Новости раздела

Наказанные за наколки АУЕ*, новоселье в ШИЗО и зона без ковида и связи

Начальник УФСИН по Татарстану о жизни и проблемах за решеткой

Наказанные за наколки АУЕ*, новоселье в ШИЗО и зона без ковида и связи
Фото: Максим Платонов

В 2021-м в колониях и СИЗО Татарстана резко сократилась смертность, но дефицит мест для живых арестантов никуда не делся. Частичным решением проблемы должны стать камеры штрафного изолятора в пестречинской колонии №3. Кого там планируют содержать, почему буксует стройка нового казанского изолятора, сколько экстремистов-агитаторов АУЕ* обнаружили за год за решеткой в Татарстане и почему власти взяли курс на борьбу с тунеядством зэков — в материале «Реального времени» с итоговой коллегии УФСИН республики.

Где и когда начнется тюремная стройка?

Запланированный к 2026 году новый тюремный замок в Казани может быть построен на несколько лет раньше. Если удастся пробить поправки в федеральной целевой программе по развитию пенитенциарной системы в части сокращения этапов растянутого на 5 лет финансирования. Ведь чем дольше, тем дороже.

На данный момент есть «добро» Главгосэкспертизы по проекту и его смете, есть утвержденный ФЦП график начала строительства СИЗО на 1 000 мест в Казани — 2022 год. Однако на сами работы деньги пока не выделены, потому их дата не определена. В УФСИН по РТ и правительстве республики надеются, что вопрос по срокам решится к середине года. «Зачем на 5 лет растягивать и выделять по 80—100 млн рублей? Время идет — проект дорожает. Мы хотим его построить буквально в течение двух лет», — комментирует ситуацию помощник премьер-министра РТ, экс-глава регионального управления ФСИН Дауфит Хамадишин.

С местом уже определились: в чистом поле за территорией «Казаньоргсинтеза», где поблизости есть уже подведенные коммуникации — газ, электричество, канализация. Это исключит дополнительные затраты.

По данным на 1 января в пяти СИЗО республики находились 2 295 арестованных и осужденных — на 220 больше установленного лимита. Годом раньше на тех же площадях содержали 100 «лишних». Эти данные привел в своем докладе руководитель УФСИН по РТ, полковник Эдуард Хиалеев.

Самые перегруженные изоляторы республики — казанские СИЗО-2 (112 человек сверх нормативов) и СИЗО-1 (65 человек).

Дауфит Хамадишин: «Мы хотим построить СИЗО буквально в течение двух лет»

Из ШИЗО в СИЗО

Для частичного решения проблемы по требованию прокуратуры Татарстана в республике решено перепрофилировать под следственный изолятор камеры ШИЗО в пестречинской ИК-3. Будущее спецучреждение сокращенно назвали ПФРСИ — помещение, функционирующее в режиме следственных изоляторов. В нем будет 120 мест.

«Условия там хорошие, здание построено лет пять назад: оно новее, чем казанские СИЗО. Быстрее всего будем направлять туда людей, которые идут по апелляционным делам: тех, кого сейчас увозим за пределы республики», — говорит Эдуард Хиалеев.

Как выяснилось, работ по перепрофилированию ШИЗО в СИЗО не так уж много, но, чтобы арестанты отметили новоселье, нужно построить новый штрафной изолятор для колонии. Работы финансируются из бюджета республики с последующей передачей режимного объекта в пенитенциарное ведомство. До лета планируют все успеть.

В колониях республики дефицита мест нет: общее число осужденных сократилось за год на 146 человек.

2 тысячи тунеядцев и максимальная зарплата в 35 тысяч рублей

Максимальную зарплату в 35 тысяч рублей могут получать трудоустроенные на производстве татарстанские зэки. Правда, средний доход работающих за решеткой много скромнее — 9 тысяч рублей. Расчет оплаты ведется с учетом размера «минималки», но она не почасовая, а сдельная.

Как отмечает замначальника УФСИН по РТ Андрей Яковенко, реальный доход «первоходы» системы начинают получать лишь на второй-третий месяц работы — сначала их нужно всему научить. Соответственно, более высокая квалификация и зарплата у тех, кто сидит дольше, за более серьезное преступление.

Перед началом коллегии ведомства в холле учебного центра регионального УФСИН прошла выставка товаров от колонистов: школьная мебель, спецодежда, комплекты для охоты и рыбалки, одежда для работников скорой помощи, а еще канализационные люки с запорной арматурой, скамейки и урны из металла и дерева по республиканской программе «Наш двор», сувениры и прочее.

«Обязательному привлечению к труду подлежат 5,5 тысячи из 6,8 тысячи осужденных в исправительных учреждениях», — cообщил начальник регионального управления. И отметил: несмотря на принимаемые меры, в ряде учреждений есть «свободные площади и свободные трудовые ресурсы» — 2 130 нетрудоустроенных зэков. В лидерах по тунеядцам — свияжская ИК-5 (580 человек), альметьевская ИК-8 (361) и нижнекамская ИК-4 (339).

76 ответивших за татуировки

За минувший год в местах несвободы зафиксировано одно преступление террористического характера и два факта экстремизма со стороны приверженцев международного запрещенного в России движения АУЕ*.

Также сотрудники республиканского УФСИН занимались изучением татуировок подопечных, выявляя перманентные рисунки с символикой экстремистских организаций. За 12 месяцев за такую тату-пропаганду к административной ответственности привлекли 76 человек, включая 55 агитаторов за упоминавшееся выше запрещенное движение.

Санкция по статье 20.3 КоАП РФ за пропаганду либо публичную демонстрацию нацистской атрибутики или символики либо атрибутики или символики экстремистских организаций — от административного штрафа в 1—2 тысячи до административного ареста на 15 суток с непременной конфискацией предмета правонарушения. Как реализуется эта норма в части конфискации наколок, на коллегии не поясняли.

Но предупредили, что вместе с полицией и ФСБ ведется целенаправленная работа и в отношении осужденных и арестованных за терроризм и экстремизм. Таких за решеткой сейчас 45 человек.

Смертность отступает?

Уровень смертности среди осужденных в Татарстане за 2021 год снизился почти на 17 процентов — с 37 до 31 человека. Объяснения этой цифре докладчик не приводил, о заболевших и сделавших прививки от ковида не говорил.

Заметим, ранее прокуратура Татарстана делилась официальной статистикой заболеваемости в СИЗО и колониях — за 2020—2021 год зафиксирован все один случай COVID-19. Осужденный выздоровел.

Впрочем, по данным надзорного ведомства, хорошая отчетность соседствует с фактами нарушений, выявленных по итогам проверок. Всего за 2021-й прокуроры обнаружили полтысячи нарушений законодательства в спецучреждениях ФСИН. 55 фактов касались медико-санитарного обеспечения, 66 — бытовых условий, 107 — необоснованного применения мер взыскания и поощрения, 130 — нарушений при привлечении осужденных к труду. Такими результатами проверок поделился зампрокурора РТ Олег Даминов, добавив информацию о привлечении к дисциплинарной ответственности 193 сотрудников уголовно-исполнительной системы.

Зампрокурора РТ Олег Даминов сообщил о привлечении к дисциплинарной ответственности 193 сотрудников уголовно-исполнительной системы

Зона без связи

Итогом борьбы с запрещенкой стали 700 литров самопального алкоголя, изъятого у сидельцев, полкило наркотиков, в том числе изъятых при попытках проноса с возбуждением 11 уголовных дел, а также конфискация 611 сотовых телефонов.

В 2020-м с учетом карантинных мероприятий улов от «мобильной зачистки» был почти в четыре раза больше. Зато в 2021-м в региональном УФСИН внедрили ноу-хау — стали пеленговать и блокировать абонентские номера, засветившиеся на территории исправительного учреждения. Проводить подобные отключения по требованию ФСИН мобильным операторам позволили поправки в федеральное законодательство. За первый год под блокировку попали 546 абонентских номеров, что обеспечивали запрещенную для осужденных арестованных бесконтрольную связь с волей.

Видеофиксация и миграция за решеткой

Для выявления любых нарушений режима за решеткой используют видеокамеры. За прошлый год этой техники в колониях и СИЗО стало больше на 452 единицы, а общее число камер немного не дотягивает до 4 тысяч. Дополнением к этим устройствам являются переносные видеорегистраторы самих сотрудников режимных учреждений. В прошлом году все эти средства фиксации помогли выявить почти 80 тысяч нарушений режима и подтвердить обоснованность всех 74 фактов применения силы и спецсредств к фигурантам уголовных дел. По итогам проверок действия сотрудников признаны законными, отметил руководитель УФСИН по Татарстану Эдуард Хиалеев.

Часть оперативных записей стали доказательствами в 7 уголовных делах, возбужденных после нападения сидельцев на охрану, а также оскорблений и угроз. В 2020-м таких дел возбудили 12.

Отмеченный прокурорами рост нарушений режима осужденными и перегибы по части взысканий со стороны сотрудников в УФСИН объясняют «большой миграцией зэков». На протяжении нескольких месяцев после смены профиля ряда колоний осужденных перемещали из одного учреждения в другое. Так «первоходов» из ИК-3 под Казанью перевели в нижнекамскую колонию №4, а на их место прибыли сидельцы из менделеевской ИК-10, что отбывают на общем режиме уже не первый срок. Ну а в Менделеевск начали отправлять приговоренных впервые, но к строгому режиму — за тяжкие и особо тяжкие преступления.

Всего перемещения затронули около 1,5 тыс. осужденных, и на местах не обошлось без трений между «местными» и «понаехавшими», сидельцами и конвоем. Так что в профилактических целях пришлось использовать административный ресурс, чтобы избежать серьезных конфликтов.

Эдуард Хиалеев: «Наша главная цель — поэтапный выход из колонии: со строгих условий содержания переход по решению суда сначала на участок колонии-поселения, затем на принудительные работы. Но пока нас сдерживает тормоз в законодательстве в части расчета отбытого срока, дающего право на УДО».

Искупление трудом

Первый вице-премьер РТ Рустам Нигматуллин поручил собравшимся на коллегии подумать над увеличением объема госзакупок у татарстанских колоний. В прошлом году колонисты произвели продукцию на полмиллиарда рублей с лишним, но для госучреждения пришлись поставки всего на 85 млн рублей. В числе крупнейших госзаказчиков — министерства здравоохранения, соцзащиты и образования республики.

Нигматуллин напомнил: Татарстан выступает экспериментальной площадкой по разработке мер для ресоциализации зэков и в настоящее время ведется работа по расширению сети исправительных центров для осужденных к принудительным и исправительным работам.

257 осужденных мужчин и 50 женщин сейчас искупают вину трудом, проживая на режимных условиях в казанском ИЦ-1 и работая на хлебозаводе №3, фабрике «Аромат», а также в деревобрабатывающей, строительной и коммунальной отраслях. 58 мужчин размещены на участке ИЦ при нижнекамской колонии №4 и отбывают трудовую повинность преимущественно в ПАО «КАМАЗ» и «Агро эко ресурс».

Готов открытию такой участок на базе общежития АО «КВАРТ» еще на 50 человек (с перспективой удвоения числа осужденных работников). В планах еще один филиал исправцентра в селе Большое Афанасово Нижнекамского района с устройством в аграрном секторе 60 осужденных и собственный филиал на «КАМАЗе».

— Поставлена задача расшириться на 400 мест в 2022 году, — рассказал журналистам начальник отдела УФСИН по РТ Хабибуллин Айрат. — В соответствии с распоряжением правительства теперь такая возможность есть: если нам предприятие предоставляет общежитие, мы обеспечиваем рабочей силой данное предприятие... Осужденные к таким работам получают зарплату не меньше МРОТ.

К 2024-му по плану численность постояльцев в татарстанских исправцентрах планируют довести до 1 429 человек.

Нигматуллин напомнил: Татарстан выступает экспериментальной площадкой по разработке мер для ресоциализации зэков и в настоящее время ведется работа по расширению сети исправительных центров для осужденных к принудительным и исправительным работам.

— Лет через 5—6 результат будет виден, — рассуждает помощник премьер-министра РТ Дауфит Хамадишин. — Уже сейчас наблюдаем, сколько прошедших через исправительные центры вернулись в места лишения свободы [за новые преступления] — мизерное количество пока. Почему? Потому что люди, которые устроены на объектах через исправцентр, после освобождения остаются там работать. Человеку не нужно искать: его уже изучили, оценили и с удовольствием оставляют на работе. То есть у него есть источник дохода. Чего нет у тех, кто сразу из колонии оказывается на воле...

Действующий начальник УФСИН по РТ Эдуард Хиалеев согласен со своим предшественником:

— Наша главная цель — поэтапный выход из колонии: со строгих условий содержания переход по решению суда сначала на участок колонии-поселения, затем на принудительные работы. Но пока нас сдерживает тормоз в законодательстве в части расчета отбытого срока, дающего право на УДО.

АУЕ* — запрещенное в России международное экстремистское движение.

1/40
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов


Ирина Плотникова, фото: Максим Платонов
ПроисшествияБизнесОбществоВластьЭкономикаФинансыБюджетПромышленность Татарстан

Новости партнеров

комментарии 6

комментарии

  • Анонимно 21 янв
    Тюремные исправительные учреждения вообще строить нужно за пределами города и других населённых пунктов. Чтобы даже в случае побега заключённому было сложно добраться до населённого пункта
    Ответить
    Анонимно 21 янв
    Согласна. А как там должны работать правоохранители? Вот только в этом вопрос
    Ответить
    Анонимно 21 янв
    в Казани вообще в центре!
    Ответить
  • Анонимно 21 янв
    шизо... аббревиатура, конечно, красноречивая
    Ответить
  • Анонимно 23 янв
    Все по кичам, шизнякам, да сшибал рога быкам, да магаданской вилкой по шнифтам.

    Ответить
  • Анонимно 05 фев
    Всех подряд сажают, понимаю, что насильники, убийцы должны сидеть, но ведь есть другой контингент, которых можно привлекать к общественным работам, дак нет давайте ещё тюрьмы будем строить, а сколько денег на содержание уходит? Вразумите меня
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии