Новости

12:49 МСК
Все новости

«Два преимущества, которые я вижу: могу без прихватки брать горячее и на морозе руки не мерзнут»

Интервью с пилотом бионических протезов о настоящем и будущем протезирования в России

«Два преимущества, которые я вижу: могу без прихватки брать горячее и на морозе руки не мерзнут» Фото: riavrn.ru

Как скоро ученые создадут протезы, полностью идентичные человеческим конечностям? Насколько заметно отставание российских технологий протезирования от зарубежных? Можно ли в нашей стране получить хороший протез за бюджетные средства, не тратя на него миллионы рублей? С какими проблемами и трудностями сталкивается человек, получивший инвалидность в России? На эти и многие другие вопросы «Реального времени» ответил пилот бионических протезов, SММ-менеджер компании «Моторика» Константин Дебликов, несколько лет назад лишившийся кистей рук при взрыве пиротехники.

«Если человек действительно сформирован, то никакая травма, никакая инвалидность его не сломает»

— Константин, расскажите, пожалуйста, чем вы занимаетесь сейчас? Сильно ли поменялась ваша жизнь после происшествия в 2014 году?

— Сейчас я работаю в компании «Моторика» — мы изготавливаем интересные, необычные протезы для детей и высокотехнологичные протезы для взрослых. Параллельно я организовываю соревнования людей-киборгов, стараюсь популяризировать высокотехнологичное протезирование, а также пытаюсь поменять взгляд общества и самих людей с инвалидностью на проблему ампутации в России.

Что касается изменений в моей жизни… Я бы не сказал, что моя жизнь как-то перевернулась с ног на голову. У меня есть музыкальное образование, и раньше я играл на гитаре, но, очевидно, что с современными протезами продолжать это занятие было невозможно. Однако я не оставил музыку — начал играть на барабанах, занялся электронной музыкой, то есть просто немного сместил акценты, но увлечения у меня остались теми же самыми. У меня появилась цель в жизни: я понял, с какими проблемами живут люди с инвалидностью в России, и сейчас сконцентрировал усилия на том, чтобы постараться эти проблемы решить.

— На вашей странице в «Фейсбуке» есть любопытный ролик, в котором известный дизайнер Артемий Лебедев уверяет вас в том, что, «если его переедет трамвай и он лишится ног, то он просто откроет «Яндекс» и будет там искать информацию о том, что делать дальше». Также он сказал, что ни капли «не изменится в случае потери конечностей». Его заявление вызвало негодование в комментариях, а вам лично не показалось, что он немного переоценил свои способности?

— Нет, мне так не кажется, более того, я думаю, что совсем не изменился после ампутации. В чем-то, конечно, мой образ жизни изменился, однако то, чем человек является, то, для чего он живет, как воспринимает себя и окружающий мир — это все-таки более базисные вещи. Думаю, если человек действительно сформирован, то никакая травма, никакая инвалидность не сломает его и совсем не обязательно она должна его менять. Так что в этом смысле я с Артемием согласен. Если говорить именно про перемену сознания, то, я думаю, что у меня она не произошла, а Артемий, как человек точно сложившийся, внутренне бы не сильно изменился.

Раньше я играл на гитаре, но, очевидно, что с современными протезами продолжать это занятие было невозможно. Однако я не оставил музыку — начал играть на барабанах, занялся электронной музыкой, то есть просто немного сместил акценты, но увлечения у меня остались теми же самыми

— Правда ли, что после случившегося с вами на помощь вам

пришла масса совершенно незнакомых людей, причем даже из других стран?

— Вообще, когда я очнулся в больнице на следующий день после ампутации, то мои друзья уже начали сбор денег на протезы в интернете. И так как это произошло на файер-шоу, то файерщики (которых, кстати, довольно много в нашей стране) очень живо откликнулись на мою проблему, устроили благотворительные концерты, сборы пожертвований и очень быстро собрали огромные деньги, на которые мы приобрели протезы.

Из других стран тоже было много людей: знаю точно, что была помощь из Германии, были переводы с Украины. Честно, я был поражен, и очень благодарен всем людям, которые не прошли мимо и действительно поучаствовали в этом, и не обязательно деньгами, а даже просто репостами и словами поддержки. Это очень классно и это говорит о том, что все мы в первую очередь люди.

«Все, что могли предложить детям раньше — это какие-то косметические вещи, которые закрывают травму, развивая у ребенка комплексы»

— Константин, не хочу трогать тему недостатков, поэтому лучше скажите, какие вы увидели преимущества в протезах?

— Могу назвать вам два преимущества, которые пока вижу: я точно могу без прихватки брать горячее и на морозе руки не мерзнут (смеется).

— Сейчас все зависят от телефонов, гаджетов, компьютеров, а современные протезы позволяют ими полноценно пользоваться?

— С компьютерами и гаджетами все нормально, я просто не пользуюсь мышкой, а пользуюсь специальным устройством, позволяющим управлять курсором. Сенсорами пользуюсь при помощи стилусов, потому что очень многие протезы не работают с тачскринами, но ко всему этому можно привыкнуть — было бы желание и был бы настрой.

— Дорого ли стоят протезы и можно ли в России получить хороший протез за бюджетные деньги?

— Это вполне возможно, но, скорее всего, вам придется очень сильно постараться, потому что никто не будет гореть желанием выдавать человеку дорогущий протез, если можно по законодательству отдать ему что-то подешевле и более низкого качества. Но если человек «заряжен», если он понимает, по какому алгоритму ему действовать, куда обращаться и куда писать жалобы, то такой вариант возможен.

В Москве получить дорогой протез намного проще, чем в регионах. Плюс многое зависит от того, сколько вам лет, при каких обстоятельствах вы получили травму, вернет ли вам протез возможность жить активной жизнью, зарабатывать и вернуться в число налогоплательщиков, чтобы как-то компенсировать стоимость протеза. Все очень индивидуально. Некоторые люди умудряются получить хорошие, качественные протезы за счет государства (в том числе иностранные дорогие протезы), другим же это не удается, и они, к сожалению, получают морально устаревшие тяговые протезы.

Сейчас все идет к тому, чтобы мы в России не покупали иностранные протезы за несколько миллионов рублей — государство инвестирует в отечественные разработки. Замечу, что стоимость иностранного протеза очень сильно раздута, как и у любой медицинской техники или фармакологии. Цены очень сильно отличаются от себестоимости. И я опять вынужден вернуться к «Моторике» — компания сейчас как раз специализируется на создании высокотехнологичных протезов, которые будут стоить в районе 350 тысяч рублей. Это уже кардинальное снижение цены.

С компьютерами и гаджетами все нормально, я просто не пользуюсь мышкой, а пользуюсь специальным устройством, позволяющим управлять курсором. Сенсорами пользуюсь при помощи стилусов, потому что очень многие протезы не работают с тачскринами, но ко всему этому можно привыкнуть

«Роботизированная рука должна не только управляться мозгом, но и иметь такую же чувствительность»

— К слову о «Моторике» (кстати, недавно ваш специалист приезжал в Казань, чтобы установить татарстанской девушке тяговый протез кисти) — раз уж вы работаете в российской компании, создающей протезы, не могу вас не спросить: откровенно говоря, далеко ли нам до зарубежных технологий протезирования?

— Если говорить про детское протезирование, то сейчас в России делают хорошие протезы. Раньше в большинстве случаев все, что могли предложить детям — это какие-то косметические вещи, которые просто закрывают травму, прячут ее под силикон, тем самым развивая у ребенка комплексы плюс не давая ему никакого функционала. Ситуация изменилась, в частности, благодаря «Моторике», которая делает протезы, возвращающие детям функционал их поврежденной конечности. Так что с детским протезированием сейчас все становится лучше.

Что касается высокотехнологичного протезирования, то пока мы отстаем от Европы и Штатов, но нужно понимать, что у них совсем иначе складывалась ситуация: в последние несколько десятков лет различные компании активно конкурировали между собой, там создавались разные инженерные команды, разработки которых постоянно сравнивались и улучшались. В результате сейчас они имеют несколько действительно хороших продуктов.

В принципе, мы уже приближаемся к тому, чтобы в России были качественные средства реабилитации, и было бы совсем здорово, если бы государство тоже уделяло этому вопросу внимание и, конечно, средства.

— А как вы думаете, застанем ли мы те времена, когда искусственная конечность станет идентичной человеческой руке?

— Я обычно говорю, что на это уйдет несколько десятков лет, но мне, конечно, хочется, чтобы это было еще при моей жизни — хочется испытать на себе. Вообще, в этом вопросе есть два направления: во-первых, роботизация, которая упирается в создание интерфейса «мозг-компьютер» — это один из ключевых моментов, который обязательно должен быть достигнут для того, чтобы роботизированная рука могла не только управляться мозгом так же, как и здоровая, но и могла иметь такую же чувствительность. А для этого нужно уметь передавать нервные сигналы в электронные и наоборот. Второе направление — это биотехнологии, выращивание конечностей и пересадка. Однако такие опыты пока еще не проводятся.

В принципе, мы уже приближаемся к тому, чтобы в России были качественные средства реабилитации, и было бы совсем здорово, если бы государство тоже уделяло этому вопросу внимание и, конечно, средства

«Когда ты попадаешь в такие сообщества, тебе просто грустно становится»

— Константин, скажите, к каким трудностям и препятствиям относительно получения протеза, консультаций, психологической помощи нужно быть готовым в России?

— Все, что вы перечислили — это проблемы. Начиная с того момента, когда человек получает травму, начинается тотальное неведение. Зачастую ни сам человек, ни врачи не знают, что делать, на что пациент имеет право, а на что нет, может ли он получить нормальный протез, как его получить, какие справки нужны, куда идти. Никто ничего не знает, всю эту информацию нужно собирать самостоятельно, в интернете все написано по-разному, причем нет адекватного, современного сайта, где нормальным русским языком было бы все написано, а не какими-то юридическими штампами.

В России нет нормального сообщества, состоящего из людей, использующих протезы, или же условного общества людей с ампутацией, которое бы поддерживало друг друга, устраивало бы какие-то мероприятия, помогало бы психологически, консультативно. Плюс само протезирование пока еще находится на достаточно начальном уровне. В России довольно медленно развивается разработка и создание собственных протезов — государство мало уделяет этому денег и внимания.

— Мне, честно, не верится в то, что у нас нет хотя бы небольших тематических сообществ...

— Небольшие, может быть, и есть. К примеру, всякие форумы в духе Дисабилити.ру. Не знаю, сколько там лет среднему пользователю, но когда ты попадаешь в такие сообщества, тебе просто грустно становится. Они не воодушевляют, с ними не хочется общаться, потому что большинство людей на этих форумах с позицией: «мне надо», «я несчастный» и так далее. Никто не хочет сам напрячься, что-то сделать. Молодые ребята, которые попадают в такие жизненные ситуации, вынуждены общаться с такими людьми.

«Сказать человеку без ноги: «Мне ваш танец не понравился, потому что вы танцуете плохо» было бы супер-толерантно»

— А что делать молодым людям? Допустим, произошла такая ситуация, я хочу пообщаться с людьми, которые со мной «в одной лодке», чтобы не утонуть окончательно в депрессии и узнать полезные вещи. Куда мне податься?

— Некуда совершенно. Сейчас приходится искать выборочно людей в интернете. Мне самому каждый день пишут разные люди, задают вопросы. Пока мы общаемся только таким образом.

Конечно, ты можешь сходить в региональную ячейку общества инвалидов, но, например, когда я ходил в нашу, мне там вообще… Честно, я убежал оттуда, потому что там одна депрессия и просто какой-то ужас творится. Обреченность полная.

— Может быть, у вас есть желание как-то исправить эту ситуацию своими силами?

— Я сейчас как раз пытаюсь этим заниматься — у меня в планах создание некой некоммерческой организации. Надеюсь, что все получится и я смогу объединить людей, помочь молодым и не очень людям, попавшим в непростую ситуацию. Вообще, такое движение должно исходить от самих инвалидов, а не от государства. Если они будут активны, то другим людям, которые будут получать инвалидность, будет намного проще, потому что появится живое комьюнити.

— А что у нас с отношением общества к людям с ограниченными возможностями? Вспоминается просто уйма неприятных случаев, в том числе ситуация с Ренатой Литвиновой и Евгением Смирновым.

— Так уж вышло, что веками на Руси и в России отношение к инвалидам было, как к ущербным, зависимым, несчастным людям. Но справедливости ради надо заметить, что это отношение, конечно, заметно трансформировалось в последние годы. Вообще, мне кажется, что в основе такого поведения лежит страх перед инвалидностью, потому что это то, о чем мы не хотим думать, это то, что отчасти напоминает нам о смерти, это то, что вызывает какие-то негативные эмоции.

Мне кажется, сказать человеку без ноги: «Мне ваш танец не понравился, потому что вы танцуете плохо» было бы супер-толерантно и корректно, потому что он точно такой же человек, который может хорошо танцевать и может танцевать плохо

Думаю, ситуация будет меняться намного активнее, если, в первую очередь, люди с инвалидностью сами начнут менять отношение к себе. Чем больше таких людей будет в медиа, на телевидении, в интернете, чем более активными они будут, тем лучше будет для общества, которое начнет привыкать к людям с инвалидностью, и начнет относиться к ним совершенно обычно.

Ситуация с Литвиновой и Познером сложилась как раз-таки из-за того, что люди до конца не понимают, как относиться к людям с инвалидностью. Как мне кажется, сказать человеку без ноги: «Мне ваш танец не понравился, потому что вы танцуете плохо» было бы супер-толерантно и корректно, потому что он точно такой же человек, который может хорошо танцевать и может танцевать плохо. Если тебе не понравилось, как танцует инвалид, то ты можешь ему сказать прямо, и все — в этом нет ничего такого. Надо учиться смотреть на всех людей, как на равных.

Лина Саримова, фото facebook.com
комментарии 7

комментарии

  • Анонимно 09 июля
    Здорово, что люди попадающие в такие ужасные ситуации, смогли не просто выбраться из них, а еще и с энтузиазмом и радостью рассказывают про свое будущее)
    Ответить
  • Анонимно 09 июля
    Давно пора начать делать подобные операции, скольким бы помогли. А то резать то научились, теперь дело за обратным.
    Ответить
  • Анонимно 09 июля
    веками на Руси инвалидам помогали если что. отношение было очень хорошее, никого не кидали. всем миром помогали. при чем здесь Русь? не надо путать.
    Ответить
    Анонимно 09 июля
    да никто не путает, просто историю не искаженную мало кто знает.
    Ответить
  • Анонимно 09 июля
    Странные плюсы вы нашли. Но радует, что позитивно смотрите на жизнь.
    Ответить
  • Анонимно 09 июля
    Так держать ребята, вы просто молодцы!
    Ответить
  • Анонимно 09 июля
    Позитивные парни)
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии