Новости раздела

«У могилы Марджани нет статуса объекта культурного наследия»

На заседании ТРО ВООПИиК обсудили, сохранением каких памятных могил нужно заняться в первую очередь и какое будущее ждет «Том Сойер фест».

«У могилы Марджани нет статуса объекта культурного наследия» Фото: Олег Тихонов

Не так давно был презентован проект «Казанские некрополи», инициатором которого стали ТРО ВООПИиК, Институт истории им. Марджани, издание «Казанские истории», а именно его главный редактор Любовь Агеева. Вопрос, какие могилы в какие списки включать, вызвал больше всего споров на вчерашнем заседании. Кто-то хотел учитывать ценность памятника, кто-то — значимость человека, похороненного на том или ином кладбище. Сторонников последнего подхода было большинство, но это не значит, что отстаивать свои взгляды им было легко. «Реальное время» узнало, какие захоронения могут получить внимание со стороны Министерства культуры РТ первыми и что, кроме могил и кладбищ, еще волнует ценителей и знатоков казанской истории.

«Нужно остановиться на пяти объектах»

По пять — ни больше, ни меньше — захоронений может быть выбрано на русском и татарском кладбищах, чтобы продолжить с ними работу, которая в идеале должна вылиться в присвоение могиле статуса объекта культурного наследия. Такое количество особо памятных могил выбрано только на первых порах, со временем список можно будет расширять. В теории ситуация выглядит так. Но даже на этапе обсуждения все оказалось иначе.

— Сейчас на охране стоят 38 могил. Это, конечно, неадекватно. Председатель общества Казанской старины Анатолий Елдашев написал президенту Татарстана, поднял эту проблему. В итоге есть задание расширить список, чтобы стало больше объектов культурного наследия, на это есть политическая воля. Выделены средства на экспертизу пяти объектов на русском и пяти на татарском кладбищах, — начала встречу Фарида Забирова.

Архитектор Сергей Саначин с таким количеством могил, особый статус которых поначалу следовало бы определить, категорически не согласился. Да и по каким критериям определять?

Сергей Саначин с количеством могил, особый статус которых поначалу следовало бы определить, категорически не согласился. Фото Максим Платонова

— Мы определяем ценность могил или людей, которые там похоронены? Вообще неправильно говорить о людях, а не о могилах…

— Вы считаете, что по качеству могил надо составлять объекты культурного наследия?

— Конечно.

Большинство собравшихся с мнением известного архитектора соглашаться не стало. Сергея Саначина это, похоже, нисколько не расстраивало, он вообще недоумевал, к чему эта бюрократия. С его слов, собравшиеся на заседании занимались не иначе, как ерундой, а выделенные Министерством культуры РТ деньги на экспертизу захоронений — лишняя и непонятная трата денег. «Нужно создать указ, включить туда все захоронения, а не только пять для русского и пять для татарского кладбища, и чтобы президент Татарстана его подписал. Тогда никто ничего не сделает, никто не тронет памятники», — уверен Сергей Саначин.

Фариде Забировой на пару с помощником президента РТ Олесей Балтусовой пришлось объяснять, что Рустам Минниханов просто не подпишет такой документ: без определения статуса объектов у указа не будет никакой силы. По логике Сергея Саначина, такие понятия в этой ситуации вовсе не нужны, только лишние сложности.

— Ну мы не можем иначе, без присвоения статуса! Это прописано в рамках 73-го федерального закона («Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов РФ», — прим. ред.). Иначе мы не сможем защитить, — парировала Фарида Забирова.

Есть задание расширить список, чтобы стало больше объектов культурного наследия, сообщила Фарида Забирова. Фото Максим Платонова

На собрании было решено отправить в Министерство культуры РТ следующий список захоронений на русском кладбище: Николай Виноградов, основатель казанской терапевтической школы; Николай Катанов, профессор Казанского университета; Александр Баратынский, общественный деятель; Яков Шамов, меценат («Шамова и без вас будут охранять очень хорошо, зачем занимаетесь ерундой? Сколько склепов разрушается», — негодовал Сергей Саначин); Петр Дульский, искусствовед; Александр Зайцев, химик. Решением собравшихся на заседании ТРО ВООПИиК было решено включить в первоначальный список для присвоения статуса объекта культурного наследия шесть, а не пять объектов. По татарским деятелям сложилась аналогичная ситуация: Шигабутдин Марджани, богослов; Галимджан Баруди, общественный деятель; Ахметбай Хусаинов, благотворитель; Ахметзян Сайдашев, благотворитель; Апанаевы, Юнусовы. Перечень татарских захоронений было решено доработать с Институтом истории им. Марджани.

Это первый этап работы, в дальнейшем члены общества надеются, что кладбища или хотя бы их части получат статус достопримечательности, который позволит сохранить местность в комплексе. Обсуждение этой темы пришлось прервать, иначе участники рисковали обсудить только один вопрос.

Перечень татарских захоронений было решено доработать с Институтом истории им. Марджани. Фото Олега Тихонова

«В мае должны начать работы по «Том Сойер фест»

Помощник президента РТ Олеся Балтусова напомнила порядок, по которому идет подготовка к фестивалю: до февраля нужно определиться с объектами, затем реставраторы выходят на замеры, становится понятен объем работ, «масштаб бедствия».

— Считаем затраты, обращаемся к партнерам. То есть в феврале идет проектирование, в апреле все должно быть готово, в мае начинаем работы. Это идеальный вариант, — пояснила Олеся Балтусова.

Она добавила, что президент РТ высказался, что в этом году в проект можно включить десять объектов. Примерно столько было озвучено на собрании. Первый — Гоголя, 5. Пока заявку на участие отправил один жилец, от другого нет ответа. Несмотря на это, есть возможность согласовать работы через кафедру реставрации КГАСУ, поскольку это здание — памятник. Очевидно, что здесь без масштабной реконструкции не обойтись.

Далее был представлен дом на Волкова, 14, два его жильца уже написали соответствующее письмо. Полный список включает еще десять домов: Щапова, 21; Достоевского, 12; Космодемьянской, 10; Жуковского, 18; Садыковой, 14; Фатыха Карима, 11; Волкова, 42б; Калинина, 4; Меховщиков, 78; Нариманова, 58. Состояние зданий разное, как и возможности связаться с собственниками. Кто-то из них обращается сам, а кто-то находится за границей, настоящие же жильцы хозяевами не являются. Такая ситуация с объектом на улице Космодемьянской. Пока было решено утвердить этот перечень и отдать его на доработку экспертам.

Казанский «Том Сойер фест» отличается самым большим количеством объектов. Фото Олега Тихонова

Кстати, казанский «Том Сойер фест» отличается самым большим количеством объектов, есть «политический интерес», который встречается не во всех городах. К тому же ТРО ВООПИиК выиграло субсидию в 350 тыс. рублей как НКО, средства будут потрачены на реставрационные работы в рамках фестиваля.

Юлия Косолапкина
Общество
комментарии 13

комментарии

  • Анонимно 19 янв
    куда лезут эти активисты? В сакральные зоны. Потому что в бюджете есть деньги на реконструкцию кладбищ Казани. Засуетились про народную память. Не хватило охраны архитектуры...? Прям тимуровцы-гайдаровцы... Незаконно назначать свои списки памяти и их лоббировать. Народ и конфессии сами с этим разбираются, сами помнят и чтят, без ТРОО ВООПИК.
    Кто остановит этих безумцев-общественников? Город они уже сожгли...
    Ответить
  • Анонимно 19 янв
    5 могил русских и 6 татарских деятелей...
    Ответить
    Анонимно 19 янв
    согласитесь - недопустимо так действовать. Наглость вторжения в народную память.. кто их остановит? Воинствующие охранники. Кто дал право отбора? Это не этично и не законно.
    Ответить
    Анонимно 19 янв
    Согласен.
    Это видит каждый незаинтересованный человек вне зависимости от национальности и религиозной принадлежности.

    Просто "воинствующие охранники" (как вы их точно охарактеризовали, ООО ТРО ВООПИК) превратились в своеобразную секту, о которой большинство горожан практически ничего не знают - какие доходы, какие расходы, кто члены, чем занимаются, где собираются и т.д. - и в которую доступ простым смертным ограничен.
    Ответить
  • Анонимно 19 янв
    Очень все странно:

    "Состояние зданий разное, как и возможности связаться с собственниками. Кто-то из них обращается сам, а кто-то находится за границей, настоящие же жильцы хозяевами не являются".
    Источник : https://realnoevremya.ru/society/87057-v-tro-voopiik-obsudili-proekt-kazanskie-nekropoli

    Собственник здания находится (отдыхает, уехал на постоянное место жительства и т.т?) за границей, а в Казани его дом на средства налогоплательщиков бесплатно отремонтируют?

    Ну очень странно.
    Ответить
    Анонимно 19 янв
    не отремонтируют, если не даст согласия.
    Ответить
    Анонимно 19 янв
    бюджетные средства в ТСФ не используются, в этом году разве что выиграли грант, а остальное - это спонсоры. изучайте вопрос, а потом кидайте обвинения.
    Ответить
  • Анонимно 19 янв
    А здесь то хоть видионаблюдение есть или тоже не надо?
    Ответить
    Анонимно 19 янв
    Полюбому есть.
    Ответить
  • Анонимно 19 янв
    А почему не включили в "покраску" дом Дружининой по улице Космодемьянской, 2?

    Что с этим многострадальным домом вообще происходит?

    Проясните, пожалуйста, уважаемые члены ТРО ВООПИК.
    Ответить
    Анонимно 19 янв
    Дом Дружининой - памятник, а не средовой дом.
    Ответить
  • Анонимно 19 янв
    Если активисты "Том Сойер фест» красят дома, то надо и со двора, а не только фасадами на улицу выходящие. Стоит дом покрашен, а со двора помойка (в смысле не тронутый фасад). Заволновались активисты, волна пошла, финансы пришли. Сами списки готовим, сами экспертизу делаем. Все могилы имеющие историко-культурное значение давно известны, институт истории давно этим занимался.
    Ответить
  • Анонимно 19 янв
    Очень хорошо что хоть что то делается по сохранению захоронении великих людей . Хорошо что занимаются облагораживанием города
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии