Все новости

«Ходили разговоры о покупке «ТНГ-Групп», но мы сохранили независимость»

Интервью «Реальному времени» главы второй геологоразведочной компании в России

«Ходили разговоры о покупке «ТНГ-Групп», но мы сохранили независимость»

Вторая по объему выручки в России нефтесервисная компания «ТНГ-Групп» не стремится входить в альянсы и пока не заинтересована в слияниях или поглощениях, предпочитая самостоятельное развитие. О том, почему «ТНГ-Групп» осталась верна себе, как вошла в газовые проекты «Газпрома» и «НОВАТЭКа» и по какой причине китайская нефтегазовая компания CNPC помогает ей в морской сейсморазведке Арктики, в интервью корреспонденту «Реальному времени» рассказал генеральный директор компании Ян Шарипов.

Первые после «Росгеологии»

— После падения мировых цен на нефть многие нефтяные компании урезали бюджеты на геологоразведку. «Черная коса» сильно прошлась по российскому нефтесервису?

— Прозвучит парадоксально, но общемировая тенденция по сворачиванию геологоразведочных работ (ГРР) обошла стороной Россию. Причин тому несколько. Во-первых, в течение нескольких последних лет объемы ГРР в стране снижались, но незначительно, и рынок успевал перестраиваться. Во-вторых, государство пристально следит за выполнением лицензионных соглашений недропользователями, а компании стараются придерживаться сроков и объемов геологоразведки и поискового бурения, которые включены в условия пользования недрами и технические проекты. В-третьих, для многих нефтесервисных компаний настоящими локомотивами стали мега-проекты, запущенные еще до падения цен на нефть. К примеру, инфраструктурный проект по разведке и добыче природного газа «Сила Сибири».

«Газпром» продолжил его реализацию, несмотря на не слишком благоприятную внешнеэкономическую конъюнктуру, секторальные санкции США и Европы в отношении России. Еще до обвала цен под него была подготовлена большая инвестиционная программа, которая предусматривала наращивание минерально-сырьевой базы в Иркутском и Якутском центрах газодобычи для последующей транспортировки сырья по «восточному маршруту» на Дальний Восток и в Китай. К реализации проекта привлечено немало сервисных компаний, в том числе «ТНГ-Групп». В рамках этого проекта с 2012 года мы полностью выполнили геологоразведочные работы на Хандинском и Ковыктинском месторождениях, которые являются основной ресурсной базой для «Силы Сибири». Безусловно, тем, у кого в «портфеле заказов» нет крупных или долгосрочных проектов, приходится тяжелее. Ежегодно с рынка уходит несколько игроков, но в целом для нефтесервиса ситуация оказалась не столь критичной.

Прозвучит парадоксально, но общемировая тенденция по сворачиванию геологоразведочных работ (ГРР) обошла стороной Россию

— Недавно глава «Росгеологии» Роман Панин признался журналистам, что государственному геологическому холдингу на пятки наступают тюменская «Геотек» и татарстанская «ТНГ-Групп». Какое же место вы занимаете на рынке геологоразведочных и нефтесервисных услуг в России?

— Тут гадать не надо. Международная ассоциация по геофизическим исследованиям и работам в скважинах «АИС» составляет рейтинг геофизических компаний России. Если считать по совокупной выручке от всех видов работ, то «Росгеология» в этом рейтинге занимает первую строчку с объемом 25—28 млрд рублей, а «ТНГ-Групп» — вторую, с выручкой в 22 млрд рублей. Если же смотреть по направлениям деятельности, то «Росгеология» лидирует по объему выполняемых сейсморазведочных работ, а мы первые в сегменте геофизических исследований скважин (ГИС). В этом году мы провели в скважинах исследований на 9 млрд рублей. Больше пока не сделал никто.

«Рынок ГРР не ограничивается государственным заказом»

— Нет задачи стать абсолютным лидером?

— В существующих условиях это довольно сложно сделать. Государственная «Росгеология» остается вне конкуренции. И это не литературная метафора. По распоряжению правительства РФ она наделена статусом единственного исполнителя госзаказа на геологоразведку. Поэтому ей доверяются все контракты Министерства природных ресурсов РФ на проведение ГРР.

— Вы хотите сказать, что не участвуете в государственных тендерах? Почему?

— Мы физически не можем участвовать, потому что тендеры не объявляются. Все государственные контракты «Росгеология» получает без конкурса. И, похоже, монопольное право на выполнение заказов Роснедр сохранится у нее как минимум еще несколько лет. Несмотря на большую дискуссию и возражения частного бизнеса, правительство продлило контракт с «Росгеологией» как с единственным исполнителем программы воспроизводства минерально-сырьевой базы (ВМСБ) до конца 2019 года.

К счастью, рынок ГРР не ограничивается государственным заказом, он в разы шире и объемнее. Мы участвуем во всех коммерческих проектах «Газпрома», «Роснефти», «ЛУКОЙЛа», «Газпром нефти», «Роснефти». У всех этих компаний закупки открытые. Благодаря этому объем выручки прогнозируем сохранить по итогам 2017 года на уровне 22 млрд рублей.

Мы работаем в разных «разведочных» форматах исследований месторождений. Госконтракты чаще всего предусматривают проведение сейсморазведки на поверхности в простейшей двухмерной модели изображения (2D), тогда как «ТНГ-Групп» ориентирована на более информативную трехмерную систему наблюдений (3D)

— «Росгеология» имеет самый большой портфель госконтрактов по сейсморазведке — почти на 28 млрд рублей. При этом она предпочитает нанимать подрядчиков. Вы идете к ним на субподряд?

— Нет, не идем.

— Принципиально?

— Совсем нет. Мы все-таки ориентируемся на свободный рынок.

— Вам важно сохранить репутацию независимого игрока?

— Нет, дело в другом. Просто мы работаем в разных «разведочных» форматах исследований месторождений. Госконтракты чаще всего предусматривают проведение сейсморазведки на поверхности в простейшей двухмерной модели изображения (2D), тогда как «ТНГ-Групп» ориентирована на более информативную трехмерную систему наблюдений (3D). Грубо говоря, государство с помощью 2D ищет нефть крупными мазками, формируя упрощенную модель бассейна залегания углеводородных ресурсов. А затем выставляет лицензию на разработку месторождения с предполагаемыми запасами нефти и газа и границами его расположения. А потом уже покупатель, нефтяная компания, самостоятельно проводит детальную сейсморазведку в системе 3D, которая дает более четкую картину месторождения. И вот здесь нужны мы.

Кроме того, госконтракты нацелены на выполнение первичной региональной съемки, которая должна дать прогноз нефтегазоносности участка и оценку зон нефтегазонакопления. Для этого не нужны большие мощности и партии в 400 человек, как у нас.

«Территориально продолжаем ориентироваться на освоение месторождений Сибири»

— В этом году «Росгелогия» завершила консолидацию геологоразведочных предприятий. В ее состав вошли несколько частных компаний. «ТНГ-Групп» купить не предлагали?

— Я не знаю о подобных предложениях, но на рынке была информация о том, что они были готовы купить и «ТНГ-Групп», и «Геотек». Но, как видите, мы сохранили независимость. «ТНГ-Групп», изначально созданная как «Татнефтегеофизика» в 1953 году для разведки Ромашкинского месторождения, теперь превратилась в системообразующее предприятие геологической отрасли России и вносит заметный вклад в расширение ресурсной базы страны.

Территориально продолжаем ориентироваться на освоение месторождений Восточной и Западной Сибири. Впрочем, это общероссийский тренд

— Опираясь на прямые контракты нефтегазовых компаний, можете сказать, как диверсифицирован портфель заказов «ТНГ-Групп»?

— Условно говоря, наши заказы можно разделить на четыре большое группы: разведочная геофизика, промысловая геофизика, геология, а также изготовление геофизической аппаратуры и спецтехники.

Территориально продолжаем ориентироваться на освоение месторождений Восточной и Западной Сибири. Впрочем, это общероссийский тренд. Осваиваемся в Арктике. С весны ведем геофизическое сопровождение бурения Центрально-Ольгинской скважины, которое ведет «Роснефть». Это не только самая северная скважина на российском арктическом шельфе, но и первая, которая будет пробурена под акваторией моря Лаптевых.

Активизировали поиск контрактов за рубежом. В Индии и Марокко создали совместные предприятия с местными компаниями.

Чтобы заполнить «портфель заказов», активно боремся за тендеры. В прошлом году приняли участие в 500 конкурсах различных компаний. В среднем два тендера в день. Из наиболее крупных заказчиков можно выделить «Газпром», на эту компанию приходится 40 процентов объемов наших работ; «НОВАТЭК» — 20 процентов и «Татнефть» — 8 процентов.

В этом году удалось выиграть рекордное количество тендеров «НОВАТЭКа» на разработку газовых месторождений. Нужно сказать, что конкурсы у «НОВАТЭКа» открытые. В прошлом году мы выполняли для этого заказчика один проект. В этом году выиграли 5 из 7 контрактов. Каждый из контрактов рассчитан на цикл в три года с окончанием в 2020 году.

Территория исследований — Гыданский полуостров Ямала за Полярным кругом. Здесь сосредоточена основная ресурсная база СПГ, запасы газа превышают 38 трлн кубометров. Сейчас на Гыду десантировано три наших сейсмопартии.

— Почему доля «Татнефти» в объеме ваших работ составляет всего 8 процентов? Им не нужны 3D-исследования?

— Не в том дело. «Татнефть» не снижает объемы геологоразведки, инвестируя в нее по 3 млрд рублей в год. Первая и самая главная причина — большинство проектов реализуются сегодня именно в Сибири, в частности, в Восточной. Здесь произошел колоссальный рост ГРР, поэтому логично, что мы стремимся быть в центре событий.

Мы квалифицированы как подрядчик по морской сейсморазведке у нефтегазовых компаний России, которые имеют лицензию на работу на шельфе. К настоящему времени у нас в активе семь морских проектов — пять для «Газпрома» и два для «Роснефти»

«Арендуем флот у дочерней компании китайской нефтегазовой компании CNPC»

— «ТНГ-Групп» исторически работала на сухопутных месторождениях, будь то в Центральной России, на Ямале или в Средней Азии. Каким образом вы попали в морскую сейсморазведку Арктики?

— Да, уже три года наша компания работает на российском шельфе Охотского и Карского морей по контрактам. Мы квалифицированы как подрядчик по морской сейсморазведке у нефтегазовых компаний России, которые имеют лицензию на работу на шельфе. К настоящему времени у нас в активе семь морских проектов — пять для «Газпрома» и два для «Роснефти».

Для выполнения работ мы арендуем флот у дочерней компании китайской нефтегазовой компании CNPC. Как правило, для выполнения исследований в Арктике нужно четыре корабля. Научно-исследовательское судно, на котором установлено геофизическое оборудование, два корабля обеспечения и сопровождения и танкер, который заправляет эти корабли топливом. У нас две команды: одна корабельная, вторая — геофизическая, где есть и работники «ТНГ-Групп», и приглашенные специалисты.

Сезон работы в окраинных морях Северного Ледовитого океана очень короткий. Всего на 60 дней пролив свободен ото льда, а с октября по май они полностью замерзают. Карское море не зря называют «ледяным погребом». Лишь летом льды взламываются и тают, особенно в юго-западной части моря. Поэтому за 60 дней мы должны успеть выполнить весь план работ. Впрочем, мы привыкли работать в жестких временных рамках и готовы к трудностям. Мы знаем, легких путей в нашем бизнесе не бывает.

Луиза Игнатьева, фото предоставлено ТНГ-Групп
Справка

ООО «ТНГ-Групп» образована в ходе реструктуризации старейшей в Татарстане геологоразведочной компании ОАО «Татнефтегеофизика», выполнившей все геолого-геофизические работы для разведки легендарного Ромашкинского месторождения. В 2006 году ОАО «Татнефть» в рамках объявленной стратегии по выводу непрофильных активов во внешний независимый сервис реорганизовало ОАО «Татнефтегеофизика» в управляющую компанию ООО «ТНГ-Групп». Однако через год «Татнефть» была обеспокоена угрозой недружественного поглощения нефтесервисной компании, после чего 93,4% акций «Татнефтегеофизики» были консолидированы на балансе ОАО «Татнефть-Актив», а сама «Татнефть» вышла из капитала компании и перестала быть его собственником. В настоящее время 100% долей «ТНГ-Групп» принадлежит ЭА Центр, которая находится под управлением «ТАГРАС-Холдинг». Уставный капитал ООО «ТНГ-Групп» составляет 100 млн рублей, чистые активы — 3,6 млрд рублей. На конец 2016 года чистая прибыль предприятия составляла 860,7 млн рублей. Штатная численность компании достигает 9 тысяч человек.

ЭкономикаБизнесНефтьПромышленность
комментарии 5

комментарии

  • Анонимно 12 янв
    Большая мощная компания
    Ответить
    Анонимно 12 янв
    Где нефть, там деньги и мощь
    Ответить
    Анонимно 12 янв
    Ну не только нефть уж силу имеет
    Ответить
  • Анонимно 12 янв
    Интересная работа. Я бы поработал на корабле геодезистом
    Ответить
    Анонимно 12 янв
    Если нет морской болезни)
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии