Новости раздела

Токио-2020: момент славы или национальная катастрофа?

Токийская Олимпиада за год отсрочки подорожала с 12 до 22 млрд долларов, пандемия лишила страну доходов от олимпийского туризма, а заболеваемость взмыла вверх

Олимпиада в Японии со стороны выглядит грустным спортивным праздником — в атмосфере всеобщей настороженности, бесчисленных тестов на коронавирус, при пустых трибунах, на пронзительной пандемической ноте. Еще пронзительнее скрипит японская экономика: в Игры пришлось вложить колоссальные деньги, крупные корпорации отказываются участвовать в финансировании, а вала олимпийского туризма так и не случилось. На эту тему — перевод колонки ученого японского происхождения из британского университета для издания The Conversation.

Гордость или катастрофа?

«Япония вернулась!» — заявил Синдзо Абэ, тогдашний премьер-министр Японии, неожиданно появившись в костюме Супер Марио на церемонии закрытия Олимпийских игр в Рио в 2016 году. Олимпиада в Токио-2020 должна была стать моментом национальной славы, шансом навсегда оставить в прошлом ядерную катастрофу на Фукусиме 2011 года и продемонстрировать технологическое превосходство Японии в продвижении экологичных Олимпийских игр, отвечающих принципам устойчивости.

Токийская Олимпиада-2020 все-таки началась. На год позже и без зрителей. По мере того, как спортсмены собираются в японской столице, в городе вот уже в четвертый раз объявляют условия чрезвычайных ограничений.

Правительство по-прежнему настроено на то, чтобы Игры прошли максимально безопасно с точки зрения COVID-19. При этом японские транснациональные корпорации стоят в стороне, число заражений растет, а стоимость Игр уже в три или четыре раза превысила первоначальные оценки.

А ведь Токио-2020 должен был стать большим экономическим стимулом, повторив достижения Токио 1964 года. Именно благодаря проведению той Олимпиады Япония смогла инвестировать деньги в ультрапередовую инфраструктуру — например, в знаменитый сверхскоростной пассажирский экспресс Синкансэн.

В Токио японцы построили скоростную автомагистраль, соединившую международный аэропорт в Ханэде с центром, и расширили некоторые из основных городских артерий, а еще открыли новую важную автомагистраль между Осакой и Нагоей. Эти улучшения инфраструктуры помогли явить японское экономическое чудо в течение следующих двух десятилетий.

Торжественное открытие линии скоростного поезда Синкансэн в Токио в октябре 1964 года. Фото: theconversation.com

Но на сей раз первые тени неприятностей появились задолго до пандемии. Главный олимпийский стадион, спроектированный великой британкой Захой Хадид, пришлось перепроектировать с нуля, поскольку его сложная конструкция крыши стала слишком дорогой в эксплуатации. Пусть Заха Хадид и крутится в гробу, но организаторы удешевили ее творение примерно вполовину.

Столице — все, а регионам — ничего?

По мере роста затрат организаторы рассматривали возможность переноса некоторых мероприятий из Токио в уже построенные инфраструктурные объекты в других городах. Это не только снизило бы затраты, но и помогло бы распределить выгоды от экономического развития. И тут мы видим отголоски «выравнивания» в британском стиле.

Ведь, как и Великобритания, Япония страдает от растущего неравенства между столицей и остальной частью страны. Например, в период с 2002 по 2018 годы цены на жилье в Токио выросли на 15%, а в других местах упали на 5—15%. За тот же период разница в заработной плате между столицей и регионами выросла примерно с 20% до примерно 35%.

При этом японские регионы абсолютно скептически отнеслись к идее о том, что Олимпийские игры помогут всей стране. Местные бизнесмены знали, что строительные проекты по-прежнему будут сосредоточены вокруг Токио с ограниченными выгодами для их регионов. Были разговоры и о том, что спрос на товары в Токио вызовет «шоковое» предложение, в результате чего от производителей в регионах будут требовать больше сырья и стройматериалов.

Правда, некоторые шаги правительства действительно позволили вывести инвестиции в регионы: например, велогонку перенесли в Идзу (это примерно в 125 милях к западу от столицы), и под эту дудочку модернизировали городской велодром.

Источник: theconversation.com

Однако другие подобные инициативы не увенчались успехом. Префектура Мияги на северо-востоке Японии, в 250 милях от Токио, считалась идеальным местом для гребли и спринта на каноэ. Приход соревнований сюда рассматривался как способ ускорить медленные темпы реконструкции после землетрясения в марте 2011 года и аварии на АЭС «Фукусима-дайити».

Но снова вмешалась финансовая реальность. Возникли споры по поводу разделения затрат и другие логистические вопросы. В итоге соревнования по гребле решили провести в Токийском заливе, как и планировалось изначально. В Мияги приедет разве только футбол, а в самой Фукусиме будут играть в олимпийские бейсбол и софтбол.

Несмотря на такие усилия по экономии денег, правительственная оценка стоимости Олимпиады выросла с первоначальных 7,3 млрд до 12,6 млрд долларов США к концу 2019 года. А потом началась и пандемия. Отсрочка увеличила стоимость Олимпиады до 22 миллиардов долларов, а некоторые экономисты допускают и затраты в 30 миллиардов. Между тем никаких вливаний в экономику от туристов, которых так ждали японские власти на Олимпиаду, не будет: Игры происходят в закрытом режиме, ведь на дворе пандемия.

И что теперь?

С самого начала внутри Японии со скепсисом относились к Олимпиаде, ведь были неясны экономические выгоды от нее, особенно за пределами Токио. Сейчас заболеваемость коронавирусом в Японии растет. Особенно пострадал Токио: 21 июля в стране зарегистрировано 4 943 новых случая, в том числе 1 832 случая в столице. Так что общество настроено к Играм еще более негативно. Согласно недавнему опросу, 55% японцев считают, что Олимпиада в их стране не должна проводиться, а 68% уверены, что организаторы не смогут контролировать заражение.

Как и ожидалось, некоторые спортсмены, прибывающие в Японию, сдают положительные тесты на коронавирус — это затронуло десятки делегаций. Так что вероятность того, что Игры превратятся в мощный двигатель суперраспространения инфекции, похоже, существует. Возможно, именно это побудило Toyota отказаться от телевизионной рекламы во время соревнований. Руководители компаний Panasonic, NTT, Fujitsu, NEC и Keidanren пропустили церемонию открытия. Идея о необходимости компромисса между здоровьем и экономикой, похоже, все больше теряет актуальность. К компромиссам японцы не готовы.

Японское правительство по-прежнему твердо намерено продолжить Игры, несмотря на то, что научные консультанты предупреждали об ускорении распространения вируса среди населения. Вот уже четвертое по счету чрезвычайное положение несколько дней назад было объявлено в Токио. Оно продлится до 22 августа. Людям ограничивают перемещение, бары и рестораны сокращают время работы ночью (что еще больше усугубляет ситуацию в секторе, который уже больше всего пострадал от COVID-19).

Синдзо Абэ на церемонии закрытия Рио-2016. Фото: theconversation.com

В этой ситуации проведение Олимпийских игр с защитой от COVID-19 становится все более серьезной проблемой. Поскольку система изоляционных «пузырей» в олимпийской деревне уже не работает, это напоминает события на круизном лайнере Diamond Princess, где COVID распространился со скоростью лесного пожара после того, как корабль покинул Иокогаму в феврале 2020 года...

Таку Тамаки, преподаватель теории международных отношений (университет Лафборо). Перевод: Анна Николаева
ЭкономикаОбществоБизнес

Новости партнеров

комментарии 5

комментарии

  • Анонимно 25 июл
    Вот в чем смысл таких игр?
    Ответить
    Анонимно 25 июл
    Вот именно, к чему такие жертвы
    Ответить
  • Анонимно 26 июл
    После олимпиады Бразилия чуть не обанкротилась, то же самое наверно будет и с Японией.
    Ответить
  • Анонимно 26 июл
    Спорт - механизм превращения людей в обезьян.
    Нас хотят прератить в обезьяны и поэтому тратят триллионы на спорт, на его пиар.
    Ответить
  • Анонимно 26 июл
    ойой, рюзьге забеспокоиль о Японии. Может лучше обратите внимание на свои бревна?
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии