Новости раздела

Иван Щербаков, Cryptorobotics: «Здесь большие доходы. Но инфраструктура криптоиндустрии очень слабая»

Как за 2 года привлечь к продукту 7 тысяч пользователей, продавая решения за 50 тысяч долларов, и масштабировать бизнес по модели white label

Иван Щербаков, Cryptorobotics: «Здесь большие доходы. Но инфраструктура криптоиндустрии очень слабая» Фото: из личного архива Ивана Щербакова

29-летний Иван Щербаков из северного шахтерского города Инта в Республике Коми влюбился в Казань еще в студенческие годы. Здесь он основал компанию, которая разработала и поддерживает кроссплатформенный терминал для трейдинга криптовалютами. В период сильного падения крипторынка осенью 2018 года он выкупил у партнера его долю, вложил в компанию собственные средства и устоял. А пару недель назад Cryptorobotics вышел на мировую криптобиржу Livecoin, разместив собственный токен — Robo. Как воруют крипту, зачем использовать для трейдинга отдельный компьютер, почему 41 человек ходит с татуировкой логотипа Cryptorobotics, чем, кроме океана, великолепна жизнь на Бали, и еще о многом другом в интервью интернет-газете «Реальное время» рассказал Иван Щербаков.

Старт за 400 тысяч долларов и еще 15 млн рублей, чтобы остаться на плаву

— Иван, давайте сначала определимся, кто вы в Cryptorobotics, потому что на сайте указаны как founder, себя же вы называли эдвайзером.

— Я CEO компании и теперь основной учредитель, потому что выкупил долю у своего партнера.

— А как вы познакомились со своим уже бывшим партнером Ильнуром Мухтовым?

— Меня с ним познакомила в начале 2017 года криптоблогер Аня Плешкова, более известная как CryptoOptimist. Тогда у Ильнура была кальянная на улице Баумана, принимающая к оплате биткоин. Через полгода после знакомства он пришел ко мне на обучение. Я тогда активно делился знаниями, как отбирать криптоактивы для инвестирования, как формировать из них портфель и как им управлять.

И через несколько месяцев после прохождения курса — осенью 2017 года — он подошел ко мне с горящими глазами. Ильнур трейдер с 11-летним опытом и идеолог проекта Cryptorobotics. Он пришел в крипту и увидел здесь большие доходы. Но инфраструктура криптоиндустрии очень слабая. Он же хотел все инструменты, которыми привык пользоваться на фондовом рынке, перенести в криптомир. А именно удобный торговый терминал, роботы, функцию автоследования за трейдерами. Такого раньше не было. Теперь есть, мы это реализовали.

— Почему Ильнур вышел из бизнеса, который придумал сам?

— В 2018 году мы попали в кризис на этом рынке и нужно было вкладывать в проект собственные средства, чтобы остаться на плаву. На это был готов только я, поэтому предложил ему вариант выкупить его долю.

— А сколько тогда составляла доля каждого?

— У нас было по 40 процентов, плюс 20 процентов у инвесторов.

— За сколько вы выкупили долю у Ильнура?

— Скажу так: сейчас 20 процентов компании продается за полмиллиона долларов.

Фото idelreal.org
Ильнур — трейдер с 11-летним опытом и идеолог проекта Cryptorobotics. Он пришел в крипту и увидел здесь большие доходы. Но инфраструктура криптоиндустрии очень слабая. Он же хотел все инструменты, которыми привык пользоваться на фондовом рынке, перенести в криптомир

— Вы консолидировали на себе 80 процентов?

— Нет, я еще частично распределил между топ-менеджментом, а за мной — 50 процентов. Плюс я зарезервировал 20 процентов за компанией на случай, если на нас обратит внимание инвестор.

— Вообще компания стартовала в период интенсивного роста на рынке в 2017 году, через год случилось такое же стремительное падение. Только за счет финансовых вливаний, о которых вы сказали, удалось выстоять?

— Конечно, еще за счет команды. Она потрясающая. Они просто влюблены в проект и продукт и никакие сложности не заставили их начать смотреть по сторонам. Деньги всегда можно найти, поэтому команда на первом месте.

— А сколько средств потребовалось, чтобы оставить компанию дееспособной?

— Около 15 млн рублей.

— За сколько вообще обошелся вам старт этого бизнеса?

— 400 тысяч долларов, которые я привлек у инвесторов.

«Мы работаем в серой зоне»

— Основной офис вашей компании в Казани, но зарегистрированы в Гибралтаре. Почему?

— Мы начали проект здесь, потому что в Казани самые хорошие программисты. На фондовом рынке есть такой продукт как MetaTrader (информационно-торговая платформа для организации дилингового обслуживания на рынках) — его тоже придумали в Казани. Стоимость казанских программистов ниже московских в несколько раз, а ответственность и качество работы в разы выше. А Гибралтар — потому что российское законодательство пока не готово, чтобы здесь регистрировались компании, принимающие к оплате криптовалюту и имеющие свой токен. Сейчас мы работаем в серой зоне. То, что мы делаем, не запрещено, но и официально пока никак не регулируется. Однако скоро все может измениться, потому что могут принять соответствующий закон.

— Криптобиржа Huobi получила лицензию на предоставление трейдинговых услуг также в Гибралтаре. В Гибралтаре что, некий криптохаб?

— Точно, и на нашей планете уже несколько криптохабов. Гибралтар один из них. Там прямо в банке можно создать криптовалютный счет и конвертировать в доллар, евро и обратно. И это все официально.

Еще множество компаний регистрируется в Цуге (город в Швейцарии). Но там свой язык, свои цены, дорогие офисы. Довольно накладно свою компанию содержать, не все туда идут. Есть еще Сингапур, есть Мальта. И из самых недавних — Кипр. Как раз в эти страны многие биржи и другие компании с криптовалютного рынка перенесли регистрацию в последние годы.

— Cryptorobotics недавно вышел на мировую криптобиржу Livecoin. Она разве не российская?

— У них есть русскоязычный сайт, да, но вообще она родом из Великобритании, а серверы биржи находятся в США. Однако в составе есть учредители из России.

— Теперь можно констатировать, что вы вышли на внешний рынок.

— Да, начался новый этап развития, теперь нас оценивают внешние игроки. У нас свой токен компании — Robo, это сертифицированный утилити-токен. И покупки всех услуг нашего терминала производятся исключительно за Robo. В отличие от многих компаний на крипторынке, мы не фокусируемся на широкой рекламе нашего токена, а стараемся привлечь новых пользователей в наш терминал. Логика проста: больше пользователей, больше покупателей наших платных пакетов, выше спрос на наш токен — курс Robo на бирже растет органически.

«Мы вышли на ICO в самое неудачное время»

— Каков суточный объем торгов на вашей площадке?

— Около 11 млн долларов.

— Сколько денег вы привлекли на ICO и какой установили для себя максимум?

— Мы рассчитывали привлечь 5 млн долларов. Это была максимальная цифра, наш Hard cap. Но нам едва удалось достигнуть планки Soft cap — около 1 млн долларов.

— Вы расцениваете это как провал?

— Это можно было бы назвать провалом, если бы это был 2017 год, а имена учредителей и разработчиков известны во всем мире. Но так как мы российская компания и достигли минимальной планки сборов для дальнейшего развития — это определенно победа. Благодаря ICO про нас узнали тысячи людей во всем мире, у нас получилось сформировать сообщество: первых пользователей продукта, его последователей и тестировщиков.

— Все-таки в чем вы просчитались?

— В Азии мы потратили на маркетинг больше, чем собрали. И самое неприятное — мы вышли на ICO в самое неудачное время, во время коррекции рынка. Курсы криптовалют катастрофически шли вниз, и все инвесторы, вся наша целевая аудитория вообще не думали об инвестициях, а старались сохранить то, что есть. Есть красивая метафора, что у рынка есть дыхание: вдох и выдох. Так вот мы попали прямо на самый выдох рынка, причем на такой сильный, что большинство инвесторов потеряли надежду на следующий вдох, думая, что этот рынок умирает.

Фото cryptorobotics.io
Татуировка — это была идея Ильнура. Он маркетолог с большим стажем и постоянно искал методы партизанского маркетинга. Теперь 41 человек ходит с татуировкой логотипа Cryptorobotics

— По поводу маркетинга. Именно в это время вы проводили смелую акцию: 25 тыс. роботокиенов (125 тыс. рублей) за татуировку с логотипом компании.

— Да, да, это была идея Ильнура. Он маркетолог с большим стажем и постоянно искал методы партизанского маркетинга. Теперь 41 человек ходит с татуировкой логотипа Cryptorobotics.

— Сколько сегодня пользователей вашего терминала?

— Нами привлечено более 3 тысяч клиентов. А вообще нашими продуктами пользуется сейчас около 7 тысяч человек. И еще свои роботы мы продали нескольким компаниям, которые реализовывают их под своим брендом.

— Какой доход приносит Cryptorobotics?

— У нас первая прибыль была в ноябре 2018 года. Я могу сказать, что за последние 8 месяцев — с ноября по июнь — у нас чуть более 20 млн рублей выручки.

«Наш клиент добился прироста на 39 процентов в месяц»

— Помимо базовых инструментов вы планировали ввести алгоритмический трейдинг.

— Внутри терминала существует множество алгоритмических решений: stop loss, take profit, trailing, а наши торговые роботы позволяют торговать круглосуточно, 24/7. Они торгуют на базе нескольких торговых стратегий, ищут положительные сигналы на вход, заходят в сделку и ищут положительные сигналы на выход, чтобы принести трейдеру прибыль. А если робот ошибся и рынок пошел в другую сторону, то он просто выходит из сделки, фиксируя небольшой убыток, это может быть и 1, и 5 процентов — выбирает сам пользователь.

Чем грамотнее и опытнее трейдер, тем больше будет у него доход с этим инструментом. У нас есть абсолютные рекорды. Наш клиент из Сочи добился прироста на 39 процентов в месяц. Это потрясающий результат. Но в среднем робот дает 7 процентов в месяц, так как большинство наших пользователей сегодня — новички.

На рынке более 90 процентов роботов — однопоточные. А наши многопоточные и могут работать у тысяч пользователей одновременно — это очень сложные решения. Мы можем их масштабировать и продавать нашу инфраструктуру как white label бизнесу, у которого есть своя аудитория.

— Сколько будет стоить такое решение?

— Около 50 тысяч долларов.

— Вы уже запустили продукт автоследование, как планировали?

— Мы внедрили автоматизированные сигналы для одной крупной немецкой компании. А у нас в терминале он появится в сентябре. Это немного похоже на ПАММ-счета, когда клиент, держа деньги на бирже, никому их не передавая, сможет заключить с трейдером смарт контракт, позволяющий ему копировать все сделки трейдера и зарабатывать столько же процентов в месяц, сколько и трейдер.

Фото facebook.com
Благодаря ICO про нас узнали тысячи людей во всем мире, у нас получилось сформировать сообщество: первых пользователей продукта, его последователей и тестировщиков

— Сейчас над чем работаете?

— Над конструктором роботов, благодаря которому любой трейдер может реализовать свою стратегию, даже сложную, в торговом роботе. Там есть ряд шаблонов, где можно прописать любой индикатор. Для этого не нужно обладать знаниями программирования или какими-то другими специальными навыками. Все очень просто, собирается за 2—4 минуты. И трейдеры смогут не только пользоваться, но и продавать свой интеллектуальный труд — свои стратегии — на нашем маркетплейсе. С этого мы будем иметь комиссию в 30 процентов. Некие аналоги Play Маркет и App Store, только с роботами вместо мобильных приложений.

«Мы эксклюзивно отдаем человеку право вести деятельность в своей стране»

— И сегодня вы уже представлены в нескольких странах по мастер-франшизе.

— Да, у нас есть представители в Израиле, Венгрии, Южной Корее, Китае, Германии и США. И мы постоянно посещаем различные международные конференции в поисках новых партнерств. В других странах криптовалютами торгуют гораздо больше людей, чем в России и аудитория более платежеспособная, поэтому оттестировав продукт на нашем рынке, мы стараемся перенести свой фокус внимания за рубеж.

— Сколько составляет паушальный взнос по вашей франшизе?

— От 20 до 100 тысяч долларов в зависимости от страны. Если говорим про Грузию, Армению, то 20, США, Япония — 100. Для нас этот взнос — гарант, что партнер останется с нами. Когда человек вкладывает деньги, то у него совершенно другой подход, другая ответственность и мотивация. Но если будет человек с серьезной репутацией, то можно и без взноса. Мы эксклюзивно отдаем человеку право вести деятельность в своей стране. И мы делимся с франчайзи 50 процентами прибыли.

— Кого считаете своими конкурентами?

— Большинство компаний зарубежные и в России не особо известны, но я их назову — HaasOnline, Coinigy, CryptoHopper, TabTrader, Margin, CrypTrader. У них в основном один-два, максимум три продукта, мы же работаем в комплексе, предоставляя целый спектр услуг для различных аудиторий: для инвесторов, трейдеров-профессионалов и новичков на этом рынке, а также для компаний, которые управляют средствами клиентов.

«Киберпреступность совершенствуется каждый год»

— Какие тренды на рынке в этом году? И какие у вас ожидания?

— Ожидания от рынка самые положительные. В мире помимо меня не одна сотня тысяч людей, верящих в биткоин [по курсу] выше 100 тыс. долларов и понимающих, что технология блокчейн применима во многих сферах человечества. Тысячи компаний сейчас трудятся на этом рынке, и каждый день появляется десяток новых. Если говорить про тенденции на торговых рынках, то сейчас очень многие ищут, кому отдать свою криптовалюту в доверительное управление, но так, чтобы сохранять ее на своих счетах, и смотреть, что и как делает трейдер. Очень многие обожглись от рук мошенников. И как раз миссия нашей компании коррелирует с тенденциями рынка. Мы позволяем зарабатывать, держа деньги у себя на счетах. Все наши решения подразумевают то, что валюта остается на счете клиента.

— А как обстоят дела с биткоин-обменниками?

— Около 80 процентов обмена криптовалют проходит на ОТС рынке, то есть на внебиржевом, где два человека переводят друг другу криптовалюту и деньги. Эти движения никак не влияют на курс криптовалют, потому что они не отображаются в графиках. В России это серая зона. Она не запрещена. Их никто не отлавливает. В Москве есть сотни обменных пунктов, работают спокойно, ежедневно к ним приходят люди. Это если говорить про непосредственно покупку криптовалюты. Но есть один момент: нельзя расплачиваться криптовалютой, например, в магазине. У Ильнура, допустим, с его кальянной были проблемы. Прокуратура его приглашала. У многих ребят в России были сложности.

— Онлайн-кошельки часто схлопываются?

— Не так часто, как банки. Чаще всего при потере средств проблема локальная и находится на самом компьютере клиента, например, вирус или другая вредоносная программа может лишить его денег. Поэтому надо соблюдать финансовую гигиену, трепетно относиться к своим ключам, паролям. Очень часто инвесторы забывают пароли, у кого-то девушка компьютер из окна выкинула в порыве ревности и такое было. Лучше для трейдинга использовать отдельный компьютер, с которого вы не серфите по интернету. Считается, из 18 млн биткоинов около 3—4 миллионов потеряны безвозвратно.

Фото из личного архива Ивана Щербакова
Ожидания от рынка самые положительные. В мире, помимо меня не одна сотня тысяч людей, верящих в биткоин выше 100 тыс. долларов и понимающих, что технология блокчейн применима во многих сферах человечества. Тысячи компаний сейчас трудятся на этом рынке, и каждый день появляется десяток новых

— Какая у вас была самая крупная потеря?

— Это было связано не с криптой, а с российским банком. Мне в один месяц от физических лиц и через обменники поступило на счет чуть более 3 млн рублей. И вся эта сумма была заморожена банком. Они попросили обосновать получение этих денег. Я не смог. И меня этих денег лишили. Вроде в банке лежат твои деньги, а вроде не твои.

С криптовалютами похожая история. Когда ты хранишь их на криптобирже, то они до конца твоими не являются. Чтобы криптовалюта принадлежала тебе, нужно иметь приватный ключ, который подписывает любые транзакции. А на криптобирже приватный ключ находится у владельцев биржи. Очень многие записывают приватный ключ на бумаге и хранят их в сейфе. Кто-то умудряется его запоминать, ну а кто-то хранит у себя в компьютере на локальном блокноте. И как раз существует много различных программ, которые маскируются под какие-то софты для криптотрейдеров. Человек проходит по ссылке, устанавливает программу и начинает весь буфер обмена направлять злоумышленнику — все попадает под угрозу. А можно подключиться и к домашнему wi-fi, использовать его роутер и, перехватив соединения, выцепить приватный ключ человека. Киберпреступность совершенствуется каждый год.

«Закон писали люди, которые далеки от практики»

— Вы уже начали говорить о законе использования криптовалюты, который Россия должна принять до конца года. На вашей деятельности он никак не скажется, учитывая вашу регистрацию?

— Не скажется. Но этот закон писали люди, которые далеки от практики. Они никогда не владели своей криптовалютой, не пробовали торговать. Это люди, которые старыми нормами пытаются залезть на новый рынок. Большие вопросы к тем, кто его писал.

— В чем абсурд?

— Я этот закон обсуждать не буду. Он еще не принят и там может что-то измениться.

— Вы вели активную образовательную деятельность. Это дополнительный доход на пике популярности криптовалюты?

— Я занимался обучением криптоинвестированию с конца 2015 года. В 2018 году я перестал собирать живые обучения. Но в этом году учил несколько человек лично. Это был полугодовой курс. Я пока езжу на различные международные конференции. Это очень хорошо для моей репутации, пиара компании, несет ценность рынку, для меня всегда стимул развиваться и идти в ногу с рынком. Лучший способ чему-то научиться — обучать других людей. Появляется огромный стимул быть умнее, сильнее.

Фото из личного архива Ивана Щербакова
Я пока езжу на различные международные конференции. Это очень хорошо для моей репутации, пиара компании, несет ценность рынку, для меня всегда стимул развиваться и идти в ногу с рынком

— Как сами освоили знания для работы на крипторынке?

— Начал обучаться, когда в интернете было очень мало информации, не было хороших ютьюб-каналов, литературы. Собирал информацию по крупицам с различных форумов. Ездил на криптомероприятия, задавал неудобные, глупые вопросы, пока сам все не понял. В конце 2015 года начал собирать небольшие онлайн группы по 50—100 человек. И обучал их основам, потом моя аудитория начала расти, задавать более сложные вопросы, и я начал расти вместе с ней.

На пике активности в 2017 году, когда был ажиотаж на рынке, я собирал небольшие группы по 30 человек, однако обучение стоило 2 тысяч долларов. Люди, которые могут потратить такую сумму на свое развитие, как правило, интересные, со своими бизнесами, поэтому аудитория собиралась очень хорошая. Я на 3 дня отвозил эту группу на базу отдыха за город, где совмещал обучение, нетворкинг и развлекательные мероприятия. Хорошее было время, вспоминаю с теплотой.

«Суммарный убыток у людей составил более 10 млн долларов»

— Изначально чем вас заинтересовала криптовалюта?

— Я всегда занимался инвестированием и предпочитал высокодоходный, высокорисковый источник дохода. Вкладывался в недвижимость на самых ранних этапах, искал компании с доверительным управлением. Мне было интересно все, что могло дать от 60 процентов годовых, а еще лучше от 10 процентов в месяц. И в один прекрасный день я не мог не познакомиться с криптовалютой.

— Наверное, и в финансовые пирамиды тоже вкладывались?

— Я делал даже портфели из них. Выбирал пять таких компаний и вкладывал по 2 тысячи долларов, изначально понимая, что две-три из них до конца года не доживут, но оставшиеся вытянут в большой плюс.

— Погорели на какой-нибудь «пирамиде»?

— Было, и не раз. Самая крупная потеря в 2017 году — это 24 биткоина. Сегодня по курсу — это 300 тысяч долларов, а тогда еще больше. Была такая компания FCT Academy, которую основали два реальных трейдера с хорошей репутацией. Они несколько лет занимались криптоинвестированием, криптотрейдингом и обучали людей. Они сделали хорошую репутацию на этом рынке и воспользовались ею. По моим подсчетам, суммарный убыток у людей составил более 10 млн долларов.

Фото facebook.com
Лучший способ чему-то научиться — обучать других людей. Появляется огромный стимул быть умнее, сильнее

«С предпринимательской точки зрения Казань очень живая»

— Как вы заработали первый капитал, который позволил вам начать во что-то вкладываться?

— Свои первые большие деньги я заработал в сетевом маркетинге. Развивал матричные компании. Одна из них — немецкая компания Emgoldex (покупка и продажа инвестиционного золота в слитках). Еще торговал недвижимостью на первичном рынке. Навыки продаж у меня хорошие, умудрялся продавать по восемь квартир в месяц. Сначала работал в риелторской компании «Руснедвижимость», самая крупная в Кирове. Потом заключил договор напрямую с застройщиками.

Сейчас я изучаю инвестиционные участки, в том числе и на Бали, где собираются через несколько лет строить новый аэропорт с пропускной способностью в три раза выше, чем сейчас.

— Как вы оказались в Кирове?

— Это был ближайший город с университетом, если ехать на поезде с моего родного города Инта в Республике Коми. Ближайший провинциальный центр — это Киров. Для меня тогда Киров был большим городом в 400 тысяч человек. Поступил на экономиста. Очень много прогуливал. На четвертом курсе пошел работать по специальности в геологическую компанию, а потом ушел в риелторскую компанию. Через несколько месяцев мой одногруппник предложил мне работать в сетевой компании, где я накопил первый капитал в 10 тысяч долларов. Из Кирова я переехал в Калининград, потом пожил в Москве, в Казани, сейчас живу на Бали. А в год совершаю от 80 до 100 перелетов.

— А как в Казани очутились?

— Казань всегда мне нравилась. На первом-втором курсе приезжал, когда только появился аквапарк «Ривьера». В этом городе хорошие люди, красивые здания, парки, девушки. И с предпринимательской точки зрения Казань очень живая. Заходишь в любое кафе, кальянную — и везде кто-то что-то кому-то продает. По энергии можно сравнить с Москвой, потому что люди хотят двигаться, что-то делать. Но в Москве больше стресса, дороги отнимают много времени, люди часто опаздывают и сбивают твой график. В Казани же за час ты можешь сделать все дела. Казань красивая, люблю очень.

Фото из личного архива Ивана Щербакова
По энергии Казань можно сравнить с Москвой, потому что люди хотят двигаться, что-то делать. Но в Москве больше стресса, дороги отнимают много времени, люди часто опаздывают и сбивают твой график. В Казани же за час ты можешь сделать все дела

— Но живете на Бали.

— Там природа великолепная, питание великолепное. Можно круглый год есть фрукты. С утра вместо душа идти под водопад. Очень интересные люди. Сильный предпринимательский круг общения. Люди, которые дистанционно смогли выстроить свои бизнесы, делегировать задачи, обладают системным мышлением. У них всегда есть чему научиться. Ну и, конечно, океан.

Альсина Газизова
Справка

Щербаков Иван Александрович родился 13 сентября 1990 года в городе Инте, Республика Коми. Является членом Евразийского совета по малому и среднему бизнесу в области блокчейна. Основатель компании Cryptorobotics Limited LTD — кроссплатформеный терминал для работы на крипторынке. Предлагает следующие функции и инструменты для торговли: алгоритмическая торговля, кастомизация ценового графика, прямое подключение к бирже без брокера-посредника, работа с техническими индикаторами. Доля Ивана Щербакова в уставном капитале Cryptorobotics составляет 50 процентов.

Бизнес
комментарии 9

комментарии

  • Анонимно 09 июля
    С татухами идея огонь))))
    Ответить
  • Анонимно 09 июля
    Ваня молодец! Респектую
    Ответить
  • Анонимно 09 июля
    Спасибо, что делитесь такими интересными людьми. Очень интересно, здорово
    Ответить
  • Анонимно 09 июля
    Я фанат продукта, больше года искал подобное на международном рынке, а нашёл под боков, в России. Реально лучше всех мировых аналогов.
    Ответить
  • Анонимно 09 июля
    Я бы тоже уехала жить на Бали, если б так хорошо зарабатывала
    Ответить
  • Анонимно 09 июля
    Классное интервью. Спасибо, РВ.
    Ответить
  • Анонимно 09 июля
    Татушка красивая! Здоровская
    Ответить
  • Анонимно 09 июля
    спасибо за материал! не была ранее заинтересована в теме крипотовалюты, биткоинов.. стало интересно. Особенно радуют успехи соотечественников на данном рынке.. Хотелось бы увидеть материал по рынку в целом. надеюсь напишите)
    Ответить
  • Анонимно 10 июля
    Татуировки плебейство. Сразу понижается оценка.
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Новости партнеров