Новости раздела

Антон Понкрашов: «Обидно, что не вызывают в сборную России. Я должен быть там»

Капитан УНИКСа — о Казани, конкуренции Евролиги и НБА и о том, чего не хватило его команде в прошлом сезоне

Антон Понкрашов: «Обидно, что не вызывают в сборную России. Я должен быть там» Фото: Олег Тихонов

Антон Понкрашов проводит в Казани уже 5-й год своей карьеры, и, как сам признается, чувствует себя более чем комфортно. За это время он пережил самую тяжелую травму в жизни, стал серебряным призером Единой лиги и дорос до капитанства в клубе. Спортивная редакция «Реального времени» расспросила одного из ключевых игроков УНИКСа

о том, чего не хватило команде в прошлом сезоне, как он относится к своему отсутствию в сборной, почему дружит с Алексеем Спиридоновым и что думает о конкуренции Евролиги и НБА.

«Прошлый сезон был одним из лучших для УНИКСа за последние лет 10. Но «Финал четырех» все испортил»

— Подведешь промежуточные итоги сезона? Команда стала сильнее, чем в прошлом году, или она все-таки ослабла после ухода нескольких лидеров?

— Думаю, в чем-то стала сильнее, а в чем-то слабее. Прошлогодняя команда тоже была очень серьезная. Мы потеряли Колома и Ласме — двух харизматичных игроков, которые были лицом и основной ударной силой УНИКСа. Но остальных удалось сохранить. И по последним играм мне кажется, что мы показываем хороший командный баскетбол. Наш результат это подтверждает. Мне кажется, у нас хорошая команда, неплохие перспективы и единое понимание, какой результат требуется. Наверное, можно было «затащить» ту игру с «Малагой», нам это было по силам. А в остальном, мне кажется, мы проводим хороший сезон.

— Ты упомянул Хоакина Колома. Он был системообразующим игроком, и после его ухода наверняка пришлось полностью перестраивать игру команды?

— Пришлось. Потому что схемы совсем другие. Если Колом строил игру больше вокруг себя, ведь он игрок создающий, то сейчас вместо него пришли Макколлум и Хенри. Они кардинально отличаются от Колома, нет ничего похожего, их просто нельзя сравнивать. Но при этом они тоже баскетболисты высокого уровня.

— Как изменился УНИКС с приходом Прифтиса?

— Он с первого дня в клубе показал, как видит команду. И что основной акцент у нас будет сделан на командную игру. По крайней мере, мы в последние годы стараемся это сделать. Мы стараемся быть более близкими друг другу и на площадке, и вне ее. Конечно, он с нас требует, но работа в коллективе выстроена именно на доверии. Это дорогого стоит.

«Прифтис с первого дня в клубе показал, как видит команду. И что основной акцент у нас будет сделан на командную игру. По крайней мере, мы в последние годы стараемся это сделать». Фото Максима Платонова

— В команде сейчас нет деления на иностранцев и россиян?

— У нас здравый юмор в коллективе. И иностранцы с россиянами отлично проводят время. Может быть иностранцы немного ближе друг другу — потому что находятся в чужой стране, это естественная ситуация. Мы абсолютно нормально общаемся с иностранцами. Можем куда-то выйти вместе и на выездах общаемся прекрасно.

— Что случилось с УНИКСом в «Финале четырех»? Все-таки практически весь сезон был отличным, долго шли первыми.

— В один удачный день любая команда может обыграть любую. Просто бывают удачные дни для одних, и неудачные для других. Так получилось, что вышли какие-то феноменальные дни для Шведа (Алексей Швед, лидер «Химок», — прим. ред.). Он почувствовал игру, и в такой день тяжело было бы любой команде. Из-за этого я и не люблю «Финал четырех» — монетка может упасть так, а может иначе. Обидное поражение, конечно. Оставило отпечаток на душе у всех. Все-таки это был один из лучших сезонов УНИКСа за последние лет 10. Я имею ввиду регулярные сезоны.

— Во время летних сборов команда готовилась к сезону на Крите. Один из своих постов в «Инстаграме» ты подписал так: «Люблю сборы». По сути, разрушил миф, что спортсмены мучаются во время подготовительного периода.

— Ну, сборы сборам — рознь. Все зависит от места, где они проходят, и от того, кто их проводит. Например, я слышал истории про «Химки», когда тренировал Иванович (Душко Иванович, предшественник Георгиоса Барцокаса на должности главного тренера «Химок», — прим. ред.). Так там, где бы ни проводились сборы, было очень жестко. Ну а у нас… Просто прикольно, что сборы были там, где море и солнце, я всегда за. Это влияет на настроение. И если есть свободная минутка, то можно помочить ноги. За это я люблю сборы, потому что летний период у нас настолько короткий… Вроде заканчивается сезон, и ты думаешь: «Блин, еще так много времени, что делать?». А потом — бабах, и закончился отдых.

«Обидно, что не вызывают в сборную России»

— Российская сборная довольно удачно выступила на чемпионате Европы-2017, заняв 4-е место. Твоя версия, почему так вышло. Хорошее поколение?

— Да у нас оно давным-давно хорошее. Мне кажется, уже с 2012 года идет хорошее поколение баскетболистов. Просто так сложилось: коллектив-то реально сильный как и подбор игроков. Практически все на слуху и на уровне. Просто пришел тренер, который смог из набора людей сделать команду, а она в свою очередь заставила людей переживать у телевизоров.

— Почему тебя не вызывают в состав этой сборной? Как это объясняется?

— Никто никак не объясняет. Был только один разговор с Базаревичем (Сергей Базаревич, главный тренер сборной с 2016 года, — прим. ред.) в тот сезон, когда мы с УНИКСом заняли 2-е место. Он мне сказал, что не может дать ту роль в сборной, которую я заслуживаю. После этого он меня в сборную не вызывает. Он тренер, это его решение.

— Тебе обидно?

— Я знаю, что должен быть там. Потому что многие в команде — не просто мои друзья, но мои братья, с которыми я проливал много крови и через многое прошел. Для меня очевидно — и по моему уровню игры, и по тому, как выступает УНИКС — что я должен быть там. Да, мне обидно.

«Я знаю, что должен быть в сборной. Потому что многие в команде — не просто мои друзья, но мои братья, с которыми я проливал много крови и через многое прошел. Для меня очевидно — и по моему уровню игры, и по тому, как выступает УНИКС — что я должен быть там. Да, мне обидно». Фото Максима Платонова

«Из-за «Финала четырех» команды недосчитались пяти матчей минимум. Я — за серии плей-офф»

— В России когда-нибудь будет конкурентный чемпионат? Или ЦСКА и все остальные — это навсегда?

— Мне кажется, что за последние годы чемпионат все-таки подравнялся. Да, тяжело конкурировать с ЦСКА. И если сейчас сделать серию даже в Евролиге (до «Финала четырех»), то обыграть их будет невозможно — именно в серии. Я помню только один раз, когда кому-то удалось зацепить серию с ЦСКА. У них настолько слаженная команда. Но это стимул для других команд расти и стараться навязать свою борьбу. Мне кажется, сейчас уже все более заточены на победу над ЦСКА.

— Что касается Евролиги. Кажется, что этот турнир пытается навязать конкуренцию НБА. Как по твоим ощущениям, он далек от этого?

— Конечно. Нужно понимать, что, чтобы приблизиться к НБА, Евролиге нужно решить проблему перелетов. Если ты не можешь решить проблему перелетов, то ты хоть что навязывай — все будет бессмысленно. В НБА у многих команд свои самолеты, они прилетают на игру и летят дальше. Ну, сколько команд в Евролиге могут себе позволить свой самолет? Пять? А все остальные летают как обычно. Когда мы играли в Евролиге, это был один из самых тяжелых сезонов, потому что там могло быть по три игры в неделю. И вот условный вояж Барселона — Калев — Красноярск… Ну это нереально! Конкурировать по контрактам, трансляциям и интересу тоже сложно. Но уровень Евролиги все же реально растет. И видно, что она стремится к этому. Уровень организации, судей и ажиотажа — все на очень высоком уровне.

— Закрытые лиги — это добро или зло?

