Новости

08:10 МСК
Все новости

Импорт станков никто не запрещает: 70 процентов закупается за рубежом

Татарстан предпринимает очередную попытку найти иностранного партнера для станкостроительного СП

Импорт станков никто не запрещает: 70 процентов закупается за рубежом Фото: Максим Платонов

После введения с 1 января этого года прямого запрета для российского ОПК на покупку зарубежных станков с ЧПУ при наличии отечественных аналогов Татарстан вновь заговорил о своей заинтересованности в открытии совместного инвестиционного проекта в области станкостроения. Следуя здоровому расчету вовремя «заскочить» в открывающуюся фазу «станочного бума», президент РТ Рустам Минниханов на очередном заседании татарстанского Координационного совета предприятий машиностроения призвал «иностранных партнеров» к размещению высокотехнологичных производств в республике. Правда, с кем ведутся переговоры и кто может стать другом Татарстана в «цифровизации» промышленности, так и осталось за кулисами. Подробности в материале «Реального времени».

Увидеть символы «Индустрии 4.0»

Уроки управленческого реформаторства в ОПК, стартовавшие в Казани с «рогозинской» научно-практической конференции «Повышение производительности труда в ОПК за счет современных методов управления производством», вчера были переведены в практическую плоскость с «наглядными пособиями». Для боссов татарстанской «оборонки» развернулась международная специализированная выставка «Машиностроение. Металлообработка. Казань», где была представлена широкая экспозиция современных станков и инструментального оборудования, призванных повысить экономическую эффективность производства.

Именно сюда вчера и переместился десант российского ОПК, в котором выделялся директор департамента промышленности обычных вооружений, боеприпасов и спецхимии Минпромторга РФ Дмитрий Капранов. Рядом с ним находились руководители подведомственных ему татарстанских предприятий — «Казанского порохового завода» Александр Лившиц, «Казанского завода точного машиностроения» Артур Хисамеев. Впервые приехал замгендиректора ОАО «Туполев» Николай Савицких. Пожалуй, единственным, кого он встретил с искренней радостью, стал глава АО «Казанский Гипронииавиапром» Борис Тихомиров. Как известно, его фирма разделила подряды на модернизацию Казанского авиазавода им. Горбунова наряду с строительной компанией «Камгэсэнергострой». Без преувеличения можно сказать, что «генералитет» татарстанской оборонки был снова в полном составе. Отступая от темы, заметим, что мало кто из этих людей соглашался на блиц-интервью для прессы. Похоже, табу на выступления в СМИ остается «психологической особенностью» «оборонки».

«Цифровая экономика — это не дань моде, это требование жизни!» — считает Рустам Минниханов

На выставку «Машиностроение. Металлообработка. Казань» приехали и известные производители станочного оборудования из Германии. Их интересы представлял генеральный директор агентства экономического развития федеральной земли Тюрингия Андреас Край. Наряду с ним экспонировалось совместное с японской фирмой Takisawa предприятие «Ковровский электромеханический завод», входящее в структуру «Ростеха».

Нацеленные на скорую продажу техники ОПК участники верно угадали тренд на цифровизацию промышленности и всячески «выпячивали» цифровые возможности обрабатывающих центров. «Цифровая экономика — это не дань моде, это требование жизни! — сказал на открытии 7-го координационного совета предприятий машиностроения Рустам Минниханов. — Или мы в рынке и конкурентны, или мы отстаем». По его словам, уже сейчас надо задуматься, кто будет эту экономику двигать: «Где мы будем готовить людей? Как она будет работать? Никто об этом ничего не сказал. Этих людей нет, их единицы в стране. Эту компетенцию нужно создать и транслировать». Правда, позже президент РТ заметил, что рабочая сила для промышленности «в цифре» вовсю куется в ресурсных центрах, которых уже 25, а скоро прибавится еще шесть.

Много говорим о цифровой промышленности

Машиностроительный комплекс нуждается в новом производственном оборудовании, заявил президент Татарстана во время встречи с директорским корпусом ОПК. Правда, эти слова, скорее всего, были адресованы зарубежным гостям, приглашенным не только на выставочную экспозицию, но и на деловые переговоры. Вместе с гендиректором агентства экономического развития Тюрингии в Казань приехал и глава фирмы «Шюлькен Форм». «Машиностроительный комплекс модернизируется, открываются новые предприятия, и они должны быть современными! Много говорим о цифровой промышленности, но это требует активной работы», — призвал Минниханов. Для убедительности глава республики назвал экономические показатели региона. «Свыше 20% в общем объеме промышленного производства приходится на машиностроение. За 10 месяцев объем отгруженной продукции составил порядка 400 млрд рублей при индексе промышленного производства 107,7%», — сообщил он.

В заключение он произнес главное, ради чего был созван этот форум. «Республика испытывает потребность в современных станочных инструментальных продуктах и заинтересована в привлечении наших иностранных партнеров и высокотехнологичных компаний для размещения их производств у нас в республике», — ясно дал понять Минниханов. Возможно, что и официального предложения осталось ждать недолго.

Как сообщил Георгий Самодуров, с января 2017 года для ОПК запрещен ввоз импортной техники, если есть отечественный аналог. Фото prav.tatarstan.ru

Напомним, что предпринимается уже не первая попытка открыть в республике совместное предприятие по сборке станков. Как писало «Реальное время», недавно велись переговоры с китайской национальной станкостроительной корпорацией CNMTC. Причем татарстанская сторона тогда была готова идти на всяческие уступки, памятуя о провале переговоров с европейским лидером станкостроения Niles-Simmons-Hegenscheidt. Чем закончились переговоры с китайцами, неизвестно. В настоящее время в России работает шесть станкостроительных СП. «Счастливый билет» вытянула и соседняя с Татарстаном Ульяновская область — немецкая компания DMG Mori открыла отверточную сборку токарных и фрезерных станков в ОЭЗ «Заволжье» с объемом инвестиций 70 млн евро, а с нынешнего года эта компания стала официально считаться российским производителем.

Уйти влево

Позже зарубежные партнеры убедились, что их зовут не напрасно. Момент для вхождения на российский рынок достаточно благоприятный. С этого года правительство РФ ограничило ввоз зарубежных станков, которые до сих пор импортировались преимущественно предприятиями ОПК. Как сообщил президент российской ассоциации «Станкоинструмент» Георгий Самодуров, с января 2017 года для ОПК запрещен ввоз импортной техники, если есть отечественный аналог. Обойти эти ограничения сложно: при коллегии Военно-промышленной комиссии работает группа, которая проводит тщательный анализ предстоящих закупок и дает или не дает «добро» предприятию-заявителю.

Глава ассоциации «Станкоинструмент» напомнил также, что сейчас дорабатывается стратегия развития станкопрома, которая предполагает снижение импортозависимости за счет стимулирования спроса. Ключевым механизмом развития в стратегии является господдержка в виде льготных займов Фонда развития промышленности.

Сейчас дорабатывается стратегия развития станкопрома, которая предполагает снижение импортозависимости за счет стимулирования спроса

Позже Самодуров рассказал «Реальному времени» о том, как действуют ограничительные меры для ОПК, которые стимулируют приход зарубежных инвесторов. «Ограничивающие меры абсолютно не запрещают поставку импортного оборудования в Россию. Импорт как был разрешен, так и остается. Просто предзаказ импортного оборудования должен проходить процедуру проверки на предмет — есть ли аналог. Для этого в ручном режиме собираем за круглым столом заказчиков, изготовителей, поднимаем чертежи и вместе рассматриваем технические характеристики. Если есть российский аналог, то настаиваем на покупке внутри страны, если нет — разрешаем импортировать. Комиссия очень избирательно подходит к каждой закупке», — рассказал он.

По словам главы ассоциации «Станкоинструмент», несколько лет назад станки импортировались почти на 90%. «Когда мы начинали, было 6—7% российских аналогов от поступающих заявок, а сегодня их 32—35%. Каждый третий станок покупается внутри страны. «Импорт никто не запрещает: 70% по-прежнему закупается извне», — еще подчеркнул он. По его оценке, объем импорта станков до начала санкций составлял $1,3 млрд, или 10—11 тысяч единиц техники, а теперь упал до $900 млн, или 8—9 тысяч единиц.

Основной ресурс поддержки инвестиций в отечественное станкостроение — Фонд развития промышленности. По словам Самодурова, в прошлом году 10 предприятий в стране получили поддержку на 3,7 млрд рублей. «В этом году будет больше и по сумме, и по количеству», — пообещал он.

1/38
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
Луиза Игнатьева, фото Максима Платонова
ПромышленностьОПК
комментарии 5

комментарии

  • Анонимно 08 дек
    Были бы у меня деньги, вложился бы в отечественное производство
    Ответить
  • Анонимно 08 дек
    на 2 фотке это пульверизаторы?
    Ответить
    Анонимно 08 дек
    Похоже
    Ответить
  • Анонимно 08 дек
    Раз импорт хорошо идет, почему государство производство не поддержит?
    Ответить
    Анонимно 08 дек
    Найдут спонсора
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии