Новости

21:45 МСК
Все новости

Ростислав Мурзагулов: «Муртаза Рахимов комментировал мою книгу большим количеством нецензурных слов»

​Бывший замглавы администрации президента Башкортостана о второй части своей нашумевшей книги о республиканской и федеральной элите

Ростислав Мурзагулов: «Муртаза Рахимов комментировал мою книгу большим количеством нецензурных слов» Фото: journalufa.com

На следующей неделе политолог и бывший замглавы администрации президента Башкортостана Ростислав Мурзагулов презентует выпуск второй части книги «Бабай всея Руси, или Операция «Осень патриарха». В интервью «Реальному времени» он рассказал о том, чем книга будет отличаться от первой, как на нее отреагировал ее главный герой — Муртаза Рахимов и в каком положении сейчас находится правящая элита республики по отношению к федеральной власти.

«Рахимов комментировал ее большим количеством нецензурных слов»

— Чем вторая книга отличается от первой? Расскажите поподробнее, о чем она?

— Вторая книга отличается от первой тем, что там очень многие события развиваются уже не в регионах нашей великой страны, а в ее столице и, в общем-то, там можно угадать не только региональных руководителей, но и вполне себе руководителей федерального уровня. Во второй книге довольно много фактуры о том, как конкретно чиновники занимаются всем своим замечательным распилом, откатами, как они организовывают все эти схемы, как отжевываются предприятия. Так как роман назван художественным, там действительно есть фабула, линия художественного повествования. И несмотря на изначальное заявление о том, что это все вымысел, многие узнают конкретные события и увидят, как у нас в стране в очередной раз происходит период первоначального накопления капитала. В этом смысле книга получилась достаточно занимательной для широкого круга аудитории. Не случайно, что ее издает не какой-нибудь ridero (издательский сервис для независимых авторов), а издательство «Комсомольская правда». Первая книга в основном разошлась среди профессионалов, журналистов, чиновников и так далее, а здесь все это будет интересно узнать широкому кругу читателей. И, в общем-то, для меня это окончательный переход из политтехнологов, поскольку понятно, что после этого новых миллиардеров, которые доверят мне свои тайны, наверное, в нашей большой и хорошей стране не найдется.

— Почему вы вообще решили написать продолжение? Как родилась эта идея?

— Честно говоря, первая книга не была как таковой книгой, она была скорее собранием моих записок, дневника, который я вел, пока работал в кампаниях. Поэтому когда я публиковал первую часть, мне хотелось, как сейчас модно говорить, закрыть некий гештальт, и в основном я делал это для себя и для тех, с кем вместе проходил через эти кампании и с кем занимался политическими технологиями у нас в стране. А сейчас, во второй раз, я понял и, на самом деле, получил очень много критических замечаний, что я не раскрыл довольно серьезные пласты происходящего, хотя прекрасно все это знаю. При этом у меня была замечательная фабула — хоть это и художественный вымысел, но он в общем-то в точности повторяет все то, что происходило в реальной жизни последние лет 10. Сесть и все это выписать большого труда не составило. Плюс композиционно выстроить текст мне помогала серьезная редакторская группа. И, как сказали все издатели, прочитавшие книгу, она написана гораздо профессиональнее. Собственно, поэтому она выходит уже в приличном издательстве.

«Я могу его понять. Ко мне подходили его близкие, и их я тоже могу понять. Другое дело, что я всем тем близким тогда сказал и сейчас могу повторить: мы с ним расходились честно и долго выполняли те обязательства, которые были возложены на обе стороны. И эти обязательства были нарушены не нашей стороной». Фото rbk.ru

— А сам Рахимов как книгу читал? Как он ее прокомментировал?

— Он комментировал ее большим количеством нецензурных слов. Я могу его понять. Ко мне подходили его близкие, и их я тоже могу понять. Другое дело, что я всем тем близким тогда сказал и сейчас могу повторить: мы с ним расходились честно и долго выполняли те обязательства, которые были возложены на обе стороны. И эти обязательства были нарушены не нашей стороной — не мы начали бегать за Бабаем с фальшивыми уголовными делами, а он за нами. Именно поэтому мы имели право защищаться. Это все, что я могу сказать. И эта книга — один из элементов защиты.

— Интересно, а как народ Башкирии относится сейчас к Рахимову?

— Ностальгия есть. Но если углубляться, то это на самом деле не ностальгия по Рахимову, это ностальгия по тем временам, когда у регионов было больше той самой пресловутой свободы маневра. Просто когда ее было больше, тогда и регионы жили лучше, там многое происходило. По-другому работала экономика, по-другому развивались бизнесы. Конечно, ностальгия присутствует и в элитарных, и в массовых региональных кругах. И я надеюсь, что с учетом назначения Кириенко и неких маркеров, как заявление Минниханова, наша верховная власть начинает понимать. Чего еще ей хотеть, когда народ ее поддерживает, но при этом экономика пробуксовывает и очевидно в том числе и потому, что вся власть находится в пределах зубчатой стены в центре одного из городов, а это не нормально, если мы хотим, чтобы экономика развивалась.

«Башкирия на данный момент раздроблена, как никогда»

— Какой реакции вы ждете после выхода книги? Насколько я понимаю, реальные персонажи прослеживаются и они этому могут быть не очень рады.

— Еще как прослеживаются и я понимаю, что они этому не рады. Но рассчитываю, что их реакцией будет не наказать того, кто написал что-то такое по мотивам их жизни, а все-таки понять, что, может быть, стоит в себе покопаться, как-то откорректировать свои линии работы и поведения, особенное учитывая тот факт, что персонажи могут себя угадать, а у рядового читателя нет ни малейшего повода заявить, что герой X – это Иван Петров, а Y – Петр Сидоров. То есть юридически, да и с точки зрения понятийного функционала, обвинять меня не в чем.

— Не боитесь преследования? Понятно, что доказательств нет, но если круги влиятельные, то и способы повлиять они могут найти.

— Там, безусловно, есть влиятельные круги, и я еще раз подчеркиваю, что находятся они не только в регионах, но и в столице. Но повторюсь: я ведь это делаю не для того, чтобы кого-то огульно охаивать, я это делаю просто для того, чтобы показать им, как они выглядят со стороны тех, кто их обслуживает. Если бы я был ими, то для меня эта информация была бы полезной, я бы принял ее к сведению и хотел бы выглядеть как-то по-другому. Я бы страну по-другому выстраивал, чем они. Чуть более застенчиво, потому что, в конце концов, если не они станут ответственными элитами, то у нас опять будут новые элиты и новые потрясения. Я этого не хочу, я хочу, чтобы они были ответственными элитами. И я вкладываю свои пять копеек в это обучение.

«Он прекрасно понимает, что сейчас у него в регионе нет консолидации, особенно с появлением такого мощного федерального игрока, который пришел недавно в виде «Роснефти». И раз нет консолидации, он не может позволить себе заявления, подобные миннихановским». Фото bashinform.ru

— Не могли бы вы, как человек, который сам, так скажем, «варился» в этом котле, подробнее рассказать, какие крупные клановые и бизнес-группы на сегодня существуют в Башкирии?

— Башкирия на данный момент, к сожалению, раздроблена, как никогда. В первую очередь все кланы распределяются по экономическому принципу — условно говоря, очередные владельцы башкирской нефтянки — это, понятно, самый влиятельный клан. Разумеется, отдельно, особняком стоит глава республики, который сам по себе, по своей должности с точки зрения исполнительной власти является самым влиятельным человеком, поскольку он обладает частью власти нашего суверена, Владимира Владимировича. Поэтому его власть тоже значительна. Дальше мы идем по нисходящей по менее важным предприятиям и группам лиц, которые либо владеют этими предприятиями, либо взаимодействуют с теми, кто ими владеет. Как мы знаем, это еще несколько химических предприятий и предприятий перерабатывающей промышленности. Так мы можем дойти до ретейлеров, дорожников, коммунальщиков и прочих, которые, к сожалению, все сейчас представляют собой большой муравейник. Но только не где муравьи все дружно берут одну веточку и несут строить домик, а где они грызут друг друга, чтобы отобрать эту палочку, не понимая, что по одному ее никуда не донесут. Это то, что представляют собой элитарные круги Башкирии, и это меня тоже беспокоит. И прочитав мою книгу, думаю, умные люди будут в состоянии понять, что они ведут себя как не очень дальновидные муравьи.

— Как сейчас строятся отношения между элитой Башкирии и крупными федеральными игроками?

— Они сейчас строятся на безусловном подчинении башкирских элит федеральным игрокам, поскольку в Башкирии не существует консолидированной позиции элит по вопросам взаимодействия с федеральным центром и, соответственно, здесь позиция одна — это беспрекословное подчинение. Только кто-нибудь захочет возразить, эти элиты, которые в отличие от татарстанских не встали бы все единым фронтом после заявления Минниханова и не сказали: «Да, наш президент прав» так, чтобы было понятно, что они в любом случае поддерживают слова о том, что регионам нужно больше самостоятельности, что в федеральной и региональной политике должно быть больше региональной компоненты, что нужно слушать голос регионов, особенно тех, кто работает, а не ждет трансферов. В Башкирии такого единения элит пока не наблюдается, однако наблюдаются некие попытки со стороны главы республики это единение обеспечить. Насколько они будут успешны — поживем, увидим.

— Как раз по поводу критики Минниханова политики федерального центра. Если не ошибаюсь, один из первых, кто за это раскритиковал президента Татарстана, был Рустэм Хамитов (глава Башкирии). Как вы думаете, почему?

— Мне сложно сказать, почему конкретно это заявление было сделано, но мне кажется, что если бы он сказал, что поддерживает его, то ему пришлось бы отвечать на вопрос о том, почему он сам не сделал это заявление? Почему вы не говорили об этом раньше, если считаете, что это правильно? Неужели вы про это не знали? И, соответственно, он прекрасно понимает, что сейчас у него в регионе нет консолидации, особенно с появлением такого мощного федерального игрока, который пришел недавно в виде «Роснефти». И раз нет консолидации, он не может позволить себе заявления, подобные миннихановским. Соответственно, он должен в публичном пространстве отстроиться так, что думает по-другому. Собственно, он и говорит, что думает что-то по-другому.

«Гадать на кофейной гуще мы не станем и просто будем иметь в виду: если у руководства возникнет желание отдать этот пакет кому-то еще, то он будет отдан». Фото allufa.ru

«Я на 100 процентов уверен, что Хамитов прекрасно доработает как минимум до окончания своего срока»

— И еще один вопрос по поводу Хамитова. Периодически всплывают слухи, что он уходит. В этом случае, как вы думаете, кто может прийти на его место?

— Я думаю, что эти слухи — не более, чем слухи. С точки зрения банальной логики и согласно логике назначений всех губернаторских за последние годы, я на 100 процентов уверен, что Хамитов прекрасно доработает как минимум до окончания своего срока, если не ошибаюсь, в 2019 году. В регионе в очередной раз сменился владелец ключевого актива, а это некая нестабильность, которую Путин не любит, и он долго колебался, допускать ли в таком виде эту нестабильность. И если мы увидим, что сменится еще и губернатор, а если он сменится сейчас, то будет понятно, что на его место придет кто-то, абсолютно лояльный федеральному центру, еще меньше занимающийся отстаиванием позиции регионов. И это приведет к еще большей нестабильности, а у нас 2018 год на носу и выборы президента России. Владимиру Владимировичу нужно выиграть с хорошим запасом, а Башкирия это один из регионов, который дает голоса. Хамитов эти голоса тоже дает. Поэтому думаю, что шансы на его смену в ближайшие годы равны нулю процентов.

Другое дело будет после выборов в 2018 году, там ситуация, конечно, изменится. Там уже у Путина будет последний срок и ему нужно будет подготавливать страну к передаче своему преемнику и, возможно, региональная политика тоже будет частично видоизменятся и, возможно, в конце концов ему может прийти мысль дать регионам больше самостоятельности. Может быть Минниханов вообще заговорил об этом не спроста, и это все согласовано с Путиным или с кем-то еще из тех, кто сейчас определяет политику. Условным Кириенко, например, который очевидно начинает некую либерализацию. Она видна по их подковерным действиям, которые, может быть, не всегда заметны обществу, но мне, как человеку, который профессионально этим занимается, понятны. Возможно, будет некая либерализация и губернаторского корпуса. Тогда его нужно будет перестраивать путем кадровых перемещений действующих губернаторов, которые были порождены той системой, когда у нас была жесткая вертикаль лично от Владимира Владимировича до последнего дворника. Возможно, это будет пересматриваться.

Поглощение «Башнефти» уже произошло. Ваш прогноз, что будет дальше? Отдаст ли Башкирия свой пакет акций «Роснефти»? Если да, то при каких условиях?

— Башкирия в ее нынешнем состоянии никаких условий федеральному центру диктовать не может, но для федерального центра это и хорошо, и плохо, поскольку опираться можно только на то, что сопротивляется. Поэтому как скажут губернатору в общем-то любой губернии, кроме Татарстана и Чечни, так и будет. Башкирия в эти два региона пока не входит — она где-то рядом, но не входит. Гадать на кофейной гуще мы не станем и просто будем иметь в виду: если у руководства возникнет желание отдать этот пакет кому-то еще, то он будет отдан.

Мария Горожанинова
Справка

Ростислав Рафкатович Мурзагулов — российский политолог, политтехнолог, журналист, писатель.

  • Родился в 1978 году.
  • Образование: МГУ им. М.В. Ломоносова (журналистика), Sciences Po (Париж).
  • Работал ведущим новостей «Первого канала», доцентом БашГУ, пресс-секретарем президента Башкортостана, заместителем главы администрации президента РБ (при Муртазе Рахимове и Рустэме Хамитове), вице-президентом «Курортов Северного Кавказа», экспертом ООН.
  • Участвовал в избирательных кампаниях, отвечал за продвижение правительственных реформ, консультировал госструктуры, партии, движения, политических деятелей и предпринимателей.
  • Автор книг о башкирской политике «Бабай всея Руси, или Особенности местной демократии» и «Бабай всея Руси, или Операция «Осень Патриарха».

комментарии 10

комментарии

  • Анонимно 18 янв
    ой, жду как из печки пирога!)
    Ответить
  • Анонимно 18 янв
    нецензурная брань - признак недалекого ума
    Ответить
    Анонимно 18 янв
    Неправда
    Ответить
  • Анонимно 18 янв
    "Реальное время" пытается занять в том числе и незанятую нишу уфимской/башкортостанской журналистики?
    Ответить
    Анонимно 18 янв
    свято место пусто не бывает. правильно делают
    Ответить
    Анонимно 18 янв
    Вообще-то, это не первый материал про башкирию. чего стоил исследование уфимской рублевки)
    Ответить
  • Анонимно 18 янв
    Я думал, у вас в редакции только один журналист пишет о Башкирии. Теперь Горожанинова. Куда ваш башкир подевался?
    Ответить
    Анонимно 18 янв
    у Марии башкирские корни, она с Перми
    Ответить
  • Анонимно 18 янв
    А что вы хотите услышать от Хамитова, если РБ уже дотационный регион.....
    Ответить
  • Анонимно 18 янв
    Всякую ерунду печатаете и еще цензурой их защищаете.
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии