Новости

09:26 МСК
Все новости

​«Тот самый длинный день в году… нам выдал общую беду»: начало войны, мобилизация в Татарстане

​«Тот самый длинный день в году… нам выдал общую беду»: начало войны, мобилизация в Татарстане

Накануне праздников в Институте истории имени Марджани была представлена книга «Нам жить и помнить. Татарская АССР в годы Великой Отечественной войны (1941—1945 гг.)». Авторы монографии Айслу Кабирова, Екатерина Кривоножкина и Алексей Бушуев. С разрешения исследователей мы публикуем выдержки из новой книги.

Как мобилизация стартовала на второй день войны

22 июня 1941 года… Этот день навсегда сохранится в памяти нашего народа. Нападение нацистской Германии на Советский Союз открыло самую трагическую и одновременно героическую страницу в новейшей истории России. Отныне усилия всех и каждого сосредоточились на одном желании — разгромить ненавистного врага, сохранить целостность и независимость своей Родины. Страна превратилась в единый боевой лагерь, тыл и фронт сомкнулись в стремлении выстоять и победить.

Сразу же после известия о начале войны во всех регионах развернулась мобилизационная работа. 22 июня Президиум Верховного Совета СССР своим Указом объявил мобилизацию военнообязанных с 1905 по 1918 годы рождения включительно на территории 14 военных округов: Ленинградского, Прибалтийского Особого, Западного Особого, Киевского Особого, Одесского, Харьковского, Орловского, Московского, Архангельского, Уральского, Сибирского, Приволжского, Северокавказского и Закавказского военных округов. Первым днем мобилизации назначалось 23 июня. Татарская АССР в начале войны входила в состав Приволжского военного округа.

23 июня 1941 г. постановлением ЦК ВКП(б) и СНК СССР была создана Ставка Главного Командования, 10 июля преобразованная в Ставку Верховного Командования, 8 августа — в Ставку Верховного Главнокомандования. 29 июня Совнарком СССР и ЦК ВКП(б) разослали партийным и советским организациям прифронтовых областей директиву. Содержащийся в ней лозунг «Все для фронта! Все для победы!» мгновенно стал приоритетным как для армейских подразделений, так и для гражданских лиц на всей территории Советского Союза.

Кардинальные изменения произошли в высшем эшелоне власти. 30 июня 1941 г. в СССР под председательством И.В. Ста­лина был создан чрезвычайный орган управления — Государственный Комитет Обороны, на который возлагались полномочия по принятию всех важнейших решений в государстве на период военного времени и стратегическое руководство Советскими вооруженными силами.

Желаю взять снова оружие в руки, отправляйте меня на передовые позиции!»

В Татарстане сообщение о вторжении агрессора было встречено с глубоким негодованием. Смертельная опасность, нависшая над Отечеством, всколыхнула патриотические чувства и устремления жителей республики. В военкоматы устремился поток добровольцев, желающих лично участвовать в разгроме фашизма. Типичны были заявления следующего содержания: «Подлость фашистской своры, осмелившейся напасть на нашу Родину, вызвала у меня великую ненависть к заклятому врагу… Прошу Вас, тов. военком, направить меня в действующую армию. За дело любимой Родины не пожалею себя и своей жизни», — так писала работница управления связи А.Н. Лывина. «Желаю взять снова оружие в руки, отправляйте меня на передовые позиции!», — указывал в своем заявлении участник финской кампании С.А. Поляков. «Я хочу идти добровольно на защиту родной советской земли», — подчеркивал т. Левушкин из Чистопольского района республики. «Буду бить врага, не щадя своей крови и самой жизни, хочу быть достойным героической славы великой Красной Армии».

Телеграмма И.В. Сталину от сотрудников треста № 14 Чекасина, Афанасьева, Гайнутдинова, Ястребова с просьбой зачислить добровольцами на фронт. Казань. 25 июня 1941 г. (НМ РТ)

Много было коллективных заявлений. Совместные заявления с просьбой о зачислении в действующую армию подали работницы и служащие завода им. С. Орджоникидзе, студентки третьего курса технологического отделения Казанского жирового техникума и т. д. Целыми отделами приносили заявления коммунисты и комсомольцы райкомов и горкомов республики. За шесть дней мобилизации (с 23 по 29 июня 1941 г.) в военкоматы Татарстана поступило свыше 5 тысяч заявлений об отправке их в действующую армию. К середине июля общее число добровольцев по республике превысило 14 тысяч человек. Но, несмотря на массовый характер добровольческого движения, в связи с масштабным характером военных действий и тысячекилометровой протяженностью фронтов превалирующим источником пополнения воюющей армии оставался, безусловно, мобилизационный набор.

«Явка призывников в первые месяцы войны составляла 100 процентов»

Военнообязанных первых очередей оповестили о явке на сборные пункты практически сразу же. В памяти З.И. Зиганшина из деревни Кзыл-Ялан Чистопольского района, которому в июне 1941 г. еще не исполнилось и семи лет, ярко запечатлелись события того времени. Он рассказывал о проводах своего отца — Исмагила Зиганшина — следующее: «Когда сообщили о войне, мой отец был в поле, на сенокосе. Как и другие его товарищи. Уже через час они были в своих домах… Все начали собираться. Утром они должны были быть в городском военкомате в Чистополе, добираться должны были туда своим ходом. Я на всю жизнь запомнил эту ночь, этот слабый свет на кухне и долгие, тихие перешептывания папы с мамой. Наступило утро… Вскоре отец ушел, а мы стояли и провожали его взглядом до тех пор, пока он не скрылся за горизонтом…». Отец Завита Зиганшина так и не вернулся домой к своей семье, он погиб в 1943 г.

За годы, прошедшие после войны, историки и местные краеведы неоднократно пытались проанализировать число участников боевых сражений из Татарстана и количество потерь, понесенных республикой в военный период. Огромную работу в этом направлении провели сотрудники республиканской редакции «Книга Памяти», созданной при Кабинете министров Республики Татарстан в преддверии 50-летнего юбилея Победы. В ходе многолетних научных исследований и поисковых экспедиций ими было выявлено, что в годы войны в действующей армии сражались около 700 тысяч наших земляков. Более 350 тыся­ч из них погибли на фронтах войны, защищая Родину. Учитывая, что по переписи 1939 г. в республике проживали 2914,2 тысяч человек, этот показатель в общей сложности составляет 11,5% от всего довоенного населения республики.

Феномен массового героизма советских людей, красноречивым свидетельством которого являются эти обобщающие статистические данные, до сих пор остается предметом восхищения и изучения не только отечественных историков, но и зарубежных специалистов. Вместе с тем важно помнить, что общественное сознание военной поры нельзя представлять как одномерное, однородно патриотичное явление. Согласно рассекреченным в постсоветское время источникам и воспоминаниям ветеранов, оно было многоликим, сложным, противоречивым. Экстремальная ситуация выявляла истинную сущность каждого человека. В военные годы выявлялись случаи дезертирства, уклонения от службы, членовредительства и т. д. Только за период с 20 июля по 10 августа 1941 года органами прокуратуры ТАССР было возбуждено 46 уголовных дел по ст. 193-10 п. а» Уголовного Кодекса РСФСР за уклонение от мобилизации. Однако процент таких фактов в целом был незначителен. Подавляющее большинство советских граждан воспринимало начавшуюся войну действительно как Великую Отечественную… Фронтовики, ощущая свою причастность к судьбе Отчизны, заново переосмысливали такие понятия, как «народ», «Родина», выражали готовность отстоять независимость своей страны. Желание защитить землю, на которой они родились, жизнь близких и дорогих людей двигало их делами и помыслами. Через любовь к Родине рождался истинный глубокий патриотизм, благодаря которому отважные воины выполняли, казалось, невозможные задачи, совершали легендарные подвиги, становились героями. Именно поэтому военкоматы Татарстана вполне справлялись с поставленными перед ними в военный период задачами. Явка призывников, судя по документам, в первые месяцы войны составляла 100 процентов.

Кони, люди, трактора

Наряду с людскими в начальный период войны проводилась также мобилизация материальных ресурсов. В каждый район спускались разнарядки, согласно которым мобилизации подлежало определенное количество тракторов, машин, повозок, лошадей. За невыполнение планов мобилизации предусматривалась уголовная ответственность. Поставка машин проходила в минимальный срок. В целом за период с 22 июня по 25 ноября 1941 г. Татарская АССР поставила для нужд фронта 5 229 артиллерийских, 8 171 кавалерийских, 18 678 обозных лошадей; 6 405 парных и 1 550 одноконных повозок; 3 302 автомашины, из них грузовых — 3 051; 446 тракторов и 187 тракторных прицепов. Несмотря на огромные сложности, мобилизационные наряды были закрыты в полном объеме, в некоторых районах даже с превышением (при этом значительная часть колхозов и совхозов остались без грузовиков и тракторов). Хотя без репрессивных мер и здесь не обошлось. Некоторые руководители хозяйств, виновные в недопоставках техники и в срыве выполнения планов мобилизации автомашин и лошадей для РККА, были осуждены на различные сроки лишения свободы.

НМ РТ (казанцы на ул. Баумана слушают речь И.В. Сталина. 3 июля 1941 г.)

Одновременно с мобилизационными мероприятиями в стране развернулась работа по военному обучению населения. Активное участие в ней принимали ОСОАВИАХИМ (Общество содействия обороне, авиационному и химическому строительству), физкультурные организации, общество Красного Креста и Красного Полумесяца. 18 сентября 1941 г. было опубликовано постановление Государственного Комитета Обороны «О всеобщем обязательном обучении военному делу граждан СССР». В нем указывалось: «Ввести с 1 октября 1941 г. обязательное военное обучение граждан мужского пола в возрасте от 16 до 50 лет». Обучение проводилось без отрыва от производства по 110-часовой программе из расчета два занятия в неделю. Вся программа была рассчитана на пять месяцев. Подразделения всевобуча организовывались по территориально-производственному признаку. Инструкторы для проведения занятий в учебных пунктах подбирались военными отделами райкомов и горкомов партии совместно с райвоенкоматами. Только физкультурные организации республики подготовили 389 инструкторов и начальников военно-учебных пунктов всевобуча.

К военной подготовке в первую очередь приступили допризывники 1923—1924 годов рождения и военнообязанные запаса из числа необученных в возрасте до 45 лет. На занятиях потенциальные бойцы учились пользоваться винтовкой и автоматом, овладевали тактическими приемами. Большое внимание уделялось физической подготовке: воспитанию выносливости, выдержки, стойкости, умению ходить на лыжах. Важное значение придавалось освоению средств противовоздушной и противохимической защиты.

В концу февраля 1942 г. занятия в подразделениях всевобуча Татарстана первой очереди окончили более 22 тысяч человек. Всего за военные годы в семи очередях всевобуча по ТАССР было подготовлено 186 тысяч человек.

Существенную лепту в обучение офицеров-танкистов внесло Казанское танковое училище. За военный период здесь состоялось 23 выпуска, в ряды Красной Армии влилось 4 628 командиров и 832 политработника. 17 воспитанников училища стали Героями Советского Союза.

350 тысяч человек по более чем 30 военным специальностям

Мощную организацию к началу войны представлял собой Казанский аэроклуб с филиалами в Казани, Чистополе, Зеленодольске. С началом войны, когда Чистопольский клуб перестал функционировать, всю работу по подготовке авиаторов для армии взял на себя Казанский и передислоцированный в ТАССР Ленинградский аэроклуб № 1. В октябре 1941 г. в этих клубах обучались более 800 курсантов, которых обслуживали 200 человек летно-технического состава. В начале зимы 1942 г. из прифронтовых районов в Татарстан были переведены также Первый и Второй ленинградские, Первый московский и Первый боровичевский аэроклубы. Их объединили под общим командованием Татарского областного совета Осоавиахима под председательством Б.М. Бикеева.

Несмотря на то, что постановление о всевобуче предусматривало обязательное обучение военному делу только мужчин, в его сети добровольно занимались и женщины. С 15 февраля 1942 г. в соответствии с приказом Московского военного округа (с 1 декабря 1941 г. по 15 октября 1943 г. территория ТАССР входила в состав МВО) райкомы комсомола совместно с райвоенкоматами Татарстана приступили к комплектованию комсомольско-молодежных подразделений всевобуча, в том числе и женских. В общей сложности за годы войны в системе республиканского всевобуча специальностям радисток, телефонисток, телеграфисток было обучено более 23 тысяч женщин.

Заявление Н.К. Манзенко с просьбой принять в ряды РККА добровольцем. 11 июля 1941 г. (НМ РТ)

Вполне традиционной оставалась и задача овладения специальностями медицинской службы женщинами и девушками специальностей. Подготовка младшего и среднего медицинского персонала, как правило, осуществлялась на краткосрочных курсах, которые организовывались на предприятиях, в учреждениях, в районах. За годы войны на фронты войны и в полевые госпитали из Татарстана были отправлены около 3,5 тысячи медсестер и свыше 3 тысяч сандружинниц.

Общими усилиями всех добровольных оборонных и общественных организаций за 1941—1945 гг. в Татарстане были подготовлены 350 тысяч человек по более чем 30 военным специальностям (летчики, телефонисты, снайперы, пулеметчики, радисты и др.).

Прошедшие военное обучение кадры непрерывно направлялись в действующие части. Однако размах войны вызывал необходимость пополнения Красной Армии все новыми и новыми бойцами. Катастрофические поражения советских войск на ее начальном этапе заставили руководство страны искать новые возможности для формирования значительных военных резервов. В сложившихся условиях было принято решение о комплектовании новых частей и соединений в глубоком тылу.

На территории Татарстана также развернулась большая подготовительная работа по формированию новых воинских частей. К началу войны здесь уже дислоцировались 18-я и 86-я стрелковые дивизии. В августе 1941 г. началось укомплектование 352-й с. д., в сентябре 1941 г. — 334-й с. д. В декабре 1941 г. была начата работа по формированию 146-й и 147-й с. д., в марте 1942 г. — 120-й с. д. Закончившие формирование 334-я, 352-я, 146-я с. д. были направлены под Москву, а 147-я, 120-я с. д. — на Сталинградский фронт.

Эти воинские формирования были многонациональными по составу. Вместе с тем работа по комплектованию их на территории республики предопределила тот факт, что существенную долю в них составляли татары. Например, в 334-й стрелковой дивизии служили представители 33 национальностей, в том числе татары составляли 9,5% дивизии. 352-я стрелковая дивизия была укомплектована воинами 27 национальностей, среди них татары составляли 7,9%.

Семь стрелковых дивизий на фронт

Вопросы формирования и боевой подготовки частей и соединений в ТАССР являлись объектом пристального внимания центральных партийных органов и ГКО. На завершающем этапе каждое из соединений инспектировал Маршал Советского Союза К.Е. Ворошилов. В октябре 1941 г., проверяя боеготовность 352-й с. д., он с удовлетворением констатировал: «Люди в вашей дивизии прекрасные, и я уверен, что с первых дней прибытия на фронт дивизия даст почувствовать себя врагу. Знаю, что вы будете побеждать». Славный боевой путь 352-й Оршанской дивизии, прошедшей фронтовыми дорогами от Москвы до Чехословакии, доказал правоту высказывания полководца.

Всего за годы войны из Татарстана на решающие участки фронта было направлено семь стрелковых дивизий (18-я, 86-я, 120-я, 146-я, 147-я, 334-я, 352-я с. д.), 91-я отдельная танковая бригада, две авиационные дивизии, десятки отдельных полков. Отправка на фронт сформированных на территории республики воинских частей, как правило, проходила в торжественной обстановке, с представителями высших партийно-советских органов. Дивизиям и полкам вручались шефские знамена с наказом от имени всех трудящихся: «Назад ни шагу, вперед до Берлина!».

Бойцы 608-го стрелкового полка 146-й стрелковой дивизии по пути следования на фронт. город Сухиничи. Калужская область. 5 апреля 1942 г. (НМ РТ)

Кроме частей и соединений основных родов войск (стрелковых, авиационных, танковых), в Татарстане формировались также специальные воинские части. К ним относились войска, имеющие специальное техническое оснащение: воздушно-десантные, противовоздушные, инженерно-саперные, химические войска, войска связи, лыжные, штрафные и другие подразделения. Также специальными частями считались запасные и учебные части, предназначенные для обучения маршевого пополнения армии. Разница между всевобучем и запасными учебными частями заключалась в том, что если в системе всевобуча и ОСОАВИАХИМа решались, главным образом, задачи первоначальной военной подготовки боевых резервов, то в запасных и учебных частях осуществлялась уже подготовка непосредственно призывников.

Первые лыжные батальоны

Наибольший вклад в дело обучения рядового и младшего начсостава основных воинских частей внесла дислоцировавшаяся в ТАССР 20-я запасная стрелковая бригада (зсбр). Первоначально она состояла из четырех запасных полков, в которых готовили рядовой состав для стрелковых, пулеметных, минометных подразделений, противотанковой артиллерии и тыловых частей, входивших в состав стрелковых дивизий. Зимой 1941—1942 гг. на базе 20-й зсбр, преобразованной по постановлению ГКО в лыжную, начался процесс формирования лыжных батальонов и бригад. С 1943 г. бригада, переименованная в 6-ю учебную, стала заниматься только подготовкой младшего начальствующего состава и штабных офицеров для стрелковых частей.

Помимо 20-й зсбр на территории республики в годы войны дислоцировался ряд других специальных запасных частей, эвакуированных осенью 1941 г. из Московского военного округа. Согласно последним опубликованным данным, все запасные и учебные части Татарской АССР подготовили за годы войны и отправили на фронт более 350 маршевых команд, рот, батальонов, полков общей численностью более 200 тысяч человек. Всего же на территории республики накануне и в период войны было сформировано, доукомплектовано и дислоцировалось не менее 663 частей и военных учреждений, в том числе боевых частей — 258 (39%), частей боевого обеспечения — 71 (11%), запасных, учебных частей — 14 (2%), военных училищ, курсов, школ — 24 (33,6%), санитарных — 122 (18%), других — 174 (26%).

Несомненно, Татарстан внес достойную лепту в дело бесперебойного снабжения действующей армии подготовленными боевыми резервами. Вопросы мобилизации военнообязанных, их обучения, формирования частей и соединений постоянно находились в поле зрения Татарского обкома ВКП(б).

Много внимания партийно-советские органы республики уделяли и работе с гражданским населением. Хотя Татарская АССР являлась тыловым регионом, глубокое вторжение немецких войск на территорию страны в 1941—1942 годах делало угрозу нападения противника с воздуха на промышленные и железнодорожные объекты республики вполне реальной. Поэтому вопросам организации местной противовоздушной обороны (МПВО) придавалось особое значение. Эта работа проводилась в русле принятого правительством СССР постановления от 1 июля 1941 г., требовавшем привлечения в обязательном порядке женщин от 18 до 50 лет и мужчин в возрасте от 16 до 50 лет к участию в группах самозащиты МПВО.

Враг у ворот

Исполкомами местных Советов депутатов трудящихся были проведены работы по затемнению предприятий, учебных заведений, по маскировке крупных промышленных объектов. При домоуправлениях, на предприятиях и в учреждениях создавались группы самозащиты, в которых постигались азы противовоздушной (МПВО) и противохимической (ПВХО) защиты. К началу октября 1941 г. в республике действовало более 3 300 таких групп, для работы с населением было подготовлено более 26 тысяч общественных инструкторов. Наиболее активными среди них, судя по отчетам ОСОАВИАХИМа, являлись А.П. Валидова (Молотовский район г. Казани), А.П. Осипова (Кировский район), А.М. Шахова (Свердловский район).

Осенью 1941 г. фашистская авиация подвергла бомбардировкам Казанскую железную дорогу, а вблизи границ Татарской АССР были замечены немецкие разведывательные самолеты. Учитывая экстремальные обстоятельства, решением Татарского обкома партии и Совнаркома республики 25 сентября 1941 г. в Татарстане было введено угрожаемое положение. Формиро­вания местной противовоздушной обороны (МПВО) переводились на казарменный режим и несли круглосуточное дежурство на улицах, в бомбоубежищах, у пунктов приема донесений. В некоторых местностях ТАССР (городах Казани, Зеленодольске, на территории близлежащих к столице республики районов, на отдельных участках железной дороги) вводился режим полной светомаскировки.

В октябре 1941 г. для сосредоточения всей полноты гражданской и военной власти в Казани и прилегающих к городу районах был создан Казанский комитет обороны (ККО) во главе с первым секретарем областного комитета ВКП(б) А.М. Алемасовым. Кроме председателя, в состав Комитета, вошли С.Х. Гафиа­туллин (СНК ТАССР), А.Г. Габитов (НКВД), С.П. Спирь­ков (военный комендант города Казани).

Айслу Кабирова, Екатерина Кривоножкина и Алексей Бушуев
Справка

Монография «Нам жить и помнить. Татарская АССР в годы Великой Отечественной войны (1941—1945 гг.)»

комментарии 5

комментарии

  • Анонимно 07 мая
    Спасибо, что помните... До слез ...
    Ответить
  • Анонимно 07 мая
    Вечная память.
    Ответить
  • Анонимно 07 мая
    Авторам спасибо! Уточните, пож-та, какой участок жд бомбили немцы. Это же не территория ТАССР, а западнее?
    Ответить
  • Анонимно 07 мая
    Напишите и о том, что почти все школы Казани были превращены в госпитали.
    Ответить
  • Анонимно 07 мая
    Спасибо за интересную статью! До слез...
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии