Новости раздела

Голодающий на площади Свободы: «Власть поступает хитро: она меня не уничтожает, но и выжить не дает»

Владелец лыжной базы «Дубравная» требует общественного обсуждения дальнейшей судьбы своего детища

Голодающий на площади Свободы: «Власть поступает хитро: она меня не уничтожает, но и выжить не дает»
Фото: Лина Саримова

Яростное желание не допустить сноса лыжной базы «Дубравная» вынудило владельца и директора этого спортивного объекта 62-летнего Рустама Бикеева объявить голодовку. Мужчина, запасшись 15 литрами воды, электробритвой, спальным мешком и книгами, развернул акцию протеста вчера утром, припарковав свой автомобиль на площади Свободы. Корреспондент «Реального времени» побеседовал с отчаявшимся казанцем, который считает, что городские власти пытаются «задушить» его дело, а также выяснил, в какую сумму мужчине обойдется каждый день его голодовки и при каком условии он прекратит акцию и вернется к нормальному рациону.

Не уничтожают, но и не дают удержаться на плаву

При подходе к месту одиночного пикета, организованного Рустамом Бикеевым на парковке напротив оперного театра, в первую очередь в глаза бросается его автомобиль с большим желтым плакатом на крыше, текст которого гласит: «Сталин сносил храмы, наша власть сносит лыжные базы. Я против! Объявляю голодовку». Следом взгляд устремляется на то место, где у машин обычно правое переднее колесо.

— Колеса нет, да. Ну, как бы на всякий случай. Я человек военный, я знаю все военные хитрости, — смеется Бикеев. — Это чтобы не эвакуировали. Власти, я думаю, не в восторге от моего плаката.

По словам Бикеева, его детище — лыжная база «Дубравная» вот уже 15 лет исправно принимает гостей и постепенно расширяется вопреки стараниям властей. Разрешение на ее запуск было получено еще при Камиле Исхакове — тогда казанцу было выделено полгектара земли, после чего был подготовлен проект базы, в котором было предусмотрено все, начиная с парковки и заканчивая катком. Вплоть до 2008 года Бикеев жил спокойно, пока не был подан первый судебный иск.

Сокращая территорию базы до минимума, власти лишают ее нормальной парковки и катка. Фото sportsreda.ru

— У меня же здание базы в собственности находится, а исполком пытался это право изъять. Если бы это получилось, то лыжной базы бы уже не было давно. Суд они тогда проиграли, — поделился наш собеседник. — И в то же самое время мне договор аренды надо было продлевать. Вот тогда, несмотря на то, что было гарантийное письмо о том, что мне будет предоставлен участок такой же площадью, что и обычно, территорию сократили в пять раз. Знаю, как это происходило. Фамилию не буду называть: пришел, на бумагах очертил вокруг здания квадратик, мол, отведи ему 10 соток, пускай подавится. Я отказался заключать договор аренды… Друзья смеются, что у меня на даче больше земли.

Бикеев подозревает, что это отнюдь не акт милосердия, а четко продуманный ход. Дело в том, что, сокращая территорию базы до минимума, власти лишают ее нормальной парковки и катка, как следствие — клиентов и прибыли.

— Власть поступает хитро: она меня не уничтожает, но и выжить не дает, чтобы лыжная база сама по себе умерла, и все. Но мы как-то до сих пор развиваемся, и я думаю, что примеров такого развития при таком отношении властей не найти, — высказался Рустам Бикеев.

«Такое решение могут принять или дураки, которые ничего не понимают, или...»

Отметим, что директору удавалось вполне успешно развивать свой проект в непростых условиях начиная с 2008 года, а сейчас, по словам Бикеева, исполком через суд требует снести базу на основании «самовольного занятия участка». В понимании нашего собеседника итогом разбирательств может стать либо снос лыжной базы, либо документальное согласие ее директора с тем, что база будет находиться на 10 сотках земли, которых катастрофически мало для такого объекта.

«Я отношусь к людям по-нормальному и делаю все, чтобы они приходили отдыхать, а не мучиться», — говорит Бикеев. Фото автора

— Ни то, ни другое решение не устраивает меня. Снос лыжной базы — понятно уж, почему, а существовать лыжной базе на десяти сотках – она не может, не будет. Это не отвечает экономической целесообразности проекта и не обеспечивает удобство жителей города, потому что не имеется ни парковки, ни катка, ни места для одевания лыж, а тот узкий проезд, который остается, — это просто издевательство над клиентом. Просто я отношусь к людям по-нормальному и делаю все, чтобы они приходили отдыхать, а не мучиться.

Примечательно, что это уже не первая попытка Бикеева отстоять территорию базы. Буквально в прошлом году был организован пикет, поводом для которого стало выделение городом 150 соток земли (из уже бывшей площади базы) под строительство офисно-административного здания.

— На этом месте была стартовая поляна, на которой проводилась «Лыжня России», рождественские спринты, «Казэнерго», Госнаркоконтроль, АТП-2, «Тепловые сети» приходили туда по 200 человек, проводили свои лыжные праздники… — с горечью вспоминает Бикеев. — Там еще есть место, оно под мечеть выделено. Хотя я ходил в ДУМ, а они сказали, что не будут строить там мечеть, потому что денег нет. И вообще, по последним данным, там собираются построить еще один жилой дом. А это «офисное здание», о котором я говорил, тоже, по некоторым данным, будет пятиподъездным жилым домом, если судить по сваям.

По словам Бикеева, решение о выделении 150 соток на административное здание и 10 соток – лыжной базе могут принять «или дураки, которые ничего не понимают, или какие-то...».

— Мы же спортивная столица России! И мы можем вполне стать «первой столицей» по уничтожению лыжных баз. При любом раскладе нельзя сносить лыжные базы – у нас их слишком мало в городе, — поделился Рустам Бикеев.

Год назад состоялся митинг в защиту лыжной базы от застройки. Фото kommersant.ru

Три пятилитровых бутылки с водой, мобильный телефон и спальный мешок

По словам Бикеева, мысль о голодовке возникла в его голове уже давно, но недавно он понял, что «уже край». Многие поддержали директора базы, и в то же время многие пытались его отговорить, но безрезультатно.

— Я человек военный, я майор запаса. Меня на колени поставить нельзя. Сломать можно любого, но на колени не поставят, — жестко высказался наш собеседник. — Я не знал, где проводить голодовку, поскольку в нашей стране нельзя уже даже поставить палатку, а сидеть на скамейке под дождем и голодать в 62 года уже как-то мне тяжеловато. Так что я стою на платной парковке. 700 рублей в день приходится оплачивать, но я просто не вижу другого выхода. Если мы не будем власть, извините меня, подпинывать снизу, она будет делать все, что хочет. Моя обязанность как гражданина, как жителя Казани — сделать так, чтобы база сохранилась.

Бикеев отмечает, что пока мэрия Казани не пыталась выйти с ним на контакт. Пока на него обращают внимание лишь прохожие, журналисты и полицейские.

— А еще сегодня вот подошел заместитель руководителя Комитета исполкома по спорту с вопросами: «А что ты тут? Как долго планируешь?», — процитировал чиновника директор базы.

Для того, чтобы выполнить свою миссию с максимальным комфортом, Бикеев укомплектовал свой автомобиль всем необходимым: с собой у него есть три пятилитровых бутылки с водой, мобильный телефон, переходник на 220 вольт, электробритва, кружка, спальный мешок, теплая одежда и книги.

— Стал дома собираться, схватил какие-то книжки – что-то же надо читать, да? И взял с собой Лермонтова. И выяснилось, что он настолько мне близок. Нашел несколько произведений, которые я теперь ассоциирую с самим собой, — поделился Бикеев.

По его словам, одним из условий прекращения голодовки является вынесение данной проблемы на публичное обсуждение.

— Я хотел бы, чтобы этот вопрос на какой-то площадке был вынесен на обсуждение. С привлечением всех сторон: жителей, исполкома… Вопрос не копеечный, — высказал свою позицию директор базы. — Кстати, кушать хочется, знаете. У меня еще гастрит был раньше… Но мы будем стоять до конца!

С собой Бикеев взял томик Лермонтова. Фото автора

«Люди приходили штрафовать и извинялись, мол, нам дали команду...»

Для привлечения внимания к проблеме Рустам Бикеев направил письмо на имя президента РТ. Наш собеседник подчеркивает, что в обращении он ничего не просит у Рустама Минниханова, так как в его понимании исполком — это независимая величина и приказывать или указывать ей никто не имеет права.

— Я просить ничего не могу у президента… Я как-то хотел написать, что если бы он приехал с женой на лыжную базу, то, наверное, он бы первым организовал митинг в ее поддержку. Но сообщаю я ему об этом потому, что его мнение более существенно, хотя он такой же гражданин, как и мы, — сообщил Бикеев.

Под конец нашей беседы он вновь вспомнил о том, с какими проблемами ему пришлось сталкиваться за все эти годы.

— Знаете, ко мне приходили часто штрафовать из экологии, еще откуда-то. Люди приходили и извинялись, мол, извини, но нам дали команду, понимаешь. Когда у нас был первый процесс, юристы, которые пришли от исполкома, которые обязаны были меня, грубо говоря, топить, они мне подсказывали, что нужно делать, — высказался Бикеев. — Люди вынуждены вот так изворачиваться и лгать.

Лина Саримова
комментарии 7

комментарии

  • Анонимно 26 апр
    Почему ему позволили создать базу, раз практически сразу начали щемить?
    Ответить
    Анонимно 26 апр
    Это основная причина почему так трудно привлечь инвестиции. Этот предприниматель самый настоящий инвестор. Наш, доморощенный. Причем в социальной сфере. Только почему-то перед крупным зарубежным капиталом скачут на задних лапках. Но те тоже не дураки, не спешат. Потому что видят, что при первой же возможности наши попытаются отнять и поделить.
    Ответить
  • Анонимно 26 апр
    Хорошая база, жаль будет, если прикроют
    Ответить
  • Анонимно 26 апр
    это он предусмотрительно колесо снял)
    Ответить
  • Анонимно 26 апр
    Еще и платит за свою голодовку, да уж, вот он современный мир
    Ответить
  • Анонимно 26 апр
    а сейчас чего никто не подсказывает что нужно делать?
    Ответить
  • Анонимно 26 апр
    с гастритом лучше так не шутить
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Новости партнеров