Новости раздела

Генерал Ишбулатов: соратник Заки Валиди и отец-основатель Башкортостана

Командующий армией башкирских автономистов. Часть 2

Генерал Ишбулатов: соратник Заки Валиди и отец-основатель Башкортостана Фото: kurultay-ufa.ru

Уфимский историк Рустем Таймасов продолжает рассказывать о генерале Хаджи-Ахмете Ишбулатове — одном из основателей Башкирской республики. Исследователь рассматривает его жизнь и боевой путь на фоне исторических событий, которые сотрясали Россию во втором десятилетии XX века. Подробности — в колонке, написанной для «Реального времени».

Переговоры Валиди с белыми

Итак, в конце мая 1918 года произошло вооруженное выступление чехословацкого корпуса, что привело к частичной утрате большевиками контроля над огромными территориями восточнее Волги. Воодушевленные восстанием легионеров, из подполья вышли антибольшевистские организации и движения. Все это приводит к началу масштабной Гражданской войны на территории Урало-Поволжского региона и Сибири. В условиях активной эскалации вооруженного противостояния на политическую авансцену Урало-Поволжья выходит Башкирское правительство, которое присоединилось к антибольшевистской коалиции и с июня 1918 года начало организовывать национальные части. Антибольшевистская коалиция Урало-Поволжья и Сибири в июне — сентябре 1918 года включала Самарское правительство — Комуч, Временное Сибирское правительство, Башкирское правительство, Оренбургское и Уральское казачьи войска, а также Чехословацкий национальный совет и управляемые им части легиона. Башкирские лидеры не скрывали своих намерений образовать территориальную автономию в составе России и активное участие в антибольшевистской борьбе рассматривали как своеобразную «плату» за признание коалицией их притязаний на собственную республику.

Команда башкирских деятелей во главе с Валидовым со второй декады июня 1918 года развернула активную организационную деятельность, образовав управляющую структуру — Штаб Башкирского войска (или «Башкирский военный совет»). От имени Башкирского правительства была объявлена мобилизация в национальные части. Согласно расчетам Штаба Башкирского войска, до конца 1918 года призвались почти 12 тысяч человек, которые должны были составить две пехотные дивизии и одну кавалерийскую бригаду. В дальнейшем планировалось привлечь еще несколько тысяч человек и сформировать из них новые части и резерв личного состава.

В течение лета 1918 года при поддержке чехословацкого руководства, сибирского и оренбургского командования было сформировано пять пехотных, два кавалерийских полка и с десяток отрядов военной милиции. Почти все созданные части сразу же отправлялись на боевые рубежи (Екатеринбургский и Верхнеуральский фронты), доказывая право на свое дальнейшее существование и, по сути, определяя будущее башкирской республики.

Первая апробация боевой ценности башкирских частей оказалась успешной. Чехословацкие и сибирские командиры лестно отозвались об их роли в тяжелых боях на екатеринбургском направлении.

Рост численности башкирских частей и высокая их оценка представителями руководства коалиции позволили Валидову приступить к решению главных политических вопросов. Чтобы установить полный контроль над созданными частями (пока они были разбросаны порознь), Башкирскому правительству требовалось объединить их в одно армейское соединение. Валидов рассчитывал поставить во главе этого соединения преданных офицеров.

В начале июля в Омске состоялась серия переговоров башкирских лидеров с командованием Сибирской армии. Первые требовали признать Башкирское войско как «особую военную единицу с самостоятельным хозяйственным и внутренним управлением». Также предлагалось образовать в Оренбурге Главный штаб башкирских войск и обеспечить всем необходимым одну дивизию. В завершение башкирские представители пригрозили, что если их требования не будут выполнены, национальные части будут расформированы.

Сибирское командование после некоторых раздумий согласилось на создание одной «неотдельной башкирской дивизии» со строгим подчинением Омску. Все остальные требования, по сути, были отклонены.

Это был безусловный прогресс, но он не решал главную задачу, ради которой Башкирское правительство вступило в антибольшевистский альянс. Поэтому Валидов обращает свое внимание на прямого конкурента сибирцев по коалиции — Комуч, с которым удалось установить тесные связи. Самарцы уже давно с беспокойством следили за усилением влияния сибиряков на Урале, который в Комуче считали своей территорией. Именно поэтому Башкирское правительство и созданные им войска рассматривались в Самаре как союзники в борьбе с большевиками и противниками внутри альянса. Очевидно, что сближение сторон оказалось взаимовыгодным.

Комуч, представленный эсерами и меньшевиками, гораздо либеральнее отнесся к политической платформе Башкирского правительства и его предложениям относительно консолидации национальных войск в единое целое. В 20-х числах августа Валидов посетил Самару, где были подтверждены намерения Комуча санкционировать образование Отдельного Башкирского корпуса. После этого башкирские пехотные полки были сведены сначала в две дивизии, а 7 сентября вместе с 1-м кавалерийским полком образовали Отдельный корпус с оперативным подчинением командованию Народной армии.

Еще в июле 1918 года, когда были уже сформированы первые башкирские полки, актуализировался вопрос по привлечению в национальные войска старших офицеров из числа башкир. Генерал Ишбулатов был идеальной кандидатурой на роль командующего вооруженными силами республики.

Комуч, представленный эсерами и меньшевиками, гораздо либеральнее отнесся к политической платформе Башкирского правительства

Новый призыв для Ишбулатова

10 июля Хаджи-Ахмет получил первое предложение от Башкирского военного совета (БВС) явиться в Челябинск «для принятия участия формирования башкирских войск и руководства ими». Спустя два дня БВС направил ему еще одно приглашение, уточнив, что войскам «необходимы командиры бригады и дивизии». Выше мы уже описали, что пришлось пережить генералу в 1917 — первой половине 1918 годов и это, безусловно, сильно сказалось на отношении генерала к перспективам продолжения военной службы. Поэтому, очевидно, он проигнорировал оба приглашения.

Во второй половине июля председатель БВС и одновременно неофициальный лидер Башправительства Заки Валидов телеграфировал своему представителю в Уфе: «Немедленно разыщите и отправьте в Челябинск Акчулпанова, генерала Ишбулатова, Бикметова, Султановых и других, чтобы стать во главе вновь формируемых башкирских полков и дивизий».

К началу сентября Башкирскому военному совету удалось убедить Хаджи-Ахмета приехать из Удрякбаша, и 7 сентября он оказался в Оренбурге. Но принял генерал уже не дивизию, как предполагалась ранее, а целый корпус, сделав самый головокружительный скачок в своей длительной военной карьере.

Присоединение Ишбулатова к башкирскому проекту совпало с завершением основных организационных процессов по созданию ядра башкирских войск. Это была очень серьезная политическая победа Башкирского правительства, сумевшего занять относительно устойчивые позиции на политической арене Урало-Поволжья. Кроме того, это открывало прямой путь к следующему шагу —оформлению автономной республики и национальной армии.

Судя по различным документам, если Хаджи-Ахмет изначально и сомневался в целесообразности участия в формировании и управлении башкирскими войсками, то в последующем с большим усердием начал исполнять доверенное ему дело. В помощь ему предоставили несколько старших русских офицеров. Среди первоочередных задач генерал выделил консолидацию частей корпуса в одном месте, поскольку из-за разбросанности полков по различным фронтам сохранялся риск их распыления отдельными полками. Ишбулатов предлагал сосредоточить в Башкирии на одном боевом участке не менее половины частей корпуса, иначе, как выразился генерал, сложившаяся ситуация могла привести к «быстрому и незаметному уничтожению лучших башкирских войск». Свои опасения он адресовал Заки Валидову, который принимал участие в работе Всероссийского государственного совещания в Уфе, рассчитывая, что на месте удастся решить этот вопрос.

Фото 1762.рф

15 сентября Хаджи-Ахмет впервые обратился к солдатам как командующий корпусом, поздравив их с мусульманским праздником: «Сыны вольных степей, храбрые и непобедимые защитники-воины Башкурдистана! Сердечно поздравляю вас с высокоторжественным праздником «Курбан-байрам», от души желаю вам весело провести дни Великого праздника, спокойно предаваясь заслуженному отдыху от боевых и других трудов». Через несколько дней Ишбулатов устроил личную проверку 1-го и 4-го пехотных полков. Очевидно, что результаты проверки удовлетворили генерала. В соответствующем приказе он отметил, что «общее впечатление очень хорошее», «солдаты имеют отличную строевую подготовку, на мои вопросы, для чего они мобилизованы, солдаты давали толковые ответы».

В конце сентября — начале октября 1918 года вышеуказанные полки приняли участие в боях на Орском фронте. В сражениях по взятию Орска и в районе станции Сары башкирские части проявили себя с наилучшей стороны, заслужив похвалу от оренбургского командования. 17 октября комкор Ишбулатов, который к этому времени получил звание генерал-лейтенанта, обратился к войскам, успешно сражавшимся на Орском фронте: «Доблестные воины Башкурдистана! За короткое время боевой работы вы заслужили уважение и лестные отзывы о вашем мужестве и стойкости… Сердечно благодарю вас с одержанными успехами, горжусь, что стою во главе вас».

Раскол в антибольшевистском лагере

Резкое изменение обстановки на Поволжском театре военных действий во второй половине сентября 1918 года оказало необратимое влияние на все стороны жизни антибольшевистского лагеря региона. Немногочисленная группировка Народной армии и чехословаков, измотанная тяжелыми боями летнего периода, не смогла сдержать контрнаступления перегруппировавшихся сил Красной армии. Военные неудачи левого крыла коалиции сильно подорвали его авторитет и влияние внутри антибольшевистского лагеря. В период проведения Государственного совещания в Уфе (8—23 сентября) Комуч стремительно терял силы, поэтому в образованном Всероссийском правительстве (Директории), хоть и были его представители, но, по сути, реальная власть оказалась в руках правых, поддерживаемых военной верхушкой.

Директория распустила все региональные правительства Урала, Поволжья и Сибири и объявила о создании единой армии. В этих новых условиях не оставалось места для территориальной автономии и национальной армии, что неизбежно привело к нарастанию конфликта между башкирскими лидерами и новым правящим режимом Востока страны.

В конце октября командование войсками Директории упразднило башкирский корпус, а его стрелковые части свело в стандартную дивизию, во главе которой через некоторое время были поставлены доверенные офицеры — генерал-майор Савич-Заблоцкий (начдив) и полковник Федоров (начштаба). К середине осени 1918 года вновь избранное «Всероссийское правительство» — Директория — приступает к централизации государственного управления и армии.

Чехословацкие легионеры

В этих новых условиях уже не оставалось места для территориальной автономии и отдельных национальных соединений, что неизбежно привело к нарастанию конфликта между башкирскими лидерами и новым правящим режимом Востока страны. 16 октября вышло распоряжение штаба Верховного главнокомандования войсками, в соответствии с которым Башкирский отдельный корпус подлежал ликвидации, а его полки сводились в одну общеармейскую дивизию. Еще некоторое время Валидов и его соратники искали возможности остановить процесс реорганизации башкирских войск, но в ноябре были вынуждены окончательно признать решения Директории о расформировании корпуса и образования на основе его частей дивизии.

Ноябрьский переворот в Омске окончательно оформил политический портрет антибольшевистской всероссийской власти на Востоке России, принявший основные черты всех остальных «белых» правительств на других территориях страны — полное доминирование военных в политических вопросах, правоцентристская платформа, откровенный реакционизм в отношении земельного, национального и других вопросов.

После этих событий башкирские лидеры кардинально пересмотрели свою дальнейшую стратегию. Вместе с членами бывшего Комуча они попытались организовать вооруженное восстание против режима Колчака и отвоевать свою территорию у белых. Восстание планировалась начать в начале декабря в Оренбурге при поддержке расквартированных там башкирских частей. Однако заговорщиков раскрыли, и они были вынуждены ретироваться из города. Башкирские полки, по приказу Валидова, самовольно покинули свое месторасположение и отошли южнее Оренбурга в район села Ермолаево.

Белое командование было сильно обеспокоено этим саботажем, но сил для «усмирения» башкирских полков не имело, поскольку Красная армия энергично наступала по всем направлениям, приковав к себе все боеспособные войска. Формально башкирская дивизия по-прежнему входила в состав Юго-Западной (с конца декабря — Оренбургской отдельной) армии и выполняла боевые задачи, однако контроль за частями теперь во многом перешел в руки Валидова и его соратников.

Генерал Ишбулатов до середины декабря формально числился начальником Башдивизии, но затем покинул строевую службу и был переведен в Башкирское войсковое управление.

В январе 1919 года башкирские деятели приступили к реализации сложной военно-политической комбинации, главной целью которой было сохранение национальных частей и образование автономной республики. В первую очередь был полностью восстановлен контроль в войсках. На боевом участке между городами Стерлитамак и Оренбург были стянуты практически все вооруженные башкирские формирования, как регулярные, так и отряды военной милиции. Далее была восстановлена 2-я Башкирская дивизия, а затем и Башкирский корпус. От командования были отстранены ярко выраженные противники Башкирского правительства.

20 марта Совет народных комиссаров РСФСР подписал «Соглашение Центральной Советской власти с Башкирским правительством об Советской автономной Башкирии». Фото gasrb.ru

Переход на сторону Советов и судьба семьи генерала

Одновременно с решением военно-организационных вопросов башкирские политики начали переговорный процесс с представителями РСФСР в Уфе. К середине февраля 1919 года башкирским переговорщикам и представителям советской власти удалось найти понимание по основным вопросам. 18 февраля Башкирское правительство организовало переход вооруженных сил (корпус и отряды военной милиции) на сторону Красной армии. В этот же день представители Уфимского губревкома, Военно-революционного совета РСФСР и Наркомнаца РСФСР официально гарантировали признание башкирской автономии, организуемой на советской платформе и сохранение национальной армии в составе РККА.

20 марта Совет народных комиссаров РСФСР подписал «Соглашение Центральной Советской власти с Башкирским правительством об Советской автономной Башкирии». Документ предусматривал образование Башкирской республики и Отдельной башкирской армии.

Так, за 14 месяцев постоянной борьбы и поиска оптимальных вариантов башкирские лидеры выполнили основные задачи, поставленные III Всебашкирским курултаем. Национальные вооруженные формирования стали своего рода «тараном» в решении ключевых вопросов государственно-политической идентификации башкирского народа, как в лагере антибольшевистского лагеря, так и затем в рамках советской власти. Необходимо отметить, что образование Башкирской советской республики, основанное на военно-политическом союзе СНК РСФСР и Башкирского правительства, во многом скорректировало дальнейший вектор национально-государственной политики советского руководства. Большевистские вожди являлись убежденными унитаристами, но в итоге были вынуждены пойти по пути выстраивания реальной федерации, причем по национально-территориальному принципу.

После перехода на сторону Советской Республики Хаджи-Ахмет Ишбулатов не уехал домой, а остался в качестве военного советника Ахмет-Заки Валидова, который занял должность военного комиссара в Башвоенревкоме (аналог предыдущего Башправительства). Судя по отрывочным документальным сведениям, генерал выполнял различные организационные задачи, связанные с подготовкой красных башкирских частей. Генерал скончался от болезни в 1921 году в городе Стерлитамак в возрасте 70 лет.

Судьба членов семьи генерала сложилась по-разному. Вдова Хаджи-Ахмета (в ту пору ей было примерно 36 лет) повторно вышла замуж и впоследствии жила в Уфе.

Старший сын Саид-Гирей еще до Гражданской войны окончил два класса Оренбургской Неплюевской гимназии и, очевидно, готовился к карьере офицера. Однако события 1917 года и последовавшая за ними война поставила крест на этих замыслах. Во второй половине 30-х годов Саид-Гарей оказался на Моторном заводе (будущее УМПО) под Уфой. Оттуда его призвали рядовым в армию в 1942 году. Он хорошо себя проявил в Великой Отечественной войне в качестве специалиста по сооружению мостов, заслужив медали «За боевые заслуги» и «За оборону Кавказа», а также орден «Красная Звезда». Умер Саид-Гирей в 1983 году.

В 1967 году Рустем Ишбулатов был реабилитирован Военной коллегией Верховного суда СССР

Второй сын генерала — Рустем — пошел по стопам отца, решив сделать военную карьеру. Он поступил в военно-морское училище и окончил его в 1928 году. В 1937 году во время массовых чисток в армии и на флоте Рустема (тогда уже капитана третьего ранга, командира дивизиона подводных лодок Черноморского флота) обвинили в участии в «военно-фашистском заговоре» и «проведении подрывной работы в боевой подготовке подводных лодок». Военный трибунал приговорил младшего сына генерала к расстрелу, лишения воинского звания и конфискации имущества. В 1967 году Рустем Ишбулатов был реабилитирован Военной коллегией Верховного суда СССР.

Дочь генерала Миассар уехала в Москву, где окончила два курса мединститута, затем уехала в Крым. В 1926 году вернулась в БАССР, вышла замуж, родила троих детей. Умерла в 1964 году, не дождавшись реабилитации брата.

Подытоживая, необходимо отметить, что генерал Хаджи-Ахмет Ишбулатов сыграл заметную роль в становлении Башкирской республики. Своим статусом и безупречным авторитетом он способствовал легализации башкирских войск в антибольшевистской коалиции в сентябре 1918 года и, соответственно, укреплению основ будущей республики. Конечно, многое он не успел сделать по объективным причинам, но свою непродолжительную службу на благо башкирской автономии он исполнил честно и, безусловно, заслуживает достойного места среди других военных и государственных деятелей, стоявших у истоков Башкортостана.

Рустем Таймасов
ОбществоИстория Башкортостан
комментарии 19

комментарии

  • Анонимно 13 янв
    Генерал судя по всему горько сожалел, что изменил военной присяге и позволил авантюристам и предателям ликвидировать монархию в России.

    Кровавую цену заплатили и белые и красные за то, что пошли "революционным", а не эволюционным путем, и поддались посулам международных "демократов" и международных марксистов-террористов.

    Кстати, в абсолютном большинстве
    европейских стран монархия в виде королей и королев сохранена в том или ином виде - от Великобритании до Болгарии.

    А уж тюрки, тем более кочевники, всегда были монархистами.
    Как ини позволили себя обмануть всевозможным международным авантюристам-террористам?

    Ответить
    Анонимно 13 янв
    с чего вдруг татары или другие тюрки были монархистами? если в силу обстоятельств были вынуждены жить в россии и служить царю, еще не значит, что они разделяли монархические взгляды. у кочевников и их потомков несколько иной взгляд на политический строй. как и в целом у мусульман.
    Ответить
  • Анонимно 13 янв
    Генерал сначала предал царя и страну сделавшую его генералом а потом болтался на побегушках у националистов и просто элементарное отсутствие сил у большевиков в тот момент позволило генералу умереть в своей постели.Ну а раз таким людям ставят памятники то наверно действительно настала пора окончательно избавить страну от наследия большевиков для начала просто укрупнив регионы.Давно пора разминировать ту мину которую подложил под страну Ленин.Не надо ждать пока она бабахнет.
    Ответить
    Анонимно 13 янв
    И правильно сделал. Этот царь не заслуживал ничего хорошего.
    Ответить
    Анонимно 13 янв
    А что?
    Было бы интересно вернуться к временам Монгольской империи и Золотой Орды, когда никакого деления страны по национальному признаку не было.

    Были же в начале 20 века проекты организовать Соединённые Штаты России - по образу многонациональных США.
    Ответить
  • Анонимно 13 янв
    итог этой суматохи? Новая стратегия татарской ( башкирской) нации? Прошлые поколения исчезли в суете...
    Ответить
    Анонимно 13 янв
    Время упущенных возможностей....
    Ответить
    Анонимно 13 янв
    Итог - появление Башкирской и Татарской республик. Со всеми сопутствующими возможностями, хоть и ограниченными.
    Ответить
    Анонимно 13 янв
    Причем БАССР появился даже раньше. Большевики признали Башкирскую республику в 1919 г., а татарскую создали с нуля по декрету 1920 г.
    Ответить
  • Анонимно 13 янв
    Спасибо за статью
    Ответить
  • Анонимно 13 янв
    великий был человек
    Ответить
  • Анонимно 13 янв
    Одного не понимаю: почему ТАТАРСКИЙ генерал воевал за БАШКИРСКУЮ автономию??? Почему за ТАТАРСКУЮ автономию никто не воевал??? Почему башкиры отвоевали автономию, а татарам автономию подарили большевики??? Почему, черт побери???
    Ответить
    Анонимно 13 янв
    по шежере он из башкирского рода
    Ответить
    Анонимно 13 янв
    как миогут быть мангыты Чингизхана какими-то мифическими башкирами? Уфимские авторы пишут, что башкиры героически сражались против татар мангытов в течение 7 лет?
    Ответить
    Анонимно 13 янв
    скорей, это ты мифический аноним, не знающий даже матчасти, раз пишешь такой бред
    Ответить
    Анонимно 14 янв
    А как могут быть татарами чувашоудмуртомордвины?
    Ответить
    Анонимно 13 янв
    Ответ на Ваш вопрос можно найти на 259 странице воспоминаний Ахмет-Заки:
    Однажды мы вместе с генералом Ишбулатовым устроились в гостинице, предназначенной для офицеров армии Самарского правительства. И тут солдаты приволокли за ворот известного деятеля Казанского татарского театра Габдуллу Кариева: мол, насмехается над башкирскими воинами. Увидев меня в военной форме среди офицеров, Кариев обратился ко мне с весьма серьезным обвинением: "Ты создал войско и сделал ремеслом своим убийство людей. Объявил мобилизацию. Во имя Аллаха, откажись от этого дела, оставь его русским!
    Генерал Ишбулатов воспринял слова как оскорбление и ответил Кариеву: "...Тогда оказывается,..., ты пацифист! Казанские татары и чуваши веками жили под русскими и привыкли считать военные вопросы исключительно их делом. Поэтому большинство из вас против самостоятельного национального войска и идеи собственной автономии. Вы согласны брать на себя лишь дела религии и просвещения. Если бы вас взяли на военную службу, и вы там проповедовали эти свои иде, я вас тотчас же посадил бы в тюрьму".

    Ни о какой автономии казанцы (в первую очередь интеллигенция и буржуазия) в ту пору и слышать не хотели. Все хотели решить тихо-мирно, а Большевики потом всех заживо вспороли. А те кто имел хоть немного разума, присоединились к Валиди и отстаивали Башкортостан. Сейчас же многие татары, кто родился в Башкирии, даже стесняются назвать его своей Родиной, позорище. Эта автономия Татарии похоронилась где-то на уровне 1500-х гг. Остались только микроимперские амбиции, щедро питаемые федеральными деньгами, везде татары казанцам чудятся, лейбл XXI века.
    Ответить
    Анонимно 14 янв
    вообще ничего не доказывает эта ваша цитата
    Ответить
    Анонимно 14 янв
    Потому, что татарам автономия была не нужна им и так хорошо жилось под боком у русских. Татары и русские близнецы-братья.
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии