Новости

16:58 МСК
Все новости

«Если в конституции не будет четкого указания на суверенитет республики, мы отправим вас в рай»

Интервью с одним из авторов основного закона Татарстана Борисом Железновым

«Если в конституции не будет четкого указания на суверенитет республики, мы отправим вас в рай» Фото: Тимур Рахматуллин

Четверть века назад, 6 ноября 1992 года, Татарстан первым среди регионов России принял «постсоветскую» конституцию. О перипетиях работы над этим документом, «национальном» давлении на его авторов и реакции Москвы на его появление в интервью «Реальному времени» рассказал один из авторов основного закона — профессор кафедры конституционного и административного права КФУ Борис Железнов.

Объединить нельзя ассоциировать

— Борис Леонидович, вы один из авторов Конституции Татарстана…

— Да, я написал главу о национально-государственном устройстве Республики Татарстан. Теперь ее в том виде не существует, она называется «Об административно-территориальном устройстве Республики Татарстан». В той главе были статьи о нашем суверенитете, которые потом «вылетели». Кроме того, я написал закон о президенте Республики Татарстан — вместе с Шаймиевым, в его присутствии. Этот закон позже целиком вошел в конституцию отдельной главой.

— К этому мы еще вернемся, а пока, если позволите, такой вопрос — почему для составления статей основного закона обратились именно к вам? И кто к вам обратился?

— В 1990 году Верховный совет Татарской республики образовал Конституционную комиссию в составе 39 человек во главе с Шаймиевым (тогда он был председателем Верховного совета). В эту комиссию вошли политики, депутаты и пять преподавателей юрфака нашего университета, в том числе я. Это произошло после принятия Декларации о государственном суверенитете Татарстана 30 августа 1990 года. В ней, собственно, и говорилось о необходимости приступить к подготовке конституции (на основе декларации).

Я, кстати, был и одним из авторов декларации. Как это было? В 1990 году большая группа политиков и ученых набросала ее первый текст. Этот проект мы опубликовали в газете «Советская Татария», и затем он был внесен на рассмотрение сессии Верховного совета. И огромная часть депутатов сочла его слишком «просоюзным». Была образована редакционная комиссия, которая должна была учесть многие замечания депутатов, занимавших, так сказать, более националистические позиции. Текст сразу же начали править, и фактически он был дезавуирован.

— Какие, к примеру, статьи были пересмотрены?

— Не могу вам сейчас точно сказать. Никто этих деталей и не припомнит. Помню, что убрали положение о том, что мы находимся в составе РСФСР. В комиссии, в которую вошел и я, были разногласия, однако большинством голосов был принят текст декларации в том виде, в котором его все знают. Там указывалось, что мы суверенное государство, что наши законы обладают верховенством на территории Татарстана, а Россия почти не упоминалась. То есть был принят жесткий вариант.

Возвращаясь к нашей теме — члены Конституционной комиссии были разбиты на рабочие группы, распределенные «по главам» будущего документа. В группе, которой руководил я, были пять-шесть человек и среди них оказались депутаты, которые жестко выступали за суверенный статус республики. Вопросы решались демократическим голосованием, у нас были споры.

Мы разработали проект Конституции (это уже 1992 год) и вынесли его на рассмотрение сессии. Поднялась большая буча. Наш проект стали резко критиковать, особенно Байрамова, Сафиуллин и другие. Снова создали редакционную комиссию, парламент заседал несколько дней, и к 6 ноября, последнему дню работы сессии, почти все вопросы были согласованы

Кто-то даже написал мне такую анонимку: «Господин Железнов, если в нашей конституции не будет четкого указания на суверенитет республики, мы отправим вас в рай». Когда увидел эту записку на своем столе на кафедре, сразу пошел к Шаймиеву. Говорю ему: «Минтимер Шарипович, я даже не татарин. Угроза серьезная». А он отвечает: «Да я такие угрозы каждый день получаю». Я ему: «Но у меня нет милицейского поста около моего дома. Короче, я ухожу из Конституционной комиссии». В этот момент зашел Лихачев (Василий Лихачев — в 1990-1991 гг. председатель Комитета конституционного надзора РТ, позднее вице-президент РТ, председатель Госсовета РТ, ныне — член ЦИК РФ, — прим. ред.). Шаймиев говорит ему: «Железнов больше не хочет работать в Конституционной комиссии». А тот в ответ: «Отдайте его мне». Но все равно меня таскали на заседания комиссии. Мы разработали проект конституции (это уже 1992 год) и вынесли его на рассмотрение сессии. Поднялась большая буча. Наш проект стали резко критиковать, особенно Байрамова, Сафиуллин и другие. Снова создали редакционную комиссию, парламент заседал несколько дней, и к 6 ноября, последнему дню работы сессии, почти все вопросы были согласованы. В первоначальном тексте «Российская Федерация» упоминалась только два раза и в родительном падеже.

— Формулировка референдума марта 1992 года в этом проекте была?

— Да, была. Но не в 123-й статье как сейчас. В 61-й статье было указано, что Татарская республика — демократическое государство, объединенное (вот здесь собака зарыта) с Российской Федерацией Конституцией России, Конституцией Татарстана и Договором о разграничении полномочий.

Часть депутатов категорически возражала против слова «объединенное». Многие националисты в Верховном совете были в принципе против «объединения», они считали, что мы уже вышли из России. Они не хотели даже указывать на какую-либо связь с Российской Федерацией. Причем, если помните, текст критиковала и пророссийская часть парламента, уже со своих позиций. В общем, накануне последнего заседания Шаймиев собрал пятерых ученых из состава комиссии. И спросил меня как государствоведа: «Я слышал, что есть такое понятие, как ассоциированное членство». Я ответил, что да, есть, например, Пуэрто-Рико — ассоциированный член США, у них тесные связи, в американском Конгрессе присутствуют два представителя Пуэрто-Рико с правом совещательного голоса.

И вот наступило 6 ноября. Все основные главы конституции приняты, но опять поднимается буча вокруг 61-й статьи. Многие другие статьи вытекали из нее — например, что наши ребята служат в армии Российской Федерации только по договоренности с Татарстаном, что республика определяет, где им служить; что все содержимое недр нашей земли принадлежат Татарстану; и так далее. Надо было решать, кто мы.

Уже было 5 часов вечера, все устали, вокруг здания бушует море из людей в зеленых повязках. Тогда Шаймиев вышел на трибуну и предложил записать не «объединенное», а «ассоциированное государство». Это произвело эффект: каждый понял это слово в меру своих знаний. Большая часть депутатов ведь не были юристами, они восприняли слово «ассоциированная» как противовес «объединенному», то есть как будто мы не входим в РФ.

В общем, Шаймиев выступил и тут же предложил поставить эту формулировку на голосование. И буквально все проголосовали за. А в подвале для нас уже были накрыты столы. Проголосовали — и пошли водку пить. Все были довольны.

Когда рухнул Советский Союз, все автономные республики продолжали оставаться субъектами РФ, а мы оказались в подвешенном состоянии. Надо было решать вопрос — кто мы?

— С того момента прошло 25 лет. Скажите, как вы оцениваете этот документ сейчас?

— Конечно, Конституция Татарстана служила неким образцом. Башкиры основательно отталкивались от нее. Меня приглашали в Башкортостан, я проводил экспертизу их проекта. Представители Республики Саха, Тувы приезжали к нам, знакомились с нашими законами. Декларацию, насколько я помню, мы приняли четвертыми, а вот в конституционном строительстве были, так сказать, флагманом.

— Вы сказали, что писали закон о президенте в его присутствии. Какие были пожелания со стороны Минтимера Шариповича?

— Никаких. Я с ним советовался, когда писал, но мы все делали с чистого листа. Я не брал никаких источников и аналогий. Как мы представляли этот статус — так и писал. Два дня у него в кабинете.

— Но какой-то вектор он задавал?

— Вектор был задан декларацией и всем ходом событий.

Правовая коллизия

— А как отреагировала на принятие конституции Москва?

— Это большой разговор. Напомню, Ельцин был здесь 8 августа 1990 года, до принятия нашей декларации. Тогда в битком набитом зале УНИКСа он сказал ту самую фразу: «Берите столько суверенитета, сколько сможете проглотить». Потом он вышел, мы его окружили, и он опять это повторил. Так вот, когда он выступал в УНИКСе, я отправил ему записку, предложив изменить статус автономной республики и обсудить эту проблему. Тогда я писал докторскую диссертацию на эту тему.

Он назначил мне встречу 1 сентября в 9 часов 15 минут в Белом доме. Я приехал, мы поговорили. Борис Николаевич тогда заявил: «Я уверен, что республика всегда будет с Россией. И разговоры о выходе республики будут сняты». Вернувшись в Казань, я доложил Шаймиеву о нашем разговоре. Но когда мы приняли декларацию, Ельцин помалкивал. Потому что для него это была конкуренция с Горбачевым. 26 апреля 1990 года Верховный совет СССР принял закон, в котором автономные республики, наряду с союзными, были названы субъектами союзной федерации.

— Это означало приравнивание?

— Нет. Приравняли на словах, автономии оставались субъектами второго сорта. Но Горбачев — в том числе этим — рассчитывал, что автономные республики поддержат его в борьбе с Ельциным. Но Союз рухнул. И все автономные республики, кроме нашей, в своих декларациях записали, что они входят в состав РСФСР. У нас же отмечалось, что мы суверенная республика, что на нашей территории действуют те законы РСФСР, которые не противоречат нашему законодательству. Это было практически объявление суверенного государства. То есть, когда рухнул Советский Союз, все автономные республики продолжали оставаться субъектами РФ, а мы оказались в подвешенном состоянии. Надо было решать вопрос — кто мы?

Мы еще в декларации предусмотрели заключение договора с Россией на равных. И мы начали переговоры о нашем статусе. По указу Шаймиева была создана комиссия (я в ней тоже состоял), которую направили в Москву. Возглавил ее Лихачев. Ельцин своим указом образовал свою комиссию во главе с государственным секретарем РФ Геннадием Бурбулисом.

123-я статья нашей Конституции говорит, что ее первая статья (о статусе республики) может быть изменена только референдумом. А российский закон о референдуме 2002 года категорически запрещает субъектам выносить на референдум вопрос их статуса. Круг замкнулся

И в августе 1991 года, за несколько дней до ГКЧП, мы встретились в здании Белого дома. Вышли навстречу друг другу, тепло поздоровались, поскольку многие были хорошо знакомы. В их комиссию входил министр юстиции Николай Федоров, мой бывший студент. Он вообще нарушил этикет: увидев меня, бросился, поднял, стал кружить. Тут заходит председатель Совета министров: «Вы что делаете?!».

А потом сели и начали ругаться. Ругались долго, по-настоящему, целых два дня. Приняли протокол: решать все проблемы политическим путем и уважать стремление сторон к повышению своего статуса. Это известный документ от 14 августа 1991 года, он стал основой дальнейших переговоров, результаты которых учитывались при подготовке нашей конституции. Наши делегации встречались потом еще несколько раз (я к тому моменту ушел из комиссии).

В конце концов была выработана общая договоренность, в соответствии с которой мы в своей конституции сочинили вот такую связь с Российской Федерацией. А Россия у себя это не учла. И в соответствующей статье Конституции РФ мы были обозначены просто как входящие в состав федерации, наряду с другими республиками и областями. Получилось так, что их статья не соответствовала нашей. И такое противоречие есть и сегодня: «там» мы просто в составе, а здесь у себя сохранили первую статью: мы суверенное государство, мы связаны договором. Да, в российской конституции тоже есть упоминание о субъектах-государствах, точнее о «республиках (государствах)». Но слово «суверенное» оттуда вылетело. А в договоре от 1991 года значилось, что мы «республика (суверенное государство)». То есть у нас сохраняется это положение (за исключением полномочий, переданных Российской Федерации).

И у нас сегодня проблема. В первой статье нашей Конституции говорится, что мы суверенное государство, объединенное с Российской Федерацией конституциями и договором. А договора нет. Что делать?

123-я статья нашей Конституции говорит, что ее первая статья (о статусе республики) может быть изменена только референдумом. А российский закон о референдуме 2002 года категорически запрещает субъектам выносить на референдум вопрос их статуса. Круг замкнулся.

— Какой выход предложили бы вы сами?

— Я пока не вижу прямого выхода. Необходимо какое-то политическое решение. Наше руководство этот вопрос сейчас не поднимает. Я был на мероприятии, на котором отмечалось 25-летие конституции, и я так понимаю, никто не знает, что с этим делать. Они подняли шум по поводу татарского языка, а насчет этого как будто договорились. Но — никуда не денешься, статья-то есть, и вопрос так или иначе надо будет решать.

Моя единственная идея передать дело на рассмотрение Конституционного суда РФ. Или в наш Конституционный суд. Пусть они ломают голову. Так что мы опять на распутье.

Рустем Шакиров, Тимур Рахматуллин, фото Тимура Рахматуллина
Справка

Борис Железнов профессор кафедры конституционного и административного права КФУ, академик РАН, Российской академии гуманитарных и социальных наук и Российской академии юридических наук. Доктор юридических наук. Один из авторов Конституции Татарстана. В свободное время пишет стихи.

ОбществоВластьИстория
комментарии 43

комментарии

  • Анонимно 06 нояб
    И тогда были сложные времена и сейчас опять тоже самое.
    Ответить
  • Анонимно 06 нояб
    Умнейший профессор КГУ и даже не заслуженный юрист РФ
    Ответить
  • Анонимно 06 нояб
    Вот так вот русский работал фактически на развал страны. Сочиняя филькины грамоты. А теперь пожинаем плоды из-за юридических противоречий и нового бурления.
    Ответить
    Анонимно 06 нояб
    Какие интересные времена были. Как прежние руководители в прямом смысле этого слова бились за республику. Молодцы. Да были люди в наше время...
    Ответить
    Анонимно 07 нояб
    посмотреть бы на вас в то время: без жратвы и денег.
    Ответить
    Анонимно 06 нояб
    Русский справедливый и умный ученый работал на всю республику, за все народы в нем, а не за Москву разносортную!
    Ответить
    Анонимно 07 нояб
    Он как бы не русский, чего в общем то не скрывает. И сама по себе национальность в данном случае значения не имеет
    Ответить
    Анонимно 15 нояб
    ТЕБЯ БЫ устраивал лучше вариант Милошевича! Он тоже думал..., а получилось - и его нет и его страны. Прошли времена народов рабов, народов колонистов.. Уймитесь наконец и начинайте работать! Дождетесь тогда китайцев, они научат работать.
    Ответить
  • Анонимно 06 нояб
    Быстрее бы привели все в порядок, тогда нам - родителям детей инвалидов вернутся льготы, а то госсовет рт отменил их. Мы как серые вороны в россии.
    Ответить
  • Анонимно 06 нояб
    Статья очень интересная и познавательная.
    Спасибо интервьюируемому и интервьюеру.

    Вспомнил 1992 год - инфляция сотни и тысячи процентов, деньги обесцениваются, работы нет, надо кормить малолетних детей, а нечем...

    Сколько в 1990-е годы погибло людей по всей России - миллионы...

    Надо отдать должное всем "фигурантам" того страшного времени - Ельцин применил против России "шоковую терапию", а в Татарстане Шаймиев использовал "мягкое вхождение в рынок".

    В Ивановской, Владимирской, Тамбовской и других областях пенсионеры, учительницы, врачи и другие бюджетники падали в голодные обмороки вместе со своими учениками и пациентами - по нескольку месяцев задерживали пенсии и зарплаты.

    А в Татарстане бюджетники регулярно получали пусть и маленькие, но позволяющие выжить деньги.

    В Татарстане - благодаря совершенно другому отношению руководства Республики к населению - простые люди гораздо безболезненнее пережили тектонические экономические и политические потрясения, чем в целом по Российской Федерации.

    Сердечное спасибо за это М.Ш.Шаймиеву и другим руководителям.

    Ну а уж кто как воспользовался "суверенитетом" - это другой вопрос.

    Как видно из фотографий рабочее место интервьюируемого, академика множества академий, доктора наук это простой стол напротив стола коллеги в комнате за железными решётками.

    И в тоже время многие доктора наук имеют громадные коттеджи-дворцы по несколько сотен, а то и тысяч квадратных метров с прислугой и огромными садами.

    Капитализм, однако...
    Ответить
    Анонимно 06 нояб
    Не только татарстанские бюджетники выжили в те времена. Нас федеральных бюджетников в те смутные времена Москва кинула. Про нам вообще забыли, финансирование из Москвы полностью прекратилось. Помогли нам республиканские власти, взяли нас на республиканский бюджет и лет 6 нас финансировали. И ещё некоторое время нас поддерживали, даже после того как федеральный центр в лице Минюста России про нас в помнил и начал перечислять деньги.
    Ответить
    Анонимно 14 нояб
    Татарстан мог себе позволить "мягкое вхождение". У него была нефть.
    Ответить
  • Анонимно 06 нояб
    08.07.
    Вы не справедливо оскорбляете Б. Железнова. Развалили страну Ельцин, Шушкевич, Кравчук, которые (двое последних) вначале высказались за выход Белоруссии и Украины из состава СССР, кстати, вопреки всенародного референдума, который более 80% проголосовала за сохранение страны. Эта троица должны была быть арестована и придана суду. Но Горбачёв не решился. А почему Ельцин после этого выразил желание об суверенитете России, то есть тоже выхода из СССР? Об этом Кравчук сам заявлял как-то: только из-за того, что в новом Союзе снизилась бы тогда славянская доминанта. То есть, мотив был чисто националистический, я бы даже выразился - шовинистический со стороны ЕБН.
    И сейчас ФЦ придерживается этой политики - политики шовинизма. При этом на судьбу самого русского народа ФЦ глубоко начхать. Это видно из состояния качества жизни русских на протяжении 25 лет. Там иные мотивы и, к сожалению, далеко не гуманистические.
    Габдель Юссон.
    Ответить
    Анонимно 06 нояб
    А почему каждый раз Габдельчик забываешь про Узбекскую, Казахскую, Туркменскую, Таджикскую и Туркменскую ССР. Вот они-то и побежали впереди всех, не стали вновь дожидаться московских следователей и прокуроров.
    Ответить
    Анонимно 06 нояб
    Азиатские республики не побежали. Держались за союз до последнего, пока Россия их не кинула при замене рублей.
    Ответить
    Анонимно 06 нояб
    А кто сейчас дружит и поддерживает Россию? Казахстан, Таджикистан, Туркменистан, Азербайджан. Из не мусульманских республик только Белоруссия осталась да Армения.
    Ответить
    Анонимно 06 нояб
    Скоро и Батька в ЕС сбежит.
    Ответить
    Анонимно 07 нояб
    останутся одни подхалимы из Армении.
    Ответить
    Монахов-Гусев 17 нояб
    Вы правы Проблему пытаются решать выборочно.Не решив основную ,восстановить Россию как правоприемницу РСФСР СССР вернув государство образующему народу -русскому государственность как и всем нацобразованиям получивших государственность.с 1990гг
    Ответить
  • Анонимно 06 нояб
    "Развалили страну Ельцин,Шушкевич, Кравчук".
    Вы ошибаетесь. эти трое джентельменов только юридически оформили то, что единого государства (СССР) больше не существует. Настоящими же виновниками развала Советского Союза были члены ГКЧП. Именно эти горе-патриоты помешали подписать новый союзный договор, где был уравнен статус всех республик (союзных и автономных).
    При проведении же всесоюзного референдума предполагалось, что Советский Союз буде реформирован и будет подписан новый союзный договор. Попытка государственного переворота в Москве показала всем республикам и народам СССР, что ЦЕНТР против обновления СССР, против нового союзного договора. В результате практически сразу после неудавшегося путча все союзные республики начали стремительно разбегаться.
    Ответить
    Анонимно 06 нояб
    Россию развалили комуняки, отрабатывая деньги кайзера выданные им на ликвидацию самого российского государства.
    Поскольку завалить разом такую огромную страну невозможно, то тАвАрищи порвали единую Россию на анклавы и стали растаскивать её себе на кормушки.
    Ответить
  • Анонимно 06 нояб
    Я слежу за нашими главными интернет газетами по освещению языкового кризиса (согласитесь, что это уже не просто проблема) и хочу сказать РВ спасибо. Спасибо за такт, за позицию, за форму освещения, не провоцирующую нагнетание, а именно исследование. Чего, с глубоким сожалением нельзя сказать про БО - только ленивый не заметил, какая истерия нагнетается ими с их формами несения информации. Очень жаль.
    Профессор Железнов абсолютно прав - только наверху могут решить этот кризис. Почему не решают? Видимо хотят обесточить республиканские кланы. Но это уже другая история. И нагнетать национальную истерию конечно же не правильно.
    Ответить
    Анонимно 15 нояб
    БО стремительно желтеет( Вероятно, и не без штатных тролей в числе комментаторов...
    Ответить
  • Анонимно 06 нояб
    90 лет ему, а в каком здравом уме
    Ответить
  • Анонимно 06 нояб
    09.54. Уважаемый. С Вами можно согласится. Но проблема в чём? Вот Вы говорить "обесточить" республиканские кланы. У нас есть конечно же и кланы. Однако по своей противоправности, недобросовестности и неадекватности в сравнении с ФЦ, который 100% криминальный, наши кланы "ангелы во плоти".
    Обесточивать могут, согласен. Но согласитесь, абсурд. Когда одна банда разоружает, допустим, другую в пользу государства, причём сами так же и остаются бандой. Оксюморон. Кто от этого выиграет? Народ? Навряд ли: старо придание, да верится с трудом. Обесточивать, по Вашему выражению, они могут только в свою пользу. Только и всего. Этому даже слова есть: рэкет, накат, рэйдерство.
    С уважением, Габдель Юссон.
    Ответить
    Анонимно 06 нояб
    Ну вот, Вы же сами это озвучили - всё не для людей
    Ответить
  • Анонимно 06 нояб
    История, как известно, не имеет сослагательного наклонения, но. если бы все вернуть, Вы бы, Борис Леонидович как поступили?
    Ответить
  • Анонимно 06 нояб
    Благодаря Ельцины и Шаймиеву РСФСР не разрушился!! А Высокоуважаемый профессор Железнов просто выполнял юридическую работу!!! Спасибо Вам Борис Леонидович за преподавательскую деятельность, за то, что учили нас!!! Не могу забыть Ваши слова о том, что Татарстану нужно брать больше полномочий!!!
    Ответить
  • Анонимно 06 нояб
    Любят у нас критиковать и возмущаться. На что свою жизненную силу тратите?
    Каждый живет как умеет. И жизнь складывается исходя из общего фона
    Ответить
  • Анонимно 06 нояб
    Спасибо Г.Юссон за адекватные комментарии. Спокойнее становится в душе.
    Ответить
    Анонимно 06 нояб
    Вот такие юристы сляпали сами не зная ничего толком и хотят, чтоб мы подчинились этому мракобесию взбесившихся сепаратистов. Следуя букве закона в правовом государстве, надо было провести референдум с обозначенными вопросами т.е.ходатайствовать о внесении изменений в Постановление от 20 мая 1920 года подписанное В.И. Лениным."Об образовании Татарской и Башкирской автономий, которое действует и сейчас в неизменном виде. Следовательно все вопросы связанные с автонмией и замене её на суверенную территорию, решается через принцип верховенства законов или через Верховный Совет Российского государства или международное признание другими государствами, как Абхазию, Осетию и собственно Татарстан. Другие процедуры не признаются и не надо морочить голову ни татарам ни русским. Есть ещё вопросы наполнения автономии и суверенной территории.У суверенной территории должна быть в собственности земля в каких-то границах. Что имеет Татарстан в собственности? Поглядите хотя бы статотчёт.Там обозначено, что в собственности республики Татарстан аж о,28 млн.га, в собственности России-1,34 млн. татарстанской земли,у граждан и предприятий 1, 76 млн. га.; сельхозземли 3, 4 млн.га. Всего в Татарской автономии 6,4 млн. га.. а в суверенном Татарстане-0, 28 млн.га. Вот и посмотрите, как выглядит суверинитет Татарстана со стороны. Объявив о суверинитете аморфного субъекта от кого, от собственников земельных участков без их согласия-это незаконно по праву.
    Ответить
    Анонимно 06 нояб
    Прежде, чем писать глупый комментарий, вы бы свой русский подтянули.
    Ответить
    Анонимно 06 нояб
    он не юрист, он простой исполнитель определённой роли и он рад этом, как раз Кравчук, Шухевич и Ельцин. Он просто исполнитель!
    Ответить
    Анонимно 07 нояб
    Габдель Юссон молодец! Татар кардаш!
    Ответить
  • Манфред Мансуров 06 нояб
    Тогда более двудушного типажа чем Лихачёв не было...
    Ответить
  • Анонимно 06 нояб
    Академик РАН!? РАН уже = АНТ? Замечательно...
    Ответить
    Анонимно 06 нояб
    На сайте КФУ - именно РАН.
    На сайте РАН - нет такого академика.
    На сайте АН РТ - нет такого академика.
    Ответить
    Анонимно 06 нояб
    Не может быть - надо ещё раз перепроверить.
    Ответить
  • Анонимно 06 нояб
    Первую редакцию конституции отправляли самолетом в Швейцарию крупнейшему специалисту по федерализму Крису Дике для экспертизы. Потом он приехал в Казань и писал экспертное заключение. Идея была хорошая. Реализация - как говорил Черномырдин: Хотели как лучше, получилось как всегда.
    Ответить
  • Владимир38 07 нояб
    Примирение нужно начинать с равноправия (пропорционального представительства) всех наций при формировании всех органов власти: где большинство, там управлять должен представитель этого большинства...
    Ответить
  • Анонимно 07 нояб
    Мы еще в декларации предусмотрели заключение договора с Россией на равных.
    Источник : https://realnoevremya.ru/society/authorities/80563-kak-25-let-nazad-prinimalas-konstituciya-tatarstana
    Это при том, что экономика Татарстана без России не могла существовать. Это подтвердили американские эксперты, приглашенные Шаймиевым для оценки возможности превращения РТ в новый Кувейт.
    Ответить
  • Damir Nabi 13 нояб
    метрополия сделала шаг назад, а потом в 2009 -м отобрал то что как бы "дали" все, а потом еще и еще...

    Зорькин и Медведев о суверенитете (показали даже эпизод их встречи в ТВ)
    17 апреля 2009
    "Вместе с тем, сказал он, вызывает удивление и на фоне некоторых сегодняшних явлений за окном, которые происходят, я имею в виду некоторое обострение в сфере экономики и так далее, конечно, сохранение в конституциях некоторых республик понятия «суверенитет», которое имеет в международном языке и в практике совершенно однозначный смысл. "
    Ответить
  • Анонимно 13 нояб
    Великий человек ! Патриот России, настоящий !
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии