Новости раздела

Алексей Прокопьев: «Рынок экопродуктов не должен быть в вакууме, как это происходит сейчас»

Основатель экопроекта «Ферма Еда» о бессмысленной сертификации органических продуктов, неполноценности экобизнеса и препонах для предпринимателей

Алексей Прокопьев: «Рынок экопродуктов не должен быть в вакууме, как это происходит сейчас»
Фото: Максим Платонов

Озаботившись здоровьем новорожденной дочери, Алексей Прокопьев стал колесить по Татарстану и его окрестностям в поисках экологически чистых продуктов питания. Постепенно поездки переросли в увлечение, а увлечение — в бизнес. В 2011 году Прокопьев оставил успешную карьеру маркетолога в сети «Ирбис» и одним из первых в Казани основал экопроект «Ферма Еда». Об особенностях рынка экопродуктов, отношении к предстоящей сертификации и «красивых законах» он рассказал в интервью «Реальному времени».

«Очень многие открываются — и закрываются в первый же год»

— Алексей, до того как заняться экопродуктовым бизнесом, вы долго работали директором по маркетингу. Насколько я знаю, поменять сферу вас подтолкнула личная история. Расскажите, как это произошло?

— Да, я работал директором по маркетингу в сети «Ирбис» и не думал о собственном бизнесе. А в 2009 году у нас родилась дочь, которая весила всего 1,6 килограмма. Ей требовалось натуральное козье молоко. Стал искать его по ближайшим деревням. Вместе с молоком привозил от фермеров мясо и другие продукты. Оказалось, что все они по вкусу кардинально отличались от того, что продавалось в супермаркетах и даже на рынках. И я стал много читать на эту тему. Идея поиска натурального настолько меня захватила, что каждый вечер после работы я садился в машину и ехал к новому фермеру. Этому же посвящал и выходные.

— Сколько по времени вынашивали идею открытия магазина?

— Она возникла не сразу. Постепенно я обрастал знакомствами с местными энтузиастами-производителями. Со временем заказы на фермерские продукты мне стали делать друзья. Поэтому в 2011 году я решил попробовать создать что-то более серьезное. В стране как раз зарождался тренд на все экологически чистое. В Москве становилась LavkaLavka (известный фермерский кооператив, — прим. ред.).

Возник интерес не столько в плане бизнеса, была интересна сама идея. За несколько дней я написал сайт на коленке. Поставщиков было очень мало, буквально пара человек. И предлагали мы в основном молочную продукцию. Через пару месяцев пошли первые заказы от казанцев. Мы поняли, что людям это интересно.

— Наверное, не так просто организовать работу подобного предприятия. С какими трудностями вы столкнулись в процессе запуска магазина, и имеются ли сейчас какие-либо затруднения?

— Главная сложность — поставщики. Сложно найти качественных. Через пару лет после запуска сайта мы открыли свою мини-ферму, какие-то продукты стали выращивать там.

К тому же рынок очень тяжелый, нестабильный. Бешеного спроса нет.

— Если нормальных поставщиков мало, правильно понимаю, что экониша в Казани в принципе свободна?

— Ниша свободна, но есть нюанс — она ограничивается покупательским спросом. Очень многие открываются — и закрываются в первый же год. Чтобы зарекомендовать себя, нужен запас прочности. А этого многим не хватает.

«В основном производят энтузиасты. Это не полноценный бизнес»

— Во сколько вам обошелся старт бизнеса и когда окупились первоначальные вложения?

— Абсолютно ни во сколько, потому что сайт писал сам. Я, в принципе, многие вещи делаю сам — могу мебель сделать, могу поле вспахать, подключить электрику. Поэтому инвестиции как таковые были не нужны.

— А что на счет кредитования?

— Я не люблю такие вещи. Никогда не интересовался ни грантами, ни субсидиями.

— Была ли у вас в 2011 году конкуренция и как изменился рынок за 8 лет?

— Конкуренции не было. Рынок за 8 лет, конечно, поменялся. Если раньше, например, был один вид сыра наподобие адыгейского, то сейчас много интересных сортов. Правда, в основном производят продукты энтузиасты. Это не полноценный бизнес. Не знаю ни одного поставщика, у которого бы за 8 лет развились поставки, выросли в разы обороты. Больше хобби у людей. В торговые сети с этим тоже не зайдешь, их такие продукты не интересуют.

— Почему?

— Это очень сложно. Возьмем, например, морковь. Мы ее ничем не обрабатываем. И даже утренняя партия под вечер начинает вянуть. Вид становится не товарный. Я понимаю покупателей. Я бы тоже не захотел приобретать такой товар. А у него еще и ценник выше.

В основном производят продукты энтузиасты. Это не полноценный бизнес. Не знаю ни одного поставщика, у которого бы за 8 лет развились поставки, выросли в разы обороты. Больше хобби у людей. В торговые сети с этим тоже не зайдешь, их такие продукты не интересуют

Нам всем нужно понять, что именно такие корявые, некрасивые овощи и фрукты — и есть натуральное. А не те калиброванные яблоки, что месяцами могут храниться в магазинах.

— Кого сейчас выделяете в качестве конкурента?

— Мы никого не считаем конкурентом, со всеми общаемся. Что-то поставляем коллегам, что-то они нам. Например, у нас представлены колбасы «Олтманс».

«Фермеры бы рады продавать дешевле, но…»

— На ваш взгляд, почему в мире так популярна идея перехода на экологические продукты?

— Я бы не сказал, что есть какое-то модное течение. Скорее, качество магазинных продуктов с каждым годом ухудшается, удешевляется их производство. Это не вина торговых сетей, просто сложилась общая ситуация. Есть рамки покупательского спроса, и когда продукт за них выходит, просто не продается. Условно, сыр в супермаркетах не может продаваться дороже 400 рублей, поэтому всеми путями стараются снизить стоимость. А люди ищут качество.

Ну и у страны сначала была потребность всех накормить, удешевить, а потом поняли, что качество меняется. Понимаете, мы в автомобиль абы какое масло не зальем, а в себя можем закладывать усилители вкуса. Все это тянет, это же вкусно.

— Понятие «экопродукт» — довольно расплывчатое и спорное. Что вы под этим понимаете?

— Есть понятие «натуральный продукт». Это продукты без усилителей вкуса, химических консервантов, разных улучшителей. То есть колбаса сделана из мяса, а не из мясокостной муки и сои. Эко- или органические продукты — это целый комплекс. Земля должна быть отдохнувшая, там не может быть удобрений, никакого тракторного топлива. В Европе это небольшие участки земли, которые никто не трогает на протяжении столетий.

— Экопродукты обычно ассоциируются с более высокой ценой. По-вашему, они действительно должны стоить дороже обычных продуктов из супермаркета? И если да, то какова предельная наценка?

— Наценка у каждого хозяйства своя. Фермеры бы рады продавать дешевле, но есть куча факторов: логистика, техника, коммуникация, коммунальные счета. Элементарно, газ нужно подвести. Из этого все складывается. Плюс на пути предпринимателей все время возникают какие-то бюрократические барьеры, препоны. Это также отражается и на ценах.

Я считаю, что справедливая наценка не должна превышать 20—30%. Все-таки продукты должны оставаться доступными, у покупателей должен быть выбор.

— Читала высказывание Бориса Акимова (основатель LavkaLavka, — прим. ред.) о том, что нормальная наценка может доходить и до 100%...

— В Москве — вполне вероятно. Там иная арендная ставка, уровень зарплат другой. Поэтому и цена соответствующая.

«Стоит вопрос выживаемости, а не огромной прибыли»

— Какой у вас самый ходовой товар? На что делали ставку изначально и оправдалось ли это в реальности?

— Обычные товары — хлеб, молоко, яйца, курица, сыры. Мы не ставили на определенный товар, просто хотели, чтобы было представлено все и понемногу. Пусть будет два производителя, но всем известные и зарекомендованные.

— Со временем предпочтения клиентов как-то поменялись?

— Никак. Мы вначале выставляли на сайте экзотику, типа черных кур или мяса бобра, но спроса не было. Это, может быть, и актуально для праздников, но ежедневно не нужно никому.

Ремонт в магазине мы с женой делали сами. Мебель, дизайн, наклейки — также моя работа. Так оптимизируемся

— Кто ваши клиенты? За такой срок, наверное, сформировался уже постоянный пул?

— Осознанные люди, которые хотят разбираться в том, что едят. У нас много молодых мам, женщин, которые готовятся к материнству. Основной костяк клиентов сформировался 8 лет назад. Благодаря им мы и живем. Если бы открывались сейчас, не знаю, какой запас прочности должен бы был быть, чтобы хотя бы выйти в ноль, не вкладываться каждый месяц.

— Падение покупательской способности ощущаете на себе?

— Ощущаем. Каждый год идет снижение. Самым лучшим временем были 2013—2014 годы, спрос был высокий. Сейчас люди экономят. Это логично. Когда все вокруг повышается, расходы нужно урезать.

— Я так понимаю, что экобизнес — не особо прибыльная деятельность?

— Здесь стоит вопрос выживаемости, а не огромной прибыли. По хорошему бы — взять специалистов по продвижению, по товару, но тогда будет убыток. Ремонт в магазине мы с женой делали сами. Мебель, дизайн, наклейки — также моя работа. Так оптимизируемся.

«У каждого человека свои представления о санитарных нормах»

— А сейчас как продвигаетесь?

— Сами, через соцсети. Но в нашем случае отлично работает сарафанное радио. Рекомендации — наш главный канал.

— Какую выручку показала ваша компания за прошлый год?

— Не могу озвучить.

— Какие-то проблемы с надзорными органами возникали?

— Нет, наверное, потому что мы небольшие. Жалоб от покупателей нет. Были косвенные вещи. Например, долго согласовывали вывески или сделали замечание за штендер на крыльце. Такие вещи усложняют жизнь.

— Сколько у вас поставщиков?

— Сейчас около 15 поставщиков из Татарстана, Чувашии и Марий Эл.

У нас есть куча сертификационных комиссий, раз в месяц нам приходит предложение сертифицировать продукцию. Причем предлагают это проделать дистанционно по интернету, без выезда на место. Доверия к таким сертификатам нет

— Как их отбираете?

— Выезжаем к ним, знакомимся, смотрим в каких условиях они производят. За это время я понял, что у каждого человека свои представления о санитарных нормах. Знаете, это как программа «Ревизорро», то же самое.

Отбираем только тех производителей, у которых все чисто, правильное сырье. С сырами ситуация проще — они все в основном без антибиотиков, потому что из некачественного молока в принципе сыр не получится.

— На каких основаниях вы можете отказать?

Если в качестве сырья используется нефермерская или блочная говядина. Лучше мы без пельменей останемся, чем такое продавать. Или, например, мед фасованный. Или в крем-меде чувствуются красители. Много есть причин.

— Есть планы расширяться географически?

— Вообще нет. Мы и так все время проводим в одном магазине. И потом, не думаю, что в других районах точки будут окупаться.

«У нас сначала скажут «давайте вот так», а через 10 лет — «давайте по-другому»

— Я знаю, у вас скептическое отношение к предстоящей сертификации органической продукции, которую планируют ввести в России со следующего года. Почему?

— В России можно поставлять некачественную продукцию и при наличии сертификата. Наши законы всегда можно обойти. Опять-таки хочется вспомнить ситуацию на Омском сырозаводе. Соцсети облетела фотография, где работники Омской сырной фабрики купаются в чане с молоком. Тем не менее у этого предприятия и по сей день все в порядке — со стороны Роспотребнадзора нареканий нет.

Люди привыкли верить бумагам, но это формальность и бюрократия. У нас сначала скажут «давайте вот так», а через 10 лет — «давайте по-другому». Намерения, может, и благие, законы красивые, все четко, но на деле….

Качество, на самом деле, всегда зависело и будет зависеть от честности производителя.

Людям просто нужно приучить себя читать состав. Бывает, видишь в супермаркете продукцию с пометкой «фермерская». Читаешь состав и понимаешь, что это совсем не так

— По-вашему, что реально может помочь отсеять недобросовестных игроков на рынке?

— Недобросовестные игроки пользуются неграмотностью населения. Поэтому людям просто нужно приучить себя читать состав. Бывает, видишь в супермаркете продукцию с пометкой «фермерская». Читаешь состав и понимаешь, что это совсем не так. Продукт может содержать сухое молоко, какие-то стабилизаторы.

Плюс нужно уметь просчитывать стоимость. Возьмем, к примеру, колбасу. Мясо стоит порядка 400 рублей. В стоимость нужно заложить приготовление, текущие расходы. В итоге цена продукта на полке увеличится минимум в два раза. Но мало кто захочет покупать колбасу за 800—900 рублей, многие выберут за 400. Понимаете, у нас еще сами люди все это поддерживают. Если в Европе растворимый кофе никто пить не будет, то у нас как покупали сырный продукт по 300 рублей, так и будут. Поэтому производители особо и не стараются.

У нас есть куча сертификационных комиссий, раз в месяц нам приходит предложение сертифицировать продукцию. Причем предлагают это проделать дистанционно по интернету, без выезда на место. Доверия к таким сертификатам нет.

— Если не секрет, за какую сумму предлагают?

— Никогда не интересовался. У нас свой костяк покупателей, которые нам доверяют. Новые клиенты также приходят на основании отзывов, нашей репутации. От того, что мы наклеим на продукты этикетки с пометкой какой-нибудь «Органики России», вряд ли что-то изменится. Это в Европе таким сертификатам доверяют, они дают стопроцентное подтверждение. У нас для этого должно пройти еще много лет. Даже не пять, и не семь, гораздо больше. И, естественно, должна быть одна маркировка.

— Минсельхоз до конца года разработает регламенты по производству экопродуктов по нацстандартам. На ваш взгляд, что это даст рынку?

— Сложно прогнозировать. В СМИ все может быть представлено красиво, а на деле все по-другому. Хорошо, если будет все так, как планировалось, не будет лишних удорожаний. Ведь за каждую официальную бумагу у нас в итоге платит покупатель.

Качество, на самом деле, всегда зависело и будет зависеть от честности производителя

«Сами себе купили работу»

— Как бы вы оценили перспективы рынка экопродуктов в России?

— Рынок не должен быть в вакууме, как это происходит сейчас. В Европе должна высоко цениться наша продукция. В принципе, перспективы у нас есть. Но сейчас мы замкнутые, а должна быть мировая интеграция. Чтобы мы в Европу возили продукты, они — к нам. Это и есть экономика.

— Что придает вам силы заниматься предпринимательством?

— Ощущение нужности. Какие-то мелкие вещи, типа комментариев клиентов в соцсетях. Это больше чем деньги, что-то неосязаемое.

— Не было мыслей продать бизнес и отказаться от всего этого?

— Многие бизнесы держатся на собственниках, на их энергетике. У нас та же история. Завести бизнес — это не развлечение. Это называется — сами себе работу купили. Мы работаем с 5 утра до 9 вечера, фактически без выходных. Не думаю, что кому-нибудь интересна такая головная боль.

И даже если оставить это все, чем потом заниматься? Не будет такого, что, к примеру, уйдем продавать шубы, и все вдруг станет хорошо. Работать везде нужно.

— Судя по вашему «Инстаграму», вы любите бегать. Спорт помогает вам добиваться успехов в бизнесе?

— Да, я любитель бега. Стараюсь раза три-четыре в неделю бегать по 15 километров, много хожу пешком, по возможности оставляю машину и прохожу 30 тысяч шагов.

Спорт, безусловно, помогает в бизнесе — сильно дисциплинирует. К тому же это своего рода медитация, возможность подумать. Не мыслю жизнь без физических нагрузок.

Алина Губайдуллина, фото Максима Платонова, видео Камиля Исмаилова
Справка

Алексей Евгеньевич Прокопьев родился 12 августа 1983 года в с. Поручиково Заинского района. Окончил школу в Заинске, институт предпринимательства при правительстве Москвы, аспирантуру в Казанском кооперативном институте. Работал в сфере наружной рекламы, дизайнером в компаниях «Красный Восток», «Икеа». До 2011 года занимал должность директора по маркетингу сети «Ирбис». С 2011 года владелец компании «Ферма Еда». Женат, воспитывает дочь.

БизнесОбществоПромышленностьАгропром Татарстан

Новости партнеров

комментарии 6

комментарии

  • Анонимно 15 июл
    в глазах читается что он действительно энтузиаст. у таких людей должно все получится
    Ответить
  • Анонимно 15 июл
    О, это магазинчик на Чистопольской, мы туда ходим)
    Ответить
    Анонимно 15 июл
    да, побольш бы таких. а не бездушных сетевиков
    Ответить
  • Анонимно 15 июл
    Скажу страшную тайну, вашему организму наплевать на "натуральность" каких то продуктов. Всё будет расщеплено на составные части, белки жиры и углеводы и переварено.
    Ответить
  • Анонимно 15 июл
    Молоко фермерское друг от друга тоже отличается, но ,что на рынках, что ездить самому-почти одинаково. Отличается сильно молоко у частников (не путать с фермерами) Оно не нормализованное. Морковка вянет? Температуру понизьте. В погребе всю зиму лежит. Мясо по 400 берут на рынках, оптом значительно дешевле. Вообще есть например "Азбука вкуса" Они просто продают качественные продукты без суррогатов, как везде в Европе, в любом супермаркете. К этому надо идти- без сои, без пальмовых добавок, без гидрогенезированных масел.
    Ответить
  • Анонимно 15 июл
    В Европе полно своих производителей качественных и в то-же время дешевых продуктов. Фермеры, продающие на рынках торгуют значительно дороже, хотя продуты на вкус почти не отличаются от супермаркетовых. Колбаса из мяса и пахнет мясом, сыр из молока, ягоды с грядки.
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии