Новости раздела

Как князь Мещерский позаботился о богатстве купца Дряблова

Журналист XIX века Николай Агафонов — о первом городском голове Иване Дряблове

Как князь Мещерский позаботился о богатстве купца Дряблова
Фото: Дмитрий Резнов/realnoevremya.ru

О жизни в Казани можно узнать не только из архивов, но и журналистских исследований, одним из символов которых в XIX веке был Николай Агафонов, краевед, библиограф, один из основателей Общества археологии, истории и этнографии при Казанском университете, редактор «Казанского биржевого листка», редактор-издатель «Камско-Волжской газеты». В 1903 году он выпустил в типографии Перова первую часть сборника «Казань и казанцы», в котором рассказал о нескольких главах города и представителях дворянских родов, а также литераторах и ученых. Публикуем один из отрывков.

Казанские городские головы. От начала учреждения этой должности до наших дней. (Исторический очерк)

Должность городского головы впервые учреждена в России императрицею Екатериною II, в конце 1766 года, по специальному случаю, вызванному назначением известной Екатерининской комиссии для составления проекта нового «Уложения». В 1766 году был издан манифест о созыве в Москву депутатов от присутственных мест Российской империи, от всех классов свободного населения и от представителей городов. В обряде выборов городским населением депутата предписывалось «выбрать сначала между собою, кого хотят городским головою, который уже и руководит выборами депутата». В «Учреждении о губерниях» сказано, что городской голова выбирается городским обществом через всякие три года по баллам.

Источниками при составлении настоящего очерка служили: а) сохранившиеся от пожаров дела архива казанской городской Думы, за что автор обязан глубокою благодарностью бывшему городскому голове Сергею Викторовичу Дьяченко, разрешившему доступ в этот архив; б) даты, снятые с надгробных надписей на казанских кладбищах, и в) старые рукописи из принадлежащего автору собрания материалов по Казанской истории.


Иван Федорович Дряблов. 1767, 1768, 1769 гг.

Первым городским головою в Казани был содержатель Казанской Суконной фабрики, местный купец и голштинской коммерции советник Иван Федорович Дряблов. Почему Дряблову присвоен титул «голштинской коммерции советника», как именовался он в официальных бумагах своего времени и как это значится на его надгробном камне в Кизическом монастыре, — нам неизвестно. И.Ф. Дряблов, родившийся 15 сентября 1728 года, происходил из посадских людей г. Чебоксары, где фамилия Дрябловых принадлежала многим купцам и мещанам. Некоторые из представителей фамилии в первых годах XIX столетия переселились в Казань.

В «Журнале казанского городового магистрата» за 1803 г., лист 76, записано:

«Слушали прошение казанского мещанина Ивана Дряблова о возвращении ему представленной доверенности, данной от казанских мещан Федора и Дмитрия Дрябловых на предмет исходатайствования предоставленного во владение его доверителей оставшегося после родственника голштинской коммерции советника Дряблова же, состоящего в г. Чебоксарах дома, от тамошней полиции. Приказали: просимую доверенность возвратить. О первом казанском городском голове приходится дать очень немногие биографические сведения за отсутствием данных. Все бумаги о Дряблове и содержавшейся им суконной фабрике, перешедшей потом во владение казанских дворян Осокиных, уничтожены покойным П.Г. Осокиным незадолго до его смерти ( 26 февраля 1898 г.)».

Как содержатель суконной Фабрики И.Ф. Дряблов был человеком далеко не безупречным. Историки обвиняют его в притеснении рабочих, в урезании им платы и причинении других угнетений. Фабричные жаловались начальству, прося оставить им ту плату, какую получали они при прежнем владельце фабрики купце Михляеве, и сенат уважил их ходатайство. Однако раздраженный Дряблов, не обладая ни благоразумием, ни тактом, продолжал другими способами притеснять суконщиков, забывая, что такими действиями вредил правильному и успешному ходу работ. С этого времени начинается ряд серьезных беспорядков среди фабричных рабочих, выражавшихся в форме бунтов, которые усмирялись всякий раз уголовным порядком с наказанием протестовавших кнутом или прогнанием сквозь строй и ссылкою в Сибирь. Молодых по наказании отправляли в солдаты.

Для нашего времени единственным памятником, связанным с именем первого городского головы, сохранился в Казани (если не считать полуразрушенного здания суконной фабрики) так называемый «Дрябловский дом», в котором имели пребывание приезжавшие в Казань августейшие гости: Петр I в 1722 году и Екатерина II в 1767 году. Что Петр Великий останавливался в «Дрябловском доме», принадлежавшем прежде родственнику Дряблова купцу И.А. Михляеву, — это утверждают местные историки: М.С. Рыбушкин («История Казани», изд. 2, часть I, стр. 107); Н.К. Баженов («Казанская история» ч. II, стр. 57); проф. С.М. Шпилевский: («Указатель исторических достопримечательностей г. Казани» 1873, стр. 61); М.Н. Пинегин («Казань в ее прошлом и настоящем», 1890, стр. 158); и проф. Н.П. Загоскин («Спутник по Казани», 1895, стр. 188). Что же касается пребывания в «Дрябловском доме» Императрицы Екатерины II, тот факт еще более бесполезен, если принять во внимание «Дорожный журнал», который велся во время путешествия государыни по Волге в 1767 году и который напечатан в «С.-Петербургских Ведомостях» того же года, в прибавление к №58-му; если принять во внимание письмо Екатерины к гр. Панину из Казани, напечатанному в «Сборнике русского исторического общества» т. Х; если, наконец, принять во внимание показание историка Казани адъюнкт-профессора Рыбушкина, начавшего службу в Казани в 1812 году и заставшего в ней живых свидетелей приезда и встречи Екатерины II.

В «Дрябловском доме», сохранившем свою первоначальную архитектуру, помещается в наши дни дешевый татарский трактир. Чтобы не было стыдно за такое непростительное пренебрежение к исторической достопримечательности города, некоторые из гласных Думы («Дрябловский дом» принадлежал городскому обществу) придумали пустить в ход наивное и ни на чем не основанное уверение, что ни Петр, ни Екатерина не останавливались в «Дрябловском доме». Покойный профессор Н.Н. Булич даже печатно, не без негодования, хотя и голословно, пытался подтвердить это отрицание. Несмотря на то, что попытки очень слабы, чтобы отвергнуть историческое значение «Дрябловскаго дома», в нем продолжает пребывать трактир, принося городу ничтожный доход. Бывший городской голова С.В. Дьяченко намеревался поместить в «Дрябловском доме» городской музей, что было бы прилично для исторического здания, но намерению этому не суждено было осуществиться.

Иван Федорович Дряблов умер в Казани 24 Ноября 1774 года и погребен, как упомянуто выше, в Кизическом монастыре, рядом с женою Феодосией Гавриловной, умершей 1 декабря того же года. Детей после них не осталось, как это видно из предписания казанского губернатора кн. П.С. Мещерского, от 26 ноября 1774 года, Казанской губернской канцелярии следующего содержания:

«Дошло мне партикулярно слышать, что голштинской коммерции советник и казанской суконной фабрики содержатель Дряблов сего месяца 24 числа умре, да и жена его находится почти при смерти больна, и как оный Дряблов бездетен и свойственники здесь хотя и есть, но нет еще ближе их — неизвестно. На нем же, Дряблове, считается, до рассмотрения правительствующего сената и решения впредь, по фабрики оной подушных денег за многие годы недоимки немалая сумма, то в случае иногда и смерти жены его в предохранение от могущего быть из имения, столь знатного, расхищения, — казанской губернской канцелярии предлагаю отправить завтра одного из господ присутствующих к ней, обще казанского губернского магистрата с президентом, дабы они, по изъявлении благоприятным образом больной вдове оной о кончине мужа ее сожаления, и что правительство, будучи несведомо о ближайших покойного мужа и ее наследниках, имея должное попечение о ней, чтобы в теперешнем состоянии в доме ее не могло быть никем и никаким образом расхищено чего, определило предохранить описанием сего в доме, при ком со стороны ее согласится и поверить и запечатать вещи и деньги и весь в том надлежащий порядок устроить, и исполня оное и подать ту опись в канцелярию за подписанием общим и таковую же и за подписанием же общим оставили бы в доме хозяйки или кому велит ее принять, и о всем том меня уведомили, а чтобы президент магистрата казанского по вышеписанному, обще с членом губернской канцелярии учинил предложение от меня магистрату дано же. Князь Платон Мещерский. Ноября 26 дня 1774 года».

И.Ф. Дряблов был женат на родной сестре балахнинского купца и владельца медно-плавильных заводов на Урале Петра Гавриловича Осокина, лично известного императрице Екатерине II, в род которого перешла дрябловская суконная фабрика в Казани с «историческим домом».

Деятельность первого городского головы не оставила в местном обществе каких-либо преданий. Впрочем, значение этой новоучрежденной должности в сфере городского управления, а равно и влияние первых голов на общественную жизнь города, едва ли могло в первое время резко в чем-либо выразиться, когда наряду с этой должностью функционировала уже окрепшая сила президентов и бургомистров губернского и городового магистратов.

ИСТОЧНИКИ

1. См. Приложение к «Наказу», изд. 1776 г., стат. З.

2. Проф. Дитятин: «К истории жалованных грамот дворянству и городам». 1895 г., стр. 112 и 128.

3. Проф. С.М. Шпилевский. Путешествие Императрицы Екатерины II по Волге. См. «Камско-Волжскую Газету» (изд. Н.Я. Агафонова). 1873 г. № 25 и 26.

4. Под текстом «Наказа жителей г. Казани» депутату в Екатерининскую коммиссию купцу И.И. Кобелеву, Дряблов подписался так: «К сему наказу выбранным от казанскнх граждан голова, голштинской коммерции советник, казанской суконной фабрики содержатель Иван Дряблов» (См. «Сбориик Императорскаго Русскаго Историческаго общества». Том 107-й, Спб. 1900 г., стр. 509—522).

5. См. «Историю России» Соловьева, изд. 1895 г., кн. V, стр. 156.

6. Желающие познакомиться подробнее с эпохою волнений казанских суконщиков могут обратиться к очерку Я. Посадскаго: «Как добились себе воли казанские суконщики» (См. «Первый шаг». Казанский литературный сборник. 1876 г., стр. 415—438). Очень интересные сведения о том же можно найти в трудах проф. В.И. Семевского: «Крестьяне в царствование Екатерины II», изд. 1903 г., т. 1, стр. 549 и след. и М. Туган-Барановского: «Русская фабрика в прошлом и настоящем». Изд. 1900 г., т. 1, стр. 148.

7. См. газету «Казанские Вести» (изд. Н.А. Ильяшенко), 1881 г, № 317.

8. «История России» Соловьева, т. VI, стр 411 и 412.

9. Суконную фабрику и «Дрябловский дом» унаследовал сын упомянутого П.Г. Осокина — Иван Петрович. В «Дрябловском доме» помещалось во второй половине XVIII Дворянское собрание. Затем этот дом перешел во владение Приказа общественного призрения, а с 1816 года стал собственностью городского общества (См. «Дело» архива городской Думы 1816 г., № 45, лист 171).

Николай Агафонов. Подготовил Радиф Кашапов
ОбществоИстория Татарстан

Новости партнеров