Новости раздела

Интервью Мустая Карима, «которого никогда не было»

В свет вышла книга о классике башкирской литературы. В Москве состоялась презентация

Интервью Мустая Карима, «которого никогда не было»

Недавно увидела свет книга на русском языке «Мустай. Интервью, которого никогда не было», посвященная выдающемуся башкирскому поэту Мустаю Кариму. Презентация сборника состоялась в Москве в рамках книжного фестиваля «Красная площадь». Уфимский обозреватель «Реального времени» Лейла Аралбаева побывала на торжестве и стала одной из первых, кто ознакомился с изданием, выпущенным к предстоящему столетию классика.

«Мустай Карим говорит за себя»

В эти дни мне посчастливилось взять в руки и начать читать удивительную книгу — «Мустай». Это еще один памятник выдающемуся писателю, поэту, драматургу, общественному деятелю Мустаю Кариму, почитаемому во всей России. Его произведения стали классикой и составляют золотой фонд многонациональной российской словесности.

И именно россиянам адресована эта книга, пронизанная солнечными лучами любви и уважения, созданная с большим профессионализмом и вкусом. Мустай Карим писал на башкирском языке, его произведения переводились на 35 языков мира, но подарочное издание «Мустай» подготовлено именно на русском языке. Книга увидела свет в издательстве «Инеш» при поддержке Фонда имени Мустая Карима в преддверии 100-летия народного поэта Башкортостана.

Идея создания книги принадлежит руководителю фонда, внуку поэта Тимербулату Каримову. Книга представляет огромный, трепетный труд составителей Алексея Фенина и Гульнары Белозеровой. Они собрали материал в необычном жанре — «Интервью, которого никогда не было».

— Мы говорили с Тимербулатом Олеговичем, что неплохо было бы сделать такую книгу, которая бы представляла самого Мустая Карима, и для тех, кто его хорошо знает, и для тех, кто его не знает вообще. Мы решили создать книгу-альбом, где сам Мустай Карим говорит за себя — рассказывает о своей жизни своими художественными произведениями. Книга выстроена по хронологии, поэтому здесь одновременно предстает и его судьба, и его творчество, — рассказал «Реальному времени» главный редактор издательства «Инеш» Алексей Фенин.

В избранных фрагментах предстает вся жизнь Мустая — неповторимая и удивительная, во всех ее красках, насыщенная событиями и встречами. Судьба писателя читается через фрагменты произведений «Притча о трех братьях», «Долгое-долгое детство», «Мгновения жизни», его дневников и воспоминаний, поэтической лирики.

Алексей Фенин (на фото — слева) и Гульнара Белозерова собрали материал в необычном жанре — «Интервью, которого никогда не было»

Философ, ищущий смысл бытия

Мустай Карим знаменит не только как яркое, глубокое и самобытное явление современной художественной литературы. Он был личностью, обладающей харизмой, исключительным даром общения с людьми, обаянием и мудростью.

Книга открывает нам Мустая как философа, умеющего в простых вещах найти глубинный смысл бытия, бытовую историю превратить в притчу. А потому каждая страница дарит меткие жизненные метафоры, западает в душу крылатыми словами Мустая.

Автор рассуждает о жизни и смерти в равных правах, о детстве и Башкирии, об искусстве и книге, о встречах с истинными творцами и вершителями судеб, о войне и природе фашизма. Сквозь откровения дневника проступают образы отца, Старшей и Младшей матери, любимой и единственной супруги Раузы, однокашников поэта, собратьев по перу — Сергея Михалкова, Александра Фадеева, Сергея Баруздина, Расула Гамзатова, Александра Твардовского, Константина Симонова, Чингиза Айтматова, Давида Кугультинова, Кайсына Кулиева, Алима Кешокова, Мусы Гали, Сайфи Кудаша.

Завершают книгу новогодние строфы поэта — как рождение и продолжение новой жизни, бег которой не в силах остановить даже Поэт.

Очень тщательно составителями отобрана лирика. «Отчий дом», «Эту песню мать мне пела», «Берега остаются», «У утеса» (к портрету Пушкина), «Тукаю», «Цветы на камне», «Мой конь», «Она была со мною рядом», «Европа — Азия», «Лишь камни плачут», «Я — россиянин», «Птиц выпускаю», посвящения сыну Ильгизу и дочери Альфие. Эти с детства знакомые строки стихотворений выстраиваются как светоносные маяки, вехи судьбы большой личности в контексте жизни всей страны, великих событий и потрясений бушующего ХХ века.

— Это уникальное издание, потому что через слова Мустая, его дневники, поэзию мы видим его сокровенные мысли. Книга сделана с большим уважением и с большой любовью к нашему деду Мустаю Кариму — писателю большого таланта, фронтовику, человеку богатой и сложной судьбы, независимых суждений, высокого гражданского чувства, — подчеркнул Тимербулат Каримов.

«Это уникальное издание, потому что через слова Мустая, его дневники, поэзию мы видим его сокровенные мысли», — говорит Тимербулат Каримов

В шорт-листе «Лучшие книги года»

Отмечу, что все стихи даны в переводе на русский язык, и здесь мы видим имена больших поэтов и настоящих мастеров перевода — Михаила Светлова, Елену Николаевскую, Ирину Снегову, Дима Даминева, Газима Шафикова, Михаила Дудина, Веронику Тушнову.

Перелистывая страницы, испытываешь эстетическое удовольствие. Основу составили уникальные фотографии из личного архива, есть снимки, опубликованные впервые. Просторы деревни Кляшево Чишминского района Башкортостана (родина классика, — прим. ред.), пейзажи родной республики, семья поэта, Мустай Карим на войне — с корреспондентами, в госпитале, в поездках по миру — в Австрии, Румынии, Болгарии, Вьетнаме, Камбодже, Франции, Японии, Чехословакии, ФРГ.

Фотографии демонстрируют память о Мустае Кариме, которая живет везде — в залитой солнцем московской улице, названной его именем, в многофигурной композиции уфимского памятника (автор — Андрей Ковальчук), в сценах из спектаклей «Не бросай огонь, Прометей!» и «В ночь лунного затмения», в одухотворенных лицах учениц Башкирской гимназии №158.

Презентация книги «Мустай. Интервью, которого никогда не было» состоялась на днях в Москве, в рамках Всероссийского книжного фестиваля «Красная площадь». Книга «Мустай. Интервью, которого никогда не было» была представлена на конкурс Ассоциации книгоиздателей России «Лучшие книги года-2017». По итогам конкурса она вошла в шорт-лист и стала дипломантом по номинации «Лучшее издание классической художественной литературы».

1/11
Лейла Аралбаева, фото предоставлены Фондом имени Мустая Карима
ОбществоКультура Башкортостан
комментарии 21

комментарии

  • Анонимно 08 июня
    Как можно заказать книгу?
    Ответить
    Анонимно 08 июня
    пока тираж ограничен.
    Ответить
    Анонимно 08 июня
    Пока? А где конкретнее можно узнать?
    Ответить
  • Анонимно 08 июня
    Если татарина из деревни Кляч упорно называют башкиром, то это уже ненормально.
    Ответить
  • Анонимно 08 июня
    Аралбаева респект Вам!
    Ответить
    Анонимно 08 июня
    на восьмую фотографию сама автор-красотка попала
    Ответить
  • Анонимно 08 июня
    Да, очень хотелось бы приобрести
    Ответить
  • Анонимно 08 июня
    Тимербулат Каримов до сих пор метит в главы Башкирии?
    Ответить
  • Анонимно 08 июня
    Почему башкирский писатель? Он татарин по национальности!
    Ответить
    Анонимно 08 июня
    Украинцы Гоголь и Короленко - русские писатели, евреи Бабель и Юзефович - русские писатели, татары Яхина и Идиатуллин - русские писатели. Все они писали и пишут на русском языке. И внесли вклад в русскую литературу. Мустай Карим писал на башкирском языке, родился в Башкортостане, потому он и башкирский писатель.
    Ответить
    Анонимно 08 июня
    Изначально дер. Кляшево, родная для поэта, была башкирской. И там жили башкиры. В 20 в. ее активно отатаривали.
    Ответить
  • Анонимно 08 июня
    Лейла Кадимовна умеет писать легко и увлекательно. Спасибо РВ за то, что не обходит вниманием такие важные для башкир, татар и русских такие темы.
    Ответить
  • Анонимно 08 июня
    Неважно, какой национальности Мустай Карим. Споры, башкир он или татарин, считаю бессмысленными. Он внес огромный вклад в мировую литературу. Это были три столпа советской поэзии и прозы - Мустай Карим, Расул Гамзатов и Чингиз Айтматов.
    Ответить
  • Анонимно 08 июня
    Лейла, большое спасибо за хорошую новость!
    Ответить
  • Анонимно 08 июня
    Спасибо всем за комментарии! Пока тираж книги всего 300 экземпляров, ее нет в открытом доступе, можно только получить в дар. Лейла.
    Ответить
  • Анонимно 08 июня
    Погода в москве солнечная, не то что у нас
    Ответить
  • Анонимно 08 июня
    Отстаете от жизни. Татарина Мустая Карима башкиры обратно вернули к татарам.
    Отказавшийся при жизни от своего татарства и называвший себя башкиром Мустай Карим, через восемь лет после своих похорон, не прошел «контрольную проверку» и был обратно «возвращен» татарам. Проверку, которая на деле оказалась вовсе не такой и сложной, проводил Зигат Султанов. Все что он сделал, это заглянул на родословную именитого писателя и на те, исторические документы, которые, оказывается лежали в архивах и просто «кричали» исследователям, что предков Мустафы Сафича никоим образом нельзя отнести к башкирам, так как они, согласно всем сохранившимся документам, являлись татарами. Татар часто обвиняют, что они пытаются «присвоить» себе различных, известных «башкир». Так вот, Мустая Карима, добровольно отказавшегося от своей национальности, от национальности своих предков, никто из татар «присваивать» не хотел и не собирался. Зигат Султанов, «вернувший» данного именитого «башкира» обратно татарам, является не татаром, а известным писателем из настоящих (не нуждающихся в проверках), усярганских башкир. Кстати, известен этот башкирский писатель своей уверенностью, что почти за три тысячи лет до нашей эры и на протяжении ряда поколений, трон Древнего Египта занимали башкирские фараоны, из его родного племени усярган. Ну, это как говориться, его сугубо личное, башкирское дело. Нам татарам на разных, многочисленных «башкирских» фараонах Древнего Египта, особо зацикливаться не стоит. Будучи «настоящими башкирами», к татарам они уж точно никакого отношения не имеют. Мы это вполне осознаем, признаем и на «башкирских» (и не башкирских тоже) фараонов Древнего Египта не претендуем. Но все же, хочется сказать Зигату Султанову и отдельное спасибо. Это за нашего Маджита Гафури. Наконец то, хоть один башкир обратил внимание и признал, что Маджит Гафури, и в жизни, и в своих произведениях, всегда считал себя татаром и ни разу, ни слова не написал о башкирах или на башкирском языке. Напоследок, еще раз хочу напомнить, что данный материал был подготовлен, опираясь на мнение башкирского писателя-историка Зигата Султанова, которое он изложил в своей статье: «Халыҡ шағирының шәжәрәһенән», опубликованной 3-05-2013, на башкирском языке, на его частном сайте.
    Ответить
    Анонимно 09 июня
    Видать, вы плохо изучали как жизнь Мажита Гафури, так и его творчество. В произведениях он много пишет о башкирах, они его основные герои. Вспомните хотя бы "Черноликие", "Бедняки" и другие. Сам поэт происходит из Табынского рода башкир. Если б вы были в его деревне Зилим-Каран, не пороли б такую чепуху. И его в отличие от коллег-татар власти БАССР всячески поддерживали и отправляли в хорошие поездки, в т.ч. в Москву, по другим странам.
    Ответить
  • Анонимно 08 июня
    Вот что пишет Султанов
    «Халыҡ шағирының шәжәрәһенән», опубликованной 3-05-2013, на башкирском языке, на его частном сайте, по адресу: http://зигатсултанов.рф/articles/1908-haly1185-sha1171iryny1187-sh1241zh1241r12411211en1241n.html : «Башҡортостан Республикаһының Шишмә районы Келәш ауылында дәүләтебеҙ тарафынан халыҡ шағиры Мостай Кәримдең егерме гектар майҙанды биләйәсәк йорт-музейын төҙөргә ҡарар ҡылынғас, шул тиклем дә һоҡланып буғай, уны А.С. Пушкин, М.Ю. Лермонтовтарҙыҡына тиңләүселәр ҙә булды, бирһен Хоҙай! Шундайын да изге урынға, моғайын, төрлө яҡтан мосафирҙар, туристар ҙа ағылыр һәм, әлбиттә, уларҙың төрлө һорауҙарына (шул иҫәптән нәҫел-нәсәбенә, шәжәрәһенә ҡағылышлы) ғилми яҡтан теүәллекле аңлатма бирергә кәрәгер. Мәҫәлән, тыуған ауылының халҡы саф татар милләтенән, ә һеҙ уны башҡорт тип әйтәһегеҙ — әллә ата-бабалары ситтән күсеп килгәнме, ҡасан, тип төпсөнөүҙәре бик ихтимал (шундайҙар бит әлеге көнгәсә хатта Келәштә лә бар). Был иһә арҙаҡлыбыҙ хаҡында төплө ғилми биографияның булмауына бәйле. Дөрөҫ, мәрхүм шағир үҙе бер саҡ күпте белергә тырышыусан ауылдашына “Ағиҙел” журналында яуаплап, Ғайса Хөсәйенев минең ошо Келәштәге ғәзиз бабаларымдың ”башҡорт типтәре” икәнлеген архивтан юллап бирҙе, тигәнерәк мәғәнәлә яҙғайны ла ул, ләкин ғилми яҡтан нигеҙләмәне, кәрәктә һанамағандыр, сөнки ҡара эфиоп тоҡомло Пушкин да, шотланд тоҡомло Лермонтов та нәҡ урыҫтың бөйөк шағирҙары бит. Үҙебеҙҙең төбәктә лә оҡшаш хәлдәр булғылай: билдәле архив эшмәкәре Дамир Ҡускилдин шул уҡ “Ағиҙел”дә мәҡәлә яҙып, Татарстан Республикаһының халыҡ шағиры Роберт Миңнуллиндың бер юлы атаһы һәм әсәһе яғынан да һигеҙ быуын бабалары аҫаба башҡорт икәнлеген танытҡайны, ләкин ундағы һуңғы быуын уҙаманыбыҙ үҙен татар милләтле таныйҙаһа! Йәнә килеп мәсьәләнең икенсе яғы ла бар. Әйтәйек, халыҡ шағиры Мәжит Ғафури ғүмере буйына тормошта ла, шиғырҙарында ла үҙен татар һанаған (“Русиялы бер төрөктөр асыл затым,/Ғәбделмәжид ибне татар мәшһүратым”. – Ҡарағыҙ: Мәжит Ғафури. Әҫәрҙәр дүрт томда. I том, Өфө — 1978; 66,88,93,114,213,266,280-се биттәр), тәғәйен башҡортҡа бағышлап бер юл шиғыр ҙа яҙмаған, әммә күркәм баш ҡалабыҙҙағы йорт-музейында ла, башҡа урындарҙа ла ул, сығышына (1911 йылда күсереп алынған боронғо шәжәрәгә) таянып, башҡорт тип йөрөтөлә. Тикшеренеүселәргә архивтарҙан ҡысҡырып ятҡан Мостай Кәрим шәжәрәһе иһә уның бабаларын “башҡорт типтәре” тип билдәләргә һискенә лә юл ҡуймай, сөнки улар, тарихи документтарҙан асыҡ күренеүенсә, татар милләтле типтәрҙәр (типтәр ҡатламына теркәлеүсе татарҙар). 1833 йылдың 26 апрелендә Ырымбур граждан гөбөрнәтере Н.В. Жуковскийға Келәш ауылынан атҡарылмаш коллектив хат буйынса, 1737 йылдың 15 майында Өфө өйәҙе Себешле (Чебишинский) ылыҫы (волосы) аҫаба башҡорттары бертөркөм татарҙарға (улар иһә документҡа ҡул ҡуйыусылар тарафынан “предки наши” тип атала) ер һатҡан, килешеү ҡағыҙына йәмәғәт исеменән “татарин Клящ Тулебахтин” ҡул ҡуйған (шунан килә Келәш ауылының исеме). Шул бертөркөм (“коренной”) татарҙарҙың туранан-тура тоҡомдарының ҡайһыберҙәренең исемдәре улар ҡул ҡуйған әлеге документта ике тапҡыр теркәлгән: Ҡудаш Бикташев (халыҡ шағиры СәйфиҠудаштың бабаһы), Абдулкәрим Шәрипов (Мостай Кәримдең бабаһы), Сөбхан Сабаев, Абдулғәлләм Абдулваһапов (И-1, оп. 1, д. 1239. л. 1, БР ДәүләтҮҙәк тарих архивы). Инде ошо Келәш ауылы татар типтәрҙәренең “ревизские сказки”ҙарына ла таянып, халыҡ шағирының шәжәрәһен барлайыҡ: И-138, д. 626, л. 1454 оборот. 1850 йылдың 8 сентябре, типтәрҙәр. 4. Абдулкәрим Шәрипов үткән ревизияла 69 йәштә булған, 1839 й. вафат. Абдулкәримдең улдары: 2. Мөхәмәҙей 13 йәштә булған, хәҙер 29 йәштә. Мөхәмәҙейҙең улдары: 1. Мөхәмәтсафа яңы тыуған булған, хәҙер 10 йәштә. Д. 728, л. 842. 1859 йылдың 15 авгусы, типтәрҙәр. 4.5. Мөхәмәҙей Абдулкәримовтың улдары: Мөхәмәтсафа 10 йәштә булған, хәҙер 19 йәштә. Тимәк, халыҡ шағирына бәйле быуындар бауы: 1. Шәрип (?) 2. Абдулкәрим (1781 —.1839) 3. Мөхәмәҙей (1821) 4. Мөхәмәтсафа (1840) 5. Мостафа (Мостай Кәрим 1919 – 2005). Халыҡ шағиры үҙенең милләте тураһында Ғайса Хөсәйеновтың “юллап биреүе”нә тиклем белмәгән, тип уйлаһаҡ, мәрәкә булыр ине. Ул замандарҙа ВКП(б) һәм КГБ алдында һис кем дә ялған мәғлүмәт бирергә баҙнат итмәгәнлеген иҫтә тотоп, партия өлкә комитетына 1946 йылда тапшырылған 33 (утыҙ өс) яҙыусы исемлегенә мөрәжәғәт ҡылайыҡ: Список членов и кандидатов ССП Башкирии 1. Кудашев С.Ф. – середняк, татарин, 1894 г.р. чл. ВКП(б), сред. образование. ……….. 22. Каримов М.С. – крест.середняк, татарин, 1919 г.р., чл. ВЛКСМ, высш. обр. (ЦГАОО РБ, ф. 122, оп. 26, д. 450, л. 17). Бының менән, ихтимал, ҡайһы бер рыяларҙы төҙәткәнмендер. Һөргәнемдә ярҙыртһам, минекен дә ямарҙар.
    Ответить
  • Анонимно 08 июня
    Мостай Кәрим башкортмы, татармы?
    Чишмә районының Келәш авылында халык шагыйре Мостай Кәримнең йорт-музеен төзергә карар ителгәч, шул тиклем дә сокланып бугай, аны А. С. Пушкин, М. Ю. Лермонтовларныкына тиңләүчеләр дә булды. Бирсен Ходай!
    Шундый да изге урынга, мөгаен, төрле яктан мосафирлар, туристлар да агылыр һәм, әлбәттә, аларның сорауларына (шул исәптән нәсел-нәсәбенә, шәҗәрәсенә кагылышлы) гыйльми яктан төгәл аңлатма бирергә кирәгер. Мәсәлән, туган авылының халкы саф татар милләтеннән, ә сез аны башкорт дип әйтәсез — әллә ата-бабалары читтән күчеп килгәнме, кайчан, дип төпченүләре бик ихтимал (шундыйлар бит әлеге көнгәчә хәтта Келәштә дә бар). Бу исә күренекле шагыйребез хакында төпле гыйльми биографиянең булмавына бәйле. Дөрес, мәрхүм шагыйрь үзе берчак “Агыйдел” журналында, Гайса Хөсәенов минем Келәштәге газиз бабаларымның ”башкорт типтәре” икәнлеген архивтан юллап бирде, дигәнрәк мәгънәдә язган иде дә ул, ләкин гыйльми яктан нигезләмәде, кирәк тә санамагандыр, чөнки кара эфиоп токымлы Пушкин да, шотланд токымлы Лермонтов та нәкъ урысның бөек шагыйрьләре бит.
    Үзебезнең төбәктә дә охшаш хәлләр булгалый: билгеле архив эшлеклесе Дамир Кускилдин шул ук “Агыйдел”дә, Татарстан Республикасының халык шагыйре Роберт Миңнуллинның әтисе һәм әнисе ягыннан сигез буын бабалары асаба башкорт икәнлеген таныткан иде, ләкин ул үзен татар милләтле таный ласа! Янә килеп мәсьәләнең икенче ягы да бар. Әйтик, халык шагыйре Мәжит Гафури гомере буена тормышта да, шигырьләрендә дә үзен татар санаган (“Русияле бер төректер асыл затым, /Гәбделмәҗид ибне татар мәшһүр атым”. (Мәжит Гафури. Әсәрләр, дүрт томда. I том, Уфа — 1978; 66, 88, 93, 114, 213, 266, 280 битләр), тәгаен башкортка багышлап бер юл шигырь дә язмаган, әммә башкалабыздагы йорт-музеенда да, башка урыннарда да ул, чыгышына (1911 елда күчереп алынган борынгы шәҗәрәгә) таянып, башкорт дип йөртелә. Тикшеренүчеләргә архивлардан кычкырып яткан Мостай Кәрим шәҗәрәсе исә аның бабаларын “башкорт типтәре” дип билгеләргә һич кенә дә юл куймый, чөнки алар, тарихи документлардан ачык күренүенчә, татар милләтле типтәрләр (типтәр катламына теркәлгән татарлар).
    1833 елның 26 апрелендә Ырынбур губернаторы Н. В. Жуковскийга Келәш авылыннан җибәрелгән коллектив хат буенча, 1737 елның 15 маенда Уфа өязе Чебешле (Чебишинский) волосте асаба башкортлары бер төркем татарларга (алар исә документка кул куючылар тарафыннан “предки наши” дип атала) җир саткан, килешү кәгазенә җәмәгать исеменнән “татарин Клящ Тулебахтин” кул куйган (Келәш авылының исеме шуннан килә). Шул бер төркем (“коренной”) татарларның турыдан-туры токымнарының кайсы берләренең исемнәре алар кул куйган әлеге документта ике тапкыр теркәлгән: Кудаш Бикташев (халык шагыйре Сәйфи Кудашның бабасы), Абдулкәрим Шәрипов (Мостай Кәримнең бабасы), Сөбхан Сабаев, Абдулгәлләм Абдулваһапов (И-1, оп. 1, д. 1239. л. 1-2, БР Дәүләт Үзәк тарих архивы).
    Инде шушы Келәш авылы татар типтәрләренең “ревизские сказки”ларына да таянып, халык шагыйренең шәҗәрәсен барлыйк:
    И-138, д. 626, л. 1454 оборот. 1850 елның 8 сентябре, типтәрләр.
    4. Абдулкәрим Шәрипов үткән ревизиядә 69 яшьтә булган, 1839 елда вафат.
    Абдулкәримнең уллары:
    2. Мөхәммәди 13 яшьтә булган, хәзер 29 яшьтә.
    Мөхәмәдинең уллары:
    1. Мөхәммәтсафа яңа туган булган, хәзер 10 яшьтә.
    Д. 728, л. 842. 1859 елның 15 августы, типтәрләр.
    4.5. Мөхәммәди Абдулкәримовның уллары:
    Мөхәммәтсафа 10 яшьтә булган, хәзер 19 яшьтә.
    Димәк, халык шагыйренә бәйле буыннар тезмәсе:
    1. Шәрип (?)
    2. Абдулкәрим (1781 – 1839)
    3. Мөхәммәди (1821)
    4. Мөхәммәтсафа (1840)
    5. Мостафа (Мостай Кәрим 1919 – 2005).
    Халык шагыйре Гайса Хөсәеновның “юллап бирүе”нә тиклем үзенең милләте турында белмәгән, дип уйласак, мәзәк булыр иде. Ул заманнарда ВКП(б) һәм КГБ алдында һичкем ялган мәгълүмат бирергә базнат итмәгәнлеген истә тотып, партия өлкә комитетына 1946 елда тапшырылган 33 (утыз өч) язучы исемлегенә күз салыйк.
    Список членов и кандидатов ССП Башкирии:
    1. Кудашев С.Ф. – середняк, татарин, 1894 г.р. чл. ВКП(б), сред. образование.
    22. Каримов М.С. — крест. середняк, татарин, 1919 г.р., чл. ВЛКСМ, высш. обр. (ЦГАОО РБ, ф. 122, оп. 26, д. 450, л. 17).ә
    Ответить
    Анонимно 09 июня
    Копипаста, ничего не доказывающая. Татарами до сих пор башкир записывают. Тут весь Мензелинский и Актанышский район вмиг отатарился.
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии