Новости раздела

В Казани стартует международное ралли «Шелковый путь»

Вспоминаем о том, как стартовали предшественники команды «КАМАЗ-мастер» — советские спортсмены

В Казани стартует международное ралли «Шелковый путь»
Фото: realnoevremya.ru / Максим Платонов

В четверг, 6 июля, в Казани стартует международное ралли «Шелковый путь», маршрут которого пролегает через территории 13 регионов России. Общая дистанция — 5,2 тысячи километров. Завершится гонка в Москве 15 июля. Специально для этого ралли спортивная редакция «Реального времени» напоминает о том, как стартовали советские автоспортсмены, а на самом престижном ралли «Париж — Дакар» выступали советские автомашины «Лада-Нива».

«Лада-Нива» на лучших авторалли мира

Задолго до дебюта команды «КАМАЗ-мастер» на важнейших международных ралли стартовали машины «Лада-Нива». Хозяевами одноименной команды стало семейство французов: Жак Пош и его сын Жан-Жак Пош, владельцы дилерской компании по перепродаже советских автомобилей на территории Европы. Для того чтобы рекламировать советские автомобили в экспортной комплектации на спортивных трассах, они приглашали пилотировать «Ниву-Ладу» таких звезд мирового автоспорта, как Жан-Луи Шлессер, бывших пилотов «Формулы-1» Жан-Пьер Жабуя и Патрика Тамбэ, Пьера Лартига, который финишировал четвертым в одном из ралли-рейдов «Париж — Дакар», что, как по цепочке, привело к приглашению следующей звезды автоспорта того времени — бельгийца Джеки Икса.

В ралли 1982 года «Лада-Нива» выставила сразу 21 экипаж, по сути, каждый десятый участник ралли представлял «конюшню» семейства Пош, и лучший из экипажей — Жан-Клод Бриавон и Андре Деклер — стал вторым. Кроме них хочется отметить экипаж Дениса Грабовски и Филиппа Шерона. Пусть они сошли задолго до финиша, но сорок лет спустя сын Дениса, Ромен Грабовски, вместе с подругой Констанцией отправился в свой «Дакар», причем так же на «Ниве», которую купил и подготовил к авторалли самостоятельно. По имени-фамилии упомянутого пилота «Лады-Нивы» 1982 года Дениса Грабовски несложно догадаться о славянских корнях.

Любопытно, что штурманом у «формулиста» Жан-Пьера Жабуя дважды, в 1984 и 1985 годах, становился популярнейший в те времена французский певец Мишель Сарду. На момент дебюта в «Дакаре» Сарду был дважды женат, четырежды становился отцом, выпустил 20 дисков и предпоследним на момент «Дакара-84» был музыкальный диск под названием... «Владимир Ильич» (Vladimir Ilitch, 4-е место во французских музыкальных чартах).

И в том же 1985 году в экипаж Алена Райнала попал штурманом и французский татарин Серж Шакиров, Serge Sakiroff. Уроженцу коммуны Обен в департаменте Оверон в то время было 32 года.

Фото realnoevremya.ru / Максим Платонов

Рядовые любители, обычные машины

Тут следует оговориться, что первые старты на ралли «Париж — Дакар» были для энтузиастов и романтиков на обычных автомашинах. Во всяком случае, «Лада-Нива» были обычными стоковыми авто, более того, советский автопром традиционно «не напрягался» даже в случаях, когда наши спортсмены участвовали в международных соревнованиях под флагом страны. Самый известный случай, когда советских спортсменов пригласили на участие в марафоне «Лондон — Сидней», дистанция была проложена по бездорожью, и 16 тысяч километров на бумаге растягивались до 18-ти. Причем перед решающими заездами должно было остаться только 70 машин, поскольку именно столько помещал паром из Бомбея (ныне Мумбаи, Индия) до Сиднея. Среди ста машин-участниц были четыре советских «Москвича». И вот тогда-то француз Жан Пош убедился в их надежности, правда, предварительно потеряв на этом несколько бутылок коньяка:

— Если хоть один «Москвич» сможет дойти до Сиднея, то я для вас закуплю столько самого лучшего коньяка, сколько войдет в багажник этой машины.

В итоге до Сиднея добрались... все четыре, несмотря на то, что малолитражкам «Москвичам», имеющим по максимуму 70 лошадиных сил, противостояли такие же стоковые, но мощные западные автомобили с моторами более 200 «лошадок». Команда под флагом «Москвич-Автоэкспорт» заняла четвертое место, опередив и интернациональные «конюшни», и национальные сборные Франции, США, ФРГ, Швеции... А по-другому и быть не могло, если знать, что нашу команду возглавлял фронтовик Александр Ипатенко.

Фото realnoevremya.ru / Максим Платонов

Вначале воевали друг против друга, затем стартовали в одной сборной

Если уж мы затронули личности фронтовиков, нелишним будет напомнить о тех, кто пришел в советский автоспорт после окончания войны. Неоднократно подвергался опасности на войне и другой фронтовик — Иван Астафьев, но самой главной опасностью в его жизни стала авария на международном ралли «Лондон — Мехико» в 1970-м, когда он на «Москвиче» упал в девятиметровую пропасть. Что бы вы думали? Астафьева отправили в больницу, а два члена экипажа — Александр Сафонов и Геннадий Гаркуша, продолжили ралли, хотя на машине не было лобового стекла! Борис Кушнарев не добрался до сборной, выступая на внутренних соревнованиях, стал «всего лишь» мастером спорта, но это спортивный подвиг для бывшего военного летчика, которому отняли ногу, и ему приходилось пользоваться протезом, будучи не штурманом, а пилотом.

При этом надо признать, что автоспорт оставался опасным видом спорта сам по себе. На трассе Ваке-Сабуртало в Грузии стартовавшая «Волга» вылетела за пределы дороги, убив шестерых и ранив полтора десятка зрителей. Это произошло в 1967-м, а через 11 лет авто Марта Конго также влетело в трибуну со зрителями, убив одну женщину и травмировав еще несколько человек. Всего на трассах погибло порядка десяти советских гонщиков. Это и еще один фронтовик Николай Сорочинский, получивший смертельные травмы в тренировочном заезде, и Юкк Рейнтам, разбившийся на самой страшной для нас трассе в ГДР под названием «Шляйц», Антс Вайно, Алоизиас Йорудас, Ант Сейлер, в аварии с Тоомасом Напа погиб поляк Христиан Гроховский.

С другой стороны, автогонщикам, которые попадали в страшные аварии, затем выживали, как говорится, сам черт был не страшен. А уж какую послеспортивную карьеру выстроили бывшие автогонщики СССР, это достойно отдельного рассказа! В большую политику ушли эстонец Тойво Асмер и украинец Евгений Червоненко, солидным бизнесменом стал литовец Стасис Брундза (будущий банкир гонялся в экипаже бывшего фронтовика Виктора Ильина), видным ученым-медиком — грузин Сергей Дадвани.

P. S. Стоит отметить, что брат знаменитой актрисы Татьяны Пельтцер — Александр Пельтцер был одним из известнейших в своей области автомобильных инженеров, участвовавших в спортивных заездах. А тема автогонщиков затрагивалась не только в фильмах, посвященных автоспорту, но и косвенно в кинодетективах. К примеру, один из второстепенных персонажей детектива «Прощальная гастроль Артиста» — автогонщик Николай Серегин, отсидевший ранее в тюрьме и получивший там кличку Шплинт.

Джаудат Абдуллин
Справка

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции «Реального времени».

Спорт Татарстан

Новости партнеров