Новости раздела

«У меня во всем должен быть порядок»

Кто отвечает за чистоту и за материальные ценности в больничном отделении

«У меня во всем должен быть порядок»
Фото: Максим Платонов

Елена Степановна Асафова девятнадцатый год работает сестрой-хозяйкой в отделениях гемодиализа и пересадки почки в РКБ. На ее плечах — порядок, учет материальных ценностей и, если так можно выразиться, уют для тех, кто здесь лечится. Как круто изменить жизнь в 35 лет, что больше всего ценит наша героиня в своей работе, как устроено поддержание и наведение порядка в двух больших отделениях — в сегодняшнем портрете.

«Наших, сокуровских, много работает в РКБ, я им всегда завидовала»

Вы задумывались когда-нибудь о том, кто в больничном отделении следит за тем, чтобы в мыльнице не закончилось мыло, в санузле — туалетная бумага, а на полках в кладовой — чистое постельное белье? Любая больница — это не только врачи и медсестры. Кто-то должен заведовать хозяйством, обеспечивать порядок и комфорт пациентам. Мы редко задумываемся о тех, на чьих плечах это все лежит. А ведь без них работа больницы просто невозможна: ни один доктор не сможет работать в условиях антисанитарии, ни один больной не сможет лежать на кровати, где не меняют постельное белье.

Так что сестра-хозяйка — ангел-хранитель любого отделения. Ей отдан и учет материальных ценностей (в основном, конечно же, белья), и контроль работы уборщиц. Это она следит за тем, чтобы каждый уголок был регулярно и чисто вымыт, каждая уборщица чин по чину сдавала свою смену, каждая наволочка была строго посчитана и вовремя постирана.

Елена Степановна Асафова работает сестрой-хозяйкой в РКБ вот уже девятнадцатый год. А «хозяйничает» она в отделениях гемодиализа и пересадки почки — с самого их открытия в 2003 году. В медицинскую сферу Елена Степановна пришла совсем не девочкой: ей было уже 35 лет, и это был крутой поворот в ее судьбе. В юности она получила профессию повара, работала заведующей столовой: сначала 15 лет в Мамадыше, потом еще полтора года — в своих родных Сокурах, куда они с мужем переехали в 2001 году. А потом начало разваливаться хозяйство, которому принадлежала столовая — АПХ «Центральный». Молодая и деятельная заведующая столовой попала под сокращение — и приняла очень неожиданное для всех решение: устроилась простой санитаркой в отделение пульмонологии РКБ.

— Я и до этого мечтала попасть на работу в больницу, и именно в РКБ. Наших, сокуровских, много сюда на работу в РКБ ездят. Я им всегда как-то завидовала. Не знаю, почему меня сюда так тянуло. И когда пришлось уйти из столовой — не стала такую же работу искать, меня моя знакомая привела в РКБ, санитаркой. Сначала в пульмонологии полы мыла и медсестрам помогала за больными ухаживать. Через месяц открывалось отделение пересадки почки — меня перевели сюда, тут я буфетчицей работала, больных кормила. Нужно было ходить в пищеблок, получать продукты, раздавать больным. А еще через два месяца заведующая отделением меня порекомендовала в сестры-хозяйки. И вот с сентября 2003 года по сегодняшний день я так и работаю.

Сначала в пульмонологии полы мыла и медсестрам помогала за больными ухаживать. Через месяц открывалось отделение пересадки почки — меня перевели сюда, тут я буфетчицей работала, больных кормила. А еще через два месяца заведующая отделением меня порекомендовала в сестры-хозяйки. И вот с сентября 2003 года по сегодняшний день я так и работаю

«Поначалу было очень тяжело, но я всегда была бойкая»

Так Елена Степановна и пришла в профессию: в 35 лет, совершив весьма небанальный карьерный скачок — с руководящей должности в пищевой сфере в самый младший медицинский персонал. Санитарка отвечала за непосредственный процесс уборки и выполняла самую что ни на есть грязную работу: мыла полы, возила больных на процедуры и обследования, меняла постельное белье, была на подхвате у медсестер…

— Поначалу было очень тяжело, но я всегда была бойкая. Сложно было привыкать, но переборола себя, пересилила. И ни капли об этом не жалею. Ведь меня быстро заметили в отделениях пересадки почки и гемодиализа. И перевели на работу, которую я и по сей день очень люблю, и ничего в жизни менять не хочу, — рассказывает сестра-хозяйка. — Работаю шесть дней в неделю. И даже иногда в воскресенье, когда дома остаюсь — скучно как-то становится, не по себе.

Уже в процессе работы Асафова отучилась в медицинском колледже на младшую медсестру по уходу за больными, а потом получила сертификат сестры-хозяйки. Раньше, когда отделения были рядом, быть сестрой-хозяйкой в обоих было проще.

— Но и сейчас, когда гемодиализ переехал на первый этаж, а пересадка почки — на третьем, я их не бросаю. Так и бегаю между этажами туда-сюда, — говорит она.

В обоих отделениях сложился отличный коллектив, и больше всего Елена Степановна благодарна провидению именно за замечательных коллег. Она говорит: все работают очень дружно, всегда друг друга поддерживают, помогают. И не один раз за нашу беседу она поднимала эту тему и подчеркивала: «Коллектив у нас прекрасный, а это главное в работе». С такими коллегами не страшно ничего — ни суточные смены, которые раньше случались, если приходилось подменять заболевших санитарок, ни тяжелые смены, ни даже коронавирус.

Работаю шесть дней в неделю. И даже иногда в воскресенье, когда дома остаюсь — скучно как-то становится, не по себе

«Страх был сначала, но надо — значит надо. Куда я побегу?»

Пришлось Елене Степановне поработать и в ковидном госпитале при РКБ. Это случилось буквально недавно, первые полтора месяца лета 2021 года. Она рассказывает:

— Страх был только сначала, но надо — значит надо. Куда я побегу? Там ведь нужна сестра-хозяйка. Мы были все одеты в защитные костюмы. Белья там очень много было, конечно… Санитарки помогали очень, надо ведь было не только постельное белье разбирать, сортировать по мешкам и сдавать на обработку, но и костюмы отдельно собирать. Балаклавы отдельно, комбинезоны отдельно, бахилы… Все это собиралось в мешки и отдельными накладными оформлялось. Все белье сдавали на дезинфекцию, отдельная машина приезжала за ним, на следующий день привозила чистое готовое.

Постельное белье не стирается в РКБ: если раньше здесь была своя прачечная, то теперь эту работу отдали на аутсорс. И Елена Степановна говорит, что работать стало, конечно, гораздо удобнее. Каждый раз, отдавая белье экспедитору, нужно строго и четко его учитывать — все заносить в журнал, а в конце месяца сдавать подробный отчет в бухгалтерию. Так работали и в ковидных госпиталях РКБ, вот только «коронавирусное» белье обрабатывалось не вместе с простынями из других отделений, и за ним приезжала отдельная машина.

Медсестры, уборщицы, санитарки, сестры-хозяйки — они тоже работали в защитных костюмах.

— Когда жара была — очень тяжело в этом костюме, конечно. Когда на улице становится прохладнее — так радуешься, что полегче становится. Да и не очень удобно постельное-то разбирать в этом комбинезоне, в перчатках. Но справлялись же как-то. Я туда утром, в полдевятого заходила — а около часу выходила. И в чистой зоне уже принимала чистое белье.

Сама Асафова переболела еще в первую волну. Перенесла она коронавирус без осложнений, дома.

— Я вовремя спохватилась: как только почувствовала недомогание — сдала мазок, начала лечиться. Воспаления не было, повезло. Но я и обе прививки сделала. Потому что кто знает, вдруг все еще впереди? Лучше уж сделать, — рассуждает сестра-хозяйка.

Страх был только сначала, но надо — значит надо. Куда я побегу? Там ведь нужна сестра-хозяйка

«Был один дед, который постоянно песни пел»

Непосредственное общение с больными у сестры-хозяйки происходит постоянно. С ними нужно находить общий язык — но с этим проблем не было с самого начала, и здесь пригодился опыт работы в столовой. За людьми надо ухаживать, бережно и со знанием дела.

— С утра заходишь в палаты, спрашиваешь, как дела. После того, как больным перевязку сделают, смотришь белье. Если пятна какие-нибудь, что-то случилось — аккуратно говоришь: «Ну как, поменяем? Давайте?» Не будет же человек в грязном белье лежать. Если белье рвется — пишем акт на списание. Не на больного же эту ответственность вешать. Кормить их в мои обязанности не входит — но когда у других нет времени, помогаешь буфетчице раздавать. Больных же много тут. И есть те, кто тяжелые после пересадки почки. Так что мы очень дружные, все здесь друг другу помогаем, — рассказывает Елена Степановна.

Жизнь кипит даже в таких сложных отделениях, как пересадка почки и гемодиализа. И несмотря на то, что с легкими диагнозами сюда не приходят, — тут бывают и веселые ситуации, и даже романтические истории:

— У нас был один дед, который постоянно песни пел. Ему под семьдесят было. В шесть утра встанет и начинает запевать, громко так, бодро. И ладно если только у себя в палате. Выйдет в коридор — и вот тебе концерт, рот ведь ему не закроешь, правда? Были уж всякие случаи, за столько-то лет. И хорошее было, и плохое, но вспоминаешь в основном хорошее, конечно. Например, вот у нас тут лежат порой и молодые ребята. Им, конечно, романы тут крутить сложно, но вот как-то сложилась пара. Они лежали одновременно, познакомились. А потом поженились. Мы потом случайно из интернета об этом узнали — они фотографию свою выставили. А теперь смотрим — они вдвоем приезжают анализы сдавать. Такая вот парочка — оба с пересаженной почкой. Вот, это же жизнь!

Когда у больного все хорошо, его выписывают — мы его провожаем, у него настроение замечательное — и у нас, конечно, тоже. Это же такая радость. Вот что в первую очередь остается в голове, а не какие-то неприятности

«Все-таки перед тобой больной человек, надо как-то обходиться с ним»

Елена Степановна рассказывает: больные в их отделении в основном уважительно относятся к медперсоналу. Да и лежат тут многие не в первый раз: кто на анализы приезжает, кто на контрольные обследования. Но даже в случаях, если больной, страдающий человек как-то некорректно себя поведет по отношению к медсестрам и санитаркам — Елена Степановна остается вежливой и спокойной. Она говорит:

— Не надо ни в коем случае в ответ агрессию проявлять. Все-таки перед тобой больной человек, надо как-то обходиться с ним. Мы ведь и знали, куда шли, а бывает тут всякое. Все ведь люди разные. Всегда стараешься к каждому подойти поласковее, а если ситуация неприятная — стараешься ее смягчить. А вот когда у больного все хорошо, его выписывают — мы его провожаем, у него настроение замечательное — и у нас, конечно, тоже. Это же такая радость. Вот что в первую очередь остается в голове, а не какие-то неприятности.

Но все-таки речь идет о главной больнице республики. Здесь сконцентрированы самые сложные случаи, самые тяжелые. Поэтому, увы, иногда приходится и по-другому провожать пациентов, которые не справились с болезнью. Есть определенный протокол, как поступать в этом случае с кроватью, на которой лежал человек, как обрабатывать постельное белье. Елена Степановна кивает головой:

— Бывает всякое. Я уже ко всему привыкла. И в морг увезти тело поможешь, если помощь нужна. Грустно, конечно. У нас и в отделении гемодиализа бывают случаи, и здесь, когда люди умирают. Я смирилась, это ведь моя работа. Если все в душу брать, на все внимание обращать — работать в медицине не надо. Жизнь есть жизнь, смерть есть смерть. Я знала, куда шла.

Бывает всякое. Я уже ко всему привыкла. И в морг увезти тело поможешь, если помощь нужна. Грустно, конечно. Я смирилась, это ведь моя работа. Если все в душу брать, на все внимание обращать — работать в медицине не надо. Жизнь есть жизнь, смерть есть смерть. Я знала, куда шла

«Мы своей Еленой Степановной гордимся, любим ее и чтим»

Определенная доля руководящей работы тоже на Елене Степановне лежит: она заведует работой уборщиц. И контроль этой работы — ее прямая обязанность. Сестра-хозяйка говорит: иногда и замечание сделаешь, но стараешься делать это аккуратно и без лишних поучений. Надо, чтобы человек понял свою ошибку, а не чтобы он обиделся.

— Вот буквально сегодня сделала уборщице замечание: она в одном месте недомыла, а в субботу неправильно смену сдала. Приходится говорить, подучивать: «Ты неправильно сделала, смену надо сдать по-хорошему». Так бывает, человек на ошибках учится, в этом ничего особенного нет. Ведь это самое главное — найти общий язык с коллективом. И с начальством тоже. Где-то стараешься подладиться, без этого никак. Где-то, может, и я неправа — если кто-то из старших делает замечание, говорю, что исправлюсь. Лучше промолчать, чем спорить, ведь занозу ковырять — это не дело.

И коллектив, который сестра-хозяйка так любит, отвечает ей взаимностью. Заведующий отделением пересадки почки Алмаз Галлямов говорит:

— Елена Степановна работает с нами уже много лет. Она очень отзывчивая, трудолюбивая. Постоянно придет на помощь, отделение держит в чистоте, санитарок — в железном кулаке. У нас всегда идеально соблюдается санитарно-эпидемиологический режим. Если она на работе — то за чистоту в отделении можно не переживать. Когда пришлось работать в инфекционном госпитале — она мгновенно сориентировалась, возмущаться не стала, даже несмотря на то, что уже не очень молода. И потом, когда мы сюда переехали, успевает совмещать работу в двух отделениях. Мы своей Еленой Степановной гордимся, любим ее и чтим!

Медсестра отделения, Наиля Гибадиева, отмечает: сестра-хозяйка не только идеально знает свою работу, но и накормить может:

— Мы с ней с самого открытия отделения вместе работаем. Она здесь всех знает, со всеми в контакте находится. Исполнительная очень, чистоплотная, трудолюбивая. Никогда в помощи не откажет, с ней можно решить любую проблему. Когда я, как сейчас, исполняю обязанности старшей медсестры — и с ней комфортно работать, с ней комфортно, я ей полностью доверяю — она ведь тут каждый уголок знает. А еще она нас всех угощает всегда: то из огорода что-нибудь, то картошку с грибочками принесет, пирогами нас кормит. Вкусно готовит, никого голодным не оставит! Она очень компанейская: мы иногда даже праздники у нее дома отмечали, там в Сокурах собирались. Она и со своим младшим медперсоналом регулярно собирается, организует людей на какое-нибудь событие. В общем, молодец!

Мы с ней с самого открытия отделения вместе работаем. Она здесь всех знает, со всеми в контакте находится. Исполнительная очень, чистоплотная, трудолюбивая. Никогда в помощи не откажет, с ней можно решить любую проблему

«С тремя внучатами я постоянно, как говорится, у вечного огня»

Муж Елены Степановны работает дежурным электриком в РКБ — жена привела его за собой шесть лет назад. Они вместе 33 года, у них сын, дочка, две внучки и внук. И это — главное счастье нашей героини:

— В воскресенье я люблю с внучатами возиться. Летом дети их к нам в Сокуры привозят. Они любят что-нибудь вкусненькое, так что с тремя внучатами я постоянно, как говорится, у вечного огня. Пеку им пирожки, а еще они любят манты и пельмени. Но больше всего любят шашлыки и картошку — у нас мангальчик небольшой есть во дворе. И самовар — старинный, на углях, с трубой. Любим все вместе чай попить, внукам очень нравится. Я пока на кухне вожусь — сказки им по дороге рассказываю, они сидят, слушают. Вот и весь мой отдых.

Отдыхать действительно некогда: работает сестра-хозяйка 6 дней в неделю, так что дома, в Сокурах, особо не засидишься. У Асафовых 11 соток земли, так что лето проходит еще и в огороде: грядки, теплица, овощи, фрукты… А еще — поддержание чистоты в доме.

— У меня во всем должен быть порядок. Дома чисто всегда, я и детей к этому приучила, и внуков. Муж рассказывает: внучата к вечеру говорят, что сейчас бабуля приедет — и кидаются прибирать свои игрушки…

Глядя на Елену Степановну, вспоминаешь старинное выражение «соль земли»: простые люди, работящие, ответственные, которым от жизни надо совсем немного:

— Какая у меня мечта? Слава Богу, я все получила. Когда мы переехали из Мамадышского района, у нас 8 лет не было своего жилья. А потом удалось выкупить половинку дома, в которой живем. Сделали хороший пристрой, провели газ и воду, все обустроили, и баня там есть, и душ. Машину купили. Сейчас — только жить и радоваться, и быть рядом с внучатами и детьми. Ничего мне больше не надо!

Сейчас — только жить и радоваться, и быть рядом с внучатами и детьми. Ничего мне больше не надо!

На вопрос о том, вернулась бы Елена Степановна в общепит, если бы предложили — отвечает категорическим отказом:

— Мне и предлагали, уже несколько раз. Не пойду, это уже не мое. Привыкла и к коллективу, и к работе, и мне все нравится. Я дело свое знаю, а на одном месте и камень обрастает, так что нечего никуда прыгать уже. Работу менять я не хочу, дай Бог отсюда на пенсию уйти!

Людмила Губаева, фото: Максим Платонов
ОбществоМедицина Татарстан

Новости партнеров

комментарии 3

комментарии

  • Анонимно 01 авг
    Героическая Женщина.
    Низкий поклон и спасибо.
    Лежал в РКБ.
    Правда в другом отделении.
    На сестрах-хозяйках огромная ответственность - без их повседневной работы лечение, операции не могут быть эффективными.
    Ещё раз низкий поклон и сердечное спасибо.
    На таких Женщинах Земля держится.

    Ответить
  • Анонимно 01 авг
    Какая хорошая. Простая, работящая. Мы и не думаем об их труде, а он постоянный.
    Ответить
  • Анонимно 01 авг
    прекрасная женщина! вот кто настоящие герои! А не звезды и политики
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии