Новости раздела

«Сокол» Гомзин о своем аресте: «Это выгодно врагам Российской Федерации»

Шпионскую «легенду» казанских ученых засветили в суде при замене меры пресечения главе ОКБ им. Симонова

«Сокол» Гомзин о своем аресте: «Это выгодно врагам Российской Федерации» Фото: Ирина Плотникова

Прилет Путина в Татарстан снова стал сигналом на посадку. В феврале 2019-го в Казани с участием президента страны провели Госсовет РФ по проблемам жилья, после чего силовики продемонстрировали дольщикам арест застройщика «Стройкома». 13 мая глава государства провел разбор полетов татарстанской оборонки, и уже на следующий день свободу потерял ранее освобожденный глава ОКБ им. Симонова Александр Гомзин. По версии Следкома, он с неустановленными лицами обманул Минобороны РФ на полмиллиарда рублей. Гомзин уверен — на его преследовании страна теряет больше.

О безымянных врагах и прекращении дела на 907 млн рублей

Участия в совещании с президентом РФ «генерал» Гомзин не принимал. 13 мая его вызвали к следователю и заново предъявили обвинение — в четвертый раз с апреля 2018-го. Следком отказался от претензий в нецелевом расходовании средств, злоупотреблении полномочиями и мошенничестве на 907 млн рублей при выполнении госконтракта на разработку тяжелого беспилотника «Альтаир». Теперь Александра Гомзина, гендиректора и главного инженера АО «НПО «ОКБ им. Симонова» (ранее ОКБ «Сокол», — прим. ред.), обвинили в трех аферах на 494 млн рублей. И пригласили в суд для изменения меры пресечения — с подписки на СИЗО.

Заседание суда растянулось на 2 часа, еще столько же у председателя Авиастроительного суда Казани Раиля Шайдуллина ушло на принятие и оглашение решения. Гомзин оказался в стеклянном «аквариуме». И похоже был готов к этому. Ведь еще до заседания предсказал «Реальному времени», что будет: «Меня сейчас посадят. Я отсижу очередной срок, выйду и опять буду доказывать свою правоту». Далее добавил — «дело заказное, идет давление на следствие».

Едва Гомзин начал объяснять журналисту «Реального времени», кому это выгодно, как рядом из чьего-то мобильника раздался имперский марш из киносаги о звездных войнах. Не обращая внимания на прорыв «темной стороны» обвиняемый продолжил:

— Это было выгодно врагам Российской Федерации. Если делается проект, уникальный, сложный, который не имеет аналогов в России и очень конкурентоспособен [в сравнении] с зарубежными образцами, то разрушение этого проекта и разрушение предприятия, которое выполняет такие проекты, — в интересах недругов. Все, кто в той или иной степени к этому причастны, — считайте, это враги РФ.

Версию о рейдерском захвате на фоне следствия защита продвигала и на заседании суда.

Небесные доходы и заступники казанских «соколов»

На заседание вип-обвиняемый пришел с супругой и адвокатами. Олег Головенкин из Йошкар-Олы и Валерий Бараковский из Москвы защищают его второй год.

Напомним, в апреле 2018-го Гомзин был водворен в СИЗО, но едва Верховный суд РТ признал законным этот арест, как следствие выпустило Гомзина под подписку.

«Отпали основания, которые послужили основанием для ареста», — указал в постановлении следователь второго отдела Следкома по РТ Каюмов, но обошелся без конкретики. Поскольку упомянутые в документе трое детей, жена, постоянное место работы и жилье у фигуранта появились значительно раньше. Из нового в постановлении упоминалось письмо вице-премьера — главы Минпромторга РТ Альберта Каримова в Следком «о необходимости личного участия Гомзина при заключении госконтракта».

По словам самого «сокола», его задержание год назад сорвало контракт с Индией, кредитное соглашение с «Внешторгбанком» на 2,6 млрд рублей и контракт на ремонт беспилотных мишеней для Объединенной авиастроительной корпорации. Потери Гомзин вчера в суде оценил в 2 млрд рублей с лишним. Кстати, такой же объем заказов ОКБ получило и на 2019 год — без учета проектов, интересующих Следком.

Тут и тяжелый беспилотный комплекс массой 7,5 тонны гражданского назначения, который уже одобрен Министерством обороны, и такой же воздушный тихоход для освоения судоходства в Арктике, и куда более компактные системы мониторинга для спецопераций Росгвардии, поделился в суде авиаконструктор.

Еще поведал о запланированной поставке воздушных мишеней в Алжир, приравненной к госзаказу и масштабным поставкам схожих искусственных целей для отработки бортовых компьютерных комплексов и систем ПВО на российском уровне, по заказам компаний «Факел», «Сухой», «Микоян», «Алмаз-Антей». «Препятствование этой работе приводит к ущербу предприятию, коллективу и Российской Федерации», подчеркнул Гомзин. И поделился планами на участие в совещании с засекреченной повесткой в Российском ядерном центре 23 мая и заседании военно-промышленной комиссии правительства РФ по вызову вице-премьера по вопросам ОПК Юрия Борисова.

Олег Головенкин из Йошкар-Олы и Валерий Бараковский из Москвы защищают Гомзина второй год

Как за границу утекли и вернулись 390 млн рублей

Об аресте Гомзина ходатайствовал прибывший из Нижнего Новгорода следователь по особо важным делам третьего следственного управления ГСУ Следкома РФ Леонид Герасименко. Делом «Сокола» он лично занимается с прошлого лета. Герасименко рассказал, что работу эту в сентябре 2017 года начали его коллеги в УВД Казани, в феврале 2018-го первый зампрокурора Татарстана передал дело в Следком по РТ, но уже в марте 2018-го зампредседателя СКР направил его в Главное следственное управление СКР.

Почему Следком отказался от обвинений по четырем эпизодам, его представитель суду не объяснял. Сказал лишь — просит изменить меру пресечения фигуранту в связи с новыми фактами. Фабула трех новых эпизодов касается действий Гомзина и неустановленных лиц по хищению средств Минобороны посредством заключения фиктивных договоров с подконтрольными фирмами — «Милтек» и «Спутник», в рамках выполнения обязательств по госконтрактам на выполнение научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ (НИОКР) по проектам беспилотников «Альтиус» и «Зеница».

Эпизод 1 с ущербом 91,3 млн рублей охватывает период с октября 2011 года по декабрь 2012 года. По версии следствия, деньги ушли по фиктивным договорам с ООО «Милтек» на выполнение составных частей НИОКР.

Эпизод 2 на 12,2 млн рублей в те же сроки касается вывода денег по липовому, как считают силовики, договору с ООО «Спутник» на разработку «экспериментальных версий программного обеспечения пилотажно-навигационного комплекса с беспилотным летательным аппаратом и двигателем TJ-100S». В суде Герасименко сообщил — «экспериментальную версию «слизали» с другого беспилотника».

Эпизод 3 на 390,8 млн рублей вырос из агентского договора с тем же «Милтеком» в 2012—2013 годах. По данным следствия, деньги Минобороны через эту фирму были переведены на счета зарубежных компаний. Защита утверждает: еще в 2014 году все деньги в Россию вернулись — на счета ОКБ. Следователь настаивает — вернуть их нужно Минобороны.

Герасименко сообщил, что обвинения Гомзину основаны на документах и свидетельских показаниях руководителей и учредителей фирм-«прокладок», а также действующих и бывших сотрудников ОКБ им. Симонова, Минобороны РФ и КНИТУ-КАИ.

Свое ходатайство об ужесточении меры пресечения следователь обосновал не тем, что обвиняемый нарушал режим, а новыми обстоятельствами. Он заявил, что следствие — на финишной прямой. В ближайшее время три эпизода Гомзина планируется выделить из основного дела, начать процедуру ознакомления с материалами потерпевших и обвиняемого, разрешить поступившие ходатайства, составить обвинительное заключение и отправить дело прокурорам.

Обвинения Гомзину основаны на документах и свидетельских показаниях руководителей и учредителей фирм-«прокладок», а также действующих и бывших сотрудников ОКБ им. Симонова

Заказчик боится «отчуждения интеллектуальной собственности»

Леонид Герасименко поделился опасением, что, изучив показания против себя, Гомзин «может лично и через посредников» попытаться надавить на свидетелей, а также пока неустановленных участников преступлений.

Более того, следователь предположил — еще одно преступление может совершаться в данный момент. По мнению Минобороны, руководитель казанского ОКБ не подчинился решению о приостановке (с последующим прекращением) работ по госконтракту 2014 года на выполнение опытно-конструкторских работ по беспилотнику «Альтиус» и не передает Уральскому заводу гражданской авиации (УЗГА) материальные ценности, документацию и результаты интеллектуальной деятельности. По мнению представителей заказчика, эти «действия направлены на отчуждение интеллектуальной собственности РФ», сообщил суду представитель СКР.

Защита в ответ в три голоса заявила — никаких препятствий передаче «научно-технического задела» нет. По факту контракт не расторгнут, работы не оплачены, допсоглашений не подписано. Исков в суд пока тоже нет. Работы стоят, а подрядчиком написаны жалобы прокурору и президенту РФ. Адвокат Бараковский поинтересовался у следователя — как посадка его клиента поможет решению спора хозяйствующих субъектов — министерства, УЗГА и ОКБ? Прямого ответа не прозвучало. Впрочем, сам по себе спор доказывает — «соколы» работали, а воровали ли — решит суд.

На свидетелей Гомзин обещал не давить: «Мне это не нужно, потому что у меня есть документальное доказательство моей невиновности». По мнению обвиняемого, его «реабилитация» по эпизодам на 907 млн рублей — результат его же активной работы по предоставлению документов. Новые эпизоды — не новы, объясняет он. В 2013 и 2015 годах договора со «Спутником» и «Милтеком» на протяжении 8 и 9 месяцев изучали сотрудники налоговой и Счетной палаты РФ. Пришли к выводу — нарушений нет, и сняли этот вопрос с контроля.

Военная комиссия, Минобр и оборонные институты еще раньше подписали акты по первому этапу ОКР беспилотника «Зарница», так что ущерба нет, считает гендиректор ОКБ им. Симонова. Его адвокаты представили соответствующие заключения военных прокуроров.

Историю с выводом за рубеж 390 млн рублей фигурант уголовного дела назвал сегодня секретной, основанной на неком приказе ныне покойного руководителя подразделения ФСБ. Якобы компания «Милтек» выполняла функции «агента под прикрытием» и через нее, не афишируя истинные цели разработок, авансировали зарубежных партнеров российской оборонки. Из оговорок Гомзина следовало — иностранцы прекрасно знали, что обсуждают под видом «кукурузника» 21 века, но такой подход позволял им избежать санкций в своей стране. Впрочем, это сотрудничество закончилось еще в 2013-м, потому и вернулись на родину 390 млн рублей.

Следователь парировал: где договоры с иностранными фирмами, техзадания, подтверждение расходов и сами платежки? «Ни результатов труда, ни акты выполненных работ не предоставлены», отметил он. Версию о работе «под прикрытием» не стал даже комментировать. Напомним, оперативную разработку по делу «соколов» ведут чекисты.

Отсутствие претензий со стороны Счетной палаты РФ Герасименко объяснил тем, что проверялись финансовые документы, а не содержание самих работ: «Что там лежало — никто не смотрел кроме следователя».

Об аресте Гомзина ходатайствовал прибывший из Нижнего Новгорода следователь по особо важным делам третьего следственного управления ГСУ Следкома РФ Леонид Герасименко

Науку двигали по справочникам Минобороны США?

Представитель Следкома в прениях рассказал, что кроме моделей беспилотников подрядчик должен был представить научные исследования. Но в 40 томах, изъятых следствием, по проекту были обнаружены и справочники Минобороны США, скачанные с официального сайта, и рекламные прожекты, и одинаковые инструкции к оборудованию, и студенческие работы. И за такие исследования по договору с «Милтеком» уходило от 8 до 30 млн рублей.

Гомзин обосновал наличие указанных материалов поисковым этапом исследований, в ходе которого определяются самые эффективные направления и технологии.

Адвокат Олег Головенкин обозвал новое обвинение «абсурдным, бездоказательным и неправильным». Его коллега Валерий Бараковский добавил: «Мы видим своеобразный рейдерский захват этого предприятия, накачанного денежными средствами. Есть много контрактов и есть силы, которые пытаются сместить гендиректора. Это повлечет утрату рабочих мест, увольнение ценных специалистов с предприятия».

В паре защитники добились от следователя слов, что Гомзин ни разу не нарушал подписку о невыезде. Хотя Казань ради служебных командировок покидал не раз — с разрешения следователя Герасименко. Последний раз вернулся из Москвы в конце апреля, уже зная о скором предъявлении нового обвинения.

Помощник прокурора Авиастроительного района Гузель Масаллимова просила суд удовлетворить ходатайство о водворении Гомзина в СИЗО. В перерыве заседания обвиняемый пешком прогулялся на свое рабочее место — ОКБ им. Симонова находится через дорогу от храма Фемиды. Соседство не помогло. Председатель суда Раиль Шайдуллин после полутора часов в совещательной комнате дал санкцию на арест обвиняемого.

Свой 52-й день рождения топ-менеджер встретит под стражей. Если Верховный суд РТ согласится с законностью ареста.

Ирина Плотникова, фото и видео автора
ПроисшествияБизнесБюджетЭкономикаПромышленностьОПКОбщество Татарстан
комментарии 10

комментарии

  • Анонимно 15 мая
    Миллионами воротят
    Ответить
  • Анонимно 15 мая
    Давно уже с этим надо разобраться
    Ответить
  • Анонимно 15 мая
    а нельзя контроль за такими деньгами осуществлять не в режиме - через 5-8 лет?
    Ответить
    Анонимно 15 мая
    Вот именно! Такие дела должны делаться открыто
    Ответить
  • Анонимно 15 мая
    Всегда работа кипит. Вот что за человек он такой
    Ответить
  • Анонимно 15 мая
    Ничего удивительного
    Ответить
  • Анонимно 15 мая
    Что и сказать не знаю. Вот смотрю на таких людей, и думаю, где у них вообще воспитание? Где у них стыд?
    Ответить
  • Анонимно 15 мая
    Если виноват, должен ответить
    Ответить
  • Анонимно 15 мая
    Да он не виноват, от слова вообще, отнимают у него контору, вот он и стал фигурантом. Почитайте прессу, самолёт сделал, практически сдал, но производство надо передать было, а он не отдал...
    Ответить
    Анонимно 16 мая
    собственник предприятия - Минземимущество. Почему молчит?
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Новости партнеров