Новости раздела

Турция и Франция: внешнее напряжение внутренних проблем

Колумнист «Реального времени» — о природе взаимоотношений Франции и Турции

Турция и Франция: внешнее напряжение внутренних проблем
Фото: dw.com

На фоне сотрясающих Францию скандалов и нападений обострились отношения страны с ее союзником по НАТО — Турцией. Дипломатические зигзаги во внешней политике, напряженная внутриполитическая обстановка в обеих странах, как отмечает колумнист «Реального времени» Булат Ногманов, вкупе создают благодатную почву для поиска и культивации внешних врагов и опасностей. Ногманов подробно разбирает, что лежит в основе нынешних франко-турецких взаимоотношений — и у истоков событий последних недель.

Уходящая неделя, да и весь октябрь взаимоотношения двух союзников по НАТО Турции и Франции сопровождались дипломатическими зигзагами. Словесная перепалка лидеров двух стран сменялась выражением соболезнований и осуждением любого вида террора на фоне жестокого убийства французского преподавателя Самюэля Пати, скандала с проецированием карикатур на пророка Мухаммеда на здания городской администрации в Монпелье и Тулузе и с карикатурами на самого Эрдогана, взаимного бойкотирования товаров, а также террористической атаки на церковь Нотр-Дам в Ницце.

Также стоит отметить, что внутриполитическая и экономическая обстановка как в Турции, так и во Франции переживает не лучшие времена. Оппозиция наступает на пятки, а экономические показатели в условиях ухудшающегося положения с коронавирусом продолжают падать. Все это создает благодатную почву для поиска и культивации внешних врагов и опасностей. Кроме того, у обоих государств имеются грандиозные планы в сфере внешней и международной политики, которые, как мы знаем из уроков дипломатии, являются естественными продолжениями процессов, происходящих внутри страны. Более того, эти международные амбиции, пересекаясь и сталкиваясь на разных векторах, порой играют на руку внутриполитическим задачам в обеих странах.

В сегодняшнем очерке постараемся разобрать основные положения турецко-французских взаимоотношений на фоне вышеописанных событий.

Внутриполитическая и экономическая обстановка как в Турции, так и во Франции переживает не лучшие времена. Фото: Valery Hache / AFP / osnmedia.ru

Исламский фактор

За две недели до жестокого убийства Самюэля Пати Эммануэль Макрон заявил о подготовке законопроекта по борьбе с религиозным сепаратизмом, в котором представил ислам как религию, находящуюся в кризисе во всех уголках мира. Он также заявил, что исламский сепаратизм приобретает институциональный характер и, являясь политико-религиозным проектом, претворяет в жизнь положения, противоречащие французским ценностям.

В переводе на язык практики это означает попытку взять ислам под контроль и создать некую версию французского ислама, лояльного динамике французского общества и разделяющего французские ценности. Кроме того, предполагается, что законопроект положит конец делу обучения за рубежом французских имамов, которые до этого получали знания в основном в Турции и в странах Ближнего Востока и Северной Африки.

Несомненно, данной инициативой господин Макрон, делая реверанс в сторону право-национальной части общества, пытается укрепить свои позиции на президентских выборах 2022 года. По всей видимости, случайно совпавшие по времени убийство Самюэля Пати и инициатива французского президента послужат консолидации большей части французского общества вокруг нынешнего лидера. По крайней мере, уже сейчас начались полицейские рейды в дома и организации, подозреваемые в связях с радикальными исламистами, около 200 человек были выдворены из страны и начались проверки в отношении 50 религиозных ассоциаций.

За две недели до жестокого убийства Самюэля Пати Эммануэль Макрон заявил о подготовке законопроекта по борьбе с религиозным сепаратизмом, в котором представил ислам как религию, находящуюся в кризисе во всех уголках мира. Фото: sputniknews.ru

С другой стороны, французская инициатива входит в определенную конфронтацию с турецким проектом, подразумевающим превращение Турции в «точку сборки» исламского мира. Управление турецко-исламского союза по делам религии (DITIB), основанное в Кельне в 1984 году как раз-таки продвигает идею защиты прав и свобод мусульман в Европе, что непосредственно способствует увеличению симпатии европейских мусульман к Турции в частности и созданию положительного образа Турции в общем.

Конечно, позиции DITIB во Франции не так сильны, как в Германии. Так как во Франции проживает всего около 6 миллионов мусульман, а это около 8% населения, из которых турков не более 700 тысяч. Хотя, с другой стороны, 60% всех мусульманских религиозных объединений Франции имеют отношение к DITIB и на данный момент именно DITIB принадлежат большинство мечетей, в которых работают турецкие имамы, получающие зарплату из Турции.

Резкой реакцией на проецирование карикатур на пророка Мухаммада на здания городской администрации в Монпелье и Тулузе Турция выступает в качестве защитника всего исламского мира. Заявления Эрдогана о том, что быть врагом ислама равносильно тому, чтобы быть врагом турок, — лишнее тому подтверждение. На внутриполитическом уровне этот проект, кроме всех прочих гуманистических задач, преследует цели увеличения поддержки нынешнего курса со стороны религиозно настроенной части турецкого общества на президентских выборах 2023 года.

Примечательным здесь является то, что в попытке национализировать местный ислам Франция в некотором роде копирует довольно успешную практику Турции, начатую 100 лет назад с упразднения халифата и создания министерства по делам религии. Известно, что около 90% пятничных проповедей начала республиканского периода касались национальных вопросов и общетурецкого обустройства. В результате Турция получила религиозный орган влияния, полностью подконтрольный государству и имеющий с ним общие цели и задачи.

Турецкая религиозная модель после почти вековой шлифовки довольно успешно функционирует. Единственный вопрос: будет ли французская инициатива такой же успешной и понадобится ли ей столько же времени?

В попытке национализировать местный ислам Франция в некотором роде копирует довольно успешную практику Турции, начатую 100 лет назад с упразднения халифата и создания министерства по делам религии. Фото: mk-turkey.ru

Экономический фактор

В середине этой недели, после проецирования вышеупомянутых карикатур, турецкий лидер призвал свой народ бойкотировать французские товары и продукты. Следует отметить, что этот бойкот — не только турецкий, а общемусульманский, и большинство арабских стран солидарны в этом вопросе. В этой ситуации примечательно, что французский лидер призывал бойкотировать турецкие товары довольно давно, и причина была в разнящихся позициях по ливийскому вопросу. Франция в ливийском конфликте выступает на стороне Хафтара, а Турция поддерживает правительственный режим.

Как известно из истории, бойкот всегда хорош для престижа, однако во все более глобализирующемся мире чреват негативными последствиями. Для лучшего понимания картины приведем некоторые статистические данные:

  • общий товарооборот между Турцией и Францией по итогам 2019 года составляет более 14,5 млрд евро;
  • инвестиции Франции в экономику Турции составляют около 8 млрд долларов;
  • инвестиции Турции во французскую экономику не превышают 250 млн долларов;
  • Франция занимает 6-е место среди стран, в которые Турция экспортирует свои товары;
  • экспорт Турции, а это чуть более 8 млрд евро, составляет 4% от общей доли экспорта;
  • Турция не входит и в первую десятку стран, в которые Франция экспортирует свои товары;
  • доля экспорта в Турцию, а это порядка 6 миллиардов евро, в общефранцузском экспорте составляет около 1%.

Из расклада заметно, что ситуация со взаимным бойкотом товаров может больнее всего ударить по экономике Турции.

Ситуация со взаимным бойкотом товаров может больнее всего ударить по экономике Турции. Фото: hawarnews.com

Международные амбиции

Из идей, с периодическим постоянством декларируемых лидерами двух стран, можно судить о тех амбициях, которыми располагают эти государства на международной арене. Здесь Турция видит себя не только в роли лидера Ближневосточного и Средиземноморского регионов, но и в качестве лидера и защитника всего исламского мира. Франция, в свою очередь, в отсутствие США позиционирует себя в качестве лидера объединенной Европы и главного борца с исламским радикализмом.

Противостояние Турции и Франции в Африке, в Средиземноморье и на Кавказе является отголоском или даже отражением обстоятельств, изложенных абзацем выше.

Учитывая имперское прошлое обеих стран, данное противостояние может принести хорошие внутриполитические дивиденды в краткосрочной перспективе, однако в долгосрочной перспективе дело может принять иной исход, так как известно, что двум солнцам нет места на одном небосклоне, по крайней мере в нашей галактике.

Булат Ногманов
ОбществоВласть

Новости партнеров

комментарии 1

комментарии

  • Анонимно 01 ноя
    Мысли интересные. В Солнечной системе одно солнце, в любой галактике - миллиарды солнц.
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии