Новости раздела

Почему «Ак Барс» чествует тренера, разбазаривавшего «СК им. Урицкого»

В Минске при нем хоккей вообще провалился

Почему «Ак Барс» чествует тренера, разбазаривавшего «СК им. Урицкого»
Фото: ak-bars.ru

Под сводами «Татнефть Арены» висят стяги нескольких хоккеистов и одного тренера, внесших наибольший вклад в развитие «СК им. Урицкого», который сначала переименовали в «Итиль», а затем — в «Ак Барс». Наиболее неоднозначной фигурой среди них является личность Анатолия Муравьева. Спортивный журналист «Реального времени» Джаудат Абдуллин, вспоминает детали из прошлого единственного тренера, которого отметило руководство клуба.

Муравьев и советская Белоруссия

Работа Анатолия Муравьева непосредственно в хоккее разделена на три этапа. Самый большой этап в Казани, тут не поспоришь. После карьеры в футболе, где Муравьев играл в том числе за казанское «Динамо» во времена когда еще не образовался «Рубин», он переключился на хоккей и трудился в команде «Машстрой», с этого начинался «СК им. Урицкого» (1956—1965 годы). Казань сформировала команду мастеров в 1958-м и даже успела при Муравьеве попасть в высшую лигу в сезоне 1962—1963 годов, правда, при этом надо учитывать, что тогдашняя «вышка» единовременно была расширена до 20 команд, среди которых «СК им. Урицкого» финишировал 18-м. После чего в 1965 году Муравьев уехал на работу в Минск.

Хоккейный Минск в начале шестидесятых годов представлял из себя довольно жалкое зрелище, учитывая, что это была столица союзной республики. Долгое время там не было команды мастеров, пока в 1964—1965 годы в группе Б не сыграл чемпион республики — команда «Вымпел» из Минска, занявший последнее место. За «Вымпел» в том сезоне отыграл воспитанник казанского хоккея Владимир Гусев (впоследствии первый тренер команды «Итиль», как будет переименован «СК им. Урицкого» в 1991 году), но завод им. Вавилова (в советском прошлом выпускавший фотоаппараты, самые известные из серии «Зенит», ныне «БелОМО», оптико-механическое объединение) как-то не сильно держался за команду мастеров. И после 1965 году дороги «Вымпела» и Гусева разошлись, команда ушла играть в чемпионате Белорусской ССР, а Гусев перешел в московские «Крылья Советов». А основная масса хоккеистов перешла в команду «Торпедо», дебютировавшую в Классе Б, как тогда именовалась советская первая лига.

Тут надо отметить, что уже в «Вымпеле» были воспитанники российского хоккея, помимо Гусева, например, ленинградцы Геннадий Кокорин и Чергей Чернов, пермяки Борис Медведев и Николай Митюгин, свердловчане Юрий Ульянов и Станислав Чупров, москвич Владимир Гремякин.

Но переход «под погоны» позволил главному тренеру Павлу Баранову усилить тренерский штаб Анатолием Муравьевым из «СК им. Урицкого» и набрать в команду целый ряд воспитанников хоккея РСФСР. Челябинцы Станислав Малков, Юрий Никонов, Борис Ржанников плюс Юрий Дужий из Новокузнецка. Несколько москвичей — Валерий Ярославцев из «Крыльев Советов», старший брат знаменитого Виктора Ярославцева, игрока сборной СССР, Константин Юфа из ЦСКА.

После карьеры в футболе он переключился на хоккей и трудился в команде «Машстрой», с этого начинался «СК им. Урицкого» (1956—1965 годы). Фото ak-bars.ru

Как Муравьев с Минском «СК им. Урицкого» опередил

Есть еще один пермяк — Сергей Шитковский. Его сын Сергей Шитковский-младший стал легендой белорусского хоккея, а сестра Нина жила, кстати, в Набережных Челнах.

— Тренером был Павел Баранов. Он тутошний, очень хорошо подбирал тройки, видел, кто с кем может играть... А помогал ему Анатолий Муравьев из Казани... Мы тренировались на сборе в Риге. Сначала в одном звене были я, Костя Юфа из Москвы и Толик Пронкин из Электростали. Так у нас вообще ни черта не получалось. А потом Муравьев уехал на недельку в Казань, и Павел Филимонович быстро сделал тройку Гремякин — Ярославцев — Шитковский. На турнире в Риге наше трио по 6—7 шайб забрасывало. Муравьев приехал — удивился. Мы лет шесть или семь играли вместе, — это воспоминания Шитковского по сезону 1965—1966 годов, когда Муравьев начал работу в минском «Торпедо» на роли второго тренера.

И «Торпедо» с ходу завоевало путевку в высшую лигу, опередив... «СК им. Урицкого» (60 очков против 57). С Казанью тогда оставался работать на посту главного тренера Исмаил Милушев, крымский татарин, который приехал в Казань, после окончания спортивного института им. Лесгафта в Ленинграде. Поиграл в футбол, после чего стал первым хоккейным тренером в городе, в середине 50-х, не надо забывать, что «шайба» стала развиваться в Союзе только с 1947 года. Они так и работали с Муравьевым — то вместе, то в разных командах, пока он своим отъездом не освободил для Милушева место в основной команде. Анатолий Васильевич получил в Минске звание заслуженного тренера Белорусской ССР, после чего вернулся в Казань и провел со «СК им. Урицкого» сезон 1966—1967 годов. Любопытно, что Владимир Гусев в это же время вернулся из московских «Крылышек» в Минск, отыграв сезон за «Торпедо». Команды «Торпедо» и «СК им. Урицкого» опять конкурировали, на этот раз в переходном турнире за право играть в высшей лиге, но обе потерпели неудачу.

С 1966 по 1968 годы был второй, уже более краткосрочный период работы Муравьева со «СК им. Урицкого», который получился похуже. Казань уже перестала претендовать на выход в «вышку», закончив 1968 год на 4-м месте в первой лиге, и Муравьев снова уехал в Минск, уже на место главного тренера «Торпедо». И вот тут начался самый неоднозначный период его взаимоотношений с казанской командой.

Как Муравьев начал переманивать хоккеистов «СК им. Урицкого»

В Казани «на хозяйстве» остался постоянный сменщик и бывший партнер по тренерскому тандему Исмаил Милушев, и вот его команду Муравьев начал обдирать, как липку. Увез с собой Владимира Волкова тем самым разбил очень перспективную тройку Виталий Быков — Владимир Волков — Валерий Данилин, созданную Милушевым. Приглашал и Быкова с Данилиным, но они решили остаться в Казани, поскольку в то время учились. Увез Геннадия Плотникова. Приглашал Якова Клопоуха, который не решился на переезд, Бориса Терещенко, ставшего в итоге игроком команды «Вымпел», выступавшей на первенстве БССР, Владислава Астапенко. Транзитом через московский «Спартак» пригласил в Минск воспитанника Казани Алексея Цурикова. Когда Милушева сняли с работы в Казани, пригласил в Минск его сына Эдварда. Милушев не заиграл в Минске как хоккеист, но превратился в отличного детского тренера, подготовив, среди прочих, такую звезду, как Руслан Салей.

По словам Сергея Котова, Муравьев зачем-то «сосватал» перспективного хоккеиста в Москву, в «Крылья Советов».

В итоге покинули Казань Астапенко, Волков, Котов, Плотников, Терещенко, Цуриков, приглашенные Муравьевым Быков, Клопоух — с такими потерями столица Татарстана из лидеров первой лиги быстро свалилась в аутсайдеры и упала во вторую лигу в 1971 году. Не надо забывать, что хоккей тех лет — это две пары защитников и три тройки нападения, а усилиями Муравьева Казань потеряла ровно пятерку. Помимо того, хоккейная Казань исторически не могла решить проблему со службой в армии, и ее ежегодно обдирали как липку гонцы из куйбышевского СКА. Иногда хоккеисты оказывались даже в ЦСКА или ленинградском СКА (Котов, Евгений Казачкин, Геннадий Маслов), который делегировал «рекрутов» в Куйбышев.

СК им.Урицкого. Фото milliard.tatar

Что касается Муравьева, то он на долгие 8 лет осел в Минске. Несмотря на то, что его команда «Торпедо» не имела отношения к армии, забирать оттуда хоккеистов на службу было сложно. Во-первых, первый секретарь ЦК КП Белоруссии Петр Машеров любил и курировал хоккей, во вторых, руководитель Спорткомитета Белоруссии Виктор Ливенцев, фронтовик, партизан, Герой Советского Союза, не давал своих в обиду. Поэтому можно было строить команду вдолгую. Только у Муравьева это почему-то не получалось. Шитковский видит в этом свою причину:

— Там невозможно было больше находиться. Надоела придирчивость Муравьева. Я был капитаном, забивал больше всех. А он на собрании при всей команде: «Мы тебя, как мебель возим». Еще когда я в Перми играл, забивал Казани столько, что он зол был на меня. И не Муравьев меня приглашал в Минск, а Баранов.

Создавая тренерский штаб из бывших игроков Минска, Муравьев мог не опасаться и того, что его «подсидят», и необходимых ему хоккеистов не терял, сам занимаясь комплектованием,, но дело почему-то не ладилось.

Казалось бы, сразу несколько команд из чемпионата Белоруссии могли послужить подспорьем. Но по итогу они собирали ветеранов: из «Торпедо» Булатов, Гремякин, Дюжий, Митюгин — в «Вымпел», Кротов, Чупров, Юрзинов — в СКА, Шитковский в Новополоцке. В «Динамо», которое в 1977 году сменит «Торпедо», в чемпионате СССР массово играли футболисты Геннадий Воронин, Виктор Гирко, Владимир Курнев, Евгений Кузнецов, Олег Севидов...

Из Минска в те годы самостоятельно уезжали только за «длинным рублем». Москвич Юфа переехал в Ташкент, где в местном «Бинокоре» поиграл с двумя татарами, которые сменили имена: Рамиль (Роман) Камалетдинов, и еще один москвич Зэфяр (Геннадий) Хасьянов. Голкипер Окрайко переехал в Апатиты, где за «северный коэффициент» играли два известных в будущем функционера российского хоккея — президент ФХР Александр Стеблин и директор «Крыльев Советов» и «Спартака» Валентин Аньшин.

Исмаил Милушев. Источник фото: fhrt.ru

Падение «Торпедо»

Муравьев в какой-то момент начал делать ставку на приглашение перспективных игроков и угадал с Владимиром Семеновым из Челябинска, Анатолием Беляевым из секретного города атомной промышленности Свердловска-44 (ныне Новоуральск) и новосибирцами Николаем Толкачевым и Иваном Кривоносовым (он входил в тренерский штаб Владимира Крикунова в «Ак Барсе» и «Нефтехимике»), они стали своими в Минске. Николай Ладыгин превратился в легенду хоккейного Киева. Из местных воспитанников запомнился Александр Варивончик, и братья Левенштейн. Из них перспективнее выглядел младший Владимир, которого даже признавали лучшим нападающим по своему возрасту на первенстве СССР, а выбился старший Александр, который, женившись, взял фамилию супруги — Белый. Теперь Александр Белый большой бизнесмен, а его сын Павел Белый в команде Александра Лукашенко, когда президент Беларуси выходит на лед.

Но это лирика, а факты говорят, что с каждым годом «Торпедо» скатывалось по турнирной таблице. В 1969—1973 годах команда выступала в первой лиге, в 1973-м скатилась во вторую лигу, где провела 3 года.

В итоге в 1976-м, «СК им. Урицкого», произведя перезагрузку, вернулся в первую лигу, обойдя, кстати, «Апатитстрой» из Апатит с Аньшиным, Окрайко и Стеблиным, Электросталь с Тупоносовым, минское «Торпедо» с Кривоносовым...

А на другом конце качелей оказалось «Торпедо». Правда Муравьева в Минске к тому времени не было, поскольку он последние 3 месяца прошлого чемпионата дорабатывал в Тюмени с местным «Рубином». Вот не успел поиграть за «Рубин» в Казани, будучи футболистом, но зато стал тренером «Рубина» в Тюмени. В ближайшем будущем команда строилась на воспитанниках свердловского хоккея, включая Заитова, которого называли то Виктором, то Владимиром, а какая разница, если родное имя Рафигулла, но у Муравьева в Тюмени не заладилось, и он в итоге уехал работать в Польшу.

Не желая мириться с прозябанием команды во второй лиге, с благословения Петра Машерова команду передали в общество «Динамо», найдя ей тренера почти случайно. Проездом из Польши в Минске оказался Виталий Стаин (уроженец Новосибирска 2 года работал в чемпионате Польши, а уже в 80-е один сезон тренировал «СК им. Урицкого»), и уговорили его взять новую команду. В 1977-м он вернул команду в первую лигу, а уже в 1980-м она перешла в высшую.

Джаудата Абдуллин
Справка

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции «Реального времени».

СпортХоккей Татарстан

Новости партнеров

комментарии 1

комментарии

  • Анонимно 09 дек
    Обычная селекция которая происходит в спорте , у одних получается , у других нет . Вот в команде политбюро СССР то же рядовой игрок Горбачев стал главным тренером , он как и игрок то был плюшевый , а его поставили главным . СССР всегда боровшийся за 1 место в мировом пространстве , развалился и скатился в аутсайдеры , похоже его приемника Россия скоро расформируют . Спорт и политика два сапога пара .
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии