Новости раздела

У бывшей бизнес-партнерши Сигала нашли имущества почти на 90 миллионов

Совладелица бизнеса банкира заявляла об отсутствии капиталов и даже своего жилья, но управляющий нашел квартиру в престижном ЖК

У бывшей бизнес-партнерши Сигала нашли имущества почти на 90 миллионов
Фото: realnoevremya.ru/Татьяна Колчина

Квартира площадью 288 «квадратов» в одном из самых дорогих жилых комплексов Казани, а также кладовые, парковочные места и земля на берегу Свияги — все это «добро» должно пополнить конкурсную массу Галины Сизовой, совладелицы обанкротившегося микрофинансового бизнеса известного татарстанского предпринимателя и банкира Павла Сигала. Бизнесвумен долгое время представала бессребреницей: у нее не было даже своего жилья. Но финансовый управляющий после двух лет тяжбы оспорил сделки купли-продажи должницы с родственниками. Эксперты отмечают, что найденная недвижимость представляет собой пул из ликвидных и дорогих объектов, за которые можно выручить порядка 100 млн рублей. Часть этой суммы должна быть направлена на покрытие ущерба 2 тыс. вкладчиков УК «Центр микрофинансирования», чьи требования оцениваются в 409 млн рублей

Возвратить в конкурсную массу

Как стало известно «Реальному времени», финансовому управляющему Галины Сизовой Илье Вайнбергу (входит в московский союз «Саморегулируемая организация арбитражных управляющих субъектов естественных монополий ТЭК») все-таки удалось пополнить конкурсную массу своей «подопечной».

Арбитраж применил последствия недействительности сделок 2013—2017 годов в виде возврата имущества обратно должнице. Как-то: в собственность совладелицы обанкротившегося микрофинансового бизнеса известного татарстанского предпринимателя и банкира Павла Сигала вновь перешли квартира площадью 287,7 «квадрата» и два гаража-стоянки (16,5 кв. м и 16,9 кв. м) на улице Меридианной, 1а в Казани, четыре кладовые площадью 12—36 «квадратов» в доме 11а на той же улице и в доме 20а на улице Чистопольской столицы РТ, а также четыре земельных участка (все площадью не менее 1,9 тыс. кв. м) в селе Введенская слобода (один из которых заложен ТФБ, три других — «Межрегиональному коммерческому банку развития связи и информатики»).

Финансовый управляющий потребовал признать эти сделки недействительными еще в мае 2019 года, так как полагал, что они прикрывают собой вывод имущества из конкурсной массы. К нему присоединился и конкурсный кредитор Сизовой «Российский банк поддержки малого и среднего предпринимательства».

Тогда, почти десятилетие назад, новой хозяйкой всей этой недвижимости стала Ирина Шамгунова, некогда числившаяся бухгалтером в УК «Центр микрофинансирования». Однако в ее собственности большая часть имущества надолго не задержалась. Купив землю в ноябре 2013 года, уже в январе 2014-го новая владелица сбыла ее с рук гражданину Попову, а он в конце того же года перепродал Николину. А две сизовские квартиры новая хозяйка вообще объединила в одну. Вот только, как выяснил управляющий, все участники сделок были не посторонние для Галины Тимофеевны люди: они находятся с ней в родственных связях.

Не значилось даже собственного жилья

Илья Вайнберг в своем ходатайстве в суд ранее сообщал, что Сизова, которой в декабре 2011 года было присуждено звание «Лучшая деловая женщина России» в области микрофинансирования, поддержки малого и среднего предпринимательства, была учредителем 162 действующих организаций. Но большинство микрофинансовых компаний, доли в которых принадлежали бизнес-вумен, оказались либо ликвидированы, либо находились в банкротстве, поэтому оказалось «нецелесообразно даже тратиться на их продажу». Из иного имущества у Сизовой нашлись лишь охотничье ружье известного бренда Benelli Rafaello и травматический пистолет «МР-461 «Стражник» (начальная цена первого для торгов составила 81 тысячу, а второго и вовсе чуть больше 3 тысяч). Иного имущества у его «подопечной» не значилось. У нее не оказалось даже собственного жилья.

Сама Сизова утверждала, что стала бессребреницей без какого-либо умысла. Все сделки были реальными. Она объясняла, что распродавать недвижимость начала из-за резкого ухудшения здоровья. К тому же в октябре — ноябре 2013 года она не предполагала, что УК «Центр микрофинансирования» обанкротится. И точно так же не думала, что и сама пройдет через эту процедуру. Никаких материальных проблем, включая долги перед кредиторами, у нее на тот момент не было: она была платежеспособной, как и семеро покупателей ее недвижимости.

Тем не менее 7 июня Арбитражный суд Поволжского округа отказал бывшей совладелице УК «Центр микрофинансирования» в отмене судебных решений, признавших сделки по продаже ее недвижимости недействительными. Не внял он и просьбам о приостановлении их исполнения. У Сизовой остается шанс оспорить этот вердикт в Верховном суде РФ. Однако, по мнению ее финансового управляющего, шансы на победу минимальны, т.к. в судебных решениях, объем которых превышает 100 страниц, подробнейшим образом расписаны все основания. Связаться с самой Галиной Тимофеевной при подготовке материала «Реальному времени» не удалось. На переданную через управляющего просьбу прокомментировать ситуацию Сизова не откликнулась.

Что за долги висят на экс-партнерше Сигала

Банкротства Галины Сизовой потребовал «Российский банк поддержки малого и среднего предпринимательства» из-за непогашенных УК «Центр микрофинансирования» двух кредитов на общую сумму 143,4 млн рублей. Эту компанию, ставшую материнской для микрофинансового бизнеса, они в июле 2004 года организовали вдвоем с Павлом Сигалом, тогда вице-президентом общественной организации малого и среднего предпринимательства «Опора России». Точно так же вместе они поручились перед упомянутым банком по кредитам своего детища.

В 2012 году УК, имевшую большое количество филиалов по всей России и ежемесячный оборот в районе 1,5 млрд рублей, заподозрили в махинациях с обналичиванием материнского капитала. В связи с этим в ноябре 2013 года были арестованы как сам Сигал, так и ряд руководящих работников компании, включая Сизову. С той лишь разницей, что его поместили в следственный изолятор №1 в Москве, известный как «Матросская тишина», а ее под домашний арест в Казани. Считается, что именно это обстоятельство стало для бизнеса Сигала — Сизовой роковым. Компании группы по эффекту домино стали одна за другой входить в банкротство.

В 2015 году банкротящийся «Центр микрофинансирования» выставлял своей соучредительнице счет аж на 1,9 млрд рублей: якобы именно она изъяла их из кассы. Тогда татарстанский арбитраж отказался рассматривать этот иск. Но Сизовой все же инкриминировали хищение средств. По версии следственных органов меньше чем за 2 недели — с 1 по 13 ноября 2013 года — бизнес-вумен вынесла наличными из материнской УК «Центр микрофинансирования», где также была директором, 21,7 млн рублей. Якобы без согласования с другим учредителем, Павлом Сигалом, она велела главному бухгалтеру выдать ей деньги из кассы для того, чтобы заплатить по договорам займа и инвесторам.

Якобы без согласования с другим учредителем, Павлом Сигалом, Сизова велела главному бухгалтеру выдать ей деньги из кассы для того, чтобы заплатить по договорам займа и инвесторам. realnoevremya.ru/Максим Платонов

В итоге в октябре 2017 года Вахитовский райсуд Казани приговорил Галину Тимофеевну к 4 годам колонии общего режима и штрафу в 500 тыс. рублей. Хотя, например, защищавший в то время Сизову Борис Рыбак отзывался о доказательствах вины его подзащитной скептически, отмечая, что бухгалтерские документы не имели ни подписи кассира, ни получателя: это были просто бумажки с суммами и датами. Он предполагал, что, пока Сигал 9 месяцев находился в СИЗО, в его компаниях кто что успел, то и выносил. Сейчас УК «Центр микрофинансирования» значится в ее реестре. Арбитражный управляющий этой компании Айдар Миначев (а конкурсное производство в ней было открыто 16 декабря 2014 года) сообщил «Реальному времени», что реестр кредиторов еще не закрыт. На данный момент в нем значатся 2 тысячи вкладчиков, требования которых оцениваются в 409 млн рублей.

Финансы из второй УК тоже утекли в никуда?

На Сизову пытались возложить также 615 млн рублей субсидиарной ответственности по долгам еще одной совместной с Сигалом УК «Инвест». У этой компании тоже была разветвленная сеть микрофинансовых центров по стране, где обещали доходность в 18 процентов годовых, что превышало банковские ставки по депозитам в 2,4 раза.

«Инвест» вступил в банкротство в июле 2014 года, когда оба соучредителя находились под стражей. Арбитражный управляющий «Инвеста» Сергей Цапурин заявлял, что компания, чей годовой оборот составлял 3 млрд рублей, задолжала больше 1 миллиарда. На 31 декабря 2013 года балансовая стоимость активов УК «Инвест» превышала 1,2 млрд рублей. Во время «конкурса» таковых нашли лишь на 525,4 млн рублей.

Конкурсник» УК «Инвест» ссылался на искажение бухгалтерской отчетности за 2013 год. Баланс был завизирован Сизовой (она числилась там и директором, и главбухом). Сама Галина Тимофеевна утверждала, что бухучет в этой компании в действительности вело ООО «Консалт». Это обстоятельство подтвердила гендиректор «Консалта» Диляра Голикова. А рядовые бухгалтеры говорили, что платеж мог провести любой сотрудник — электронный ключ и пароль были в свободном доступе. 5 декабря 2018 года татарстанский арбитраж возложил материальную ответственность только на Сизову. Но в начале 2020 года Арбитражный суд Поволжского округа защитил бизнес-вумен, напомнив, что в момент краха компании она тоже находилась под арестом, а документация общества была изъята правоохранительными органами.

Сама обвиняемая утверждала, что всю финансовую отчетность «нарисовали» именно в то время, когда для нее действовал запрет определенных действий и она носила электронный браслет. По словам бизнесвумен, о своих предположениях о недостоверности кассовых книг и балансов она позже сообщала всем, кому только можно, включая своего партнера и следователей. И, кстати, когда суд по ходатайству Сизовой провел почерковедческую экспертизу, 3,5 тыс. «расходников» кассовой книги УК «Инвест» были признаны поддельными. В итоге в начале прошлого года суд посчитал вину Галины Сизовой в банкротстве УК «Инвест» недоказанной.

В начале 2020 года Арбитражный суд Поволжского округа защитил бизнесвумен, напомнив, что в момент краха компании она тоже находилась под арестом. realnoevremya.ru/Максим Платонов

«Иногда достаточно заявления, чтобы «развалить» какие-то сделки должника»

Заместитель директора фирмы «Татюринформ» Павел Тубальцев говорит, что практика оспаривания сделок физлица, которого впоследствии признали банкротом, обширна: «Все больше возможностей для возврата имущества, которое такой гражданин переписал на родственников, друзей, в том числе в счет надуманных долгов, или одному из кредиторов в обход интересов других и тому подобное».

По свидетельству собеседника «Реального времени», тенденция такова, что чаша весов больше склоняется в сторону интересов кредиторов: «Им и финансовому управляющему иногда бывает достаточно лишь подать заявление, чтобы «развалить» какие-то сделки должника в преддверии банкротства». Поэтому, по его словам, основная проблема в таких обособленных спорах в делах о банкротстве граждан (как и юрлиц) — не допустить произвольного применения норм закона к случаям, когда сделки были заключены с реальными и независимыми контрагентами без злоупотреблений (не преследовали цель нарушить интересы кредиторов должника, уменьшить объем его имущества для уклонения от погашения долгов, получить какие-либо преимущества при банкротстве).

— Безусловно, продажа имущества родственникам и зависимым лицам находится в «группе риска». Однако одного этого обстоятельства для признания сделки недействительной недостаточно. Если она была совершена на рыночных условиях и действительно оплачена, то в ее «отмене» может быть и отказано, — подытожил Тубальцев.


Тяжба по возврату имущества длилась больше двух лет

Впрочем, сам финансовый управляющий Галины Сизовой Илья Вайнберг рассказал «Реальному времени», что судебную тяжбу по возврату имущества в конкурсную массу он вел больше двух лет: «Это была объемная и очень сложная работа». У всех покупателей недвижимости, несмотря на родство с должницей, разные фамилии (в одном случае они не совпадают даже у супругов). Между тем по новому законодательству ЗАГСы предоставляют данные о родственных связях только по запросу суда.

В изложении Вайнберга схема по выводу имущества выглядела так: Сизова продала большую часть имущества своей племяннице, та впоследствии что-то перепродала своей матери и родному брату, а что-то — двоюродному. Новые владельцы недвижимости вели бракоразводные процессы и предоставляли оформленное на них «добро» в качестве обеспечения. Так, все без исключения земельные участки, которые у Сизовой были свободны от чьих-либо притязаний, оказались заложены банкам. Финансовый управляющий не исключает, что эти сделки были фиктивными и это предмет нового судебного разбирательства.

По словам Вайнберга, общая задолженность Сизовой оценивается в пределах 150—160 млн рублей. Он говорит, что, безусловно, за счет продажи выявленного имущества частично будут погашены и требования УК «Центр микрофинансирования». Но как сама эта компания распорядится полученными средствами, ему неизвестно. В том числе будет продана и квартира, в которой все это время проживала Галина Тимофеевна. Статуса единственного для банкрота жилья она лишена, так как ее владельцем числится не сама Сизова, а ее племянница. Управляющий сообщил, что по предварительной оценке общая стоимость возвращенного имущества близка к 90 млн рублей. Каждый из земельных участков «тянет» почти на 6 млн, квартира площадью 288 «квадратов» (были объединены две в одну) оценена не менее чем в 58 млн рублей.

«Покупатели не будут ждать понижения цены — разберут все на первых торгах»

Вице-президент Гильдии риелторов РТ Андрей Савельев не сомневается, что за возвращенную в конкурсную массу недвижимость Сизовой можно выручить хорошие деньги.

— Судите сами. Улица Меридианная — это жилой комплекс «Панорама», один из самых дорогих в Казани. Там только кладовка (самый дешевый объект из перечисленного) стоит порядка 1 миллиона рублей. А у квартир вообще космический ценник. Однокомнатная обойдется минимум в 8—9 миллионов. Недешевы и парковки, — рассуждает Савельев.

По его словам, земельные участки в Введенской слободе, находящейся на берегу Свияги (в этом месте она впадает в Волгу) — тоже престижное место. «Это все очень ликвидные и дорогостоящие объекты. Я не подсчитывал, но навскидку все вместе они точно стоят больше 50 миллионов рублей, а может быть, даже и все 100 миллионов. Это хороший пул. Думаю, что в этом случае покупатели даже не будут ждать понижения цены — разберут все на первых торгах», — прогнозирует он.

Любовь Шебалова
БизнесОбществоНедвижимость Татарстан Арбитражный суд Республики ТатарстанСигал Павел Абрамович

Новости партнеров