Новости раздела

«Химики в законе»: крик души подсудимого и свидетель с похмельным синдромом

«Химики в законе»: крик души подсудимого и свидетель с похмельным синдромом
Фото: prokazan.ru

Шекспировская трагедия разыгралась в понедельник на очередном судебном заседании по делу о многомиллионных хищениях с «Казаньоргсинтеза». Главный фигурант Закария Закиров разразился пламенной речью на тему объективности правосудия, усомнившись в его гуманности и призвав к справедливости служителей Фемиды. А нашедшиеся, наконец, свидетели показаниями дополнили пазл организации преступного сообщества. Напомним, в Московском районном суде продолжается процесс о хищениях продукции с «Казаньоргсинтеза». В преступное сообщество было вовлечено более 20 человек, в том числе работники предприятия. С апреля 2011-го по март 2012 года сообщники похитили полиэтилен низкого и высокого давления, поликарбонат, а также другую продукцию на общую сумму почти 340 млн рублей.

Лаконичные показания

Процесс по делу о хищениях начался для подсудимого Закарии Закирова с очередной стычки с судьей. Дело в том, что супруге и дочери подсудимого удалось без разрешения судьи и сопровождения конвоя проникнуть в комнату для свиданий с заключенными.

— Кто их туда пустил вообще без конвоя? Я разрешения не давал. Вы думаете, я ничего не вижу или мне ничего не докладывают? — негодовал судья Марат Макаров. — Я их вообще тогда в здание суда пускать не буду, хорошо?

Но подсудимый с таким «антигуманным» отношением к себе мириться не хотел.

— Нет, не хорошо. Я думал, вы, уважаемый суд, объективны, а вы все время категоричны.

Зачем так строго со мной? Моей дочери 17 лет, три года я ее не видел, свиданок не было. У нее есть проблемы, ей очень тяжело, депресняк был, сколько раз скорую вызывали, спасали ее, — взывал к справедливости Закиров.

Успокоился заключенный только после того, как в зал заседания вошел первый свидетель.

Свидетель Ильгиз Абиятов, менеджер ООО «КазаньГидроПласт», в прошлом бывший подчиненный Закарии Закирова возмутился методом его привода в суд.

— Ваша честь, 21-й век на дворе, а приходят с листком без печати, — выразил свое «фи» Абиятов.

— Потому что по повестке не являетесь, вот и привод оформляем на вас, — ответил судья.

Из подсудимых свидетель узнал Закирова, у которого Абиятов работал водителем автопогрузчика на складе.

Бывшему подчиненному подсудимый задал свой коронный вопрос:

— Оказывалось ли на вас морально-психологическое давление в ходе следствия? Чувствовали ли вы, что честь и достоинство ваши унижены?

В Московском районном суде продолжается процесс о хищениях продукции с «Казаньоргсинтеза». Фото Ирины Плотниковой

— Да, — пожаловался экс-начальнику Абиятов. Оказалось, что свидетеля якобы принудительно увезли для допроса в Нижний Новгород, хотя могли допросить и в Казани. – У меня средств денежных туда самому поехать не было. А следователь, как потом выяснилось, не раз приезжал в Казань, могли бы и здесь допросить. В результате привезли в Нижний ночью и сразу провели допрос, — поведал свидетель.

— Давал ли я в долг своим сотрудникам деньги? – продолжил свою старую песню Закиров, намекая, что для подчиненных он был чуть ли не отец родной.

— Да. Вы мне помогли, когда дочь лежала в больнице, — признал свидетель.

— А каким я был начальником? – выяснял «правду» Закиров.

— Хорошим, — отрезал Абиятов.

Впрочем, показания свидетеля отличались лаконичностью и стабильностью, на все вопросы прокурора он отвечал коротко и ясно «не помню». Провалы памяти у Абиятова были во всем, что касалось его работы и общения с подсудимым, так что прокурор Анастасия Селиваненко даже поинтересовалась: не было ли у него после 2013 года каких-либо травм, головы, например.

Травм, как оказалось, не было. Зато были показания, данные в ходе предварительного следствия, очень разнившиеся с показаниями Абиятова в суде. В них он помнил все.

В частности, на Закирова Абиятов работал с августа 2011 года. В его обязанности входила погрузка и разгрузка полиэтиленовых труб. Помимо этого занимались разгрузкой грузовых автомашин с полиэтиленовой крошкой в полиэтиленовых мешках и несколько раз разгрузкой биг-бэгов. Зарплату ему выдавал сам подсудимый либо главный бухгалтер Гульсина Шалда, которая уже отбывает срок заключения в СИЗО. Вместе со свидетелем также работали Ильфар Филиппов и Радик Фатхуллин, которые уже дали показания в ходе предыдущих судебных заседаний. Частенько Абиятов видел на складе и женщину по имени Наиля апа, оказавшуюся в последствии тещей подсудимого. Из разговора с Филипповым свидетель узнал, что разгрузкой полиэтиленовой крошки занимались еще до него: это была подработка. По словам Абиятова, на разгружаемых мешках и биг-бэгах стояла маркировка ОАО «Казаньоргсинтез» и еще был какой-то фирменный знак предприятия, имелась некая запись, возможно, марка полиэтилена. Иногда разгружали полиэтиленовые мешки без маркировки, на них фломастером стояла надпись, по памяти свидетеля цифра 1 и 8. Что это за надпись, Абиятов не знал.

По словам свидетеля, на разгружаемых мешках стояла маркировка ОАО «Казаньоргсинтез». Фото novosibirsk.tdhimservis.ru

«Я был порядочным во всем»

В 2012 году Абиятов ушел от Закирова в связи с конфликтом с коллегой «по цеху» Филипповым. Весной того же года свидетель узнал, что было возбуждено уголовное дело на складах, где выгружалась продукция, полиэтиленовая крошка изымалась. После этого бывшие сотрудники подсудимого Филлипов, Фатхуллин и Абиятов решили заключить соглашение на оказание услуг с адвокатом Марией Еремеевой. Она строго настрого запретила своим клиентам давать показания без ее ведома.

В начале марта 2013 года на мобильный телефон свидетеля позвонил брат Закирова Маруф и попросил узнать, где работает Филиппов и вызывали ли его на допрос. Это именно тот Филиппов, которого, как выяснилось на одном из прошлых судебных заседаний, Закиров грозился «ушатать». После того, как стало ясно, что Филиппова уже допросили, Абиятов попросил его проехать с ним, но тот отказался. Однако чета Закировых не унималась.

Маруф (на фото) попросил Абиятова передать Филиппову, что все заводские отказываются от ранее данных показаний. Закиров желал знать, есть ли у Филиппова адвокат. И настойчиво просил передать, чтобы тот отказался от показаний, а адвоката по надобности подсудимый предоставит. Но Филиппов пошел в отказ, передав что в адвокате не нуждается и показаний менять не станет.

— Подтверждаете свои показания? – спросила прокурор Анастасия Селиваненко.

— Да, — подтвердил Абиятов.

Тут душа главного фигуранта Закирова, требующая правды и справедливости, не выдержала.

— Как вы тогда объясните, что только сказали, что на вас оказывали морально-психологическое давление? Противоречие получается, — выкрикнул из камеры подсудимый.

— Закиров, вы что хотите? – включился в разговор судья.

— Почему такое давление? Почему мы не можем защищаться, сколько это можно терпеть? Четвертый год человек сидит, как мне защищаться, как мне быть? Расследование было хаотичное, — возмущался подсудимый-правдолюб.

Тут за подзащитного вступилась адвокат Влада Русина. «У вас подсудимый хочет выяснить: вы, когда эти показания давали, на вас давление оказывалось?»

— Эти, нет, — ответил свидетель.

— Вас еще раз допрашивали? – не унимался подсудимый Закария Закиров, который всеми силами пытался дойти до нужной ему истины.

— Нет.

— Вы после допроса со мной виделись? Вы мне дали другие показания?

— Нет.

— Вы свидетелей сами потом допрашивали? Я сейчас из ваших слов это понял, — снова прервал Закирова судья Марат Макаров.

Один из свидетелей не может присутствовать на процессе, поскольку он находится в Москве из-за тяжелой болезни сына. Фото evening-kazan.ru

И тут подсудимый разразился такой пламенной речью, что аплодировал бы стоя сам Цицерон, а в истинность его намерений поверил бы и Станиславский.

— Я не то, что допрашивал, они сами говорили совершенно другое. У них противоречие во всем. Пусть они говорят только правду от начала и до конца, больше я ничего не хочу от них. Они путаются. Они якобы не знают, как вести себя. Стоят из себя жертву строят! Предварительное расследование велось хаотично, методом давления. Я был порядочным абсолютно, за работу платил. А теперь они стоят и говорят «я не знаю», «я не помню». Вы что не помните, что вы грузили? Это бред. Поэтому и противоречия такие. Пусть отвечают за себя!

Похмельный синдром как морально-психологическое давление

Прежде, чем в зал заседания вошел второй свидетель, судья Марат Макаров огласил, что один из свидетелей Фарид Сейфулов не может присутствовать в ходе процесса, поскольку он находится в Москве из-за тяжелой болезни сына.

— Вам нужен его привод? – обратился к подсудимым, преимущественно к Закирову, судья.

— Напомните, кто это? – задумался Закиров.

— Нет, конечно, зачем он нужен, — шепотом советовали главному фигуранту сокамерники.

В итоге вопрос пока остался висеть в воздухе.

Увидев следующего свидетеля, своего односельчанина Ринаса Яфизова, Закиров явно оживился.

Впрочем, и Яфизов Закарию Минисламовича узнал сразу. «Из одной деревни мы», — заулыбался свидетель.

Яфизов поставлял подсудимому мясо для столовой. По словам свидетеля, бывало, что у Закирова он оставался «пьянствовать». «Какие-то комнатушки были, там и ночевал», — рассказал свидетель.

— Как вас допрашивали? – продолжил свое личное расследование Закиров.

— Я как всегда дома пьяный лежал, меня зашли и забрали из дома. Куда привезли, я без понятия, — признался свидетель.

— Оказывали ли на вас морально-психологическое давление в ходе предварительного следствия? – завел излюбленную шарманку подсудимый.

— Конечно, один и тот же вопрос по десять раз задают, тем более у меня уже похмелье пошло, — отвечал, как на духу, Яфизов.

Из показаний, данных в ходе предварительного следствия, выяснилось, что во время таких ночевок у подсудимого свидетель видел, как сотрудники Закирова разгружали какие-то мешки с продукцией из грузовых машин. Особенно из участников он запомнил Филиппова. Свидетель также несколько раз занимался ночной разгрузкой продукции в качестве подработки.

Заключительные показания на этом заседании дал Ильяс Гайнутдинов, тренер-преподаватель ДЮСШ, который ранее работал начальником смены службы режима на «Казаньоргсинтез».

Газизов и Харитонов не раз пропускали через КПП машины без документов

В его обязанности входило распределение состава по постам. Всего постов на территории завода было около 35. Самыми загруженными были посты под номерами 9, 10 и железнодорожный. Из них пост номер 9 наиболее стратегически важный. В ходе предварительного следствия свидетелю были показаны видеозаписи, где он узнал своих подчиненных Газизова и Харитонова, которые не раз пропускали через КПП машины, не представляющие документы, а также выпускали автомобили, не заезжавшие на контрольное взвешивание.

Примечательно, что об этом до просмотра видеозаписей экс-начальник смены, в чьи обязанности в том числе входило обеспечить контроль за работой постовых, чтобы не допустить несанкционированный вывоз продукции, не знал.

— Вы признаете ваши показания? – уточнила Селиваненко.

— Это не мои показания. Это то, что на видеозаписях, — ответил Гайнутдинов.

На этом судебное заседание завершилось. Следующее заседание состоится 16 августа.



Интернет-газета «Реальное время»
комментарии 6

комментарии

  • Анонимно 16 авг
    а причем тут то, каким он был начальником?
    Ответить
  • Анонимно 16 авг
    Такие люди всегда хорошие актеры
    Ответить
  • Анонимно 16 авг
    Яфизов отмочил, во дает мужик
    Ответить
  • Анонимно 16 авг
    Складывается впечатление, что все эти подсудимые в этом деле люди немного психически нездоровы, какое-то искаженное у них мировосприятие
    Ответить
  • Анонимно 16 авг
    пить меньше надо, ужас
    Ответить
  • Анонимно 16 авг
    Бедолаги. Эти точно попались бы. Странно только, как они так долго "работали" (воровали то бишь)
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Новости партнеров