казанке. В следующем году должен строиться новый следственный изолятор, и этот замок куда-то денется… Что с ним будет — никто не знает. Мы поднимали этот вопрос, но он остался, вопрос к вам, — обратился он к представителям Orchestra. Гольдберг же пообещала внести вопрос в список актуальных тем обсуждения с городом.

Дискурс о необходимости возрождения спортивной жизни на Казанке и ее берегах поддержали и другие участники встречи

«Это люди, которые много лет занимаются проектами на Казанке, а не только активизмом и протестами»

Спустя час после старта дискуссии активисты с Гаврилова начали заметно нервничать, требуя передать микрофон «со сцены» в зал и, наконец, дать им слово. Объективности ради стоит отметить, что, пусть и руководствуясь благими намерениями, общественники не раз пытались нарушить ход обсуждений и перебить приглашенных экспертов, совершенно не беря во внимание регламент встречи, согласно которому «в зал» микрофон должен был уйти после «обязательной программы». Активисты начали разворачивать плакаты и вполголоса восклицать: «Делать, что ли, нечего», «Дайте уже микрофон, сколько можно!», «Давайте по существу — застраивают наш парк, а вы тут!..», «Река умирает!», «Нам неинтересно то, что было когда-то, в XVIII веке, надо говорить про сегодня, все застроили, Казанку убивают, нечем дышать будет скоро, одно г* будет там!».

Первые десять минут эксперты будто бы старались не замечать происходящего, продолжая говорить о традициях сплавов по Казанке и лыжных трассах из парка Горького, выходящих к реке, однако обстановка все накалялась. Успокоить активистов попыталась сама Гольдберг, апеллируя к теме встречи — культурному коду Казанки, правда, не очень успешно. Не выдержал Дмитрий Шиллер.

— Организаторы правильно поставили вопрос и разделили проблематику, потому что всем больно. Но как человеку, который участвовал и в первичных обсуждениях и слышал все мнения, и эти мнения высказывались и протоколировались, мне иногда подобные мероприятия напоминают старый анекдот, когда врач заходит с пьяным санитаром и говорит: «Так, Иванов — правая рука». Санитар — тюк! Врач: «Я сказал: правая!» Тот — тюк! Врач: «Я сказал: рука!». Давайте step by step. Сейчас тема разговора — культурная идентичность реки, — перебивая крикунов, возразил глава татарстанского отделения РГО.

— Для того чтобы сохранить природные территории, большую часть нашей работы мы потратим на то, чтобы сформировать границы парков, природных территорий и определить режимы защиты. Это абсолютно приоритетная и важнейшая работа, которую мы уже начали. И как раз следующая наша встреча «Диалогов» (21 ноября, в зале той же «Смены», — прим. ред.) посвящена экологии реки. На этой встрече у нас будут сидеть коллеги-экологи, которые будут говорить об этой проблематике. Я бы хотела попросить, чтобы вы так же, с уважением, отнеслись к нашим коллегам — краеведам, историкам. Это тоже важные для Казанки вещи, — заметила Гольдберг, пообещав дать слово экоактивистам и сегодня, но позже.

На некоторое время модератору удалось восстановить порядок в зале, но выступления каждого следующего спикера проходили под аккомпанемент возгласов и перешептываний недовольных активистов, хрупкую девушку с негромким голосом часто перекрикивали, утихомирить бунтарей Гольдберг всякий раз помогал все тот же Шиллер. Разбираться в предложениях и инициативах краеведов с каждой минутой становилось все сложнее. В конце концов, после того, как по теме высказались все краеведы, культурологи и историки, слово передали гражданским активистам.

Спустя час после старта дискуссии активисты с Гаврилова начали заметно нервничать, требуя передать микрофон «со сцены» в зал и, наконец, дать им слово

Первую пару минут микрофон передавался от активиста к активисту, и в зале звучали все те же лозунги и требования не пускать девелоперов и застройщиков к окрестностям Гаврилова, затем слово от лица всей группы взяла общественница Надежда Ассанова — эколог, сотрудница КФУ, разработчик так и нереализованного проекта создания особо охраняемой природной зоны «Водно-болотные угодья «Займище». Специалист начала с замечания или скорее совета модераторам встречи: пересмотреть формат дальнейших дискуссий образовательного цикла и все-таки чередовать экспертные доклады с мнениями «из зала».

— При таком стиле дискуссии вы будете получать много негатива, — констатировала она.

По словам Ассановой выходило, что все это время активисты лишь хотели представить свое видение организации культурной жизни на реке, а вовсе не сорвать диалог. Возможно, что делали они это не очень умело…

— Я про экологию говорить сегодня не собиралась, это будет отдельная тема. Я хотела бы прокомментировать моменты, связанные с современной культурной идентичностью, которые здесь не прозвучали. Эти люди, которые вас уже, наверное, раздражают... — объясняла свою позицию Ассанова, кивая в сторону активистов с плакатами.

— Нас не раздражают люди, просто хочется, чтобы все друг друга слушали и немножко с уважением относились, — перебила Гольдберг.

— Это люди, которые много лет занимаются проектами на Казанке, а не только активизмом и не только протестами. Они занимаются интересными проектами, — продолжила активистка. — Что хотелось бы именно в активностях отразить. Во-первых, это экологические экскурсии, они идут, это не то, что надо создавать. На них приходят не школьники, не экологи, а просто люди, которым это интересно. Второе направление, с которым мы начали работать буквально два года назад, — это бердвотчинг (наблюдение за птицами, — прим. ред.), пока на некоммерческой основе.

Наблюдение за птицами, фотоохоту и экологический туризм Надежда Ассанова назвала одними из очень перспективных направлений развития прибрежной зоны, в том числе с коммерческой точки зрения. Общественница предложила модератором включить в заветный список и целую россыпь, пусть пока небольших, но уже оформившихся фестивалей, культурных и спортивных активностей, проводимых местными активистами в районе Гаврилова. Напоследок эколог получила приглашение от Гольдберг присоединиться к обсуждениям экологии Казанки 21 ноября.

1/26
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
Ольга Голыжбина, фото Максима Платонова
ОбществоИнфраструктура Татарстан
комментарии 24

