Новости

15:48 МСК
Все новости

Уфимский экономист: «Сначала формировалась банковская система, аналогичная Татарстану, — никого не пускали»

Башкирский эксперт о ситуации с ТФБ, раскулачивании «Уралсиба» и роли Муртазы Рахимова

Уфимский экономист: «Сначала формировалась банковская система, аналогичная Татарстану, — никого не пускали» Фото: Олег Яровиков (bashinform.ru)

Сегодня многие жители Татарстана внимательно следят за ситуацией вокруг Татфондбанка, который испытывает большие сложности. Вместе с тем ситуация с этим банком далеко не уникальная. Подобные проблемы пережили и некоторые банки Башкирии. Уфимский экономист Рустем Шайахметов в интервью корреспонденту «Реального времени» рассказал, какие кредитно-финансовые организации соседней республики пережили трудности, а какие «утонули». Также собеседник нашего издания поделился своим видением будущего Татфондбанка.

Новые времена, новые банки

— Рустем Раисович, расскажите, как формировалась банковская система Башкирии после развала Советского Союза?

— Сначала формировалась аналогично Татарстану — никого не пускали. Формировались свои банки, в том числе «Башкредитбанк», который впоследствии был преобразован в «Уралсиб» и был выведен из Уфы в Москву. Были и другие банки. В 2000-е начался приход в регион крупных федеральных банков, которые стали потихоньку теснить региональные банки. Некоторые из местных были поглощены, другие обанкротились в связи с тем, что не смогли выдержать конкурентную борьбу. В результате у нас осталось немного региональных банков — «Промтрансбанк», «Башкомснаббанк», «Социнвестбанк»… Но в целом региональные банки не имеют большого значения для решения каких-либо проблем — это сравнительно небольшая доля. Если взять у вас, в Татарстане региональные банки играют достаточно значимую роль в развитии финансового рынка региона.

— На какие годы пришелся пик появления региональных банков в республике?

— На начало 1990-х годов. Тот же «Башкредитбанк» вырос в начале 90-х и играл очень важную роль. Потом рынок начал сокращаться. Некоторые банки, например, «Башпромбанк», были фактически ликвидированы при большом политическом влиянии. Были и другие банки, которые вынуждены были уйти с рынка по тем или иным причинам. У нас идет глобализация рынка, в связи с этим количество банков стало сокращаться. Кроме того, ужесточились требования к банковскому капиталу. Какие-то банки ушли из-за неэффективной финансовой деятельности. Был «Агропромбанк Башкирии», он не смог построить нормальную финансовую модель и конкурировать. Точно так же «Башкомсоцинвестбанк». Многие из них были небольшими и не вели эффективную финансовую политику.

Взлет и падение «Уралсиба»

— Скажите, тот же «Башкредитбанк», преобразованный затем в «Уралсиб», на каком капитале сформировался?

— Это был республиканский банк, созданный за счет республиканских средств. Он достаточно эффективно развивался. К началу 2000-х годов это был один из самых успешных региональных банков. Хотя и считался региональным банком, но непосредственно он стал уже, по сути, федеральной структурой: по всей стране открылось много отделений, активно развивался. Потом по некоторым политическим причинам он был фактически передан другим частным владельцам — «НИКойл», а потом уже перешел Когану. Несколько было переходов от собственника к собственнику.

«Башкредитбанк», преобразованный затем в «Уралсиб» — это был республиканский банк. Он достаточно эффективно развивался. К началу 2000-х годов это был один из самых успешных региональных банков». Фото novate.ru

— Какую роль сыграл Муртаза Рахимов в судьбе «Уралсиба»?

— Лучше спросите у самого Рахимова. Много было участников. В результате и председатель правления банка — Курманаев, который развил его, — уехал за пределы России в связи с этими передачами. Естественно, без влияния Рахимова он не смог бы реально перевести свои активы в «НИКойл», потому что сами схемы передачи средств были достаточно сомнительными, были разные эмиссии, по-разному это происходило, но в результате это все консолидировалось в корпорации «НИКойл».

— Когда именно «Уралсиб» перестал быть башкирским банком? И почему он рухнул?

— Ушел «НИКойлу» в начале 2000-х. Потом уже частные владельцы не смогли построить эффективную модель взаимодействия со своими клиентами. Когда это произошло, хотя нельзя сказать, что совсем грохнулся, многие потеряли свои средства. Например, республика потеряла 6 млрд рублей.

Федералы и «банчок»

— Какие сильнейшие игроки остались в республике?

— Федеральные — как и везде: ВТБ, Сбербанк, «Газпромбанк» — активно работают. Уход того или иного банка сильно не влиял на финансовую ситуацию республики. Региональных немного осталось — «Башкомснаббанк», «Промтрансбанк». Больше не слышал.

«Без влияния Рахимова Курманаев не смог бы реально перевести свои активы в «НИКойл», потому что сами схемы передачи средств были достаточно сомнительными». Фото proufu.ru

— А «ИнвестКапиталБанк» работает?

— «ИнвестКапиталБанк» есть, он стал больше федеральным, туда пришли не башкирские владельцы. Надо стремиться не к тому, чтобы были обязательные местные собственники-регионалы. Главное, чтобы они проводили эффективную финансовую политику, и финансовая ситуация была благоприятной для развития других отраслей.

— Все-таки «Социнвестбанк», по-прежнему, работает?

— Да, работает. У него тоже были перипетии. Фактически проблемы периодически возникают у всех банков. Тот же «Уралсиб» и сейчас работает, просто у него поменялись собственники. «Социнвестбанк» же в самом начале хорошо поднялся за счет успешной внешнеэкономической деятельности, поскольку в начале 90-х вся внешняя экономика была сконцентрирована в этом банке. Потом он остановился в развитии, крупные предприятия стали больше работать с «Башпромбанком» и другими, и это преимущество было потеряно. В результате он стал маленьким банком, как иногда шутят, «банчок». Есть, конечно, региональные банки, тот же «УралКапиталБанк» (бывший банк «Недра»), но многие играют больше на своих владельцев: обеспечивают финансирование их проектов. Сторонние организации не сильно влияют и не стремятся к этому.

Кризис Татфондбанка: негативные факторы в одной точке

— Следите за ситуацией в Казани с Татфондбанком?

— Я видел, что у него возникли проблемы, но эта ситуация перманентная. В последнее время Центробанк сильно контролирует и действует на рынке, сильно влияет. Опять же скажу: должна быть эффективность. Если нет эффективности, то в конечном итоге приходят к таким результатам, как Татфондбанк.

— Что ждет его?

— С учетом того, что в нем заинтересовано руководство Республики Татарстан, что-нибудь будет придумано, хотя трудно что-либо предугадать. Все зависит от многих фактов, тем более, что нужны достаточно крупные средства, которые сейчас не могут найти. Все равно, думаю, найдут санирующий банк, который возьмет на себя обязательства и получит все активы Татфондбанка.

— Помимо неэффективного управления, какие еще могут быть причины проблем Татфондбанка? Рисковая кредитная политика?

— У нас все совпало в одной точке. Были определенные проекты, которые «не выстрелили». В то же самое время появились негативные факторы. Все в одной точке собралось и нужно было решать по финансовым ресурсам, которых не оказалось. Это не говорит о том, что они все были безграмотными. Далеко не все эту ситуацию могли прогнозировать. Если бы два года назад всем сказали, что будет то, что случилось сейчас, многие бы просто не поверили. В результате не совсем правильного планирования произошла эта ситуация, но опять-таки это трудно предугадать.


«Социнвестбанк» же в самом начале хорошо поднялся за счет успешной внешнеэкономической деятельности, поскольку в начале 90-х вся внешняя экономика была сконцентрирована в этом банке». Фото bashinform.ru

«Центробанк считает: чем меньше игроков, тем лучше»

— Почему многие крупнейшие банки России, в том числе региональные, испытывают кризис?

— Во-первых, не надо забывать, что закрылись внешние рынки. Во-вторых, у нас проблемный экономический кризис. Если раньше у нас был достаточно сильно развит кредит, то теперь он сжался, многие не готовы брать под те проценты, которые предлагают банки. Но в первую очередь это экономическая ситуация. Я хочу напомнить, что у нас экспорт сократился на 40%. Если мы раньше экспортировали на 500 миллиардов долларов, то сейчас где-то на 300—350 миллиардов. Исходя из этого, считайте, сколько миллиардов долларов не поступит в нашу страну, к тому же санкции — все это налагается. У нас же нет достаточно развитого иного рынка. У нас все на нефти завязано, все это сыграло большую негативную роль. Не надо забывать, что коммерческие кредиты органов субъектов федерации, муниципальных властей переведены в бюджет. Федеральный бюджет взамен коммерческих структур предлагает свои деньги — это также отрицательно отражается на банках, потому что от них уходит достаточно большой кусок кредитования, на котором они зарабатывают.

— Какие крупные региональные банки сейчас в России остались?

— Сейчас трудно что-либо сказать. Ситуация так резко меняется, надо смотреть, что будет происходить после Нового года. Повторяюсь, Центробанк ведет очень жесткую политику регулирования, что не последнюю роль играет в ликвидации банков. Центробанк старается уменьшить количество игроков. Не могу сказать, правильно ли это или неправильно — сложный вопрос, но политика такая проводится.

— То есть сейчас идет тренд на сокращение деятельности многих банков?

— Есть экономическая политика, определяемая федеральным центром. Прежде всего, Центробанк считает: чем меньше игроков, тем лучше. Мы еще не перешли ту критическую черту, где доминирует один или два банка. Но тем не менее стараются, чтобы на рынке были крупные банки. В принципе, это и глобализация мировых процессов. В Германии я не видел маленьких банков.

— Ходят слухи, что в России вообще хотят оставить лишь несколько десятков банков. Чувствуете ли вы подобную тенденцию?

— Это сложно сделать, но определенная работа ведется. Не надо забывать, что многие закрытия банков вполне обоснованы. Например, ведение агрессивной политики не совсем безопасно для своих клиентов; а второе — обналичка, которая ведется в достаточно больших объемах. С этим надо бороться, это негативно влияет на наши рынки. Черный рынок — деньги, которые не учитываются, во многом связаны с криминалом. Конечно, надо что-то делать. Но есть и те, кто просто «попал». Я думаю, что Татфондбанк — как раз из таких банков.

Татфондбанк — случай не уникальный

— Рустем Раисович, как вы считаете, реально ли вернуть доверие вкладчиков к местной банковской системе? Что для этого нужно?

— Нужно эффективно работать, и чтобы не было катаклизмов. Ситуация резко меняется: сегодня банк ненадежный, а завтра надежный и наоборот. Сложно сказать. 20 лет назад лояльность клиентов была большая, если кто-то к банку привязывался на всю жизнь, то сейчас страхуются, и редко найдешь предприятия, которые держат деньги в одном банке или хотя бы счета. Есть, например, счет, который оперативно ведется в одном банке, а активы в другом, их разделяют, потому что знают, что все может быть.

«Центробанк старается уменьшить количество игроков. Не могу сказать, правильно ли это или неправильно — сложный вопрос, но политика такая проводится». Фото Олега Харсеева (kommersant.ru)

— Были ли в Башкортостане такие же проблемы, как с Татфондбанком? Страдали ли так же вкладчики?

— В течение жизни было. В 1998 году полетел «Башпромбанк»: там многие клиенты зависли, ситуация была значительно хуже, не было депозитов, вкладов. Ситуации разные были. И я не считаю эксклюзивной ситуацию с Татфондбанком. В подобное положение попадают и банки с достаточно большими активами.

— Является ли правильным курс на создание самостоятельной банковской системы в регионе, когда дают дорогу местным банкам и не пускают федералов?

— Это очень неправильная позиция. Закрытость — это в конечном итоге повышение стоимости денег. Для предприятия это будет более высокая стоимость. Должна быть конкурентная среда, в которой должны быть спрос, предложения и формы разные. Разные игроки с разными концепциями по-разному предлагают свои продукты: у Сбербанка — своя концепция, у «Инвесткапитала» — своя, у ВТБ — третья, у «Тинькофф» — четвертая. В таком случае клиент уже смотрит, выбирает, и за него идет достаточно жесткая борьба. Здесь уже многие банки вынуждены подстраиваться под клиента — и это очень хорошо. Я помню, в начале 90-х годов получение счета в банке было целой проблемой. Чтобы открыть счет, нужно было произвести ряд действий и быть настойчивым. Сейчас все просто: в течение суток ты можешь открыть счет в любом банке.

Тимур Рахматуллин
Справка

Рустем Раисович Шайахметов— экономист, к. э. н., доцент кафедры экономики и управления Уфимского государственного нефтяного технического университета (УГНТУ); руководитель компании «Р-Инвест»; председатель РОО «Содружество многодетных семей Башкортостана».

комментарии 10

комментарии

  • Анонимно 11 янв
    мне кажется, что правильно уменьшать количество игроков, только поддерживаю такую политику
    Ответить
  • Анонимно 11 янв
    Сокращение банков правильное решение, но не через слезы и обнищание вкладчиков это получается узаконенный побор.
    Ответить
  • Анонимно 11 янв
    Про Муртазу уклонился отвечать
    Ответить
  • Анонимно 11 янв
    Башкиры, значит, это уже давно пережили
    Ответить
  • Анонимно 11 янв
    Молодец. Очень разумно обрисовал реальную ситуацию.
    Разумное сокращение банков должно быть, вернее, оздоровление банков.
    А ведь Татфондбанк, по сути, здоровый банк. У них каждое отделение, каждый офис- заглядение.
    Если Центробанк сам здоровый банк, то он должен санировать ТФБ. Это одна из его обязанностей в таких случаях (когда нет мошеничества).
    Ответить
  • Анонимно 11 янв
    так объснил же эксперт что рт не хочет впускать федералов и деньги вкладывать тоже
    Ответить
  • Анонимно 11 янв
    Мне нравится ваше издание тем, что находите интересных башкирских экспертов. Дерзайте дальше!
    Ответить
  • Анонимно 11 янв
    Этот башкирский эксперт есть татарский жегет.
    Ответить
  • Анонимно 11 янв
    Он татарин. в 2000 году воглавлял ТПП республики. Часто ему приходилось умалчивать о том, что он татарин. Все таки сменили. В РБ при Рахимове это была генеральная линия.
    Ответить
  • Анонимно 11 янв
    Он возглавлял стенд Башкортостана на всемирной выставке в Ганновере. Наш Татарстанский был рядом , в разы наш был лучше и интересней. Это ему в Уфе не простили.
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии