Новости раздела

Ильдар Берхеев, «Три берега»: «Рыбалка Рустаму Нургалиевичу сначала не очень давалась»

Как бывшему проректору Медуниверситета удалось превратить хобби в бизнес и увлечь им и профессионалов, и любителей

Ильдар Берхеев, «Три берега»: «Рыбалка Рустаму Нургалиевичу сначала не очень давалась» Фото: facebook.com

Камское Устье всегда считалось приметным местом для рыбалки. Здесь и до «Трех берегов» были рыболовные базы, егеря-нелегалы, артельщики. Но бывший проректор Медицинского университета и депутат Госдумы Ильдар Берхеев, выстроив свою базу на том же берегу, никому не перешел дорогу, сфокусировавшись на другой целевой аудитории. В результате его база пользуется авторитетом и у рыбаков-профессионалов, и у неопытных любителей, и у высокопоставленных гостей. Свою историю он рассказал «Реальному времени».

Вся жизнь владельца рыболовной базы «Три берега» была связана с Медицинским университетом — от студенческих времен до должности проректора и советника ректора. Был в жизни Ильдара Берхеева и эпизод, связанный с походом во власть — с 2006 года он состоял в «Единой России», а в 2011 году попал в Госдуму по общему списку.

— Своеобразная работа, не скажу, что очень интересная. В какой-то степени возвращение после Госдумы к «гражданке» и подтолкнуло к тому, чтобы открыть свое, пусть небольшое, но любимое дело, — говорит бизнесмен.

Рыбалкой сам Ильдар Берхеев увлекался с шести лет, она была страстью и любовью, но на нее всегда не хватало времени. Было важно увязать в новом деле и получение доходов, и удовольствие.

— Год я искал участок, это оказалось непросто. Я рассматривал не только Камское Устье, но и другие районы. Просто так получилось, что в один из приездов в Камское Устье я встретил человека, у которого оказался подходящий участок.

По типу организации база «Три берега» — это отель, прошедший классификацию в категории «мини».

По типу организации база «Три берега» — это отель, прошедший классификацию в категории «мини»

— Нам было бы проще классифицироваться как хостел, но, как я понял, было выгоднее для статистики, чтобы мы были мини-отелем. Общая вместимость у нас 18 человек, скоро появится дополнительный домик, который увеличит нашу вместимость еще на четыре места. Но он пока не зарегистрирован.

На базе работают четыре егеря, которые помогают с рыбалкой. В этом году Берхеев планирует открыть аренду парусных яхт, чтобы не скучали не только завсегдатаи-рыбаки, но и их жены и дети. Проект, несмотря на то, что ему уже четвертый год, продолжает развиваться, говорит его основатель.

Егерей пришлось нанимать не из числа камскоустьинских жителей. Местные рыбаки не могли найти общий язык с неопытными рыболовами, не умели объяснять. В этом году команда «Трех берегов» пополнится егерем из Ульяновска. Егери состоят в штате и получают неплохие чаевые. Единственная местная сотрудница — Гульсина апа, которая душевно встречает постояльцев и по-домашнему кормит.

— Она очень плохо разговаривает по-русски, но находит язык со всеми постояльцами. В марте к нам приезжали поляки. Один сносно говорил по-русски, двое других вообще не говорили. Гульсина апа, которая не знает ни польского, ни русского, лучше всех с ними общалась, настолько она привыкла коммуницировать эмоциями безо всяких слов, — рассказывает Ильдар Берхеев.

И любители, и профессионалы

Все, что есть на базе «Три берега», в собственности Ильдара Берхеева и его партнера. Пришлось вложить личные средства, а также заемные, которые были привлечены в качестве потребительского кредита под залог собственной недвижимости — ни один банк не дал бы денег под новый бизнес. Размера инвестиций Ильдар Берхеев не раскрывает.

Открыл свою базу Ильдар Берхеев в очень неудачное время — 10 декабря 2014 года, а через неделю курс доллара взлетел, и люди забыли о путешествиях, судорожно скупая валюту, бытовую технику и электронику, пытаясь перевести скопленную рублевую наличность в хоть сколько-то стабильную форму.

Профессиональные рыбаки — предпочтительная аудитория. Но «Три берега» оказались универсальной базой — тут собираются и профессионалы, и любители, среди которых и дети

— Мы планировали окупиться за пять лет, это, в принципе, задача достижимая, когда у тебя недвижимость в собственности, а не в аренде. Если бы все развивалось, как шло до декабря 2014 года, мы окупились бы в рамках бизнес-плана. Но людям было не до рыбалки, не до развлечений. Рестораны закрывались массово, «Авито» пестрило объявлениями о продаже бизнесов. Первый год нам дался очень тяжело, разговор шел о том, продолжать ли дело в принципе.

Было принято решение продолжать, в первый год было важно создать себе имя, потому что лучше, чем сарафанное радио, на привлечение рыбаков ничего не работает.

Профессионалы — самая предпочтительная с точки зрения бизнеса, да и с человеческой, аудитория. Они приезжают на длительный срок — до 2 недель, что удобнее для бизнеса и комфортнее для персонала, который меньше выгорает без необходимости каждый день привыкать к новым людям.

Ильдару Берхееву удалось завоевать любовь не только въедливых профессиональных рыбаков, но и неопытных любителей. Зимой в «Трех берегах» исключительно представители первой аудитории, летом публика пестрая.

Скудная волжская жизнь

Кроме того, что открытие рыболовной базы — дорогое удовольствие, это оказалось еще и довольно хлопотно, говорит Ильдар Берхеев. И главная головная боль — аренда воды. Возможно, из-за этого водная жизнь вокруг Казани, несмотря на обилие водоемов, довольно скудная, предполагает бизнесмен.

— Открыть лодочную станцию по-прежнему очень тяжело. В Самаре и Нижнем Новгороде лодочных станций кратно больше, чем в Казани. У нас, кроме «Локомотива», на который не попадешь, и пары мелких станций, ничего и нет. В Татарстане огромные сложности с арендой воды. Мы этот путь прошли, полгода занимались только тем, что добивались формирования участка и выставления его на торги. Вопрос не в деньгах (в год аренда стоит 3—5 тыс. рублей), это очень муторно. Фактически, не обратившись к специалисту, который умеет оформлять документы, вы с этой задачей не справитесь, — предрекает бизнесмен.

Парадокс заключается в том, что у владельца базы нет приоритетного права аренды воды. Помимо этого процедура выставления на торги участка по-прежнему очень муторная

Оформление участка — первый этап, и его прохождение не гарантирует приоритетного права на его аренду: на торги может заявиться кто угодно и перебить цену.

— Это парадокс, перед моей базой кто-то может арендовать землю. Или шантажировать, что арендует. Мне лично поступал звонок перед торгами с предложением заплатить 100 тысяч за то, что ребята не будут заявляться на торги. Та же история была и перед покупкой земли. Это распространенная практика, думаю, мы еще не самые пострадавшие, — говорит Ильдар Берхеев.

Нет черной конкуренции

В Камском Устье «Три берега» — не единственная рыболовная база, всего их по берегу пять-шесть.

— Все они работали до нас. Но мы не увели у коллег ни единого гостя. Когда мы только строили «Три берега», я пригласил владельцев соседних баз на разговор. Мы договорились, что не будем переманивать друг у друга персонал, я пообещал, что не буду демпинговать, так что никаких методов черной конкуренции мы не использовали, — рассказывает Ильдар Берхеев. — Да и в принципе мы работаем для разных целевых аудиторий. Ребята, которые работали до нас, всерьез не были представлены в Интернете. Мы же создали приличный сайт, стали писать на всех авторитетных рыболовных форумах и в первую очередь на Rusfishing, там у нас своя ветка. Так мы зашли на Москву, серьезно расширив представление рыбаков о нашем регионе, раньше москвичи были более привычны к рыбалке в Астраханской области.

География посетителей очень пестрая, большая часть — москвичи. Берхеев показал им, что рыбалка есть не только в Астраханской области

Москвичи составляют 50-55% посетителей «Трех берегов», процентов 30 — представители других регионов и зарубежные гости, и только 15% — татарстанцы.

— В Татарстане люди не хотят платить за то, что и так могут получить бесплатно. Вопрос и в благосостоянии: несмотря на то, что уровень цен у нас демократичный, тысяч пять на поездку нужно заложить. Минимум 1100 — это проживание, питание — это уже 2000, плюс аренда лодки с егерем и топливом, — перечисляет Берхеев.

И президент в гостях

Рыбалка в Камском Устье не такая результативная, как в Астраханской области, но более интересная, говорит Ильдар Берхеев:

— Низовье Волги интересно только весной и осенью. Летом там невыносимо жарко, зимой — лед не встает. Кроме того, в сезон там толчея. Нагрузка на реки в Татарстане не такая серьезная, да она и не будет таковой. Что такое Волга в низовьях? Если не доходить до разлива, она шириной с Казанку. Здесь же река как море.

Оценить эту рыбалку едут и высокопоставленные рыбаки, многих Берхеев знает по своей прежней деятельности. Среди них депутат Госдумы Айрат Фаррахов, директор Института фундаментальной медицины и биологии КФУ Андрей Киясов, глава Госкомитета по туризму РТ Сергей Иванов, министр информатизации и связи РТ Роман Шайхутдинов, президент Татарстана Рустам Минниханов. После того, как президент начал делиться в «Инстаграме» фотографиями своего нового увлечения, рыбалка среди высокопоставленных особ стала очень популярным развлечением. Дополнительных хлопот VIP-гости не создают, говорит Ильдар Берхеев, их он видит с лучшей стороны.

Высокопоставленные гости стали завсегдатаями базы

— В ноябрьские праздники на три дня приезжали Роман Шайхутдинов с сыном, было холодно, шторм — не каждый «отмороженный» рыбак в такую погоду выйдет на реку, а они мужественно рыбачили. Многие видели, что президент у нас отмечается. Но он приезжает не к нам, мы его сопровождаем на рыбалке. Для него рыбалка — возможность три-четыре часа провести в уединении с сыном Искандером, — рассказывает Берхеев. — Первое время рыбалка Рустаму Нургалиевичу не очень давалась, честно скажу, он с полчаса мучился, потом шел с рыбаками общаться. В этом году он приезжал уже три раза, и я увидел, что он состоялся как рыбак, стал чувствовать клев, снасти.

«Хочешь, чтобы я у тебя егерем работал?! А я хочу, чтобы ты у меня сети тягал!»

После первого приезда президент интересовался, почему был плохой клев, ему рассказали, что много сеток стоят без всякого соблюдения требований, без маркировок. Артельщики имеют право ставить сетки, но и им нельзя перекрывать протоку, нужно соблюдать расстояние в 300 метров между ними.

— Рустам Нургалиевич разозлился и на нашем Совбезе высказался по этому поводу. Потом Айрат Шафигуллин, глава Совета безопасности РТ, привез ко мне федеральных гостей, посмеялся, мол, ты что ли рассказал президенту о сетях? Но потом — совпадение или нет — Рыбнадзор оснастили техникой: лодки, снегоходы. Что они могли раньше сделать с одним снегоходом на всю республику?! — говорит Ильдар Берхеев.

Наверное, рыбаки ждали, что все сети будут запрещены, говорит бизнесмен. Но этого делать нельзя — все близлежащие деревни живут рыбной ловлей.

«Семейную обстановку не сохранишь, когда у тебя больше 100 постояльцев — это абсолютно точно», — говорит Берхеев

— Я изначально тоже был за запрет ловли рыбы сетками. Но пообщался с соседом, он состоит в артели. Он мне сказал: «Мой дед рыбачил, отец рыбачил, сын мой будет рыбачить. Ты пришел, хочешь, чтобы я у тебя егерем работал?! А я хочу, чтобы ты у меня сети тягал!» Кто из нас прав? Я этот разговор очень адекватно воспринял. Много тех, кто за те же деньги, что и мы, оказывают услуги егеря, только они налогов не платят. Я было обратился к главе района, мол, давайте устраивать контрольные закупки, ловить людей за руку, потом подумал: «Ведь не жируют они». И оставил эту идею.

Бизнес Берхеева имеет отчетливый потолок — большим комплексом база «Три берега» стать никогда не сможет.

— Семейную обстановку не сохранишь, когда у тебя больше 100 постояльцев — это абсолютно точно. Это становится сухим бизнесом, где сотрудники исполняют свои должностные обязанности, а не принимают гостей.

Другой вариант развития — создание сети, и этот вариант Берхеев рассматривает всерьез.

Все Камское Устье живет рыбной ловлей

— Мы изначально выбрали название «Три берега», потому что находимся на полуострове, и нас с трех сторон окружает вода. Но потом до нас дошло, что название-то глобальное и мы можем создать три базы. Берегом для одной стало Камское Устье, для второй может стать Лаишевский район (Атабаево), для третьей — Спасский район, где сходятся Кама с Волгой, — мечтает бизнесмен. — По большому счету, мы все обсчитали и обдумали, нам интересен этот путь, вопрос в том, чтобы найти стратегического инвестора, потому что переживать стрессы, подобные тем, что мы испытали в первый год проекта, не хотелось бы. Это не сверхприбыли, но бизнесовая составляющая тут очевидна. Но в основном люди стараются найти такой проект для инвестирования, который окупится за год, кидаются на что угодно: кто-то пытается вложиться в биткоины, кто-то развивает микрофинансирование, кто-то открывает ресторан, который не проживет и трех лет. Наш же бизнес подходит для тех, кто хочет работать в долгую. Для кого, как и для меня, это страсть.

Айгуль Чуприна
БизнесКейсУслуги Татарстан
комментарии 1

комментарии

Войти через соцсети
Свернуть комментарии