Новости

00:35 МСК
Все новости

Спор о калфаках: «Для крестьянок — это были платки, для дам — шляпы»

Казанский историк объясняет, кто раньше носил платки, а кто калфаки и шляпы

Спор о калфаках: «Для крестьянок — это были платки, для дам — шляпы»

Дискуссии вокруг «платочного» скандала в белозерьевской школе Мордовии не прекращаются. Краеугольным камнем стал вопрос: насколько традиционно для татарских женщин ношение хиджаба. На страницах нашего издания уже высказались многие эксперты, представляющие различные сферы деятельности и конфессии. Историк и колумнист «Реального времени» Лилия Габдрафикова, которая долгие годы изучает быт татарского народа, тоже включилась в полемику. В своей авторской колонке, написанной для нашей интернет-газеты, она разъясняет, какие женщины до революции носили платки, а какие — калфаки и шляпки.

Новые старые споры

Вопрос о головных уборах для татарского мира не новый. С таким же жаром обсуждали его и сто лет назад, правда, эти споры не привели ни к чему. Тех, кто в этих дискуссиях отсылает не столько к историческим фактам, а к воспоминаниям о своих бабушках, надо сразу же предостеречь от субъективности такого подхода. И дело даже не в том, что память подвела автора, а просто в многообразии прошлого, в том числе и татарского.

Сто лет назад этот мир не был ограничен сельской околицей. Частью татарской культуры были не только мусульманское духовенство, многочисленное крестьянство и теснившиеся на городских окраинах мещане, но и дворянско-чиновничьи и купеческие семейства, а также тяготевшая к ним молодая интеллигенция. Именно предприниматели с городскими интеллектуалами и создавали свою татарскую буржуазную культуру. Именно они отправляли своих дочерей и сыновей учиться в гимназии, реальные училища, университеты. Перед войной конкурентоспособность этого образования признали и муллы, которые все чаще направляли не только своих сыновей, но и дочерей в русско-татарские школы. В этой среде вряд ли девушки появлялись, прикрыв лицо бабушкиным чапаном.

Даже православные татарки, нагайбачки из Оренбургской губернии, с удовольствием примеряли на себя модные калфаки-наколки

Как «опростоволосилась» татарская женщина

Поэтому в 1910-х годах в городах (если мы берем образованную молодежь) единственным национальным элементом в женской одежде был калфак. Символ татарской самобытности и национальной гордости. Даже православные татарки, нагайбачки из Оренбургской губернии, с удовольствием примеряли на себя модные калфаки-наколки. Есть примеры, когда головные уборы, наряду с остальным ценным движимым имуществом, страховали на солидные суммы. Калфак был альтернативой дамским шляпам того времени. Но и запрета на ношения шляп, конечно же, не было. Например, в журнале «Сююмбике» была рубрика, где татарок учили шить шляпы. Это был свободный выбор каждой женщины, в зависимости от убеждений ее семьи и окружения, а также от материального положения.

Здесь надо помнить, что и русские женщины тогда не появлялись на улице без головного убора. Для крестьянок — это были платки, для дам — шляпы. «Опростоволосилась» — выражение не из татарского лексикона.

Татарские литераторы и публицисты, видимо, специально для потомков создавали изумительные мифы о появлявшихся в городских общественных местах татарских «мадмуазелях» и «барышнях»

А судьи кто?

Сегодня можно бесконечно спорить о том, как на самом деле одевались татарки сто лет назад. Можно утверждать, что фотографии городских татарок постановочные (только как они могли предстать в таком виде перед фотографом?) и на самом деле они ходили укутанными с ног до головы. Можно утверждать, что современники исказили истинное положение дел в татарском обществе начала XX века. Татарские литераторы и публицисты, видимо, специально для потомков создавали изумительные мифы о появлявшихся в городских общественных местах татарских «мадмуазелях» и «барышнях».

Татарской буржуазной культуре было отведено катастрофически мало времени, каких-то десять—пятнадцать лет. Выжившие потомки большинства этих людей находятся сейчас либо за границей, либо давно забыли о своих корнях, растворившись в советской нации. И вряд ли они сумеют рассказать нам о своих бабушках в калфаках и шляпах. Сегодняшняя активная часть татарского сообщества — это потомки рабочих, крестьян, советской интеллигенции. Поэтому в нашей памяти все больше бабушки в платках, пусть и завязанных не ближневосточным способом. Они продолжали традиции народной культуры, не затронутой городскими веяниями, профессиональным дресс-кодом и другими обстоятельствами. Но отрицать исторический опыт пусть немногочисленной татарской элиты начала XX века было бы нечестно. Не только по отношению к их памяти, но и по отношению к себе. Ведь не отказываемся мы от Пушкина с его бакенбардами, хоть он и не соответствует образу русского мужика в лаптях.

Лилия Габдрафикова, фото предоставлены автором
Справка

Лилия Рамилевна Габдрафикова — доктор исторических наук, главный научный сотрудник Института истории им. Ш. Марджани Академии наук Республики Татарстан.

  • Окончила исторический факультет (2005) и аспирантуру (2008) Башкирского государственного педагогического университета им. М. Акмуллы.
  • Автор более 70 научных публикаций, в том числе пяти монографий. Колумнист «Реального времени».
  • Ее монография «Повседневная жизнь городских татар в условиях буржуазных преобразований второй половины XIX — начала XX вв.» удостоена молодежной премии РТ 2015 года.
  • Область научных интересов: история России конца XIX — начала XX вв., история татар и Татарстана, Первая мировая война, история повседневности.

комментарии 17

комментарии

  • Анонимно 12 февр
    Это спор будет всегда, тут нет правого. Традиции надо чтить.
    Ответить
  • Анонимно 12 февр
    Опростоволоситься, это выражение у славян. Нельзя было показывать свои волосы никому кроме мужа. Это считалось большим позором. У татар так же было.
    Ответить
  • Анонимно 12 февр
    Материал данной статьи Охватывает промежуток времени 15 лет до Революции. Слишком короткий промежуток времени . Необходимо было охватывать период Хотя бы с 16-го по 19-й век.,
    Ответить
  • Анонимно 12 февр
    Хорошо разъяснила. Все-таки платок - традиционная одежда у татар, как и калфак.
    Ответить
    Анонимно 12 февр
    Не только у татар. У всех народов женщины покрывали голову платками, это считалось нормально, только последнее время так не делают.
    Ответить
    Анонимно 12 февр
    Это от воспитания зависит, если мамы этого не знают, то и дочерям не передадут свой опыт.
    Ответить
  • Анонимно 12 февр
    Обожаю Лилечку. Лучше б сама в платке или калфаке показалась нам
    Ответить
  • Анонимно 12 февр
    Пора вспомнить про свои корни и начать одевать девушкам платки.
    Ответить
  • Damir Nabi 12 февр
    Я не могу представит себе, что женщины в холод, в жару, или в дождь ходили с непокрытой головой,... Было же какие то татарские шапки, тюрбаны... да, они в городских условиях отошли в сторону, но не исчезали , были уверен, кашмирские шали, но не арабские хижабы, --- это слово в старых книгах и хрониках не найти !
    Ответить
  • Анонимно 12 февр
    Да никто не ходил тогда без головного убора, это же традиция. Слово не пустое, за ним целые поколения отцов и матёрей стояли. Не то что сейчас.
    Ответить
  • Анонимно 12 февр
    Калфак - татар баш киеме.
    Аны тыярга беркемнең дә хакы юк!
    Ул безнең милли мирас, ул безнең милли мәдәният, ул безнең чибәр хатын-кызларыбызның чибәрлеген тагын да югарырак күтәрүче милли атрибут.
    Ответить
  • Анонимно 12 февр
    Красивые девушки.
    Ответить
  • Анонимно 13 февр
    Какие красавицы на фотографиях, глядя на них ощущаешь себя человеком в здоровом развивающемся обществе. А белозерье - ключевая фраза здесь "сельская околица": одинокие женщины заполнили свою жизнь бюджетным смыслом во внешности и содержании, и не дорого и уважение окружающих. Но амбиции несчастных женщин не должны порождать конфликты в общественной системе.
    Ответить
  • Анонимно 13 февр
    Как-то посмотрела канал Спас. Была передача про русский народный женский костюм. Так там и маленькая тюбетейка -сорока, и на ней платок, завязанный почти как хиджаб, тоже присутствовали. Никакого декольте, открытой шеи и в помине нет.
    Ответить
  • Анонимно 13 февр
    Вот и выяснили правду, крестьянки - в платках, барыни - в калфаках. Все логично, головные уборы стоили дорого. В малообразованных слоях населения к тому же, религия всегда играла большую роль. Отсюда у кого-то на фотках прабабушки в платках, а у кого-то в калфаках.
    Ответить
  • Анонимно 13 февр
    Думаю, не нужно путать понятия "религия" и "национальность". Ортодоксальные мусульманки ходят покрытые, да. Но, они абсолютно разных национальностей.
    Да и вообще, кому какое дело кто и как одевается?
    Раздеваться, значит, можно как взбрендит. И это воспринимается нормально. А вот покрывающихся нужно покритиковать. Мдя. Логично.))
    Ответить
  • Анонимно 08 апр
    0 чем молчала Шагинян?


    В октябре в одной из петербургских газет («Новый Петербургь) было опубликовано интервью с Александром Кутеневым, где прозвучала информация о внебрачных детях Александра III.
    Газета решила связаться с Александром Павловичем и уточнить у него этот вопрос.
    «НII» Александр Павлович, не Можете ли подробнее рассказать о внебрачных детях Александра III?
    А.К.: У Александра III действительно было немало внебрачных детей, поскольку он был человеком безудержным и странным. Среди детей были и исторические знаменитости. В частности, Александр Ульянов, старший брат Владимира Ильича Ленина. Дело в том, что Мария Александровна, мать Ленина, была фрейлиной при дворе Александра II. Когда Александр III был просто великим князем, у него был роман с Марией Александровной, от него она в девичестве родила сына Александра. История знает немало подобных примеров: в России к бастардам относились гуманно - давали княжеский титул, приписывали к гвардейскому полку. Известны, что Ломоносов был сыном Петра I, князь Бобринский - сыном Потемкина и Екатерины II, Разумовской - внебрачным сыном Елизаветы. Все они, как вы знаете, сделали прекрасную карьеру и никогда не чувствовали себя изгоями. Такая же участь была уготована и Александру, брату Ленина.
    Но Мария Александровна все испортила: вслед за Александром она родила еще ребенка - девочку, и к Александру III эта девочка уже никакого отношения не имела. Держать при дворе фрейлину с двумя детьми было неприлично. Чтобы замять скандал, решили передать дело охранке. Охранка нашла в Петербурге несчастного человека - гомосексуалиста Илью Ульянова. Как человек с нетрадиционной сексуальной ориентацией, он был на крючке у охранки. Ему дали в приданое к Марии Александровне дворянский титул, хлебное место в провинции, и молодожены отправились в Симбирск.
    И вся бы эта предыстории замялась, если бы не страстный нрав Марии Александровны. Она и в Симбирске не отличалась строгим поведением, и хотя сексуальная жизнь с Ильей Николаевичем у нее сложиться никак не могла, она родила еще четырех детей неизвестно от каких отцов.
    Можете представить, каково было детям Ульяновых в гимназии. В маленьком городке все сразу становится известным, и мальчишки дразнили своих сверстников Ульяновых: припоминались и мамочка, и царь, и Илья Николаевич. В конечном счете, все эта отрицательно повлияло на Александра: он вырос очень озлобленным с желанием, во что бы то ни стало шлепнуть папочку. С этими планами он и отбыл в Петербург на учебу. Остальное все организовала охранка. Как в наше время спецслужбы организовали Народный фронт и другие демократические организации. Там в те далекие времена охранка помогла Александру Ульянову войти в народовольческую революционную организацию и принять участие в покушении на царя.
    Как только Мария Александровна узнала, что сын арестован за покушение на царя, она сразу же поехала в Петербург и явилась к Александру III. Удивительное дело: ни один источник не поражается тому, что никому не известная бедная симбирская дворянка без всяких проволочек попадает на прием к царю! (Впрочем, историки никогда не удивлялись и тому факту, что даты рождения двух первых детей Ульяновых предшествуют дате свадьбы Ильи и Марии). А Александр III принял свою старую пассию сразу, и они вместе посетили Сашу в крепости. Царь простил «цареубийцу», пообещав дать ему княжеский титул, записать в гвардию. Но Сашенька оказался с характером, он сказал все, что думает об обоих своих родителях. И пообещал им, что, как только очутится на свободе, предаст гласности всю их бесстыдную историю и обязательно швырнет бомбу в папочку! Поэтому на свободу Александра Ульянова так и не выпустили, а отправили в психушку, где он своей смертью умер в 1901 году. Историки не сходятся на способах казни, но казни никакой не было.
    Так Мария Александровна косвенно повлияла на судьбу своего старшего сына. Не очень повезло в такой семье и последующим детям. Поскольку Илья Николаевич знал, что дети не его, то он относился к ним как к потенциальным объектам своей любовной привязанности. Сашеньку как сына царя он никогда не трогал, а вот Володе досталась вся его пылкая неотцовская любовь. В юности Владимир Ильич был очень привлекателен. Как мать ни протестовала, она была бессильной отстоять сына: Илья Николаевич попрекал ее собственным поведением.
    - И что Ленин?
    - Он оставался до конца дней своих гомосексуалистом. Кстати, это известно во всем мире, только, советские люди ничего не знали и жили в благоговейном поклонении вождю пролетариата. У Антониони снят фильм о великих гомосексуалистах, и Ленину в нем отведена особая глава. Об этом написано уже несколько книг.
    Страдал Ленин или нет впоследствии от своей ориентации, мы не можем сказать, но вот в детстве это для него тоже было нелегким испытанием: он вырос озлобленным, возненавидел весь мир. В гимназии он вымещал свое зло на сверстниках, дрался, бил своих супостатов, при всем при том он, конечно, был очень талантливым человеком.
    - А откуда у вас такая ошарашивающая информация?
    - Это тоже особая и интересная история. У ее истоков стоит Мариэтта. Шагинян. В 70-х годах эта писательница писала книгу о Ленине и получила доступ к архивам. Видимо, хранители архивов сами не знали, что спрятано в бумагах за семью печатями. Когда Мариэтта Шагинян ознакомилась с бумагами, она была потрясена и написала докладную записку Леониду Ильичу Брежневу лично. Брежнев познакомил с этой информацией свой круг. Суслов три дня лежал с давлением и требовал расстрелять Шагинян за клевету. Но Брежнев поступил иначе: он вызвал Шагинян к себе и в обмен на молчание предложил ей премию за книгу о Ленине, квартиру и т.д. и т.п.
    - И Шагинян ведь действительно получила какую-то премию за книгу о Ленине?
    - Да, она получила Ленинскую премию за книгу «Четыре урока у Ленина». А записку засекретили, и она лежала в архиве Центрального комитета партии. Когда я прочел в архиве эту записку, мне захотелось увидеть и сами архивные материалы. И я запросил копии. Все именно так и было...
    От редакции. Мы отдаем себе отчет, сколь неоднозначной будет реакция читателей на эту публикацию. Но времена замалчиваний и недосказанностей миновали, надеемся, навсегда. И точна зрения историка, исследовавшего эту «острую ситуацию», имеет полное право быть услышанной.
    И вновь продолжается бой...
    («Обозреватель»)
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии