Новости раздела

Диляра Топыркина, «КОРД»: кто такой оптометрист и как он борется с апатией

Диляра Топыркина, «КОРД»: кто такой оптометрист и как он борется с апатией
Фото: Олег Тихонов

Большинство офтальмологических патологий у россиян связано с тем, что они плохо видят. Парадоксально, но специалистов, которые могут по-настоящему качественно диагностировать эти нарушения, — единицы. И это при том, что нарушение рефракции — это еще и десятки сопутствующих проблем. Диагностировать нарушения зрения может оптометрист. Что может он и чего не может обычный офтальмолог? Рассказала Диляра Топыркина, главный врач-офтальмолог высшей категории «КОРД Оптики».

Две трети проблем со зрением касаются ухудшения рефракции, а попросту — плохого зрения. Современная оптометрия успешно корректирует эту проблему.


— Диляра Шавкатовна, офтальмолог, окулист — это известные всем специальности врачей. Что делает оптометрист и для чего он нужен?

— Под оптометрией можно понимать раздел офтальмологии или отдельную специальность, занимающуюся определением оптических дефектов глаза или коррекцией с помощью оптических средств. Оптометристы — специалисты, подбирающие очки и контактные линзы. В большинстве стран оптометрия выделена в отдельную специальность (в США еще с 1907 года). Система образования и квалификационные требования к оптометристам в разных странах существенно различаются. «Американская модель» подготовки оптометристов принята во многих странах мира. Обучение в университете на звание «доктор оптометрии» длится 4 года. Страны Европы взяли за основу опыт Германии. Оптометристов готовят там из оптиков. Есть третья модель — польская. В Польше врачей-оптометристов готовят на соответствующем факультете при Познаньской медицинской академии. В России существуют колледжи, где готовят оптометристов. Российскую школу оптометрии в середине XX века предложил создать знаменитый Юрий Захарьевич Роземблюм. Он считал, что оптометрии надо уделять больше внимания и развивать обучение врачей-офтальмологов.

— Правда, что оптометристом может быть специалист без медобразования?

— Да, оптометрист может быть без медобразования. Но надо сказать, что врач-оптометрист имеет клинический подход к любой офтальмологической патологии и при простой проверке зрения может предположить наличие патологии у пациента. При проверке зрения специалист проводит ряд исследований на выявление нарушений рефракции глаза, его аккомодации, бинокулярного зрения, стереопсиса и окуломоторики по определенным алгоритмам. После этого назначается коррекция или рекомендуется ортоптическое лечение. Обязательно учитываются субъективные ощущения пациента. Если выписать рецепт на очки только с учетом объективных данных, адаптация к коррекции может быть длительной или вообще не состоится.

— А в чем вообще необходимость отдельно выделять и обучать оптометриста?

— Современный человек испытывает огромные зрительные нагрузки в связи с большим контактом с электроносителями на близком расстоянии. Рефракционные нарушения занимают большую часть среди других офтальмологических заболеваний. Любой специалист в области офтальмологии с легкостью определит рефракцию пациента, а вот выявить нарушения в области аккомодации, бинокулярного зрения, я думаю, сможет не каждый специалист. Это требование к квалификации врача-оптометриста.

При выявлении данных нарушений мы не только улучшаем зрение, но и качество жизни, что так необходимо каждому человеку. Такие состояния, как астенопия, компьютерно-зрительный синдром, могут приводить к головным болям, чувству хронической усталости и желанию ничего не делать, так как мозг любую зрительную нагрузку воспринимает как нагрузку физическую.

— То есть апатии и депрессии могут быть связаны с тем, что человек банально испытывает трудности со зрением?

— Апатии и депрессии — это неврологические патологии, но в современном мире зрительные нагрузки так велики, что может быть они и взаимосвязаны. Будем наблюдать за исследованиями, которые ведутся в этой области.

— А какова ситуация с детской оптометрией?

— Надо сказать, что специалистов в области детской офтальмологии меньше, чем необходимо. Большую нагрузку на себя берут оптометрические кабинеты. Рефракционные нарушения меняются в зависимости от возраста. До 5 лет больше гиперметропов, с 6 лет начинают увеличиваться такие нарушения, как миопия, астигматизм, нарушения аккомодации и нарушение вергенции. Хотелось бы, чтобы были оптометрические школы, были блоки по оптометрии в циклах повышения квалификации.

В течение первого года жизни опытные детские офтальмологи могут выявить нарушения зрительных функций и назначить коррекцию, чтобы к 2—3 годам у ребенка не развилась астенопия. Иногда родители не замечают ничего особенного в поведении своих детей и не консультируют их у специалиста, а близорукий ребенок воспринимает окружающий мир как должное, ведь без коррекции он не знает, что видеть можно лучше. Дети, которые видят и вдаль, и вблизи, часто без очковой коррекции жалуются на головную боль и дискомфорт в глазах. Родители ведут их к невропатологу, и только наши коллеги понимают, что в первую очередь осмотреть ребенка должен офтальмолог.

Доказано, что недостаточность такого процесса, как конвергенция, может сопровождать дислексию в синдроме гиперактивности при дефиците внимания. И при наблюдении этих пациентов большая ответственность падает на оптометристов для выявления этих нарушений.

— В какой ситуации нужно идти в поликлинику, а когда — к оптометристу?

— Офтальмологические клиники и поликлиники проводят обследование пациента на глаукому, катаракту, макулодистрофию, диабетическую ретинопатию — то есть на серьезные глазные заболевания, приводящие к слепоте. Большое внимание уделяется высоким технологиям в офтальмологии при лечении тяжелых глазных заболеваний.

А вот исследовать рефракционные возможности лучше в специализированных оптических кабинетах. Часто, обследуя пациента, который носит очки, квалифицированный оптометрист может рекомендовать ему другие очки или просто аппаратное лечение. Специалисты в оптических кабинетах «КОРД» проходят регулярное обучение в области оптометрии, посещают специальные циклы в Москве, Санкт-Петербурге и за рубежом. Проходят также регулярные внутренние обучения под руководством главного оптометриста. Составляются индивидуальные циклы обучения каждого специалиста.

— Какие существуют проблемы со зрением и какими линзами их можно скорректировать?

— Очковая коррекция — самая популярная у пациентов. Если у пациента нет других глазных заболеваний, кроме нарушения рефракции, то ему могут быть предложены однофокальные очковые линзы. Для коррекции зрения вдаль или вблизи могут быть подобраны астигматические очки. В очках с прогрессивными очковыми линзами пациент будет одинаково хорошо видеть вдаль и вблизи, даже за компьютером. Если человек не хочет носить очки, специалисты в области оптометрии подберут контактные линзы, и они могут быть сферическими, торическими (для коррекции астигматизма) или мультифокальными (для коррекции старческой дальнозоркости).

— Существует мнение, что нужно как можно позже начинать носить очки, чтобы глаза «не ленились». Это верная тактика?

— Все ровно наоборот. Без очков или контактных линз, в отсутствие культуры работы с электронными носителями глазная мышца постоянно находится в напряжении. Это вызывает слабость, недостаточность аккомодации, парез или спазм аккомодации. Из-за этого в конце дня мышца просто истощена, и пациент говорит: после работы чувствую себя слепым!

— А гимнастика разве не решает этих проблем?

— Я за гимнастику. Она улучшает кровообращение, тонус. Гимнастику должны делать все, кто столкнулся с проблемой рефракции. Но она не решает задач коррекции зрения. А коррекция сегодня просто великолепная: и очковая, и контактная.

«КОРД Оптика»

тел. +7 (843) 238-32-22

www.kord-optika.ru


Интернет-газета «Реальное время»
БизнесКейс
На правах рекламы
комментарии 1

комментарии

  • Анонимно 28 апр
    Диляра Шавкатовна - очень хороший доктор. Большая благодарность ей и всем рекомендую!
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии