Новости раздела

Любовь и жуки — Кариевский театр открыл сезон комедией «Корт»

На сцене татарского ТЮЗа кипели «колорадские страсти»

Любовь и жуки — Кариевский театр открыл сезон комедией «Корт»
Фото: Максим Платонов

Татарский ТЮЗ им. Кариева открыл сезон народной комедией «Корт» («Колорадские» страсти»), которую главный режиссер Ренат Аюпов поставил по пьесе Фанавиля Галиева. Актеру и режиссеру, работавшему в Кариевском и Тинчуринском театрах, в этом году исполнилось бы 60 лет.

Любовь — не картошка

Фанавиль Галиев, по сути, всю жизнь проработал в народных театрах, и первую его пьесу поставили еще и потому, что труппе требовался современный материал. С 1982 по 1992 год он играл и режиссировал в Тинчуринском, а в татарский ТЮЗ пришел позже как ведущий артист. На этой сцене поставили семь его пьес.

Галиев писал и драмы, и комедии, всего более 20 произведений. «Корт» — это классическая житейская комедия. В ней много дурачества, шума, сюжетных линий, которые придуманы словно бы за ночь и которые нелегко завершить. Впервые ее показали в 2003 году в Челнинском драматическом — и по-русски она называлась «Деревенские шалости».

Фанавилю Галиеву — актеру и режиссеру, работавшему в Кариевском и Тинчуринском театрах, в этом году исполнилось бы 60 лет

Главный герой — Хайдар (Ильфат Камалиев), безработный, катающийся на самокате и живущий продажей картошки, она у него без колорадских жуков, не то что у всей деревни. По этой причине на него злятся все жители. У Хайдара есть лошадь Карлыгач, в их отношения сразу веришь, хоть конь и пластиковый. Еще герой был влюблен в Салиму (Эндже Камалиева) 20 лет назад, а теперь она замужем за механиком Рифатом (Фернат Насибуллин). Выясняется, что в Хайдара влюбилась ее дочь Рамиля (Альбина Гайзуллина). Сводит их великовозрастная Сажида (ее играет Амина Галиева — вдова драматурга). И все у них получится, конечно же, а Сажида скажет, что главное — чтобы внутри у человека не было червей (или червоточины).

Параллельно развивается романтическая линия еще двух семей: Аниса (Рузанна Хабибуллина) гуляет с сыном председателя колхоза Дамиром (Дилюс Хакимзянов). У Анисы отец, поверив, что жена ходила к гинекологу-мужчине, ставит ей фингал, и зрителю должно быть смешно.

Это комедия, которую легко представить в постановке «Мунча ташы» или на сцене деревенского клуба — когда закончился тяжелый рабочий день и хочется просто посмеяться

Вообще, с позитивными героями в пьесе нелегко. Аниса, к примеру, врет родителям, что беременна, чтобы выйти замуж, но это все сразу забывается в круговороте событий. Председатель Гаптери (Ильназ Хабибуллин) хочет пропиариться за счет Хайдара, у которого редкая кровь — она защищает от СПИДа. Картошка без колорадского жука и уникальная кровь — да за такого Хайдара точно выдадут дочь замуж. Не слишком охотно, конечно, ведь ему 42, а ей 23, к тому же во всей истории ощущается запутанный психологический трюк. И когда мать говорит, что согласна на неравный брак, возникает редкий момент в спектакле, когда видишь трагедию женщины, которая вышла не за того и теперь хочет, чтобы дочь прожила за нее жизнь.

Как театры играют в шахматы со зрителем

В остальном это комедия, которую легко представить в постановке «Мунча ташы» или на сцене деревенского клуба — когда закончился тяжелый рабочий день и хочется просто посмеяться. Такие постановки тоже имеют смысл. Если представить, что во всем мире ставят только такие комедии, принять именно такую перегруженную эмоциями игру, когда у актеров нет мотивов, травм, высоких целей (и им порой очень нелегко что-то сыграть). Когда у героев есть лишь дикое желание узнать, чем же Хайдар пользуется, чтобы жуков извести, ну или выйти замуж.

После полугодовой паузы вряд ли можно выйти к испуганному зрителю с лихо закрученной драмой

Либо можно продолжать искать скрытые смыслы, например, в сценографии Булата Гильванова — художник, повсеместно известный пропагандой истории Волжской Булгарии, здесь создал сад Хайдара, похожий на марийское капище, словно бы он здесь не картошку сажает, а хранит секрет вечного успеха. Но главный герой неловок, он стесняется своих чувств, у него никаких тайн с жуками, и эта чрезмерно нагнетаемая линия надоедает ему даже раньше, чем зрителю.

Когда смотришь на зал, в котором зрители сидят в шахматном порядке, то видишь в народных комедиях не просто репертуарный ход, но и вынужденную меру. После полугодовой паузы вряд ли можно выйти к испуганному зрителю с лихо закрученной драмой. Театр Камала готовит «Женюсь.tat», Тинчурский — «Полиционер» (обе написал Ильгиз Зайниев), обе — постановки комедийные. Вероятно, на них пойдут те, кто готов надевать маски даже в театре.

1/37
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
Радиф Кашапов
Справка

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

ОбществоКультура Татарстан Казанский Татарский государственный театр юного зрителя имени Габдуллы Кариева

Новости партнеров

комментарии 3

комментарии

  • Анонимно 04 сен
    Соскучились все
    И артисты, и зритель
    Ответить
  • Анонимно 04 сен
    Интересно, сейчас люди ходят на такие общественные места, им не страшно?
    Ответить
  • Анонимно 04 сен
    А гостей как встречали))
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии