Новости раздела

Об электричестве в Казани, доме купчихи Суховой и самом старом доме на Кольце

«Реальное время» продолжает публикацию избранных отрывков из книги Льва Жаржевского «О казанской старине и не только»

Об электричестве в Казани, доме купчихи Суховой и самом старом доме на Кольце

Первое электрическое освещение в Казани появилось еще в середине XIX века. Вместо дома, где работал в булочной юный Алеша Пешков, в начале XX века построили номера. А возле здания на Кольце, где сейчас находится KFC, была стоянка извозчиков, а потом — единственная стоянка легковых такси в довоенной Казани. Обо всем этом рассказывает известный казанский краевед Лев Жаржевский в своей книге, отрывки из которой мы публикуем.

Электрическое освещение

Казань в области электрического освещения нельзя было отнести к отсталым городам. Вот выдержка из Журнала Министерства народного просвещения:

«30 марта 1853 г. в Казанском университете профессор физики Савельев освещал университетский двор вольтовой дугой. Дуговая лампа находилась на крыше физического кабинета... Прибор помещен на крыше Физического кабинета, с которой открывается вид решительно на весь город. Опыт начат был в 9 часов вечера и продолжался до часа пополуночи, следовательно, четыре безостановочных часа. Ровность света была довольно удовлетворительная. Чтобы судить о распространении этого света и силе его на значительном расстоянии, приведем наблюдение одного лица, живущего на Арском поле, более чем в двух верстах от университета; из окон его квартиры крыша Физического кабинета совершенно была видна. Светящий прибор казался на этом расстоянии блестящею звездой, втрое более Венеры, света ровного, блестящего, без игры и колебаний колорита, цвета такого же, как цвет неподвижных звезд».

В 1887 году на одном из старейших в России Казанском пороховом заводе зажглись первые для Казани лампочки от генераторов электрического тока. Обзавелось небольшой электростанцией и предприятие И. Алафузова. Началась новая эра практического применения электричества, которую задолго до этого предвидел профессор Александр Савельев. Динамо-машины работали в казанских садах — Черноозерском и Панаевском, имел свою динамо-машину Пассаж. Казань тут шла вровень с остальной Россией, в городах которой появлялись небольшие, локального типа, энергетические установки.

Под самый конец 1895 года в Казани появилась городская электростанция. Вот что писала газета «Русское слово»:

«Казань освещается двояким способом: лучшая ее часть — газом, а окраины и городские слободы — керосином. Право освещения города сдано по контракту на 50 лет особому [Газовому] Обществу, управляемому госп. Башмаковым, и в настоящее время право это остается еще за Обществом на 28 лет. В последние годы начали являться предложения освещать частные помещения, театр и пр. электричеством. Между прочим, Газовое Общество предложило устроить электрическое освещение на первое время в центральной части города. Оно предложило городскому обществу устроить 25 фонарей силой света до 12 000 свечей, что заменит собою 200 газовых фонарей, и за это просило 6 000 руб. вместо 3 000 руб., ныне платимых [ежегодно] за газовые фонари. Вопрос этот горячо обсуждался в [Казанской] Думе, и Общество изъявило согласие устроить 25 фонарей без всякой приплаты, с тем лишь чтобы срок остающейся концессии был продлен на 2 года, то есть до 30 лет. После этого срока газовое и электрическое устройства поступают в пользу города. Дума в принципе с этим согласилась и поручила Управе составить проект контракта. Следовательно, возможно, что с осени будущего года Казань, хотя бы в небольшой своей части, будет освещаться электричеством».

С началом работы электростанции встал вопрос об освещении электричеством улиц города. Была создана городская электропроводная сеть, охватывавшая т. н. «район освещения»: крепость — Арское поле — улицы Казанская — Красная — Владимирская — угол Евангелистовской площади.

Газеты сообщали о трех типах опор: 1) пятигранные, с «пьедесталом» сизого цвета, 2) такого же цвета восьмигранные 3) с вишневым низом и желтым верхом.

Те же газеты сообщали 8 июля 1897 г., что «вчера закончились все работы по подвеске дуговых фонарей, а в 10 часов вечера было первое пробное освещение». Они же сообщали 5 июля об осмотре и пробе электрического освещения в театре, добавив, что антрепренер П. Медведев ставил этот вопрос еще в 1884 году.

Первым опытом электрического уличного освещения была установка группы дуговых фонарей у памятника императору Александру II на Ивановской площади. Это были «дифференциальные дуговые фонари для силы тока 8 ампер и напряжения 42 вольта, соединенных последовательно в одну группу с автоматическим выключением».

Куда делся дом, где работал Алексей Пешков

Внимательный взгляд на фотографию Рыбнорядской площади позволяет заметить на месте нынешнего красивого дома 13 по ул. Пушкина небольшой двухэтажный дом и лавки слева от него.

Казань. Общий вид. Снимок с каланчи 4-й полицейской части

Это дом купчихи Евдокии Даниловны Суховой. Именно в этом доме располагались булочная и кондитерская В.А. Семенова, в которой в свое время работал Алексей Пешков.

Расскажем о том, как на месте дома Е.Д. Суховой возник ныне существующий дом. История самого здания начинается в 1903 году пожертвованием купеческой женой Евдокией Дмитриевной Змеевой 24 тысяч в пользу Общества попечения о бедных и больных детях. Комитетом общества после обсуждения вариантов использования денег было решено приобрести на них недвижимость, и в ноябре того же года общество купило упомянутый выше дом купчихи Евдокии Даниловны Суховой.

Попытки коммерческой эксплуатации купленного дома были неудачными: дом, как оказалось, был в аварийном состоянии. Было решено построить на этом месте новый дом, и общество рассмотрело два проекта. Один из них (инж. П.П. Голышева) предполагал возведение нового здания, аналогичного старому. Другой проект (инж. В.А. Трифонова) предлагал построить на участке здание с закругленным фасадом. Был принят второй проект со сметной стоимостью 33 тысячи рублей. И комитет общества обратился к казанцам с призывом жертвовать на дом. Призыв был услышан. Архиепископ Никанор (Каменский) показал пример, и вскоре казанское купечество и мещане собрали необходимую сумму. Тщательно сохраненные в Российской Национальной библиотеке в Петербурге подшивки казанских газет того времени хранят вклейки небольшого формата из цветной бумаги (зеленой, синей, красной) с периодическими отчетами о сборах на строительство этого дома. И вот, наконец, прошение с приложением проекта подано в городскую управу, а 25 апреля 1908 года было подписано разрешение на строительство.

А уже в час пополудни 8 марта 1909 года при большом стечении народа состоялось освящение нового здания архиеп. Никанором в сослужении с шестью иереями. В кратком, но прочувствованном слове казанский архипастырь напомнил слова царя Соломона из книги Притчей: «Благотворящий бедному дает взаймы Господу, и Он воздаст ему за благодеяние его». Через месяц с небольшим после освящения арендатор Василий Григорьевич Колесников открывает здесь «Новые номера» с платой обществу 7 тысяч рублей в год. Позже он передает номера К.П. Скачкову.

К сожалению, автор не знает толком, что именно в этом доме было после октября 1917-го. И не знает он точно, когда тут появился ресторан «Восток». Но зато он знает, что этот ресторан упоминался в небольшом матерьяльце в «Крокодиле» в 1965 году.

Самый старый из домов, сохранившихся на Кольце

Раз уж мы на Кольце, то поговорим о том, что мы здесь видим и о том, чего уже не увидим никогда. Видим мы дом Кузнецова (на первом этаже здесь KFC). Это старейший из сохранившихся на Кольце домов. Сведений о том, когда именно построен дом и кто его проектировал, автору не попадалось. По времени адресации в нем торгово-промышленных заведений, можно предположить, что заполнялся дом ими в 1905—1906 годах. Примем эти года за годы постройки здания. Чем же был наполнен этот дом, кроме жильцов?

В нем располагались:

— экипажное заведение и кузница Ег. Фед. Михайлова,
— хлебно-бакалейная торговля Анны Дороф. Печкиной,
— торговля игрушками Абдулгалея Байрамгалеевича Валеева,
— торговля мужским платьем Алексея Панкратьевича Фомина,
— виноторговля наследников Вараксина,
— магазин Ф.Х. Грахе,
— магазин наследников Ульяновой

и, конечно же, «Коммерческие номера» Василия Григорьевича Колесникова (номеров в этих «Номерах» было 37), бывшие главной достопримечательностью этого дома.

В газетах довольно часто появлялась реклама этих номеров. Ресторан вскоре получил права заведения первого разряда, что давало возможность работать (тогда употреблялось слово «торговать») до двух часов ночи и продавать казенную водку (тогда в ходу был термин «хлебное вино») по произвольной, а не установленной властями цене. Центральный зал ресторана окнами выходил на просторный балкон второго этажа с симпатичной решеткой. Кроме балконной, на парапете крыши тоже была решетка, от которой сейчас не осталось и следа.

Душными летними вечерами посетители открывали окна, но вместе с прохладой в зал входил запах с площади, главной составляющей которого была вонь от «биржи» (так тогда назывались стоянки) извозчиков с колодами для поения лошадей. А лошади, как известно, где пьют, там и льют.

Со временем извозчичью биржу сменила единственная в довоенной Казани стоянка легкового такси. Справочник сообщает нам, что находилась она «на площади Куйбышева, напротив гостиницы «Татарстан». И добавляет: «Рейсы с 10 час. утра до 24 часов. Такса по городу — 1 рубль за километр, в район — 1 руб. 70 коп. Плата за простой — 13 руб. 20 коп. в час».

Лев Жаржевский, иллюстрации предоставлены автором
Справка

Редакция «Реального времени» выражает благодарность Льву Моисеевичу Жаржевскому за предоставление материалов из книги и готовит к публикации еще несколько глав.

ОбществоИстория Татарстан

Новости партнеров