Новости

09:41 МСК
Все новости

Антон Розенберг: «Сотрудники «ВКонтакте» шокированы и возмущены поведением Дурова»

Герой скандала, претендующего на звание главного корпоративного конфликта в IT-отрасли, оказался родом из известной татарской семьи

Антон Розенберг: «Сотрудники «ВКонтакте» шокированы и возмущены поведением Дурова» Фото: tech.uazmi.com

На минувшей неделе Антон Розенберг, называющий себя бывшим техническим директором «ВКонтакте» и бывшим директором особых направлений в Telegram, взорвал информационную бомбу, опубликовав историю своих взаимоотношений с братьями Павлом и Николаем Дуровыми. По словам Розенберга, его незаконно уволили из-за конфликта с Николаем, который был влюблен в его жену, а теперь требуют с него 100 миллионов рублей за разглашение конфиденциальной информации. Заметим, что позиция Антона Розенберга не осталась без ответа: Павел Дуров назвал эту историю «шизофазией», а гендиректор ООО «Телеграф» (бывший работодатель Розенберга) опубликовал пост-опровержение со ссылками на ряд документов. «Реальное время» связалось с господином Розенбергом и побеседовало с ним о хитросплетениях сложившегося конфликта, обвинениях Павла Дурова в его адрес, а также о том, чем, предположительно, может закончиться судебное разбирательство с ООО «Телеграф».

Поддержка бывших коллег, расставание с работой мечты и загадочная блокировка на Medium

— Антон, что было вашим основным мотивом для написания текста «Кот Дурова…»? Возможно, благодаря огласке вы рассчитывали вернуться на работу или, как бы это ни прозвучало, отомстить?

— Я написал эту статью, чтобы восстановить справедливость и свое доброе имя, рассказать правду друзьям и пресечь слухи у себя за спиной. И еще, чтобы обезопасить себя — потому что Павел Дуров угрожал мне, помимо имеющегося иска на 100 миллионов рублей, уголовным преследованием. Я предполагал, что дело может быть сделано закрытым (как в итоге и вышло), и опасался, что там, например, могут появиться документы, которые я не подписывал.

— То есть желание восстановить справедливость не было разбавлено другими мотивами? Мое предположение о возможном желании восстановиться в должности или мести в корне неверное?

— Почему? Мне нравилась эта работа, меня незаконно уволили — естественно, я не считал это справедливым. И требование признать увольнение незаконным и восстановить меня на работе — главное требование в моем иске.

— Хочу попросить вас рассказать о том, как отразилась эта ситуация на вашей повседневной жизни, на работе и на отношениях с друзьями и бывшими коллегами (под «этой ситуацией» имеется в виду все, последовавшее после публикации вашего текста «Кот Дурова...»)?

— После публикации мне написали очень много людей: друзей, бывших коллег и тех, с кем я не был знаком. Писали со всего света, выражали поддержку, предлагали помощь, приглашали в гости и звали на работу, просили дать консультации.

— Антон, касательно удаления вашего поста с «Медиума» — склонны ли вы предполагать, что за этим каким-либо образом может стоять сторона, с которой вы сейчас находитесь в конфликте? И не выбрали ли вы альтернативную площадку для того, чтобы опубликовать первый текст заново?

— Вряд ли Medium сам решил заблокировать мою статью, тем более что она на русском языке. Больше того, я два дня назад убрал оттуда все, что вызывало их претензии, и с тех пор поддержка перестала мне отвечать. В настоящий момент текст доступен здесь — я не имею отношения к созданию этого сайта, кто-то сделал это самостоятельно.

«Николай Дуров (на фото) преследовал мою жену. Я решил донести эту информацию до Павла Дурова, чтобы он, по крайней мере, объяснил Николаю, что пора успокоиться». Фото fb.ru

Обвинения в шизофазии, «золотой парашют» и «преследования» Николая Дурова

— Как вы отнеслись к обвинению Павла Дурова в том, что вы якобы «страдаете психическими заболеваниями»? Плюс не так давно появилась информация о том, что Павел Дуров разбил телефон блогера, который просто хотел с ним сфотографироваться. Вы верите в эту историю? Это «в стиле» Павла Дурова — делать такие резкие заявления и совершать подобные поступки?

— Я думаю, что это была эмоциональная реакция. Правда, с тех пор прошла уже неделя. Возможно, Павел не успел тогда прочитать мою статью и сразу начал все опровергать, рассчитывая, что на этом вопросы прекратятся.

Про разбитый телефон я прочитал пару недель назад. Насколько я знаю, Павел потом выложил фотографию с отметкой из Германии, так что большинство не поверило, что он был в России. Могу только сказать, что 17 марта вечером я встречался с ним в Санкт-Петербурге, а инцидент с телефоном произошел в ночь на 18 марта, спустя несколько часов. Я знаю другие похожие примеры заявлений, были и другие истории.

— Антон, хотелось бы уточнить, действительно ли вам предлагали миллионный (3 млн рублей) «золотой парашют», но вы отказались от него? Плюс в ответном письме Александр Степанов пишет, что имел место шантаж с вашей стороны (30 миллионов или разглашение). Вы на полном серьезе выдвигали это требование или это просто троллинг?

— Про то, что мне якобы предлагали «парашют», подробно написано здесь, так что это очередной пример манипуляции фактами. Про обвинения в шантаже — опять же это манипуляция фактами, никакого шантажа не было, я у них ничего такого не требовал. Все мои требования заявлены в иске в суде. А это было мое предложение о мировом соглашении, хотя и написанное под влиянием эмоций, признаю.

Друзья из «ВКонтакте» говорили, что про меня распространяются лживые слухи, десять человек молча удалили меня из друзей, Николай Дуров преследовал мою жену. Я решил донести эту информацию до Павла Дурова, чтобы он, по крайней мере, объяснил Николаю, что пора успокоиться. Но не писать же ему напрямую. Я не рассчитывал, разумеется, что мне что-то заплатят. И уж точно никогда ничем не угрожал. Вы можете сами прочитать документ целиком. А вот иск на 100 миллионов от ООО «Телеграф» по-прежнему находится в суде — и это как раз называется «требовать».

— В ответном письме Александра Степанова в ваш адрес прозвучало много нелестных слов. Хотелось бы попросить вас прокомментировать некоторую их часть. К примеру, следующий отрывок: «Участие в единственной международной олимпиаде по математике, которой бравирует Розенберг и на которой он занял примерно 80-е место, не давала ему квалификацию в профессиональном программировании, которым он в течение последних 10 лет активно не занимался». Имеет ли это высказывание что-то общее с реальностью?

— Вы знаете, сам Александр Степанов, насколько мне известно, не был не только на международных олимпиадах, но и на всероссийских. Как и Павел Дуров. Поэтому я и предполагаю, что такой текст мог родиться только в голове у Николая Дурова. Это очень хороший пример манипуляции фактами в попытке представить белое черным.

На международную олимпиаду один раз в год едет сборная России в составе шести человек, отобранная по результатам двух всероссийских олимпиад. И я на ней получил серебряную медаль. Как можно пытаться вот так нивелировать этот результат? В 239-й школе в Санкт-Петербурге на мраморной стене золотыми буквами выбивают имена победителей. И, я уверен, все они, как и все вообще участники математических олимпиад, были бы крайне удивлены вот такой попыткой «очернить» серебряную медаль международной олимпиады.

«Страшный сон» «ВКонтакте», плохая характеристика и мировое соглашение

— Александр Степанов также пишет, что якобы во «ВКонтакте» вас вспоминают, «как страшный сон». Распространяется и негативная характеристика от бывшего работодателя. Не могли бы вы прояснить, чем может быть обосновано заявление про «страшный сон» и является ли характеристика подлинной?

— Это точно такие же попытки манипуляции фактами и откровенной лжи. Павел Дуров у себя на стене приводит ссылку на текст Степанова, но нигде не упоминает, что в 2014-м году я был техническим директором «ВКонтакте». Он пытается стравить меня с «ВКонтакте», чтобы отвлечь внимание от себя. Однако сам «ВКонтакте» сразу заявил, что «это не их война». Мне написали множество сотрудников оттуда со словами поддержки, они шокированы и возмущены поведением Дурова и благодарят за то, что наконец нашелся кто-то смелый, кто не побоялся выступить открыто.

«Дуров давал мне исключительно положительную характеристику, позвал на работу в «Телеграм», был рад, что я присоединился к проекту и всегда был доволен моей работой. Только все это он сейчас внезапно забыл и пытается очернить. А заодно требует в суде 100 миллионов рублей». Фото therunet.com

Что касается «характеристики», могу сказать лишь одно. В 2014-м году я был техническим директором «ВКонтакте», а Андрей Рогозов — начальником отдела разработки. Мы оба подчинялись напрямую Павлу Дурову. Меня не интересует, откуда эта бумага взялась, поскольку Андрей Рогозов в принципе не имел права написать такой текст. И еще раз отмечу, что у меня к «ВКонтакте» нет и не было никаких претензий, я ушел оттуда по собственному желанию вслед за Павлом Дуровым. И сам он давал мне исключительно положительную характеристику, позвал на работу в «Телеграм», был рад, что я присоединился к проекту и всегда был доволен моей работой. Только все это он сейчас внезапно забыл и пытается очернить. А заодно требует в суде 100 миллионов рублей — иск по-прежнему в суде, вы сами можете проверить это по карточке дела.

— К слову, об иске ООО «Телеграф»: стало ли точно известно, о разглашении какой именно тайны идет речь?

— Текст иска вы можете изучить сами или попросить прокомментировать юриста. Я свое мнение уже изложил очень подробно в статье. Кроме «указания недостоверной информации» о месте работы на странице в «Фейсбуке» я ничего внятного там не увидел. Собственно, именно поэтому мне пришлось доказывать связь между «Телеграфом» и «Телеграмом». Хотя о ней писали все СМИ еще в ноябре 2014 года. Вы также можете попросить ответить на этот вопрос Александра Степанова, ведь это он подписывал иск, а не я. Я бы сам с удовольствием задал ряд вопросов, но представители ООО «Телеграф» на суд не явились.

— Все-таки подписывали ли вы договор о неразглашении? (Александр Степанов выложил соответствующие документы с вашей подписью.)

— Я никогда не отказывался от того, что подписывал те или иные бумаги. (В тексте «Кот Дурова...» автор пишет: «Положения о конфиденциальности ООО «Телеграф» во время моей работы не существовало в природе, то и я, разумеется, ознакомлен с ним не был, и никаких расписок тем более не давал», — прим. ред.) Но какое они имеют отношение к иску? Это просто еще один пример манипуляции фактами и размахивания непонятными большинству юридическими бумажками. Почему тогда они не пришли в суд?

На суды ООО «Телеграф» принес некий документ под названием «Положение о конфиденциальности ООО „Телеграф“» на 20 страницах, в котором перечислено все, что нельзя рассказывать. Согласно закону ФЗ-98, я должен был этот документ прочитать и написать несколько расписок об ознакомлении с ним при приеме на работу. Но я этого документа никогда не видел до судов, и расписок не давал. Та бумага под названием «соглашение о конфиденциальности», которой машет Александр Степанов, не является такой распиской, и в ней, естественно, нет упоминаний «Положения о конфиденциальности ООО „Телеграф“. Но даже если бы вдруг была такая расписка, я по-прежнему не разгласил ничего даже из написанного в этом „Положении“, мой юрист специально его внимательно прочитал. То есть все это лишь еще один пример манипуляции фактами: показать бумагу с громким названием и кричать, что я обманщик. Но в суд Павел Дуров не пришел, и там ничего этого не сказал.

— Рассматриваете ли вы возможность мирового соглашения? Как бы вы хотели, чтобы завершилась эта история?

— Первое и единственное предложение о мировом соглашении поступило от ООО «Телеграф» в ночь со среды на четверг, а на следующий день с самого утра Степанов и Дуров начали поливать меня грязью. И, видимо, почему-то считать, что я должен был той же ночью поговорить с юристом и дать ответ, хотя до очередных судов еще много времени. Предложение — это всего лишь предложение, которое можно рассматривать, там не предусмотрено каких-то сроков, в течение которых надо дать ответ.

Мой юрист ведет много дел в судах, так что впервые после судов мы с ним встретились только сегодня. Я, разумеется, буду рад завершить дело мировым соглашением, но пока по их предложению есть ряд вопросов, я продолжаю работать по этому поводу с юристом. Прежде всего, меня интересуют вопросы ущерба моей деловой репутации (я уже говорил, что Павел Дуров продолжает поливать меня грязью и пытается испортить репутацию, манипулируя фактами). Кроме того, в предлагаемом варианте мирового соглашения не говорится о признании увольнения незаконным. Хотя и признается нанесенный мне моральный вред в полном объеме. Я хочу, чтобы они официально признали свою неправоту.

«Я, разумеется, буду рад завершить дело мировым соглашением, но пока по их предложению есть ряд вопросов, я продолжаю работать по этому поводу с юристом. Прежде всего, меня интересуют вопросы ущерба моей деловой репутации». Фото facebook.com

Дом в Альдермыше, пьесы Габдулхая Вахитова в Петербурге и знание татарского языка

— Антон, расскажите, пожалуйста, о ваших корнях и семье — вы ведь наполовину татарин?

— Мой дедушка, Шакур Вахитов, младший брат Габдулхая Вахитова. Он был очень талантливым математиком, из-за тифа пропустил год в школе и до университета был призван в армию, в 1940 году. Провел всю войну на Дальнем Востоке, воевал с японцами, в 1946 году вернулся в Казань. Окончил университет и хотел поступать в аспирантуру.

К сожалению, до приказа о зачислении его второй раз призвали на воинскую службу и отправили служить в Ленинград. Здесь он служил и работал больше 50 лет, занимаясь математикой в 24 ЦНИИ МО РФ, в звании капитана I ранга. Большинство его научных работ закрытые, поэтому в энциклопедии о нем сказано мало.

Его брат, Хай Вахит, к сожалению, рано ушел из жизни, еще до моего рождения, но я немного помню прабабушку, его маму. Их дом до сих пор находится в Альдермыше.

— Каким помнит ваша семья брата вашего дедушки — Габдулхая Вахитова? Передается ли история его жизни внутри семьи, младшим поколениям?

— Дедушка, конечно же, всегда рассказывал о своем брате. Мы были на его пьесах, которые ставились во время гастролей в Петербурге.

— Слышали ли вы татарский, знаете ли этот язык?

— Татарский язык я, конечно же, слышал в детстве, бабушка с дедушкой говорили между собой на нем. Мама и тетя его знают, но сам я, к сожалению, знаю лишь отдельные слова.

— Вы часто бываете в Казани? И вас случайно не приглашали работать в Иннополис?

— В Казани больше бывал в детстве, но у нас там очень много родственников, так что все время собираемся приехать. А в Иннополис пока не приглашали.

Лина Саримова
Технологии Медиа
комментарии 18

комментарии

  • Анонимно 26 сент
    Ценный кадр.
    Ответить
  • Анонимно 26 сент
    Если прав,то надо идти до конца.
    Ответить
  • Анонимно 26 сент
    И чего не живется спокойно, денег наверное полно, слава. Нет надо еще оскандалиться
    Ответить
  • Анонимно 26 сент
    Это все пиар
    Ответить
  • Анонимно 26 сент
    а слабо теперь дать вторую сторону - интервью с Дуровым? :)
    Ответить
    Анонимно 26 сент
    Запросы отправили
    Ответить
  • Анонимно 26 сент
    а Мулланур Вахитов - тоже из этой семьи?
    Ответить
    Анонимно 26 сент
    похож
    Ответить
    Анонимно 26 сент
    100 миллионов! Тоже что ли на кого-нибудь подать на 100 миллионов иск, раз так можно
    Ответить
  • Анонимно 26 сент
    Дуров - веганист, а поведение какое-то непредсказуемое.
    Ответить
    Анонимно 26 сент
    Разве веганы нормальные люди?
    Ответить
  • Анонимно 26 сент
    Акыллы татар малае икэн...
    Ответить
  • Анонимно 26 сент
    Розенберг - татарин? Ну-ну... Несколько месяцев с января на работе его никто не видел, он занимался абы чем, с его же слов, а тут всплыл, и стал известен.
    Ответить
    Анонимно 26 сент
    А как работа связана с корнями-то?)
    Ответить
  • Анонимно 26 сент
    Все гении немного странноватые
    Ответить
  • Анонимно 26 сент
    Удачи ему.
    Ответить
  • Анонимно 26 сент
    Надо пригласить его в Иннополис.
    Ответить
  • Анонимно 02 окт
    Почему, работая у Дуровых столько лет и днем и ночью, он получал такую маленькую зарплату? Ведь Дуров хвалится, что не гребет все под себя, а его сотрудники, якобы получают очень большой доход. А тут получается, что программисты трудятся, как рабы на плантациях, жирует только верхушка. А потом еще и оскорбляют и и выгоняют в толчки после стольких лет работы.
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Рекомендуем