Новости раздела

Дни нашей жизни

На Малой сцене Качаловского театра проходят премьерные показы спектакля «Пять вечеров» по пьесе Александра Володина. Далеко не новая пьеса популярного в свое время драматурга, к чести автора не грешащая официальной советской идеологией и рассказывающая «просто о людях», оказалась очень востребованной нынешним временем. Подробности — в материале «Реального времени».

Нашему времени — от «шестидесятника»

Александр Володин в свое время дебютировал громко — одна из его первых пьес «Фабричная девчонка» триумфально прошла по многим сценам страны, ставилась она с успехом и в Качаловском театре. «Пять вечеров», которые поставил в БДТ Георгий Товстоногов, произвели фурор.

Анатолий Эфрос позже вспоминал, что это был один из тех спектаклей, на который стоило поехать из другого города. «Моя старшая сестра» во все той же постановке Товстоногова и фильм, созданный по этой пьесе Георгием Натансоном, сделали известной и бесконечно любимой Татьяну Доронину.

Вторая половина пятидесятых годов прошлого века, когда начал писать Володин, это предчувствие коротенькой вольницы для страны — «оттепели». Это свободный дрейф художников в сторону «просто человека», к тому, что еще совсем недавно называли «мелкотемьем» и что порицалось.

Впрочем, для Володина этот характерный для русской литературы интерес к «маленькому человеку» был неизменен на протяжении всего его творчества, подтверждение тому и пьесы, написанные в семидесятые — восьмидесятые, и сценарии фильмов, например, «Звонят, откройте дверь», «Дочки-матери» или «Осенний марафон». Без лихо закрученной интриги, без экшена, просто о человеке и днях его жизни.

«Пять вечеров» у Ильи Славутского — это спектакль о счастье, которое может однажды позвонить в дверь и что-то прокричать потешным голосом, пряча за этим шутовством некое смущение. Фото instagram.com

Персонажи Володина отнюдь не трибуны, не праведники, не герои. Автор каждому из них дает право на ошибку, так это и в «Пяти вечерах». Драматург нашел точную форму — пять вечеров перед Новым годом, когда время словно спрессовывается, а ночь с 31 декабря на 1 января всегда детское ожидание нового, ночь некоего рубежа.

Почти аутентично

Спектакль, поставленный Ильей Славутским на Малой сцене и оформленный главным художником Качаловского театра Александром Патраковым, — предельно лаконичен по видеоряду. Небольшие ширмы разных геометрических форм, которые, когда переворачиваются к зрителю обратной стороной, привносят в оформление спектакля новый элемент интерьера. Это может быть книжная полка, несколько старинных фотографий, телефон-автомат или старинный патефон.

Благословенная дотошность Ильи Славутского позволила ввести в спектакль в качестве реквизита вещи практически аутентичные — старый советский паспорт с серой обложкой, синие билеты в кино, бутылку молока — стеклянную, с крышечкой из фольги, старые коньки, стеклянные елочные игрушки, сетку-«авоську». Прибавьте к этому костюмы теперь уже практически постоянного соавтора Славутского дизайнера одежды Рустама Исхакова.

Делать костюмы в стиле пятидесятых годов для Исхакова — подобно нирване. Времена, когда женщины, словно оттаяв после роковых сороковых, расцвели, начали носить платья с талиями, элегантные пальто, широкие юбки, а мужчины облачились в солидные, «гражданские» костюмы, одни из самых любимых для дизайнера. В такие костюмы с идеальной посадкой, с идеальным кроем он и облачил персонажей «Пяти вечеров».

Делать костюмы в стиле пятидесятых годов для Исхакова — подобно нирване. Фото vk.com/teatrkachalov

Грустить не надо

«Пять вечеров» у Ильи Славутского — это спектакль о счастье, которое может однажды позвонить в дверь и что-то прокричать потешным голосом, пряча за этим шутовством некое смущение. Очевидно, поработав с пьесой, режиссер лишил ее и той небольшой толики «советскости», что была у Володина. Исчезла знаменитая фраза Томы про «письма Маркса», и от этого не пострадала драматургия, а ее в проброс упоминание, что она «член партии», вовсе не воспринимаются как отсыл к царящей тогда в стране идеологии.

Славутский идет вслед за драматургом и ставит «про людей». Про Тому (Елена Ряшина) — добрую, самоотверженную, честную и верную себе и своей любви. «Что бы было, если бы я за кого-нибудь вышла замуж», — говорит она Ильину (Илья Петров), и от этой фразы, сказанной так непосредственно, холодеешь. Героиня Ряшиной — человек, казалось бы, без компромиссов, но в нужный момент в ней есть и женская гибкость, и понимание. Главное, что актрисе удалось найти и показать в своей героине, — это сострадание.

Это спектакль и про Ильина — как принято говорить, про «хорошего малого», у которого вот как-то так не сложилось в жизни. Ильин-Петров появляется на сцене уже неся в себе эту историю своей жизни, очевидно, непростой, и это робкое желание и надежду, что все еще можно исправить. Надежду, которая прячется за бравадой.

«Пять вечеров» про трогательного Тимофеева (Илья Скрябин) — немножко прямолинейного, немножко, очевидно, смущенного, что на его глазах вдруг развивается ситуация Ильина и Томы, что он оказался свидетелем чужой любви и, возможно, даже позавидовал Ильину. Это очень точная и искренняя работа Ильи Скрябина, который в последние сезоны все радует и радует. Рассказанная история и про продавщицу Зою (Анастасия Королева), которой так хочется женского счастья. Один эпизод — и целая жизнь перед глазами.

И, конечно, «Пять вечеров» — про прекрасную пару молодых и счастливых ребят: племянника Томы Славика (Иван Овчинников) и его девушку Катю (Мария Шаховцова). Такие чистые, радостные Славик и Катя — словно взгляд авторов спектакля в будущее, это не надежда, а уверенность в том, что в жизни все будет хорошо. Дуэт молодых актеров, органичных, непосредственных, заразительных — один из многочисленных плюсов спектакля.

Месседж постановщика «Пяти вечеров» о том, что всем нам важно просто быть счастливыми. Фото vk.com/teatrkachalov

Режиссер точно и обстоятельно поработал с каждым актером, в результате перед нами шесть разных по величине, но практически шесть бенефисных работ. А интонация самого Ильи Славутского слышна в лейтмотиве спектакля, в песне того времени Блантера «Грустить не надо». Месседж постановщика «Пяти вечеров» о том, что всем нам важно просто быть счастливыми. Выпить чаю из сервиза с маркой «ЛФЗ» — ну в каком российском доме его нет? Нарядить елку, повесив на нее старинные хрупкие игрушки. Посмотреть на фотографии молодых родителей.

Боже упаси, Илья Славутский не создал ретро-спектакль, и в его планы, конечно же, не входило идеализировать эпоху. Мы не будем брать из нее «письма Маркса». Но доброту, тепло и человечность можно и нужно взять. Грустить не надо. Все будет хорошо. В нынешнее время — это так важно помнить и надеяться на это. Об этом спектакль «Пять вечеров», о том времени, «где мама молодая и отец живой».

Татьяна Мамаева
ОбществоКультура Татарстан
комментарии 5

комментарии

  • Анонимно 20 мая
    Отличный спектакль!
    Ответить
    Анонимно 20 мая
    Это не спектакль это композиция по пьесе. И очень наглая.
    Ответить
  • Анонимно 20 мая
    Это вы о чем??
    Ответить
    Анонимно 20 мая
    Да ни о чём этот комментатор не написал. Просто зависть.
    Ответить
  • Анонимно 20 мая
    Очень понравился спектакль! Столько эмоций оставил, актеры играют потрясающе, все так близко, а песню второй день напеваю.
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии