Новости раздела

«Нам показалось логичным сделать супермодную рекламу супернемодного бренда «Чебоксарский трикотаж»

Казанские блогеры сделали для чувашского бренда неофициальную рекламу, ставшую вирусной с подачи Юрия Дудя и Александра Гудкова

«Нам показалось логичным сделать супермодную рекламу супернемодного бренда «Чебоксарский трикотаж» Фото: Ринат Назметдинов (на фото Тимур Исмаев)

Ролик «Чувашский стиль» с не согласованной с производителем рекламой «Чебоксарского трикотажа» появился в Сети 19 июня. Всего за несколько дней он стал вирусным и набрал миллионные просмотры, в том числе благодаря вниманию топовых блогеров Юрия Дудя и Александра Гудкова. «Реальному времени» удалось найти авторов нашумевшего видео в помещении Высшей школы журналистики и медиакоммуникаций КФУ. Как оказалось, студия «Громкие рыбы» — некоммерческий проект, который четыре года назад создали четыре выпускника Казанского университета: Тимур Исмаев, Кирилл Карамов, Амир Садыков и Александр Бурков. В беседе блогеры рассказали, действительно ли съемки обошлись в 20 тысяч рублей и как отреагировали в «Чебоксарском трикотаже» на неожиданный промоушен.

«Наши ролики вы можете увидеть на днях города, молодежных фестивалях»

— «Громкие рыбы» — это некоммерческий проект?

Тимур Исмаев: — «Громкие рыбы» — это youtube-канал на базе КФУ и его студенческого телеканала UNIVER TV. Когда мы выпустились из университета, к нам пришли ребята с UNIVER TV, предложили работать вместе. Мы подумали, почему бы и нет. Нам выделили кабинет, сейчас мы сотрудники университета, создаем креативный контент много для кого, в основном для молодежных организаций, такая уж специфика и наша целевая аудитория.
Наши ролики вы можете увидеть, например, на днях города, молодежных фестивалях. И на «Ютьюбе»! Да, на «Ютьюбе», мы же вроде блогеры.

— Ваша креативная команда сегодня — это четыре человека, все выпускники КФУ?

Тимур Исмаев: — Да, нас четверо: я, Кирилл Карамов, Амир Садыков и Саша Бурков. Причем мы все учились далеко не на тех, кто должен снимать видео, — у нас два программиста и два физика. Нас всех когда-то поразил вирус КВН, и мы начали вместе делать что-то новое, занимались студенческой самодеятельностью, так скажем, — СТЭМы, концерты. У нас всегда есть люди, которых мы привлекаем в определенные проекты. Никто из нас сам не снимает, у нас нет оператора, все мы — креативщики. Если у нас появляется идея, мы уже привлекаем съемочную команду, и люди сами к нам приходят, часто работают за идею, интерес.

Амир Садыков: — В работе оператора интересные съемки встречаются не так часто, у них очень много рутины, неинтересных съемок. Мы те люди, которые могут предложить нетривиальную, интересную задачу, это отдушина, что-то в стиле: «Сорян, у нас очень мало денег, но давай сделаем это круто». Самый главный наш посыл — людям надо почаще делать что-то бесплатно в своей жизни. И мы люди, которые часто это делают.

Амир Садыков: «Мы те люди, которые могут предложить нетривиальную, интересную задачу, это отдушина, что-то в стиле: «Сорян, у нас очень мало денег, но давай сделаем это круто»

— В сфере творчества, креатива, если так можно сказать, обычно люди делают что-то бесплатно для того, чтобы потом это делать за большие деньги.

Амир Садыков: Да, но люди, как правило, слишком рано соскакивают с «бесплатно» и уходят в коммерцию, слишком быстро хотят больших денег и часто не могут предложить ничего взамен. Пока мы много делаем бесплатно и получаем от этого удовольствие. К тому же никогда не знаешь, что выйдет. Ответ «да» на любой замут в конечном итоге может привести к непредсказуемым последствиям. За эти четыре года жизни «Громких рыб» у нас есть 70 роликов, большую часть из которых экономически делать было вообще не выгодно, но мы делаем это потому, что это круто и это заходит и нравится людям.

«Российские бренды могли бы быть такими же классными, как и зарубежные»

− Ролик о достоинствах продукции «Чебоксарского трикотажа» начал гулять по Сети, если я не ошибаюсь, два дня назад. Расскажите, пожалуйста, как, зачем, в какие сроки он создавался, это заказное видео или действительно шутка?

Тимур Исмаев: — Мы выложили его пять дней назад, 19 июня. Широко он разлетелся в последние два дня. Сразу скажу — нет, это не реклама в прямом смысле слова, это фан, но с подтекстом. Идея сделать подобный ролик жила давно, просто в какой-то момент у нас появились ресурсы — не коммерческие, а, так скажем, дружеские. Девочки-модели — это профессиональные модели, но знакомства и наша хорошая репутация позволили легко уговорить сняться просто так. Наших продюсеров Алину Ахмееву и художника по костюмам Татьяну Котову также не пришлось долго уговаривать — всем интересно делать творческие проекты. Аналогично — визажисты, операторы, техники: когда все эти ресурсы сложились в одну мозаику, нам сам бог велел сделать ролик.

Основная мысль, которую мы хотели заложить в сюжет, — российские бренды могли бы быть такими же классными, как и зарубежные, если бы у них была такая же классная, смелая реклама. Мы хотим показать — это можно делать, и это работает, чтобы даже самые «советские» бренды так делали. И чем меньше страха в творчестве, тем лучше! Возможно, мы станем референсом для кого-то, кто будет приходить и говорить: «Вот, есть такая штука, можем сделать вам так же». Хочется нести мысль о смелости, которая присуща многим компаниям, но зачастую за рубежом. Хочется, чтобы у нас было так же.

Кирилл Карамов: — Наш ролик — в каком-то смысле заявление рекламодателям: нужно больше свободной, креативной рекламы. Когда мы производим какие-то ролики, мы часто сталкиваемся с такими вещами: «А давайте эту сцену уберем», «А давайте это вырежем», «А давайте так переформатируем». Такие вещи часто бывают в нашей, да и не только нашей практике. Сейчас это норма, но мы хотим менять эту норму. С такими вырезками и переделами ролики становятся беззубыми и скучными, на примере «Чебоксарского трикотажа» мы показали, как это можно сделать.

− Почему именно «Чебоксарский трикотаж» — подбирали бренд под идею или наоборот?

Александр Бурков: — Мы искали бренд, исходя из замута. У нас на рассмотрении был, например, производитель спецодежды «Восток-Сервис». Была идея сделать рынок модным, то есть снять на обычном рынке, но все-таки пришли к тому, что нужна конкретика. Для нашего региона, по крайней мере, «Чебоксарский трикотаж» — это очень знакомая марка. Этот логотип в виде улитки, ты его помнишь с детства, он у всех отпечатался на сетчатке глаза. Звучит их название так, как будто бы это супернемодно, сразу представляешь непонятное платье в цветочек. Поэтому нам показалось логичным сделать супермодную рекламу именно супернемодного бренда «Чебоксарский трикотаж».

− Дудь написал, что ролик стоит 20 тысяч рублей, совсем маленький бюджет для съемок.

Тимур Исмаев: — Если точно, то 30 тысяч, мы посчитали (смеется). Очень многое было бесплатным, но, естественно, были какие-то расходы, все же оператору мы чуть-чуть платили, оплата проезда. Локация нам не стоила ничего, мы снимали в Юдино. Там идет реконструкция ДК железнодорожников, и это одна из немногих площадок вокруг Казани, которые еще не отреставрированы, это подходящая под «Чебоксарский трикотаж» площадка. Если про 80-е кино едут снимать в Минск (условно) или на Украину, то ближайший к нам дух советской эпохи мы нашли в Юдино.

− Несанкционированное проникновение на закрытый объект?

Тимур Исмаев: Нет, конечно (смеется). Мы просто обратились к администрации Кировского и Московского районов: «Можно у вас снять? Это прикольный ролик». Они сказали: «Давайте, снимайте, пока ремонт не начался». Мы ведь так же спросили и у «Чебоксарского трикотажа»: «Можно взять вашу одежду? Будет прикольный ролик». Они сказали: «Ладно, давайте. Но сделайте фотки, самое главное». Им даже вообще фотографии были нужнее, они в первую очередь спрашивали их.

− Выходит, ролик получился все же согласованным с «Чебоксарским трикотажем», велись какие-то переговоры, шло согласование сценария?

Тимур Исмаев: — Нет, мы вообще ни с кем там ничего не согласовывали. Работа шла в таком формате: они хотели от нас получить фотографии моделей в своей одежде, за это они предоставили нам свою одежду, с возвратом, конечно. На сценарий и сам ролик они вообще не смотрели, им было все равно. Их главная цель была — получить фотографии. Видео действительно не согласовывали, мы его выложили на свой страх и риск.

— Почти год назад подобное шуточное псевдорекламное видео о «Туалетной бумаге из Набережных Челнов» создали ребята из московского рекламного агентства Out Digital. Тогда ролик наделал много шума: слоган «Однослойная. 50-метровая. Твоя» стал мемом, а в дирекции Набережночелнинского КБК им. С.П. Титова заявили, что ролик порочит репутацию фирмы, и подали два заявления в правоохранительные органы. Не опасаетесь ли подобной реакции и получали ли вы уже отклики на свой ролик?

Тимур Исмаев: — Так как ролик разлетелся по телеграм-каналам и интернету, то до «Чебоксарского трикотажа», конечно, тоже информация дошла. Они поблагодарили нас, сказали: классно, ново, интересно. Они поняли, что это молодежный подход, написали сообщение. Не знаю, как это будет после Гудкова, Дудя и всех остальных, — надеюсь, они не испугаются. Но их первая реакция была очень положительная. И это очень круто. Про последствия — даже если и будут недовольные, нам это сыграет только на руку, будет больше просмотров (смеется). Люди скажут: «Вы че, вы что делаете вообще!»

Кирилл Карамов: «Наш ролик — в каком-то смысле заявление рекламодателям: нужно больше свободной, креативной рекламы. На примере «Чебоксарского трикотажа» мы показали, как это можно сделать»

Александр Бурков: — Мы хотим вообще расширять границы того, что бренды могут себе позволить в роликах. И это необязательно коммерческие бренды. Мы, например, делали ролик для КФУ про робота, который трогает грудь. Мне нравится, что вуз сделал что-то интересное, нетривиальное, что сработало и привлекло внимание общественности к инженерному институту. Это было накануне открытия приемной комиссии. В необычном формате мы показали, что у нас есть роботы, направление робототехники и целый институт, и это зашло. Хочется, чтобы и другие бренды позволяли себе подобное. Скоро все перестанут стесняться подобных вещей.

Амир Садыков: — Вообще, нам во всем, что мы делаем, важно иметь какой-то посыл — что-то, что меняло бы мир к лучшему. Например, у нас на канале есть программа «Прожарка татарских клипов»: мы стебем татарские клипы потому, что хотим, чтобы они были лучше, а не потому, что просто стебем. «Чебоксарский трикотаж» — это ролик с тем же посылом, правильным и работающим.

«Ролик зажил своей жизнью и ушел от нас»

— Как ролик попал в Instagram Дудя — вы знакомы лично или это просто счастливый случай?

Тимур Исмаев: — Мы не знаем, как он попал к Дудю, мы вообще не знаем, как он попадает на все эти площадки. Ролик зажил своей жизнью и ушел от нас. Мало просмотров на нашем канале (на 15 часов 25 июня в официальных аккаунтах «Громких рыб» YouTube, «ВКонтакте» и Instagram суммарно порядка 167 тысяч просмотров, — прим. ред.), но он разлетелся везде, и с этими «перезаливами» сейчас сложно посчитать, сколько людей его увидели. Его, например, MDK выложил, и там уже за миллион просмотров. На MDK даже не указано авторство, они просто перезалили его, и все, никто нас ни о чем даже не спрашивал. Наверное, мы займемся этим вопросом, но немного попозже, когда пройдет шум.

Амир Садыков: — В принципе, мы очень долго думали, как сделать так, чтобы он зашел. Именно по этой причине мы не вставляли свои логотипы в конце, мы долго решали, на какой площадке его выкладывать изначально. Сначала думали создать страничку «Чебоксарского трикотажа», в итоге решили выложить сначала на YouTube. И чтобы весь трафик сосредотачивался там, мы даже не публиковали ролик в своих личных соцсетях, но нашлись ушлые ребята. Какой-то парень просто залил его в свой Instagram, у него появилась куча лайков, в разы больше, чем у нас, всех вместе взятых, он его подписал, но авторов указывают не все. Здесь вопрос и в том, что не все знают, кто авторы, просто находят ролик в интернете, и все.

Даже Дудь когда выложил, он написал просто «всадники креатива из Казани», без подписи. Уже позже, когда люди начали кидать ему нас в комменты, он, конечно, сразу выложил нас. Он понимает эту кухню, поэтому, скорее всего, просто не знал авторов.

Александр Бурков: «Это необязательно коммерческие бренды. Мы, например, делали ролик для КФУ про робота, который трогает грудь. Мне нравится, что вуз сделал что-то интересное, нетривиальное, что сработало и привлекло внимание общественности к инженерному институту»

— У Дудя миллионные аудитории, пока мы записываем интервью, количество просмотров выросло на десятки тысяч (на 15 часов 25 июня пост набрал 700 тысяч просмотров). К вам уже ломятся рекламодатели, журналисты, возможно, получали предложения от крупных компаний или именитых федеральных блогеров, ТВ-передач?

Тимур Исмаев: — Предложений очень много, пишут разные люди. Постоянно звонят журналисты, просят комментарии, но мы пока не знаем, как реагировать. Нам предложили несколько компаний написать сценарии для роликов, пока финансовую сторону мы не обсуждали, до этого еще не дошло. Не повезло нам — все передачи ушли на летние каникулы. Я уже нафантазировал, что Ургант открывает ноут, а там лого Чебоксарского трикотажа (смеется). Я засыпал с этой мыслью, но проснулся, и мне сказали, что все ушли на летний отдых.

Амир Садыков: — Было бы классно, если бы производитель бальзама «Бугульма» заказал у нас ролик, это говоря о смелой рекламе. Мы предлагали «Татспиртпрому» сделать для них ролик, но они не согласились. Пользуясь случаем, обращаемся к ним: мы вам предлагали еще два года назад сделать ролик, мы написали песню про «Бугульму», это было круто. Все знают этот бальзам, его привозят какие-то тусовки из Татарстана, дарят, это прикольно, но этому напитку явно не хватает сопроводительного молодежного контента. Мы думаем, что сейчас у нас будет много и согласованной работы, на заказ, поэтому оставим пока «Татспиртпром» с их «Бугульмой» (смеется). Если серьезно, вчера поступило два крупных предложения из Москвы на разработку сценария для роликов, но пока о суммах говорить рано. Вообще, круто было бы, если бы компании из Москвы начали обращаться в регионы за разработкой креативных идей, пока мысли у нас такие и мало что точно ясно.

Ольга Голыжбина, фото Рината Назметдинова
Общество Татарстан
комментарии 10

комментарии

  • Анонимно 25 июня
    Прикольный ролик)
    Ответить
  • Анонимно 25 июня
    Огонь парни, побольше бы таких реклам на нашем тв, если у федералов с их бюджетами и ресурсами ещё бывают пристойные промо, то у регионалов туши свет, стыдно становится иной раз даже за приличные компании.. Но Кирилл Карамов точно недоговаривает - сказки поют про большие цели, понятно уж пиарятся
    Ответить
  • Анонимно 25 июня
    Вряд ли это некоммерческий проект. Чтобы заниматься творчеством, нужно на что-то жить. Сомневаюсь, что в КФУ могут позволить себе содержать «креативщиков» на полном обеспечении. Поэтому каким-то образом ребята зарабатывают - непонятно только, почему бы об этом не рассказать
    Ответить
  • Анонимно 25 июня
    Чебоксарский трикотаж - известная фирма и мы часто покупаем одежду в их фирменных магазинах всей семьей а это какое то издевательство а не реклама . Им наверное нужно больше рассказывать о себе но точно не таким образом
    Ответить
    Анонимно 25 июня
    Нормальная реклама, "Чебоксарский трикотаж" - молодцы, что не отказались, в результате только выиграли.
    Ответить
    Анонимно 25 июня
    хорошая реклама - это когда после ее просмотра говорят о продукте, а не о самой рекламе и идет монетизация. захотелось вам после этой рекламы купить что то в чебоксарском трикотаже?
    Ответить
  • Анонимно 25 июня
    Грязный PR очевидной кустарщины. Почувствовал себя в совке...
    Ответить
  • Анонимно 25 июня
    Следующий ролик авторов о вологодских лаптях?
    Ответить
  • Анонимно 26 июня
    Вологодским бывает масло, а лапти из другой оперы, хоть бы написали про оренбургский пуховый платок
    Ответить
  • Анонимно 26 июня
    Альметьевские носки
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Новости партнеров