— Я считаю, что должен быть спортивный принцип. Должна быть выстроена система. Например, пришел какой-то спонсор и говорит «Я хочу играть в ВТБ». Ему дают план на 5 лет: выделяешь столько-то денег, проходишь от низшей лиги, лига 3, лига 2, Суперлига и ВТБ. Вот это круто. Потому что в обратном случае люди могут создать клуб в Лиге ВТБ, а на следующий год — раз, и нет клуба. Например, как было с Волгоградом. Герасименко (Дмитрий Герасименко, владелец Волгоградского металлургического комбината «Красный Октябрь», бывший баскетболист, — прим. ред.) ведь создал реально крутой продукт, который был популярен среди болельщиков. Мы говорили с Коломом, и он рассказывал про испанский чемпионат, где есть переходная система. Они реально борются за выживание, чтобы не вылететь. По мне, это круто, спортивный принцип должен присутствовать всегда.

— «Финал четырех» в Лиге ВТБ. Ты ведь против?

— Я против, безусловно. Как я уже говорил, возрастает элемент случайности, в удачный день каждый может обыграть каждого. Я все-таки за серии плей-офф. Мы обсуждали эту тему и сошлись на том, что из-за «Финала четырех» казанские болельщики недосчитались как минимум пяти матчей, на которых было бы что-то близкое к аншлагу. Я думаю, что болельщики заслуживают такую систему больше, чем «Финал четырех». Это касается и болельщиков других команд. Тот же «Зенит» тоже не досчитался домашних матчей. Ты же понимаешь, что ажиотаж во время плей-офф — это совсем другое, нежели в «регулярке». Болельщики приходят с другим взглядом. Я за формат плей-офф.

«Я все-таки за серии плей-офф. Мы обсуждали эту тему и сошлись на том, что из-за «Финала четырех» казанские болельщики недосчитались как минимум пяти матчей, на которых было бы что-то близкое к аншлагу». Фото Олега Тихонова

«Душа свербит, что так мало поиграл в родном Петербурге»

— Ты в Казани уже четыре с половиной года, хотя сам воспитанник питерской школы. Тяжело было на первых порах осваиваться в несколько иной культуре и быту?

— Я не заметил какой-то большой разницы. По крайней мере, на мне она никак не отражается. Большую часть своей карьеры я поиграл за пределами Петербурга, все-таки покатался по России: играл в Краснодаре, Самаре и в Волгограде был, и в Москве много лет провел. Поэтому для меня все воспринимается проще. В Казани я себя чувствую как дома. А вот жене, наверное, сложнее. Все-таки ей приходится узнавать много нового.

— Ты уже упомянул широкую географию своей карьеры. Вот только за родной питерский «Спартак» ты поиграл всего около трех лет. Душа не свербит, что так мало?

— Свербит. Именно там прошло мое становление как игрока, первые шаги во взрослую жизнь. Тогда было совсем страшно. А потом я вернулся уже состоявшимся игроком. Вообще, моя история сложная. Я ушел из ЦСКА — Цви Шерф позвал в «Спартак», и я провел там, наверное, один из лучших сезонов в своей карьере. И они с февраля пытались продлить со мной контракт, а до того у меня был контракт «1+1». Мне говорили — ты наш питерский игрок, мы хотим строить команду вокруг тебя, давай мы тебе предложим новый контракт. И с февраля месяца по конец сезона ничего не предложили. И наступает период, когда у меня уже «откуп контракта», и мне звонят из ЦСКА и говорят — мы хотим вернуть тебя обратно. Тогда я звоню в «Спартак», объясняю сложившуюся ситуацию и уточняю: «Вы мне предлагаете что-то или нет, тем более что говорили про 3 года контракта?» Тогда генеральным менеджером «Спартака» был Карвенин, и он на это заявил, что я блефую и тем самым пытаюсь набить себе контракт. Я перешел в ЦСКА, после чего в «Спартаке» меня еще и выставили виноватым — мол, пошел за деньгами. Хотя моя задача была просто получить контракт на несколько лет, как у любого нормального спортсмена. Я хотел остаться в «Спартаке», все-таки это мой родной клуб. Но получилась такая неприятная история, и после этого особых вариантов вернуться не было.

А с «Зенитом» уже никаких вариантов не было. Я пришел сюда, и мы с УНИКСом вроде как нашли друг друга. Я устраиваю клуб, а клуб более чем устраивает меня. Все довольны.

«Когда получил травму в Евролиге, подумал: это конец

— В сезон Евролиги ты получил тяжелейшую травму уже в октябре. Помню тот момент, когда ты даже на лавку не пошел, а присел за одним из щитов. Какие были первые мысли? «Сезон насмарку»?

— Нет, я подумал: п****ц. Я все понял сразу. Было сложно, потому что я уже перенес точно такую же травму на другой ноге. В голове были каша и испуг. Те, кто проходил через такие травмы, уже понимают, что их ждет. Расстроился, конечно. Но потом принял это испытание и решил для себя, что смогу вернуться в этом же сезоне. Такое мало кому удавалось, но я поставил задачу, что вернусь еще сильнее. Проделал огромный объем работы и вернулся.

Конечно, мне очень помогла моя жена. Она мой первый серьезный мотиватор, всегда направляет меня в правильное русло. И в один момент вдохнула в меня силы. Тогда у меня был период сомнений, а она смогла вдохнуть в меня жизнь и поставила на правильные рельсы. Еще до операции я знал, что психологически будет сложно, потому что это 6 часов тренировок в день на протяжении полутора месяцев, причем настолько однообразных, что это реально сложно воспринимается психологически. И ей там доставалось серьезно, было очень тяжело. Но она выдержала это с достоинством, и, наверное, ей надо поставить памятник. По мне так многим женщинам надо брать с нее пример. Я знаю, что жена за меня жизнь отдаст, и я сделаю то же самое для нее.

«Если бы сейчас Швед поехал в команду НБА и ему дали игровое время, то он так же всем по двадцатке очков отваливал бы». Фото dp.ru

«Если Швед поедет в НБА, то будет там жестким доминатором»

— Раньше ты говорил, что хотел бы попробоваться в НБА, а позже заявил, что уже не думаешь об этом.

— У меня получилось интересно. Я до 27 лет говорил, что не хочу в НБА, мне это было неинтересно. А после у меня случился обратный процесс, и я стал говорить, что хочу туда. А почему нет? Все возможно. Но я не думаю об этом вообще. Я знаю, что нужно много трудиться, чтобы совершенствовать свою игру, и все. Я просто сконцентрирован на процессе.

— А почему у европейских баскетболистов так редко получается в НБА? Абсолютно разный баскетбол?

— Да, это две разные игры. У них больше площадка. Разные схемы защиты: у них нет подстраховки, у нас все более заточено под командную игру. Но, тем не менее, многие европейцы, которые туда поехали, играют на уровне суперзвезд. Один Дончич (Лука Дончич, словенский защитник, выступающий с этого сезона за «Даллас», — прим. ред.) чего только стоит. Все от него там в восторге.

— Самый близкий пример — Алексей Швед, который в Европе стал суперзвездой, а в НБА не смог.

— Там он тоже был в полном порядке. Я тебя уверяю, что если бы сейчас Швед поехал в команду НБА и ему дали игровое время, то он так же всем по двадцатке очков отваливал бы. Просто это очень сложно вот так уехать: у него хороший контракт, и нужно, чтобы условия в Америке были лучше, чем он имеет в «Химках». Нужно, чтобы он пришел в команду, которая будет давать ему играть. Есть очень много факторов, почему он не едет в НБА. Но для меня сейчас понятно, что с тем уровнем, который Швед показывает в Евролиге, он был бы там жестким доминатором.

«Спортсмены должны в десять раз ответственнее относиться к своим словам и поступкам. А у Спирика просто такой юмор»

— В прошлом году ты выступил критически в адрес Кокорина, которого лишили прав. Сказал, что это неподобающее поведение для людей, с которых берут пример.

— Да, это касается не только Кокорина, но и вообще любых спортсменов, которые сходят с ума и ведут себя неподобающим образом. По мне так любой спортсмен должен в десять раз ответственнее относиться к своим поступкам, потому что к ним приковано пристальное внимание. Если где-то кому-то что-то может сойти с рук, то спортсменам — нет, не сойдет, и это правильно. Ведь за тобой следит огромное количество людей. Тех же подписчиков, например. Как нам всегда говорил Блатт (Дэвид Блатт, экс-тренер сборной России, — прим. ред.), когда давал выходной: «Ребят, я не против, чтобы вы возвращались в три часа утра. Но давайте без танцев на столе без штанов. Чтобы мне не было стыдно».

А как ты отреагировал, когда случилась эта история с избиением людей в Москве? Справедлив народный гнев по отношению к Кокорину и Мамаеву?

— К футболу у нас вообще особое внимание. И иногда кажется, что люди только и ждут, когда футболисты оступятся. Я не хочу занимать ничью сторону, но настаиваю на своей позиции: любой спортсмен должен быть в десять раз ответственнее, и он должен контролировать то, что делает и говорит.

— Тем не менее один из твоих лучших друзей в Казани — это волейболист «Зенита» Алексей Спиридонов, который как раз славится не самыми примерными поступками и высказываниями в Сети.

— Тут надо понимать его юмор. Если ты его не понимаешь, то просто принимаешь близко к сердцу. Я знаю его давно и прекрасно понимаю, где юмор, а где серьезность. Просто у многих проблемы с юмором, и, наверное, многие назовут его странным или специфическим. Я знаю Алексея с разных сторон и скажу, что он из тех людей, которые приедут и помогут, если мне что-то понадобится. Для меня это важнее, чем то, что он пишет в «Твиттере» и что у него периодически случаются какие-то перепалки со всеми.

— Тем не менее, это как раз тот спортсмен, у которого много подписчиков и с которого вроде как «должны брать пример».

— Это хороший вопрос. Но, с другой стороны, ты представляешь, какой ажиотаж он создает вокруг волейбола. Спир вносит такую свою жесткую изюминку.

«Я знаю Алексея давно и прекрасно понимаю, где юмор, а где серьезность. Просто у многих проблемы с юмором, и, наверное, многие назовут его странным или специфическим». Фото Максима Платонова

«Стараюсь делать благие дела с открытым сердцем»

— У тебя есть свой сайт. Для чего он?

— Для истории, наверное. Что было сделано, что пройдено. Я до сих пор не совсем понимаю, как это все правильно сделать, но это крутой продукт, который мы на протяжении нескольких лет вели. Там есть материалы о наших добрых делах, и пусть это будет неким напоминанием о том, что мы сделали.

— Ты часто участвуешь в благотворительных акциях. Это твоя жизненная позиция?

— Стараюсь. Я в клубе периодически дергаю наших маркетологов — мы должны то, мы должны это. Когда я играл как раз в «Спартаке», однажды увидел все своими глазами, и это сильно поменяло мой взгляд на вещи. И сейчас, по мере возможностей, я стараюсь что-то делать. Я не говорю, что делаю какие-то нереальные вещи, как, например, Хабенский. Все гораздо скромнее. Но, по крайней мере, когда я провожу какой-то мастер-класс, я стараюсь делать все с открытым сердцем. Чтобы всем было весело.

— А как поживает твой фонд?

— Он продолжает существовать. Я помогаю детскому дому в Ярославской области. Они мне звонят, и я стараюсь как-то помочь. По крайней мере, стараюсь привезти детей на все московские игры. Заказываем автобус, приводим на матч, выдаем клубную атрибутику, и они общаются с игроками. Продолжается это уже на протяжении лет шести. Ну и если нужна какая-то помощь в быту, я стараюсь привезти. Вот как раз перед Новым годом будем подарки дарить.

Эрик Добролюбов
СпортБаскетбол Татарстан
комментарии 3

комментарии

  • Анонимно 27 нояб
    Антон настоящий профессионал и очень хороший человек!
    Невероятно позитивный драйвовый открытый человек!
    В мае, на закрытии сезона Уникса довелось сыграть с ним в одной команде, офигенные были эмоции!
    А его игровая майка занимает особое место в моей коллекции!
    Ответить
    Анонимно 27 нояб
    Он действительно очень простой и открытый! Всем бы спортсменам быть такими
    Ответить
    Анонимно 02 дек
    Зуфар, залогинься))
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии