Новости раздела

«Колстонскую четверку» оправдали в суде: почему мы должны этому радоваться

Присяжные освободили четверых вандалов, снесших статую работорговца, которого в Англии более 100 лет почитали как благотворителя

«Колстонскую четверку» оправдали в суде: почему мы должны этому радоваться
Фото: Alamy/PA / theconversation.com

Оправдание «колстонской четверки» — вандалов, которые в июне 2020 года снесли в Бристоле старинную статую Эдварда Колстона, — до сих пор вызывает ожесточенные споры. Сами оправданные — четверо молодых людей — поясняли свои действия тем, что сбрасывали с постамента памятник работорговцу, а не меценату: «Неправильно прославлять человека, совершившего подобные преступления против человечности в таком мультикультурном городе», — заявляли они. Присутствие статуи действительно возмущало многих в городе, но прошения о ее демонтаже в городском совете игнорировали. Несколько ученых: доцент кафедры политической социологии Астонского университета Грэм Хейс, профессор политической социологии Кильского университета Брайан Доэрти и заместитель профессора школы права из Бирмингемского университета Стивен Каммисс также считают позитивным вердикт суда. В своей статье для международного издания The Conversation они объясняют, почему мы должны радоваться оправдательному приговору вандалов. «Реальное время» предлагает ознакомиться с переводом публикации.

Подсудимые отрицали, что их действия представляли уголовный вред

Оправдание четырех человек присяжными в Королевском суде Бристоля за их участие в сносе статуи Эдварда Колстона и выбросе ее в реку Эйвон было встречено хором негодования членов парламента. Якобы это решение неким образом подорвало верховенство закона.

Мы присутствовали на всех десяти днях судебного процесса и наблюдали за ходом правосудия. Хоть мы и не можем знать аргументацию присяжных, маловероятно, что это был «перевернутый» вердикт, когда присяжные считают подсудимых виновными по закону, но все же выбирают оправдательный приговор. При этом судья привел присяжным ряд юридических оснований для оправдания подсудимых.

Судебные процессы над демонстрантами редко бывают похожи на «обычные» уголовные или административные процессы. В большинстве процессов подсудимые оспаривают факты дела: что произошло, были ли это они, были ли они в этом месте в то время и так далее. В этих процессах подсудимые сосредотачиваются на оправдании своих действий, что неизменно приводит к политической полемике в суде.

«Колстонской четверке» были предъявлены обвинения в причинении ущерба, и на них было заведено уголовное дело. В соответствии с Законом об уголовном ущербе 1971 года обвиняемые в уничтожении или повреждении имущества могут утверждать, что у них было «законное оправдание» для своих действий. Это связано с тем, что охрана имущества — будь то дом, автомобиль или статуя работорговца — менее важна, чем защита общественной безопасности или предотвращение более серьезного преступления. Чтобы продемонстрировать «правовое оправдание», подсудимые должны были показать, что они действовали разумно и искренне верили, что действовали на основании вышеизложенных причин.

Все четверо обвиняемых взяли на себя ответственность за участие в событиях 7 июня 2020 г. Когда около 3000 человек собрались возле статуи Колстона во время шествия Black Lives Matter, двое обвиняемых достали веревки, а третий закрепил их на шее статуи Колстона.

Четвертый подсудимый подстрекал остальных катить статую к докам по булыжникам, куда (как он сказал в свидетельских показаниях) столько людей было силой приведено против их воли столетия назад.

Видео того, что делали подсудимые, неоднократно демонстрировалось суду, и у присяжных не могло возникнуть никаких сомнений в «фактах» дела.

Но подсудимые отрицали, что их действия представляли собой уголовный вред, они и их адвокаты приводили для этого три законных основания.

Публичная непристойность

Одним из ключевых аргументов было то, что группа действовала, чтобы предотвратить более серьезное преступление общественности. Хотя обвинение настаивало в начале суда, что единственными людьми на скамье подсудимых были подсудимые, этого почти не ощущалось.

Вместо этого перед судом предстал сам Эдвард Колстон, а так же городской совет Бристоля. Обвиняемые и многочисленные свидетели утверждали, что преступления Колстона были настолько ужасны, что постоянное присутствие его статуи было оскорбительным и тревожным для горожан. Неспособность местного совета убрать ее, несмотря на 30 лет петиций и требований со стороны афро-карибского сообщества Бристоля, в частности, равносильно неправомерному поведению на государственной службе.

Судья Питер Блэр, королевский адвокат, не позволил присяжным выносить решение по основаниям неправомерного поведения, поскольку по этому вопросу не было достаточных доказательств. Но он позволил им рассмотреть вопрос о том, была ли статуя оскорбительной. Один из ответчиков заявил в суде, что статуя была «оскорбительной для истинного характера города Бристоля, и это неправильно прославлять человека, совершившего подобные преступления против человечности в таком мультикультурном городе».

Подсудимые также продемонстрировали, что искренне верили, что граждане Бристоле, являющиеся фактическими владельцами статуи, дадут согласие, в том числе подчеркнув, что табличка на постаменте статуи гласила, что статуя «воздвигнута гражданами Бристоля».

Подсудимые искренне верили, что местные жители поддержат их действия, они отметили множество петиций, направленных в городской совет с призывом убрать статую. Обвинение утверждало, что сам факт, что эти петиции были адресованы совету, подразумевает, что владельцем статуи является городской совет.

Фото: Alamy / theconversation.com

Собственность, права и эмоции

Наконец, подсудимые утверждали, что у них есть законное оправдание в том, что осуждение будет непропорциональным вмешательством в их право на свободу выражения мнений и свободу собраний в соответствии со статьями 10 и 11 Европейской конвенции о правах человека. Судья счел ущерб, причиненный собственности совета, настолько значительным, что он фактически преобладает над правами ответчиков.

Сброшенная, выброшенная и, наконец, восстановленная статуя теперь выставлена на всеобщее обозрение в музее Бристоля. Как признал свидетель обвинения Джон Финч, глава отдела культуры и творческих индустрий Бристольского городского совета, статуя Колстона имеет большую культурную ценность, чем когда-либо прежде, что теперь статуя говорит о «прошлом, настоящем и будущем» Бристоля.

Этот факт делает особенно сомнительными комментарии депутата от партии консерваторов Роберта Бакленда, который в беседе с «Би-би-си» сказал, что новое законодательство, которое в настоящее время проходит через парламент, направлено на более суровые наказания за нанесение ущерба памятникам, поскольку «эмоциональные и психологические шрамы, которые могут быть получены в результате осквернения военных мемориалов, необходимо более гибко отразить в законе». Однако вред, причиняемый оскорбительной статуей, по его мнению, может быть оспорен только путем запроса действий со стороны властей, даже если этот запрос постоянно игнорировался.

Последствия

Далеко не перевернутое решение присяжных вновь утверждает то, что Эдвард Палмер Томпсон назвал «моральной экономией» общества — акт отпущения грехов обществом, признающим некоторые коллективные действия подсудимых полезными для всего общества. Здесь подразумеваются действия, которые поместили подсудимых в продолжающийся общественный диалог о работорговле, роли Бристоля в ней и почитании массового убийцы.

Присяжные согласились и сделали это на правовых основаниях, предусмотренных парламентом и направляемых судом первой инстанции.

Предлагая увеличить максимальное наказание за сбрасывание статуи в реку до десяти лет лишения свободы, правительство заявляет, что оно стремится признать «эмоциональное или другое расстройство», вызванное повреждением государственной собственности. Как показало на этой неделе жюри Королевского суда Бристоля, «эмоциональное и другое расстройство» работает в обе стороны, когда речь идет о публичном возвышении работорговцев.

Грэм Хейс, Брайан Доэрти, Стивен Каммисс, перевела Анна Николаева
ОбществоИсторияКультура

Новости партнеров

комментарии 7

комментарии

  • Анонимно 12 янв
    Поэт А.С.Пушкин владел крепостными.
    Будем сбрасывать его памятники?
    Многие президенты США владели рабами.
    Ответить
    Анонимно 12 янв
    Владение крепостными и занятие работорговлей - разные понятия
    Ответить
    Анонимно 12 янв
    Крепостных не продавали?
    Ответить
  • Анонимно 12 янв
    И все это в наше время
    Ответить
  • Анонимно 12 янв
    судя по цвету кожи - среди них нет потомков тех самых рабов.
    Ответить
    Анонимно 12 янв
    это просто хайпожоры какие-то. не за идею или предков, а так - побесноваться и на камеру засветиться
    Ответить
  • Анонимно 12 янв
    Наверное, чьи-то дочки-сыночки. Иначе так просто не отпустили бы за порчу муниципального имущества
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии