Новости раздела

Две самые легендарные тройки «Спартака» играли за рубежом во времена «железного занавеса»

Австрия и Финляндия, США и Япония: куда уезжали советские спортсмены еще до перестройки

Две самые легендарные тройки «Спартака» играли за рубежом во времена «железного занавеса» Фото: km1954.ru (в центре - Владимир Юрзинов)

Этой весной отмечается 30-летие сразу двух знаковых для советского спорта событий. 9 мая 1989 года игрок хоккейного ЦСКА Александр Могильный попросил политическое убежище в США — изменив тем самым воинской присяге и начав историю побегов спортсменов из перестроечного Союза. При том что в его время отсюда можно было уехать вполне легально. Так, 30 марта того же 1989 года в канадском «Калгари Флеймз» дебютировал хоккеист Сергей Пряхин — в этот день рухнул один из главных мифов о советском спорте, демонизировавший «железный занавес». На самом же деле уже с 1967 года советские спортсмены уезжали за границу на вполне законных основаниях — причем в команды из капиталистических стран. Подробнее — в материале «Реального времени».

Поднимали финский хоккей

Первой страной, куда поехали советские хоккеисты, стала Финляндия. 38-летний Николай Карпов в 1967 году отправился играющим тренером в команду ТУЛ «Вехмайстен урхейлиат» из Тампере, после сезона в которой вернулся в Союз и стал главным тренером «Спартака».

— Что я заработал, — сетовал Карпов в интервью «Спорт-Экспрессу». — Дырку от бублика! Контрактов-то еще не было. Да и уезжал по линии компартии в рабочую команду. Вынужден был сам на работу устраиваться. Играл, тренировал, плюс на станции техобслуживания по 8 часов. Я ж автомобилист-профессионал, механик, вот и регулировал зажигание.

Карпова в «ВехУ» сменил ни кто иной, как знаменитый форвард Евгений Майоров. И пошло-поехало. «Коо-Вее» приглашает играющим тренером Владимира Юрзинова, и тот становится одним из лучших игроков финской лиги в сезонах 1972—1974 годов.

Брат-близнец Евгения — Борис Майоров — также очутился в Финляндии, только не играющим, а самым настоящим тренером «Йокерита», ныне выступающего в КХЛ. В его подчинении, помимо финнов, был и соотечественник Валерий Кузьмин, ранее игравший в «Крыльях Советов».

А первым немосквичом в Финляндии стал Николай Макаров из челябинского «Трактора», старший брат знаменитого Сергея Макарова. Николай также отправился в «Йокерит» в сезоне 1982 года. Хотя поначалу Владимир Шадрин предложил ему поехать играющим тренером в Японию, на место Юрия Ляпкина. Но шло время, а подтверждения командировки не было. Вдруг позвонил Борис Майоров, возглавлявший управление хоккея в Спорткомитете, и сказал, что есть интересный вариант с «Йокеритом», который он ранее сам тренировал (связи остались). И осенью Макаров оказался в Хельсинки.

— В Финляндии мне пришлось нелегко. Приехал я растренированным, потому что приглашение получил в последний момент, — вспоминал Макаров. — На первых порах финские газеты относились ко мне язвительно. Писали: «Макаров, гоу хоум!». Пришлось набирать форму через матчи, и поменяли заголовки на хвалебные: «Макаров, добро пожаловать!» Я в основном играл, но также один час в день тренировал молодежь, студентов. Занимались у меня юные Эса Тикканен и Теему Селянне. Они уже тогда выделялись, особенно Тикканен. (Справедливости ради, Эса на 5 лет старше Теему, и ему на момент работы с Макаровым было уже 17 лет, — прим. ред.)

Николай Макаров отправился в «Йокерит» в сезоне 1982 года. Фото chelyabinskhockey.com

Жулика расстреляли, связи растеряли

— Официально мне платили 7500 финских марок в месяц, — рассказывал Борис Майоров все тому же «Спорт-Экспрессу». — На руки выдавали полторы. Через год по случаю визита Леонида Брежнева в Хельсинки на знаменитое совещание по безопасности и сотрудничеству в Европе, зарплату повысили до 2 тысяч. Контролировал нас ГКЭС, госкомитет по внешнеэкономическим связям. Финским подразделением этой конторы руководил Юрий Смеляков. В 1983-м при Юрии Андропове его расстреляли за то, что занижал стоимость контрактов с зарубежными фирмами. Любопытно, но после этого расстрела ненадолго прекратились и связи хоккейного СССР и Финляндии.

Борис Кулагин, будучи уволенным с поста главного тренера сборной СССР, проигравшей два чемпионата мира подряд в 1976 и 1977 годах, отправился в Данию, где возглавил местный клуб «Родовре». Отработав 2 года, он вернулся на тренерский мостик московского «Спартака». А вместо него приехал ленинградский армеец Валерий Шилов. В сумме советские тренеры работали в «Родовре» пять сезонов.

Благословенная Австрия

Наиболее популярной страной у советских хоккеистов была Австрия. Согласно местному положению о чемпионате, каждая команда имела право заявить двух хоккеистов, не имеющих австрийского гражданства. И сразу несколько команд начали делать ставку на советских. Первыми в Австрии оказались ровесники 33-летние Юрий Морозов и Валерий Никитин из воскресенского «Химика». Морозов перешел в 1971 году, Никитин годом позднее, их команда называлась «Ват Штадлау».

— Поездка в Австрию? Меня обменяли на их горнолыжника, — вспоминал Юрий Морозов. — Поехал туда без семьи, получал 200 долларов в месяц. Остальное шло в посольство. Экономил на всем. Даже за полагавшиеся по контракту обеды попросил отдавать деньгами. Скопил на 412-й «Москвич». Вскоре продал, с наваром. Житье в Австрии было для меня мучением.

Бывший хоккеист сборной СССР Виктор Цыплаков, который перебрался в Австрию в 1972 году в возрасте 35 лет, вспоминал: «До меня играли Юрий Морозов и Валерий Никитин. И перед отъездом я у Юрия Ивановича поспрашивал про житье-бытье, что и в каких количествах с собой везти. Точно знал, что денег, которые буду получать в Австрии, не хватит. И мы с Юрием Глуховым, который стал тренером «Клагенфурта», прихватили с собой пару рюкзаков с продуктами. Хозяева клуба поселили нас у бывшего хоккеиста «Клагенфурта». У него был прекрасный погреб, где хранились различные овощи, которые разрешали брать. До сих пор помню, как мы варили кастрюлю картошки, потом клали туда пару банок тушенки, все это солили, перчили, перемешивали, и — обед готов».

Бывший хоккеист сборной СССР Виктор Цыплаков перебрался в Австрию в 1972 году в возрасте 35 лет. Фото ice-hockey-stat.com

Расставшись с советскими хоккеистами, руководство «Ват Штадлау» пригласило дуэт звездных чехословаков Иржи Холика и Яна Сухи. Холика, представителя знаменитого чешского хоккейного семейства Холиков-Мусилов, и Сухи, любимого защитника Зинэтулы Билялетдинова в годы его спортивной молодости: «В молодости мне очень нравилась манера игры чешского защитника Яна Сухи». На смену им пришел форвард «Спартака» 35-летний Аркадий Рудаков. Не смотрите на его возраст, он после Австрии вернулся в СССР и 2 года «пылил» за ярославское «Торпедо», ныне «Локомотив».

33-летнего Анатолия Козлова в 1972 году пригласили из «Химика» в ХК «Грац». И он уехал играть, хотя на родине у него родился сын. Козлов-старший — не самый известный легионер из СССР, гораздо известнее и его сын Вячеслав Козлов, будущая звезда хоккея, поигравший, кстати, и за «Ак Барс», и внук Владислав Наместников.

В сезоне 1974 года в австрийской хоккейной команде «Капфенберг» появился 29–летний новичок Виктор Ярославцев. Двукратный олимпийский чемпион Евгений Зимин вспоминал: «С моей точки зрения, которую, кстати, разделяли все спартаковцы, Витя Ярославцев потенциально был выдающимся игроком. И единственная причина, не давшая ему полностью раскрыть свои способности, — звездная болезнь». Это слова, но, если изучать факты, то Ярославцев носит звание чемпиона мира, трижды выигрывал звание чемпиона СССР, дважды был обладателем Кубка страны. В 28 лет он решил завершать карьеру, но в 1973 году отдел спортигр Центрального спортивного общества «Спартак» рекомендовал его в качестве играющего тренера в «Капфенберг». В команде оказалось сразу два советских хоккеиста, и оба на роли играющего тренера. Причем второй — 35-летний Дмитрий Китаев, также воспитанник «Спартака», который к тому времени уже 3 года как повесил коньки на гвоздь. Но ради поездки в капстрану он эти коньки снова достал.

«Капфенберг» как дубль «Спартака»

С того сезона «Капфенберг» стал ориентироваться на экс-хоккеистов «Спартака». В 1977 году Ярославцев остался один, но уже той осенью в клубе появились 31-летний Валентин Гуреев и 32-летний Александр Мартынюк.

— Местный завод лет 30 торговал с Союзом трубами большого диаметра, — вспоминал Гуреев в интервью пресс-службе ХК «Спартак». — Мы-то уезжали, смешно говорить, как контора «Трактор Экспорт», не «Совинтерспорт» — он организовался позже. И уезжали играть за 600 долларов. О том, чтобы остаться, даже разговоров не шло. Хотя предлагали большой дом, похожий на замок, ну и зарплату неплохую, но мы отказались. Как согласиться? У меня в СССР старшая дочь, теща. Наверное, мы — люди старой закваски. Нам здесь хорошо, на родине. Да, я поехал в Австрию подзаработать, но ведь из меня там тоже выжимали соки: и в большинстве, и в меньшинстве играл, по 40—45 минут на льду. Но дом есть дом.

Валентин Гуреев: «Мы уезжали играть за 600 долларов. О том, чтобы остаться, даже разговоров не шло». Фото spartak.ru

Отыграли они 3 года, после чего Мартынюк закончил, а к Гурееву подтянулась одна из самых ярких звезд хоккейного «Спартака» — Александр Якушев. Ему на момент переезда было уже 35, что не помешало Якушеву стать лучшим бомбардиром чемпионата Австрии. А затем подъехал еще и 30-летний Алексей Костылев. Он и завершил в сезоне 1984 года 10-летнюю связь «Спартака» и «Капфенберга», скромной австрийской команды, которую советские хоккеисты вывели в лидеры местного чемпионата.

Успехи «Капфенберга» стали отличной рекламой для советских хоккеистов. Их услугами стали пользоваться даже лидеры клубного хоккея Австрии. В «Инсбрук» на легионерские хлеба подался 34-летний Виктор Шалимов. В разные сезоны за «Фельдкирх» сыграли 31-летний Владимир Репнев из «Крыльев Советов», 28-летний Александр Баринев из «Спартака» и 31-летний Анатолий Демин из киевского «Сокола». Помимо упомянутого игрока «Клагенфурта» Юрия Цыплакова, цвета клуба защищали ровесники: 33-летние Владимир Васильев (будущий тренер СК им. Урицкого, — прим. ред.) и Игорь Дмитриев из «Крыльев Советов». Возраст хоккеистов называется на момент переезда в чемпионат Австрии.

«Клагенфурт» тренировал Юрий Баулин. В 1975 году его команда дошла до четвертьфинала Кубка европейских чемпионов, где могла сыграть с московскими «Крылышками». Васильев и Дмитриев забросили по пять шайб по ходу турнира, но их усилий не хватило для того, чтобы обыграть восточногерманское «Динамо» из Вайсвассера. Баулин «за ту же зарплату» 4 года руководил национальной сборной Австрии.

Шестеро в «Капфенберге», по квартету в «Клагенфурте» и «Фельдкирхе»… Еще до «апрельских тезисов» Горбачева, прозвучавших в 1985 году и ознаменовавших будущий развал СССР, в капиталистической Австрии сыграли почти два десятка советских хоккеистов. Любопытно, что за рубежом играли и работали самые легендарные тройки нападения хоккейного «Спартака»: Евгений Майоров — Старшинов — Борис Майоров, Шалимов — Шадрин — Якушев.

Фиктивный брак помог получить грин-кард

После игры в Финляндии и работе в «Спартаке» Николай Карпов возглавил сборную Японии, работая с ней на домашней Олимпиаде в Саппоро-1972, плюс тренировал местную команду «Сейбу».


Японский концерн «Одзи Сейси», один из крупнейших в мире производителей газетной бумаги, пригласил Старшинова поработать с его командой в качестве тренера-консультанта. Фото smsport.ru

Вслед за ним в Японию потянулись и хоккеисты. Целая пятерка выступала в команде «Одзи Сейси». Началось с приглашения в клуб Вячеслава Старшинова, которому на тот момент было 35 лет и он работал играющим тренером «Спартака».

— Хоккейный клуб «Одзи Сейси», который приглашал нас, находится в городе Томакомае, на острове Хоккайдо, — вспоминал Старшинов на страницах своей книги «Мое открытие хоккейной Японии». — Президент компании Танака — большой поклонник и знаток хоккея, обратил внимание на нас во время одного из чемпионатов мира и затем следил за выступлениями.

Японский концерн «Одзи Сейси», один из крупнейших в мире производителей газетной бумаги, пригласил Старшинова поработать с его командой в качестве тренера-консультанта. Но он провел там 3 неплохих года на льду, а вернувшись в Союз, сыграл еще сезон за родной «Спартак».

Японцы остались довольны уровнем Старшинова, и после него пригласили 34-летнего Юрия Ляпкина и 31-летнего Владимира Шадрина из того же «Спартака». Вслед за ними — 34-летнего Валерия Белоусова из «Трактора» и 36-летнего Юрия Федорова из горьковского «Торпедо». Сотрудничество «Одзи Сейси» и хоккея СССР продлилось 10 лет.

Единственным, чей переезд за границу отличался от остальных, можно назвать 27-летнего Виктора Нечаева. Хоккеист, ранее игравший в ленинградском СКА, «Сибири», узбекском «Бинокоре», инициировал фиктивный брак с иностранкой. Он договорился с американкой, уехал в США и привлек внимание команды НХЛ «Лос-Анджелес Кингз». Но все-таки уровень середняка из советского чемпионата не совсем отвечал требованиям НХЛ, поэтому Нечаев переехал в ФРГ, где провел сезон за местный «Дюссельдорф». Кстати, с американской супругой он к тому времени развелся. А вы говорите, «железный занавес»…

Джаудат Абдуллин
СпортХоккей
комментарии 15

комментарии

  • Анонимно 11 апр
    Интересно , но статья написано скачкообразно.
    Ответить
  • Анонимно 11 апр
    Раньше при Тихонове выигрывали у финнов 11:4 и это считалось нормой Потом в Финляндию поехал Юрзинов тренировать Йокерит и рассказал все секреты Советского хоккея Потом Васька Тихонов И что произошло:сейчас выиграть у финнов со счетов 2:1 считается великим достижением Вот так!
    Ответить
    Анонимно 11 апр
    Вряд ли это взаимосвязано.
    Васильев (СК им. Урицкого, "Химик") и Дмитриев ("Крылья Советов") были играющими тренерами в Австрии, Карпов тренировал Японию, а играл там будущий тренер "Магнитки" Белоусов. Что-то не видно взлета хоккея ни в Австрии, ни в Японии.
    Ответить
    Анонимно 11 апр
    Все взаимосвязано! Нет ни одного действия, которое бы не повлекло какой-либо результат
    Ответить
    Анонимно 12 апр
    А не приходило ли вам в голову, что просто уровень отечественного хоккея сильно упал? А главное, утратился собственный индивидуальный стиль. Все свелось к примитивному канадскому хоккею, в котором канадцы и иже с ними посильнее.
    Ответить
  • Анонимно 11 апр
    Классная статья!
    Ответить
  • Анонимно 11 апр
    Интересная статья! Материал очень хороший
    Ответить
  • Анонимно 11 апр
    интересно. окунуться в то время
    Ответить
  • Анонимно 11 апр
    противно читать не хоккеисты а шабашники
    Ответить
  • Nepovtorimiy Pfvlovskiy 12 апр
    Кому противно не читайте, но хоккеисты тоже люди, все равно весь мировой спорт пришел к этому, и это одна из форм общественного взаимодействия между странами и народами, государствами и религиями, нациями и национальностями , которых объединил - СПОРТ -ЭТО ВЕЛИКОЕ ЧУДО ДРЕВНОСТИ И СОВРЕМЕННОСТИ ! ! ! Что может быть лучше соревнований - только соревнования в достижениях человеческих возможностей ! ! !
    Ответить
    Анонимно 12 апр
    Отличная статья, всё взаимосвязано, спорт, культура, религии... Чингиз Айтматов, Юлиан Семенов, Александр Мень...
    Ответить
  • Анонимно 13 апр
    ...армеец Валерий Шилов?Динамовца помню,-видать совсем серенький был...
    Ответить
  • Анонимно 14 апр
    Не понял вашего замечания насчет "серенького", но именно под управлением Валерия Шилова, вернувшегося в Ленинград из датского "Родовре", СКА стал во второй раз бронзовым призером чемпионата СССР 1987 года.
    Армейцы и динамовцы, как представители военизированных спортобществ Вооруженные силы и Динамо, практически не имели шансов играть и тренировать в капстранах во времена СССР. Вот для них был реальный "железный занавес". Джаудат Абдуллин
    Ответить
  • Анонимно 16 апр
    Ничего не сказано о Владимире Ковине (Кови). Олимпийский чемпион Горьковского Торпедо уехал во Францию играющим тренером в середине 80-ых. До сих пор считается одним из лучших тренеров Франции.
    Ответить
    Анонимно 16 апр
    Спасибо за интерес к статье. Но личность Владимира Ковина совершенно не подходила под формат статьи. Материал касался тех хоккеистов, которые опровергали абсолютно лживый постулат, что советские люди сидели за "железным занавесом", не имея никакой возможности уехать из страны. Вот, пожалуйста, список хоккеистов, которые уезжали не абы куда, а в капстраны с конца 60-х годов до Перестройки.
    При этом я не упоминал наших спортсменов и тренеров в ГСВГ, ГДР, Югославии, Польше, и других соцстранах, развивающихся странах Азии и Африки, которые работали за пределами СССР в огромном количестве.
    Что касается Ковина, то он играл во Францию с 1989 года, во время, когда количество уезжавших было не меньше, чем остающихся в Союзе. Джаудат Абдуллин
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Новости партнеров