Новости раздела

Антон Салакаев, «Волга-Волга»: «В первой половине октября сыграем первый квартирник в нашей студии»

ВИА открывает студию-дом

Антон Салакаев, «Волга-Волга»: «В первой половине октября сыграем первый квартирник в нашей студии» Фото: Роман Хасаев

Отметив свое 22-летие, группа «Волга-Волга» наконец-то обзавелась жилплощадью. Правда, как это принято у молодежи, ВИА «Волга-Волга» поделился лишними квадратными метрами с соседом в лице Академии КВН, и вообще готов и в будущем приглашать к себе всех желающих. В эксклюзивном интервью «Реальному времени» художественный руководитель ансамбля Антон Салакаев рассказал об участии группы в трибьютах Булату Окуджаве и Юрию Визбору, о своей дружбе с КВН и поделился «дальнейшими творческими планами».

«Наша история начиналась с каморки в родной школе»

— Антон, почему решили осесть на одном месте?

— Знаете, нашей группе в этом году исполнилось 22 года. С точки зрения жизнедеятельности музыкальных коллективов, возраст группы более 10 лет уже считается серьезным стажем. А уж по меркам музыкальной истории нашей республики это вообще рекорд. Увы, все это время у нас не было своего пристанища, которое можно было бы назвать своим домом. Были места, где нас принимали с распростертыми объятьями, особенно в то время, когда наша группа уже заработала себе определенное имя, а случались места, где мы, что называется, ютились…

«В каморке, что за актовым залом»?

— О, а вот с подобной каморки у нас все начиналось в родной школе №89, затем были репетиции в школе №146, различных центрах внешкольной работы, детских центрах, помню, один из них назывался «Сандугач». Был период, когда мы пытались заниматься клубной деятельностью, сначала случился клуб «Кентервильское привидение», где мы работали, затем мы его переформатировали под свой клуб «Волга-Волга», проработав достаточно плодотворно порядка трех лет. Так продолжалось некоторое время, это, в принципе, вполне нас устраивало, но у нас так и не было своего угла. Места, в котором базировались, мы зачастую лишались, как только в центре или в школе менялось руководство. Иногда это происходило в авральном режиме.

Под «волшебный пендель»?

— Вот именно. Приходилось срочно выезжать, перевозить аппаратуру, а бывали моменты, когда мы оставляли часть оборудования. Для понимания, это маленькая часть негатива, но в целом я благодарен всем за то время, которое наша репетиционная база находилась в различных местах. В конечном итоге мы всегда находили себе приют. Но пришло время, изменился статус, появились возможности, и все это привело к тому, что теперь у нас есть свой дом.

Когда пришли к мысли о нем?

— Вообще, это мечта всей моей жизни. В последние лет десять она окончательно сформировалась в моей голове, и понеслось… Сам поиск помещения осуществлялся порядка двух-трех лет, поскольку у нас были очень серьезные требования.

Пришло время, изменился статус, появились возможности, и все это привело к тому, что теперь у нас есть свой дом

«Нашим соседом будет Академия КВН»

По звукоизоляции?

— Нет, как раз с этим попроще, поскольку существующие возможности и материалы решают эту проблему настолько легко, что студию можно организовать в любой квартире. Здесь же нам необходима была комната, которую можно было использовать под репетиционный зал, звукозапись, а также давать концерты, наподобие квартирников, которые сейчас снова входят в моду. Многие помещения, которые мы посмотрели за последние годы, не удовлетворяли требованиям, прежде всего потому, что там не было вот такого зальчика. Наконец, на глаза попалось это помещение, судьба так распорядилась, что здесь какое-то время был небольшой фитнес-центр.

По итогу, я считаю, что все сложилось так, как и было должно. Допустим, вспоминая себя лет 15 назад, те реалии, себя самого, я чувствую, что тогда не был готов к такому дому-студии и к руководству подобным процессом. Одно дело, когда ты руководишь музыкальным коллективом, другое дело — помимо этого руководить некой базой, куда входят помещение, персонал и так далее. Тогда я был ко всему этому не готов, мне хотелось больше свободы и меньше обремененности. А сейчас я нахожусь в таком возрастном и душевном состоянии, когда понял, что мне это нужно. Я много изучал, как работают подобные студии в других городах, за рубежом, надеюсь, знаю — как чего.

Сразу вспоминаются мудрая фраза из фильма «О чем говорят мужчины» — музыкант, кстати, Алексей Кортнев, говорит о том, что, когда раньше поступали предложения ехать куда-нибудь в Отрадное, в гости к двум девушкам, он срывался тут же, а сейчас возникает вопрос: «Зачем?» То есть ранее были времена, когда Антон Салакаев мог сорваться с места на концерт, а сейчас он уже сам готов приглашать в гости.

— Кстати, да. Сейчас мне не то чтобы не хочется куда-то ехать, но мне приятно то, что сейчас я могу приглашать людей к себе. Это касается как деловых встреч, так и возможных концертов, репетиций, записей альбомов. Я хочу, чтобы со временем это стало восприниматься как некий творческий котел, или казан, по аналогии с названием нашего родного города.

Наша студия уже напоминает котел, поскольку по соседству с нами будет располагаться Академия КВН. Так сложилось, что мы долгие годы дружим с движением КВН, как татарстанским, так и федеральным. И вот мой друг Ильдар Фаттахов, придя в АМИК с идеей открыть Академию КВН, получил карт-бланш.

Сейчас мне не то чтобы не хочется куда-то ехать, но мне приятно то, что сейчас я могу приглашать людей к себе. Это касается как деловых встреч, так и возможных концертов, репетиций, записей альбомов

«Казанские группы 80-х могли бы стать таким же явлением, как «Аквариум» в Ленинграде или «Наутилус Помпилиус» в Свердловске»

Хотелось бы вернуться к музыке и обозначить открытие студии не просто как «Антон Салакаев прикупил недвижимости», а как некий этап в развитии казанского рока. Сама студия предполагает подобное, с отсылом, допустим, во времена, когда в СССР развивались питерский или свердловский рок?

— Смотрите, я еще помню те времена, конец 80-х — начало 90-х, когда рок-движение было очень мощным, а я как раз переходил от процесса прослушивания пластинок рок-групп к самостоятельным попыткам бренчания на гитаре. В дальнейшем мне всегда было жаль, что казанский рок-клуб, который существовал, двигался, по каким-то причинам не смог достичь такого же уровня развития, как в упомянутых вами Питере и Екатеринбурге.

Хотя здесь можно выделить большое количество сильных коллективов, воспоминания о которых могли бы стать темой отдельного, очень большого интервью. Они могли бы стать таким же явлением на российской, да еще и на советской сцене, как, допустим, «Аквариум» в Ленинграде, или «Наутилус Помпилиус» в Свердловске, «Воскресенье» или «Машина времени» в московской рок-лаборатории. У нас же были свои рок-группы, например «Холи», «Записки мертвого человека», которые выходили, в том числе, и на всесоюзный уровень. Та же группа «Ангелы и демоны», игравшая тяжелый рок, выпустила пластинку на студии Стаса Намина и участвовала в совместных концертах с группой «Парк Горького». Почему же все сложилось так, как сложилось, остается загадкой. Возможно, казанским музыкантам банально меньше улыбается удача, хотя вот нынешние музыканты неплохо проявляют себя на российской рок-сцене, например, группы «Мураками», «Анимация», «Дом Кукол».

Сейчас же говорить о том, что наша студия могла бы стать неким центром казанского рок-клуба, думаю, неоправданно. Сейчас другое время. Я бы мог сказать — да, мы могли бы стать эпицентром продолжения развития того же казанского рок-клуба, но на новом этапе. Время изменилось, ушел тот момент, когда рок был востребован в молодежной среде, сейчас пришло время рэпа, который стал некоей социальной заменой рок-музыки 80-х. Сейчас молодежь находит ответы на свои вопросы в этом стилистическом направлении.

Хотя, участвуя в различных фестивалях, я стал обращать внимание, что вновь сильное развитие получает панк-движение, причем это не привычный нам панк. Некий протест в них остался, но само панк-движение выглядит прилизанным и, по моему мнению, более управляемым. Сейчас это не те панки, что были в восьмидесятые, а скорее люди «играющие» в это движение. Становится модным быть несогласным. Хочется верить, что панк-движение не захлебнется в фестивальной эйфории, а останется честным и искренним. Но, как бы то ни было, здорово то, что у молодежи есть спрос на живую музыку, и это модно.

— Я задавал этот вопрос, потому что вы сами затронули тему «творческого котла»…

— Да, и замечу, что мы постараемся сделать все возможное, чтобы этот самый творческий котел, о котором я уже говорил, не затухал. Мы не хотим засесть в студии, как запечные тараканы, чтобы потихонечку превратиться в старых скряг…. Хотим, чтобы здесь присутствовали музыканты, записывались, репетировали. Мы готовы к сотрудничеству любого плана, в том числе и потому, что нам самим необходимо понять, что из этого может получиться. Если мы станем неким центром, то я буду только счастлив.

Сейчас говорить о том, что наша студия могла бы стать неким центром казанского рок-клуба, думаю, неоправданно. Сейчас другое время. Я бы мог сказать — да, мы могли бы стать эпицентром продолжения развития того же казанского рок-клуба, но на новом этапе

Moroz Records узнал нас через КВН

Хотелось бы уточнить по датам. Вы говорили, что группе «Волга-Волга» в этом году исполнилось 22 года, но я точно помню, что одну из ваших коронных песен «Ира» я слышал еще в 1994 году, то есть 25 лет назад.

— Нас часто спрашивают, кто написал песню «Ира», которую наше и более старшее поколение могли слышать не только в исполнении ВИА «Волга-Волга». А песня была написана нашим гитаристом Эдуардом Фазульяновым. До прихода к нам в коллектив он был гитаристом в группе «Кукукикилай», которая исполняла его песни, включая и «Иру». В тот момент у меня уже была группа, называлась она «НЗ», мы занимались музыкой параллельно, даже репетировали по соседству. В середине 90-х «Кукукикилай» распался, после чего я предложил Эдуарду место гитариста в нашем коллективе, поскольку от нас ушел Денис Матвеев. Чуть позже к обновленному составу «НЗ» присоединился еще один участник группы «Кукукикилай» саксофонист Роман Кузнецов.

В те годы песни для группы писали я и Эдуард, а зачастую мы сочиняли их вместе. Не могу не отметить, что с появлением Фазульянова репертуар группы заметно увеличился и стал более разнообразным. Мы даже поменяли стилистику, группа зазвучала по-новому. Именно в тот самый момент в репертуар группы «НЗ» и вошла песня «Ира». Тогда группой «НЗ» был выпущен альбом «Дудки выдумки», куда вошли все эти песни. Тут еще надо сказать спасибо «БИМ-Радио», которое тогда поддержало нас, включив эти песни в свою ротацию.

Чуть позже, на рубеже 2000-х, наш коллектив был переименован в ВИА «Волга-Волга», в котором Эдуард творил вместе с нами более 15 лет. К тому моменту песни Эдуарда настолько срослись с творчеством ВИА «Волга-Волга», что, по словам самого автора, у него даже не возникло мысли забрать их с собой.

Пришло время перейти к КВН, поскольку, если в Казани «Волгу-Волгу» узнали по концертной деятельности, то в «остальной» России узнавание к вам, на мой взгляд, пришло через КВН.

— Абсолютно точно заметили. Я сейчас начну с другого, а уже потом перейду к теме КВН. Мы недавно начали сотрудничество с компанией Moroz Records. Они обратились к нам с предложением поучаствовать в трибьюте, посвященном 95-летию Булата Шалвовича Окуджавы. Там был очень мощный состав участников — Сурганова, Гребенщиков, Шевчук, «Пикник», и я считаю, что нам просто посчастливилось влиться в эту обойму. А порекомендовал нас и открыл для Moroz Records один из руководителей ТТО «АМИК».

В компании посмотрели наше творчество, им понравилось, тем более что на тот момент мы уже участвовали в трибьютах Бориса Гребенщикова и Майка Науменко, «Зоопарк». После этого мы отсняли эту же песню в проекте «Квартирник» у Евгения Маргулиса в компании этих же участников, и нам предложили принять участие в еще одном трибьюте, который готовится к юбилею Юрия Визбора. Причем нам достанется в исполнение «Милая моя, солнышко лесное», по сути, визитная карточка легендарного барда. В данном случае будет немного иной подбор участников, больше из жанра шансон: Трофим, Шуфутинский, Александр Маршал, Олег Митяев. А заключая, я хочу заметить, что мы сейчас настолько связаны с КВН, что это зачастую перекликается уже с нашей творческой деятельностью. Как видите, КВНщики помогают нам даже в участии в подобных трибьютах.

После участия в этих трибьютах компания Moroz Records предложила нам выпустить сборник к 22-летию «Волга-Волга», включив туда наши лучшие песни за всю историю существования группы. Причем один альбом будет авторским, а другой кавер. Рабочее название альбома «Гуси-лебеди», по одноименной песне, а тур-презентация альбома будет называться «Гуселетие».

Мы не хотим засесть в студии, как запечные тараканы, чтобы потихонечку превратиться в старых скряг…. Хотим, чтобы здесь присутствовали музыканты, записывались, репетировали. Мы готовы к сотрудничеству любого плана

— Когда будет официальное открытие вашей студии?

— В первой половине октября, точной даты пока нет. Думаю, что в программе открытия будет демонстрация документального фильма о нашем прошлогоднем концерте вместе с камерным оркестром La Primavera, состоявшемся в Большом концертном зале. После чего мы сыграем первый квартирник в стенах нашей студии.

Джаудат Абдуллин, фото автора
ОбществоКультура Татарстан
комментарии 0

комментарии

Пока никто не оставил комментарий, будьте первым

Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Новости партнеров