Новости раздела

«Следует признать, что ценообразование на оптовом рынке электроэнергии не является конкурентным»

Эксперт энергоотрасли о том, как формируется цена на оптовом рынке электроэнергии и почему цены нельзя назвать свободными

«Следует признать, что ценообразование на оптовом рынке электроэнергии не является конкурентным» Фото: Реальное время

Сегодня в России действует двухуровневый рынок электроэнергии – оптовый и розничный. О том, что это такое и как устроены эти сферы «Реальное время» рассказывало в одном из материалов. В продолжении темы начальник отдела сопровождения рынка ТГК-16 Николай Гущин объяснил, как формируется цена на оптовом рынке электроэнергии. Эксперт уверен, конкурентная природа ценообразования – стереотип, и в большей степени она носит регулируемый характер. Подробнее – в авторской колонке.

«Электроэнергия не может храниться и должна быть потреблена сразу же»

Оптовый рынок электрической энергии и мощности представляет собой сферу обращения особых товаров – электрической энергии и мощности. Итак, товар имеется, но, чтобы любой товарный рынок сложился, необходима еще и цена за единицу (или определенное количество) товара.

Начнем, пожалуй, с цены на электрическую энергию. Она у всех на слуху, к ней более привычны потребители. Идеальная модель рождения цены выглядела бы так: поставщик оценил свои производственные возможности и конъюнктуру рынка, произвел некоторое количество товара и выставил его на продажу по определенной (устраивающей его) цене. Но так работает овощной рынок, а никак не рынок электроэнергии.

Дело в том, что электроэнергия не может храниться и должна быть потреблена в то же самое мгновение, когда была произведена. Это обстоятельство уже само по себе накладывает ограничение на свободу продажи данного товара. Поэтому действительная модель выглядит по-другому: каждый поставщик заведомо объявляет свои возможности по производству определенного количества электрической энергии и определяет цену за единицу; те из них, которые оказались эффективнее, получили задание производить свой объем электроэнергии, остальные – нет.

Это сильно упрощенная модель, и в таком виде она имела бы право называться конкурентной. Но есть нюансы.

«Основная битва за цену разворачивается только между тепловыми электростанциями»

Во-первых: не все электростанции находятся в равных условиях, а себестоимость выработанной ими электроэнергии различается не просто в разы, но даже в десятки раз. Так, гидроэлектростанции (работают на энергии падающего потока воды) не тратят баснословные деньги на покупку дорогого топлива, и поставить ее в один ряд с другими типами электростанций (сжигающих уголь, газ) просто нельзя. То же самое касается атомных электростанций – они тоже потребляют топливо, но эффективность его применения такова, что себестоимость выработанной ими единицы электроэнергии опять же ниже угольных и газовых в несколько раз. Где здесь может возникнуть конкуренция? Правильно. Нигде. Поэтому основная битва за цену разворачивается только в секции тепловых электростанций (это где топливо – уголь, газ), а гидро— и атомные станции спокойно получают результирующую («тепловую») цену.

Так, гидроэлектростанции (работают на энергии падающего потока воды) не тратят баснословные деньги на покупку дорогого топлива, и поставить ее в один ряд с другими типами электростанций (сжигающих уголь, газ) просто нельзя

«Цена должна быть лишь немного выше себестоимости»

Во-вторых: даже при том, что тепловые электростанции формируют в результате конкурентной борьбы цену, эту цену не получается назвать свободной. Она есть результат ограничений, когда всем поставщикам электроэнергии через штрафные санкции не позволяется выставлять свою свободную цену на электрическую энергию. Цена должна быть лишь немного выше себестоимости. Для этого на оптовом рынке выстроена система мониторинга ценовых заявок производителей для передачи сведений в Федеральную антимонопольную службу России.

В-третьих: пресловутое перекрестное субсидирование. Да, оно никуда не делось, а поставщики оптового рынка обязаны в силу закона предоставлять часть (до 35%) произведенной электрической энергии (и мощности тоже) населению и предприятиям некоторых особых регионов по регулируемым ФАС тарифам. Здесь уже ни о какой конкурентной (свободной) цене речь не идет.

Цена складывается из двух составляющих

Если обобщить, то окончательная цена на электроэнергию складывается из следующих составляющих:

— твердо регулируемой части (сектор регулируемых договоров, где поставка осуществляется по установленным ФАС тарифам);

— условно-свободной части (рынок на сутки вперед и балансирующий рынок, где цену определяет ограниченная со стороны ФАС конкуренция между тепловыми электростанциями).

С регулируемой частью все ясно, но вот условно-свободная часть имеет несколько ограничений «сверху» и ни одного «снизу». Здесь нарисуем небольшую картинку, просто для понимания того, как образуется условно-свободная часть цены на электроэнергию.

Поставщик, ценовая заявка которого стала ценообразующей, а также все поставщики с меньшей ценой получат задание производить электроэнергию. Условная цена, – на нашей картинке это 1150 руб/МВтч, – подвержена давлению «сверху», это: штрафы ФАС; механизм принудительного «сглаживания» (когда рынок решит, что скачок цены слишком резкий).

При этом от падения цены до нуля страховки нет. Это видно на картинке: в случае генерации слишком больших объемов электроэнергии теми электростанциями, на объем выработки которых запрещено подавать какую-либо цену (те самые 500 условных МВт по «нулевой» цене на графике), и спрос сложится на низком уровне, точка пересечения будет в области нуля. При этом станция продолжает тратить топливо и нести соответствующие затраты на него, но компенсация будет нулевой. Да, такие случаи нечастые, но особенности ценовой модели допускают их.

На рынке мощности есть нюансы

Что касается еще одного товара – мощности, – то можно провести аналогию в ценообразовании с электроэнергией. Здесь также есть регулируемая часть (до 35% от объема) и есть часть условно-свободная. И если с регулируемой частью все ясно, то свободная часть цены на мощность настолько же интересна, как и в случае электроэнергии. Только в данном случае еще для покупателя обязательными являются договоры на содержание особой категории генерации («вынужденной», ДПМ – договоры поставки мощности, НГО – новые генерирующие объекты и так далее).

Здесь проще, поскольку от поставщиков не зависит уже практически ничего. Так называемая «Модель эластичного спроса» предполагает, что цены в точках 1 и 2 определяет Правительство РФ (на картинке условно примем 150 000 и 100 000 руб/МВт*мес соответственно), а объемы в тех же точках устанавливает Системный оператор (организация инфраструктуры оптового рынка). Потом суммарный объем предложения поставщиков (которые даже цену на свои объемы не ставят, чтобы не выйти за ценовые границы в точках 1 и 2) накладывается на эластичный спрос и определяется «конкурентная» цена КОМ, по которой (с учетом определенной опять же Правительством РФ индексацией) происходят взаиморасчеты в условно-свободном секторе мощности.

В рамках одной статьи невозможно рассказать обо всех тонкостях ценообразования на оптовом рынке, можно рассмотреть лишь базовые принципы. Если под «свободной» ценой понимать цену, складывающуюся в результате взаимодействия кривых «спрос-предложение» на основе чистой конкуренции, то, следует признать, что ценообразование на оптовом рынке в энергетике не является конкурентным, а цены – свободными. Скорее, их следовало бы отнести к разряду регулируемых с небольшим влиянием зачатков конкурирующих механизмов.

Николай Гущин
ПромышленностьЭнергетика Татарстан
комментарии 0

комментарии

Пока никто не оставил комментарий, будьте первым

Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Новости партнеров