комментарии

  • Анонимно 09 ноя
    Все поэтично... громадные территории и кулуарные встречи - имитация процесса. Заказ масштабный, на сто лет... игра началась
    Ответить
  • Анонимно 09 ноя
    Цирк
    Ответить
  • Тахир Давлетшин 09 ноя
    Это же не Стратегия развития Казани,
    максимум концепция развития прибрежной зоны Казанки.
    Стратегия развития Казани предложена Т. Давлетшиным,
    называется она "Казань-полицентричный город на Волге".
    Других стратегий развития пока нет, и вряд ли возможны
    Ответить
    Анонимно 09 ноя
    Очевидно, Стратегию развития Казанки в черте города можно обсуждать в рамках обсуждения Стратегии развития Казани,
    чего, в общем то нет
    Ответить
    Анонимно 09 ноя
    вот вода федеральная - есть Водный кодекс - и вся болтовня без института и университета по антропогенному давлению на берега - это питерско-французский акцент в провинциальной Казани... лавочки-скамеечки против экологической науки и забитой реки - что к вам сверху притекает с лысых берегов на 200 км выше? Романтики - а течет навоз... и стоки заводов...
    Ответить
    Анонимно 09 ноя
    А какая связь? Сначала стройки, потом дороги реки парки? Давно надо наоборот делать.
    Ответить
    Анонимно 09 ноя
    Там написано "Стратегия развития КазанКИ", а не Казани. Повнимателенее надо быть, мягше, добрее...
    Ответить
    Анонимно 09 ноя
    Казанка в Казани принадлежит федералам - они и определяют что делать на берегу... странно, что их полномочия захватили французы из Питера...
    Ответить
    Анонимно 10 ноя
    стратегом был Наполеон - он и вправду из Франции, но потомки - плуты из Питера
    Ответить
    Анонимно 09 ноя
    Недавно был развёрнутый ворк-шоп именно по вопросам экологии, были преподаватели университета и еще кто-то со своими проектами, но что-то никого из так называемых "экоактивистов" не было.Где же они, со своими пректами?
    Ответить
    Анонимно 10 ноя
    какой бы ни был шоп - сначала надо убирать грязь - гоните рисовальщиков - у нас иная проблема - грязь и в воде и на берегу... денежки надо экономить, а провокаторов на 68 километров отгонять от работы.... время тратить деньги по-уму, если общие, или пусть Фишман бросает дворы и пробует заняться экологией древней реки - ее питомцы стали буйные - а это не иву пилить... это глобальная история Казанки.... свои в КФУ пусть работают - с них спросят, а Французам помашем ручкой - не ко времени они тут. В реке отрава на дне - пора чистить
    Ответить
    Анонимно 09 ноя
    Да, это концепция развития побережий Казанки. Давно наша Дружина охраны природы, татарстанские отделения ВООП и СоЭС настаивали на прекращении "лоскутного" проектирования. Теперь есть надежда на то, что десятилетиями посылаемые нами материалы будут рассмотрены и создана взаимосвязанная цепочка особо охраняемых и рекреационных территорий,учитывающая экологические требования и потребности местных жителей.
    Мухачев С.Г.
    Ответить
    Анонимно 09 ноя
    не надейся, Мухачев - эти люди рисуют скамеечки и дорожки - они не разбираются в экологии, лесоустройстве и охранении качества воды - просто не понимают проблем - это дизайнеры-урбанисты, а не профессионалы про реки и про берега. Сначала надо разбираться с основой реки, ее током, руслом, чистотой притоков и родников... нефтяники бились десятилетиями - опыт у них
    Ответить
  • Анонимно 09 ноя
    Классно расписали кто есть кто
    Ответить
  • Анонимно 09 ноя
    Надо избавиться от таких фирм, как франко-питерское бюро Orchestra, разобраться, как она стала главным разработчиком стратегии развития прибрежных территорий Казанки.
    Очевидно, кроме офиса-адреса в Париже и "представителей",
    за душой ничего нет
    Ответить
    Анонимно 09 ноя
    Ну отчего-же. Наберите в поиске эдуард моро orchestra design , посмотрите их работы.
    Ответить
    Анонимно 09 ноя
    Французско-российское архитектурное бюро Orchestra Design — сравнительно молодой, но уже хорошо известный коллектив. Бюро под руководством Екатерины Гольдберг и Эдуарда Моро работает в Санкт-Петербурге, Ханты-Мансийске, Казани, Тотьме, Нижнем Новгороде. Самый известный проект — «Октава». На встрече в МАРШ Orchestra Design расскажут о том, как правильно подходить к проектам развития территорий.
    Ответить
    Анонимно 09 ноя
    Невольно на ум приходит Дубровский Пушкина
    Ответить
    Тахир Давлетшин 09 ноя
    Не густо. Самый известный проект — «Октава»

    Мастерская: Orchestra Design
    Проект: Творческий индустриальный кластер «Октава»
    Россия, Тула, ул. Каминского, 24
    Авторский коллектив: Архитекторы: Екатерина Гольдберг, Эдуард Моро, Арсений Бродач

    Заказчик: Ростех, Правительство Тульской области
    Инвестор: Михаил Шелков
    Соавторы: компания «Культура потребления»
    Ответить
    Анонимно 10 ноя
    и что в интернете - чистили реки? Наша река - ей помощь нужна, а не дизайн
    Ответить
    Анонимно 09 ноя
    дело не в это группе - дуло в неправильной постановке задачи... территории Казанки федеральные и прежде - это соблюдение норм возопользования и норм водоохраны... эта группа в этом не разбирается по определению. Их надо убирать от работы - все напортят по неграмотности... а река-то наша, казанская... и тут есть университет и институты...
    Ответить
  • Анонимно 09 ноя
    Эти неадекватные экозащитницы действуют так, чтоб имидж градозащитников опустить
    Ответить
    Анонимно 09 ноя
    градо-защитники - это кто? Вот экологи кто - понятно...
    Ответить
    Анонимно 09 ноя
    Кто градозазитники непонятно, но кто эти экозащитники и по чьей указке они устраивают эти вечные демарши - еше непонятнее. Ничего не имею против общественники, но эти любое обсуждение превращают в срач. Зачем?
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Новости партнеров