Новости раздела

Покорители шиханов: как содовая империя Рапоты не досчиталась 100 миллионов

«Башкирская содовая компания» отчиталась о снижении прибыли в 2017 году

Покорители шиханов: как содовая империя Рапоты не досчиталась 100 миллионов Фото: soda.ru

«Башкирская содовая компания» отчиталась о снижении чистой прибыли в 2017 году на 100 млн рублей. При этом выручка увеличилась до 39,8 млрд рублей, и общие перспективы компании, по словам экспертов, остаются позитивными. Однако нерешенным остается вопрос о разработке известняка на шиханах, который привел к противостоянию интересов БСК и руководства Башкирии. Подробнее — в материале «Реального времени».

Недобрали

В прошлом году финансовый результат «Башкирской содовой компании» (БСК, крупнейший в России производитель кальцинированной соды) остался практически неизменным: выручка увеличилась на 676,4 млн рублей и достигла 39,81 млрд; при этом чистая прибыль сократилась с 10,9 до 10,8 млрд рублей. Просели валовая прибыль (с 16,26 до 15,32 млрд рублей) и прибыль от продаж (с 14,34 до 13,12 млрд).

В то же время на 964 млн рублей (до 1,22 млрд) выросли доходы от участия в других компаниях, это видно из годового бухгалтерского отчета (БСК является совладельцем нескольких юридических лиц, в том числе миноритарным акционером санатория «Дилуч» в Краснодарском крае).

В предыдущие годы прибыль БСК увеличивалась: в 2016 году она выросла сразу на 3,5 млрд рублей на фоне роста цен на основную продукцию компании. По словам аналитика «Открытие Брокер» Тимура Нигматуллина, нынешние показатели компании по РСБУ не вполне репрезентативны, поскольку, в отличие от отчетности по МСФО, они не учитывают примерно четверть выручки и ряд операционных расходов.

«С точки зрения динамики [финансовых показателей по] РСБУ за полный 2017 год и показателей МСФО-отчетности за I полугодие можно говорить об устойчивом финансовом положении компании. Выручка демонстрирует околонулевую динамику, но среднесрочные и долгосрочные прогнозы позитивны. Компания сильно зависит от бизнес-циклов в строительной и автомобильной отраслях, которые последние кварталы демонстрируют активное восстановление. Помимо этого, ценовое конкурентное преимущество на фоне ослабления рубля продолжает поддерживать экспортные продажи», — говорит Нигматуллин.

В конце 2017 года Андрей Алабин говорил, что в 2018 году компания рассчитывает увеличить объем экспорта на 10%, а реализацию внутри страны — на 1-2%. Фото td-bkh.ru

В конце 2017 года Андрей Алабин, генеральный директор ТД «Башхим» — генерального дистрибьютора БСК — говорил, что в 2018 году компания рассчитывает увеличить объем экспорта на 10%, а реализацию внутри страны — на 1-2%.

В этом году БСК начала модернизацию производства пищевой соды — недавно компания установила новую фасовочную линию, которая позволит выпускать продукцию в полиэтиленовой упаковке по 25 и 40 кг. Кроме того, компания планирует модернизировать линию фасовки в традиционные картонные пачки — сейчас работа находится на стадии сборки оборудования.

Возможно, для этого в феврале 2017-го БСК вышла на рынок облигаций, разместив дебютные бонды на 8 млрд рублей. Изначально предполагалось, что объем выпуска составит 5 млрд рублей, но из-за повышенного интереса инвесторов на этапе предподписки эмиссию решено было увеличить.

Чьи шиханы?

Многим «Башкирская содовая компания» известна не по ее основной деятельности, а по многолетнему конфликту с местными активистами. Долгое время БСК добивалась разрешения на промышленную разработку известняка на шихане Торатау, в Ишимбайском районе Башкортостана, который многие местные жители почитают как священный.

Шиханы — это уникальные горы, расположенные в окрестностях Стерлитамака, Ишимбая и Салавата. Таких возвышенностей на сегодняшний день три — Торатау (Тратау), Куштау и Юрактау. Четвертый шихан Шахтау срыт «Башкирской содовой компанией» из-за промышленной разработки горы, начавшейся полвека назад.

Местные жители почитают гору Торатау как священную. Фото Тимура Рахматуллина

О планах БСК по разработке горы было известно еще с конца нулевых годов: компания убеждала региональные власти, что других доступных источников добычи известняка, помимо Торатау, у нее нет; глава Башкирии Рустэм Хамитов был против, однако это не помешало представителям национальных движений критиковать его за недостаточно жесткую позицию в этом вопросе.

Но на этом дискуссия не закончилась: впоследствии БСК начала утверждать, что запрет на разработку угрожает ее финансовой устойчивости. Ситуация даже дошла до Общественной палаты России — в 2015 году по итогам специально организованного круглого стола по проблеме Торатау палата рекомендовала дать компании доступ к работам на горе и одновременно снять с горы статус природного памятника республиканского значения.

Однако БКС встретила сопротивление со стороны активистов движения «Сохраним Шиханы». В результате вопрос по сей день не решен. Осенью 2017 года глава совета директоров БСК Григорий Рапота, который в прошлом был полпредом президента РФ в Приволжском федеральном округе, обратился за помощью к вице-премьеру Дмитрию Козаку. В письме на имя чиновника он сообщил, что башкирская компания готова присоединить к себе содовый завод в Крыму, но это возможно лишь в случае, если ей позволят разрабатывать шиханы.

«Реализация плана приобретения и восстановления Крымского содового завода для БСК становится невозможной в случае нерешения в ближайшее время проблемы сырьевого обеспечения самой БСК конкурентным базовым сырьем для производства кальцинированной и пищевой соды», — приводило текст письма ИА «Федерал Пресс».


Осенью 2017 года глава совета директоров БСК Григорий Рапота обратился за помощью к вице-премьеру Дмитрию Козаку. Фото kremlin.ru

Также, по данным издания, Рапота пожаловался Козаку на власти Башкирии, которые ничего не предпринимают для решения вопроса по разработке «оптимального месторождения» сырья.

В августе прошлого года стало известно, что БСК начала геологоразведочные работы на Карайгановском участке неподалеку от Торатау. Судя по сообщениям местных СМИ, представители компании объясняли, что ищут каменную соль, которая используется в производстве соды.

Артем Малютин
Справка

БСК — один из крупнейших химических комплексов страны, который объединяет три завода: «Сода» и «Каустик» (Стерлитамак) и «Березинский содовый завод» (Пермский край). Компания производит более 2 млн тонн кальцинированной соды и порядка 250 тыс. тонн поливинилхлорида (ПВХ) в год. По собственным данным, БСК занимает 66% на российском рынке кальцинированной соды. Также она производит 84% бикарбоната натрия, 27% — ПВХ, 17% — каустической соды и 15% — кабельных пластикатов в России.

Продукция БСК поставляется как на внутренний рынок, так и в страны СНГ, Европы, Азии, Латинской Америки и Ближнего Востока. В частности, башкирский химический комплекс является поставщиком «Роснефти», «РУСАЛа», «Башнефти», «Проктер энд Гэмбл» и др.

Крупнейшим акционером БСК с долей 57,18% является зарегистрированный в Москве холдинг «Башхим» (он в свою очередь принадлежит кипрской Modisanna Limited). Минземимуществу региона принадлежит 38,27% «Башкирской содовой компании».

БизнесПромышленность Башкортостан
комментарии 17

комментарии

  • Анонимно 04 апр
    Зря Работу упоминаете. С ним шутки плохи. Он злопамятный, хуже Сечина
    Ответить
  • Анонимно 04 апр
    Про шиханы я у вас читал ранее. То же самое.
    Ответить
  • Анонимно 04 апр
    Я там долго жил. И это бессовестно конечно. Срыть целую гору ради того чтобы 20 топ-менеджеров хорошо жили. Хотя есть одна проблема, которая превращает этот случай в клинч: сам завод Сода. Если он встанет, то тысячи людей лишатся работы, а Стерлитамак сейчас и так место депрессивное довольно
    Ответить
  • Анонимно 04 апр
    Вы шихан Торатау с обратной стороны сфотографировали? Редкий кадр
    Ответить
  • Анонимно 04 апр
    самое интересное - в конце. а эти цифры - тяжело читается
    Ответить
    Анонимно 04 апр
    Эти цифры интересны тем кто следит за финансовой стороной дела. а вы подвиньтесь пожалуйста, мешаете разглядеть
    Ответить
    Анонимно 04 апр
    ну про цифры - все можно в один абзац свести а не рассасывать так долго. про конфликт с экологами, с башкирскими активистами, что останется на этом месте, куда местное население денут - вот что людей интересует. а сегодня они миллион потеряли, завтра два заработали. текучка.
    Ответить
  • Анонимно 04 апр
    природа красивая
    Ответить
  • Анонимно 04 апр
    вот что за несправедливость? у них и сода и соль залежи.
    Ответить
    Анонимно 04 апр
    А в чем несправедливость?
    Ответить
  • Анонимно 04 апр
    Без соды никуда. Придется все таки руководству пересмотреть этот вопрос. Сода она и на добыче нефти используется, и в химии, а я дома посуду мою башкирской содой. Блеск
    Ответить
    Анонимно 04 апр
    Для БСК предлагали другие объекты для разработки в Башкирии и Челябинской области. Но это на сотню км дальше, мороки больше. А шиханы под рукой, вот за них и вцепились коммерсанты. В руководстве БСК местных практически нет. Москвичи да иностранцы.
    Ответить
  • Анонимно 04 апр
    Шиханы - памятник Природы. В статье пишут только про деньги и ни слова про горы - когда возникли, как, какие ученые эти гор исследовали, в чем их уникальность, сколько им лет, какие традиции и верования башкирских народов связанны с этими горами? На самом деле Шиханы - памятники культуры башкирских народов, которые должны охраняться ФЗ-73 (закон об охране памятников истории и культуры народов РФ). Российские ученые, дельцы и правительство заинтересованы только в "медных пятаках" на своих глаза и все? Руки прочь от Шиханов!
    Ответить
    Анонимно 04 апр
    Не об этом же статья! Пишите сами такие статьи и присылайте в редакцию.
    Ответить
    Анонимно 06 апр
    Признаю, статья не гуманитарная, то есть не человечная. Она про деньги. Поговорим про деньги: Шиханы Священные горы - памятники истории, культуры башкирских народов, согласно древнейшим священным текстам рукотворные, произведены Прародителями башкирских народов. Шах-тау (Царь-гора) рыли 50 лет. У башкирских народов разрешения спрашивали? Какой процент с доходов получили башкиры для внутри этнических нужд? Сколько денег господин Рапота и "Башхим" выплатили башкирам в качестве компенсации за нанесенный материальный и моральный ущерб? Разрешение спрашивать, чтобы рыть следующий Шихан ради соды, следует у башкирских народов, а не у Хамитова или Медведева. Но, пока господин Рапота не рассчитался с башкирами за Шах-тау, следует согласиться с фразой: "Господин Рапота, давай, до свидания!".
    Ответить
    Анонимно 13 апр
    Давай тогда с Башнефти начни, с УГОКа и других предприятий, которые выжимают из недр земли все соки. И Газпром, который по территории Башкортостана свои трубы тянет и ничего не дает башкирам...
    И не будь наивным. Никто отдельно башкирам ничего выплачивать не будет. И не только башкирам. Кому надо, уже свое получил и продолжает получать.
    Ответить
  • Анонимно 16 апр
    Пусть осваивают Гумеровское месторождение, а не кричат, что оно им не подходит. Некоторые заводы (например, Павлодарский содовый завод ) работают на худшем известняке , и ничего, справляются...
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии