Новости раздела

California Love по-персидски и поэзия в устах мигрантов

Чему могут научить татар таджикские строители?

California Love по-персидски и поэзия в устах мигрантов
Фото: eu.spb.ru

Колумнист «Реального времени» Альфрид Бустанов побывал на научной конференции в Лос-Анджелесе, где встретился с выходцами из Ирана. В своей авторской колонке ученый рассуждает о влиянии персидской культуры на мир, в том числе и на татар. Он приходит к любопытному выводу, что современные таджики – носители языка фарси – могут многому нас научить.

Персидское влияние на татарскую матрицу

Никогда не знаешь, чем обернется знание и незнание. Например, я изучал персидский язык в Лейденском университете, чтобы уметь читать красивую литературу, но чаще всего мои (фрагментарные!) знания помогают мне на рынке: продавец-таджик всегда готов дать скидку за старание говорить на его родном языке. Надо отдать должное нашим братьям-таджикам — большинство из тех, с кем я общался в Татарстане, сносно общаются и на татарском языке.

Манящие образы персидской поэзии кажутся нам чем-то далеким, но на поверку они оказываются живой тканью культуры не только наших соседей из Таджикистана и Узбекистана, в большом количестве наводнивших страну — сама татарская культурная матрица плотно пропитана персидским влиянием. Именно персидским, а не иранским, потому что границы персоязычной культуры выходят и всегда выходили далеко за рамки современной Республики Иран. В этом я смог убедиться благодаря любезному приглашению коллег участвовать в конференции в Лос-Анджелесе, США.

Казалось бы, где персидская культура, а где Лос-Анджелес? Оказывается, в этом городе есть квартал, нежно именуемый Техранжелес, т.е. Тегеран в Лос-Анджелесе. И действительно, этот квартал полон магазинчиков с персидскими вывесками, ну и, конечно, фарси ласкает здесь слух прохожего.

«Профессор Найл Грин занимается глобальной историей ислама. В своих работах он пишет о «площадках обмена» идеями и ресурсами в планетарном масштабе». Фото newsroom.ucla.edu

А есть ли границы?

В том, что место для конференции было выбрано неслучайно, я убедился, как только сел в такси у аэропорта. Водитель-армянин родился в Исфахане и уже двадцать лет живет в Калифорнии. Мы поговорили с ним о вечном и бренном (как и водится во время путешествия на такси), а на прощание сказали друг другу «Хода хофез!» — «Храни тебя Бог!».

В Калифорнию меня пригласил известный американский востоковед Найл Грин (Nile Green). Его отличает не только удивительная работоспособность (он публикует по толстой монографии чуть ли не каждый год), но и широкий полет мысли. Профессор Найл Грин занимается глобальной историей ислама. В своих работах он пишет о «площадках обмена» идеями и ресурсами в планетарном масштабе. Как мне кажется, аналитический язык, который использует Найл Грин, очень может пригодиться и для понимания истории и современности мусульман в России.

Сама конференция задумана как трилогия о географических, социальных и эпистемологических границах персоязычного мира. Поэтому здесь много говорилось о языке как о ресурсе власти. Несмотря на то, что персоязычный мир никогда не был объединен в рамках одного государства, его прочно связывают культурные коды, заложенные в базовые тексты, и общий доступ к высокой культуре. Обсуждалась и загадка стабильности персидского языка – как известно, знающий фарси человек может с известной легкостью читать классическую литературу тысячелетней давности.

«Устная персидская речь основана на литературе, т.е. говорят так, как пишут. Поэтому каждый образованный человек в персоязычной культурной среде должен знать классические стихи и уметь их проникновенно декламировать». Изображение с сайта 1718.ucla.edu

Некоторые ученые видят объяснение этому феномену в том, что устная персидская речь основана на литературе, т.е. говорят так, как пишут. Поэтому каждый образованный человек в персоязычной культурной среде должен знать классические стихи и уметь их проникновенно декламировать. Я наблюдал такую картину в Омске, когда строитель с 15-летним стажем из Таджикистана по памяти читал мне стихи Хафиза. Некоторые арабские ученые Средневековья сжигали свои библиотеки, считая, что истинное знание должно храниться в сердце. Я же никогда не думал, что увижу живое подтверждение этому вот в таком экзотическом виде.

Как татары говорили «по-бухарски»

Как я уже упомянул, татарская культура долгое время была прочно включена в этот литературный мир, где говорят книгами. Татарские шакирды в большом количестве переписывали «Гулистан» Са'ди, правовые трактаты на фарси, писали письма учителям (и возлюбленным!) на этом языке. Известно, что видный татарский ученый 'Абд ар-Рахим ал-Утыз-Имяни (1752-1836) полностью переписал объемную поэму «Маснави-йи ма'нави» Джалал ад-Дина Руми. Эта уникальная рукопись сейчас хранится в Национальном музее Республики Татарстан.

Вообще, татары достаточно много писали и читали на персидском до XX века. Этот язык во многом был связан с культурным и сакральным престижем Бухары, где персидская ученость витала в воздухе. Пока татары ездили туда учиться, персидский язык был обязательным элементом в «резюме» любого бухарского студента. Но время поменялось, и с ростом модернизации татары все больше отправлялись учиться в Османскую империю и даже в Европу, чем в Бухару, поэтому уже в ранние советские годы в рукописях встречаются беспомощные заметки, вроде «фарсыча аңламыйм» — «я не понимаю по-персидски».

Как это ни странно, так же, как и в случае с Казахстаном, мы очень мало знаем о том, что нас объединяет с нашими соседями. Это не только общая многовековая история, но и настоящее. Может, если снять пелену высокомерия, удастся увидеть в скромном продавце картошки выпускника подпольного медресе, свободно общающегося на пяти языках? Все таджики, с которыми мне приходилось общаться в Татарстане, очень хорошо интегрированы в общество, потому что они открыты к познанию Другого. Когда-то татары ездили в Благородную Бухару за сокровенными знаниями, а теперь наши учителя сами приехали к нам.

Во втором ряду преподаватели кафедры иранской филологии ЛГУ. Крайний справа — А.А. Тагирджанов. 1950 г. Фото spbumag.nw.ru

Литература и моральные авторитеты

Другой интересный пример, ярко характеризующий образ персоязычной культуры сегодня: как-то раз я молча читал Коран в одном кафе, как вдруг ко мне подошел человек и спросил: «Таджик?». И такая ассоциация неслучайна, поскольку именно таджики стали известны среди мусульман постсоветской России как знатоки Корана, нередко читающие его в мечетях во время ночной молитвы таравих в месяц Рамадан.

Сегодня персидская ученость с ее страстью к литературе почти полностью забыта в нашей среде. Показателен случай, когда в Чувашии местные женщины показывали мне молитвы на фарси, которые они читают по традиции, но уже ничего в них не понимают. Мы переориентировались на европейскую модель, прихватив с собой лишь плов и пласт персидской лексики в языке (зинһар, Ходай и т.д.). Может быть, есть что-то еще в персоязычном мире, чем мы можем воспользоваться? Или хотя бы инструментализировать наш потенциальный доступ к огромному культурному достоянию, пропагандируемому современной Республикой Иран? Ведь книги строят человеческий разум, определяют его мысли и поведение. Все-таки татарский народ дал миру такого удивительного человека, как Абдурахман Тагирович Тагирджанов (1907-1983) – блестящего знатока персидской литературы, гармонично сочетавшего в себе исламскую этику, любовь к татарской музыке и книге с ленинградской интеллигентностью – чем не моральный авторитет для молодежи?

Альфрид Бустанов
Справка

Альфрид Бустанов — профессор компании ТАИФ по истории исламских народов в России, Европейский университет в Санкт-Петербурге.

  • Научная степень: доктор философии (Ph.D., Амстердамский университет).
  • Исследовательские интересы: история ислама в Северной Евразии, востоковедение в России и Советском Союзе, татарская история и литература.
  • С отличием окончил Омский государственный университет им. Ф.М. Достоевского (факультет истории) в 2009 г. и аспирантуру на кафедре восточноевропейских исследований Амстердамского университета в 2013 г.
  • Автор пяти монографий на русском, татарском и английском языках и около 40 научных статей.

Новости партнеров

комментарии 11

комментарии

  • Анонимно 21 фев
    вот они какие, таджики-строители...
    Ответить
    Анонимно 21 фев
    А что тут удивительного? Внешность обманчива, а среди простых работяг много умных людей, а работают они на таких должностях, потому что выбора нет - семьи кормить надо, они же им все деньги отправляют
    Ответить
  • Анонимно 21 фев
    Почему такие интересные, уважаемые на родине, талантливые едут сюда продавать картошку?
    Ответить
  • Анонимно 21 фев
    смысл читать молитвы на фарси, если не понимаешь суть?
    Ответить
    Анонимно 21 фев
    Многие не понимают суть того, чем живут, чем занимаются. Привычка наверное, или больше невежество
    Ответить
  • Анонимно 21 фев
    Нам татарам, как можно больше надо воспитать таких, как Альфрид Бустанов. Чтобы оздоровить нацию и воспитать духовно крепкие последующии поколения .
    Ответить
    Анонимно 21 фев
    Нам, татарам, лишь бы даром.
    Ответить
    Анонимно 21 фев
    Татарам чужого не надо, мы трудолюбивая и смышленная нация. Только квас с квашеной капустай нас не устраивает.
    Ответить
  • Анонимно 21 фев
    жаль, что современную молодежь не интересуют такие моральные авторитеты
    Ответить
  • Анонимно 21 фев
    Альфрид, у вас все интереснее колонки выходят с каждым разом. Спасибо, насладился текстом
    Ответить
  • Shakarbek Normatov 23 фев
    Офарин, молодец!
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии